Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 23. Инвазионизм и библейская археология 7 страница




Wheeler R. E. M. 1955. Still digging. London, Michael Joseph.

Werner J. 1978. Vladimir Milojčić – Lebensweg und Werk. – Vladimir Milojčić 1918 – 1978. Sitzungsberichte der Heidelberger Akademie der Wissenschaften, philos.-hist Klasse, Sonderabh. Heidelberg, Carl Winter – Universtätverlag.

Wilson D. M. 1981. Glyn Daniel as teacher. - Evans J. D., Cunliffe B. and Renfrew C. (eds.). Antiquity and man. Essays in honour of Glyn Daniel. London, Thames and Hudson: 240 – 242.

 

Иллюстрации:

1. Фотопортрет Макса Уле (Willey and Sabloff 1974: 74, fig. 62).

2. Карта распространения архаической культуры в Америке, по Спиндену, 1917 (Willey and Sabloff 1974: 124, fig. 88).

3. Схема территориально-хронологических соотношений архаической культуры с более ранними и поздними, по Спиндену, 1928 (Willey and Sabloff 1974: 125, fig. 89).

4. Портрет Нелса Нелсона (Thomas 1979: 35, fig. 1-4).

5. Портрет Элфрида Киддера (Thomas 1979: 37, fig. 1-5, правый верхний угол).

6. Разрез через руины дома с этажами-террасами в Пекосе из работы Киддера 1924 г. (Willey and Sabloff 1974: 94, fig. 78).

7. Фотопортрет Чайлда (Harris 1994: суперобложка).

8. Чайлд в Португалии в 1949 г. с группой знакомых (Harris 1994, tabl. 2b).

9. Карта I периода истории европейских цивилизаций по Чайлду, 1925 (Чайлд 1952: 454).

10. Портрет Мортимера Уилера (Renfrew and Bahn 1991: 30, справа внизу). (или: Cunliffe 1999: 372; 2001: 1320).

11. Раскопки Уилера в Мейдн Касл, 1926 г. – "решетка Уиллера" (Bahn 1996: 201).

12. Раскопки Уилера в Арикамеду, Индия, в 1945 г. (Renfrew and Bahn 1991: 30, слева внизу).

13. Глин Даниел в студенческие годы (Antiquity & Man 1981: 232, fig. 1).

14. Группы европейских мегалитов и их генетические отношения. Карта из статьи Даниела 1941 г. (Renfrew 1979: 8, fig. 2 или Johnson 1999: 31, fig. 25).

15. Две струи распространения идеи мегалитов. Карта из статьи Даниела 1941 г. ( ).

16. Глин Эдмунд Даниел и Стюарт Пиготт (по его левую руку) во время войны среди команды дешифровщиков аэрофотосъемки в Индии 1970 г. (Antiquity & Man 1981: 233, fig 2).

17. Портрет Вл. Милойчича (Malina 1981: 194 справа внизу или Milojčić 1978 фронтиспис).

18. Рубеж хронологического сбоя в европейской синхронизации, по Ренфру 1970 (Renfrew 1979: 350, fig. 4).

19. Диффузия раннего земледелия по Аммерману и Кавалли-Сфорца, 1973: черные кружки соответствуют отдельным раннеземледельческим поселениям, по вертикальной оси отложена их отдаленность в км от Иерихона, по горизонтальной оси – их радиоуглеродные даты до нашего времени. Чем дальше от Иерихона, тем позже (Malina 1981).


 

Глава 25. Таксономизм

1. Таксономизм как течение в археологии.Название этого течения в американской (и американистской) археологии отчеканил Уолтер Тэйлор в ходе критики своих предшественников в книге 1948 года "Исследование археологии" (Taylor 1948). Таксономия – это термин классификационного упорядочивания, не имеющий общепринятого значения. Одни понимают под таксономией науку о правилах классификации, другие – филогенетическую классификацию, то есть классификацию, построенную по генетическим связям, по линиям происхождения (Brew 1946: 44, прим. 1), третьи – классификацию, иерархически организованную (Rouse 1960), четвертые – классификацию самих классов (Adams 1988). Тэйлор видел в таксономии иерархическую систему. Для меня в "Археологической типологии" (1991: 21, 45, 368) также таксономия – это иерархически организованное группирование по многим параметрам с однозначным распределением критериев (параметров) по шагам группирования. Во всяком случае, почти все согласны с тем, что таксон – это общий термин для классификационных единиц: каждая из них (класс, подкласс, тип, признак, категория и т. д.), находясь на разных ступенях классификации, подпадают под общее обозначение "таксон". Называя своих предшественников осудительно таксономистами (это была ироническая кличка), Тэйлор хотел подчеркнуть, что они, с его точки зрения, замкнулись в классификационных операциях, забыв о более важных и интересных сторонах исследования. Так это или не так – посмотрим.

Таксономизм возник как отпочкование диффузионизма главным образом в археологии США, но также и в Европе. В американской археологии он вырос на основе культурно-исторической школы Боаса. Диффузионисты, как мы видели, основную свою задачу усматривали в том, чтобы расположить археологические остатки не только во времени, но и в пространстве и тем самым выяснить контактные и родственные отношения культур и народов, отраженных в этих остатках, происхождение культур. Они прослеживали стратиграфию, устанавливали сравнительную хронологию, вычерчивали карты, сопоставляли ареалы. Но следующая генерация археологов сообразила, что для строгого установления родственных и контактных отношений между древними группами населения по археологическим остаткам их культуры (или культур) мало расположить их во времени и пространстве. Нужно установить, что и как сравнивать, то есть расчленить мысленно эти остатки и найти в них нечто общее. А для этого идентифицировать эти остатки как принадлежащие отдельным общностям, сгруппировать их и разграничить типологически – по формам, размерам, расстояниям, сочетаниям, - поскольку это единственная доступная непосредственно нам, археологам, исходная разбивка и увязка материала. Нужно выявить иерархические соотношения памятников и находок, их различия, сходства, совпадения.

А ради этого предстояло разработать технику и понятийный аппарат формального анализа (разбивка по типологическим элементам, сопоставление и сличение их списков и т. д.). Этим и занялись молодые археологи-американисты, которых Тэйлор назвал таксономистами или компаративистами (потому что сравнение однотипных артефактов – их основное занятие). Термин "компаративисты" здесь лучше отбросить, потому что это слишком общая характеристика, а термин "таксономисты" – меткий и удачный.

В истории американской археологии Уилли и Саблофа нет вообще деления на школы и течения, есть лишь деление на периоды. В этом делении археологам данного толка вместе с их предшественниками, совершившими "стратиграфическую революцию" в Америке, отведен почти целиком первый этап (1914 – 1940) "классификационно-исторического" периода – заполненный "заботой о хронологии" (Willey and Sabloff 1974: 89 – 130). Хронология и стратиграфия были важны для диффузионистов, важнее, чем для эволюционистов – те частенько полагались на проявления прогресса как достаточный хронологический индикатор. Но цели и процедуры стратиграфии и хронологического упорядочения (в том числе и сопоставление комплексов и артефактов в комплексах, получившее в Америке облик и название сериации) обозначались четко в Европе еще с 70-х годов XIX века, у Софуса Мюллера и Флиндерса Питри, так что рубеж пролегает не на введении этих задач. Таксономисты интересны тем, что хронологические задачи у них повели к осознанию роли типологий и классификаций материала и что к хронологическим задачам у них добавились другие, также связанные с типологией и классификацией. Триггер в своем историографическом труде не употребляет специального термина для таксономистов, включая их в обширную культурно-историческую археологию, но всё же выделяет американских археологов этого толка в особый раздел (Trigger 1989: 186 – 195).

Чжан Гуанчжи, упирая на ограниченность подхода таксономистов, подчеркивает их привязанность к традиции девятнадцатого века: "Было три центра археологического исследования – артефакты, артефакты и артефакты" (Chang 1967: 6). Это и верно и неверно. Верно, потому что в поле таксономистам действительно нужны были почти исключительно артефакты. Отчеканил же Роберт Уокоп в 1955 г.: "Основной ячейкой археологического исследования является артефакт" (Wauchope 1956: 36). Неверно, потому что вне поля вставали вопросы сравнительного анализа и типологии.

 

2. Киддер и конференции в Пекосе. Существенный шаг к таксономизму сделал уже Киддер (рис. 1), - тот самый, который завершил "стратиграфическую революцию" в Америке (Wauchope 1965; Willey 1967; Woodbury 1973; Givens 1989, 1992, 1999). Его диссертация на звание "Ph. D." называлась "Юго-Западная керамика: ее значение в реконструировании истории древних племен жилищ на склонах (Cliff Dwelling) и пуэбло: описание, ориентированное на различение типов". Он призывал следовать археологам Старого Света в использовании керамики для прослеживания культурного развития и видел в анализе керамики две задачи: "одну технологическую - это занятия качеством глины, способах формования и обжига; другую художественную – это трактовка судеб узоров и их возможного возникновения, изменений и упадка" (Kidder 1914, цит. по Givens 1999: 359). На керамику он возлагал и надежды в установлении миграций: "Когда народ переселяется на новое место, они переносят и местную культуру, по крайней мере, керамику" (цит. по Givens 1999: 361).

В своих раскопках (1915 – 1924) пуэбло Пекос в штате Нью Мексико Киддер устанавливал не только стратиграфию памятника, но и шурфовал в ряде мест долину реки и изучал другие местонахождения, чтобы выяснить территорию распространения той же специфической культуры. Свою жену он усадил за анализ черепков. По традиции, заимствованной у Рейснера, для фиксации артефактов он составил каталожную систему и разработал специальные стандартные бланки. В 1927 г. он созвал всех археологов Юго-Запада США (это штаты засушливых прерий и гор - Юта, Колорадо, Аризона и Нью-Мексико, удаленные от тихоокеанского побережья) на конференцию в Пекос для согласования терминологии и понятийной системы в классификации керамики Юго-Запада. Пекосская конференция находилась под влиянием авторитета Киддера и приняла его предложения. В основном преобладали хронологические интересы: для Юго-Запада была принята такая последовательность керамических стилей (и в сущности культур): два периода керамики Создателей Корзин (Basketmaker II и III – по принципу Флиндерса Питри оставлено место для неоткрытого периода Basketmaker I), затем пять периодов пуэбло – вплоть до этнографической культуры пуэбло, современной исследователям.

В сущности Киддер составил первую научную систему классификации артефактов в США. Пекосская Классификация (1927) группировала черепки в "семьи" (по способу изготовления, орнаментации, форме), как Линнеева система группировала растения и животных в виды. Черепки керамики Киддер обозначал по двум параметрам (как у Линнея по роду и виду), скажем, "черная-на-белом полированная", "черная-на-белом необработанная", "кухонная простая" и т. д. Выделял Киддер и ареалы (рис. 2), но наглазок, в его методике специальных процедур для этого не было предусмотрено.

Археологию Киддер сопоставлял с этнографией индейского населения тех же мест. Он изучал изготовление керамики у живых индейцев пуэбло. Это был один из ранних ростков этноархеологии. Затем он пригласил химика-технолога Анну Шепард изучать технику и физические особенности керамики – теста, примесей, красок, - и Анна Шепард стала известным специалистом по древней керамике и культуре майя.

Дело в том, что после завершения работ в Пекосе Киддер стал с 1929 г. заведовать отделением исторических исследований Института Карнеги в Вашингтоне, и Институт направил его в Мексику и Гватемалу на исследование поселений майя. Там Киддер осуществил, хотя и не в полной мере, свою идею междисциплинарных (многодисциплинарных) экспедиций: у него работали археологи, физические антропологи, летчик для аэрофотосъемки (это был знаменитый летчик Чарлз Линдберг, первым перелетевший в 1927 г. через Атлантику). А Киддер хотел еще наладить сотрудничество с геологами, метеорологами, биологами, этнографами, лингвистами. Не получилось. В Институте Карнеги руководство перешло к людям, которые были против того, чтобы средства тратились на гуманитарные и общественные науки. В 1958 г. отделение было закрыто, Киддер ушел в отставку, и с тех пор жил снова в Кембридже, штат Масачузетс, где расположен Гарвард. Преподавал студентам.

 

3. Конкурирующие таксономии. Но у Киддера еще преобладали интересы "стратиграфической революции" и его последовательность культур была однолинейна и несла на себе отпечаток эволюционистской ограниченности, возможно навеянной общением с семейными друзьями дома времен его юности – Морганом, Патнемом. Во всяком случае, именно в однолинейности упрекал его другой археолог, работавший на Юго-Западе, - Гаролд Глэдуин. Он указывал, что вся схема Киддера годится только для прослеживания развития одной культуры, а их на Юго-Западе несколько.

О Глэдуине уже шла речь при рассмотрении гипердиффузионизма – это ему принадлежала сумасбродная гипотеза (в книге 1947 года) о происхождении индейцев от древних греков, о плавании флота Александра Македонского в Америку. Глэдуин был любопытной фигурой: в свое время биржевой брокер, затем богатый дилетант, проявляющий свой дилетантизм откровенно, он в то же время был неутомимым раскопщиком (копал на собственные средства) и дотошным классификатором. Вместе с женой Уинифред он раскопал много памятников разных культур в юго-западных штатах, публикуя с 1928 г. свои отчеты и методические рекомендации о классификации памятников. Он применил похожую на классификацию Киддера двойную систему обозначений разновидностей керамики, заимствованную из биологии. У него тоже фигурирует "черная-на-белом" с географическими видовыми спецификациями (например, Тулароза). Глэдуин считал керамический стиль чувствительным индикатором изменений культуры во времени и территориальной вариабельности, но в классификации предпочитал исходить только из формальных данных: "Было также решено, - писал он в 1930 г., - он, избегать по мере возможности обозначений, которые бы вводили факторы времени или сравнений, ибо их применение вводит элементы, которые позже могут потребовать исправлений" (цит. по Willey and Sabloff 1974: 108).

В 1934 г. он вместе с супругой опубликовал методическую статью "Метод для обозначения культур и их вариантов". Памятники у него объединяются в группы по типологическому сходству и эти группы, схожие с европейскими дробными культурами (или вариантами) называются у него "фазы" или "фейзы" (phase) – в английском термин "фаза" обозначает не только этап, но и аспект. Конкретные фазы получают наименования по типичным памятникам или географическим местам (например: Джедитто, Пуэрко и т. д.). Дальнейшее группирование дает древовидную схему. Схожие фазы объединяются в "ветви" (branches) этого древа, также получившие имена – Чако, Кайента и т. п. "Ветви" соединялись, образуя "стволы" (stems), имена которых звучат Сан Хуан, Плэйас и т. д. Стволы входят в "корни" (roots). Этих корней в юго-западном регионе США оказалось всего три – Строители Корзин (Basketmaker), Хохокэм и Кэддоан. Позже Строители Корзин были переименованы в Анасази, а Кэддоан – в Моголлон. Анасази, Хохокэм и Моголлон ближе всего соответствуют европейским археологическим культурам (рис. 3 – развитие керамики Хохокэм). Их названия живут в археологическом обиходе американских археологов до сих пор. Предполагалось, что каждое подразделение с повышением иерархии в таком древе охватывает всё более обширные ареалы, а по хронологии начинается всё раньше. То есть древо считалось именно генеалогическим, предполагая генетическое деление культур. Схема, характерная для диффузионизма.

С обобщением своих идей он выступал еще в 1957 г. в книге "История древнего Юго-Запада".

Одновременно с его разработками на Среднем Западе США (т. е. на севере центральной группы штатов – это Канзас, Небраска, Миссури, Иллинойс, Мичиган, Висконсин и др.) была выдвинута другая схема, не имеющая генеалогического оттенка. Эта схема называлась Среднезападный Таксономический Метод (Midwestern Taxonomic Method или МТМ) и была разработана группой археологов, в которой особенно активен был Уильям МакКерн (William C. McKern). Он с 1925 г. работал в музее города Милуоки (штат Висконсин), копал с 1928 г. и для сравнения материалов раскопок с тем, что добыто соседями, предложил разработать единую классификацию. Схема обсуждалась на конференциях 1932 и 1935 годов. Подробно она изложена в 1939 г. в статье Уильяма МакКерна "Среднезападный Таксономический Метод как прием археологического исследования". Распространялась она и на восточные штаты – Нью-Йорк, Пенсильвания и др. Так же, как декларировано Глэдуином, МакКерн избегал вносить в само определение время и территорию, но в отличие от Глэдуина, избегал и генеалогических импликаций – определяющей должна была оставаться только типология. Всё остальное – это уже характеристики, получаемые в результате группирования.

На Среднем Западе было мало памятников с хорошей стратиграфией, да и с гарантированной чистотой, однокультурностью. В своей классификации МакКерн и его единомышленники исходили не из памятника, ибо предусматривали, что памятник может быть многослойным и многокомпонентным, то есть что в его создании могли участвовать несколько культур, несколько народностей. Поэтому исходной ячейкой классификации был избран не памятник, а "компонент" (component), т. е. та его часть, которая принадлежит одной культуре. Следовательно, в сущности, основной исходной ячейкой классификации была дробно схваченная культура, называемая у них "фокус" (focus) и состоящая из схожих компонентов разных памятников. Фокусы (foci) группируются в "аспект". Аспект имеет уже меньше общих черт, чем фокус, и, соответственно, охватывает больше компонентов. Следующей ступенькой в иерархии и является "аспект" (aspect), за аспектом следует "фаза" (phase), за фазой – еще крупное объединение: "конфигурация" или "пэттерн" (pattern). Этих пэттернов уже немного, скажем, в восточных штатах их всего два – Лесной (Woodland) и Мисисипи (Mississippian) (рис. 4). Наконец, самое широкое объединение – это "база" (base). Их для всей территории, охваченной МТМ, всего две: огородно-керамическая и бескерамическая несельскохозяйственная.

Классификация строилась главным образом на черепках керамики. При этом те признаки, которые не были различительными, т. е. не приносили пользы, выбрасывались из дальнейшего учета.

В Калифорнии (Штаты Тихоокеанского побережья) применялась с 1947 г. система классификации, частично совпадающая с МТМ, но с другой терминологией. Основная единица, соответствующая фокусу МакКерна здесь называлась "фацией" (facies), каждая фация складывалась из одного или нескольких поселений (settlements), соответствующим тому, что МакКерн именовал "компонентами". На одном и том же местонахождении поселения различных фаций (то есть, по сути, слои) обозначались буквами сверху вниз: А, B, C и т. д. Родственные фации группировались в "провинции" – регионы с длительным проявлением схожего развития, а родственные провинции объединялись в "горизонты" (horizons) – длительные периоды, в течение которых существовала культурная близость на широком пространстве. Терминология не очень удобная, поскольку "провинция" предполагает преобладание географического аспекта, "горизонт" – хронологического, а они выступают последовательными ступенями одного типологического ряда.

 

4. Мичиганский центр и Джеймс Гриффин. Наиболее широкого распространения Среднезападный Таксономический Метод достиг благодаря Джеймсу Гриффину.

Джеймс Беннет Гриффин (James Bennet Griffin, 1905 – 1997, рис. 5) на три десятилетия младше Киддера - это совершенно другая генерация. Он родился в семье железнодорожника в штате Канзас, и за время его детства отец несколько раз сменил место службы, пока не обосновался в штате Иллинойс, где прошли школьные годы Джеймса. Его школьным другом был Уэнделл Беннет, ставший тоже крупным археологом, но специализировавшимся по Южной Америке. В 1923 г. оба поступили в Чикагский университет, Гриффин – на отделение бизнеса и права, практику проходил в компании Стандард Ойл. За пять лет он разочаровался в этой стезе и начал всё сначала на отделении антропологии, со специализацией по археологии. Это заняло еще четыре с половиной года. Учился он археологии у профессора Рэя-Купера Коула (Cole) и антропологии у Эдварда Сэпира и Роберта Редфилда. Только в 1929 г. защитил дипломную работу (магистерскую) и на следующий год начал раскопки памятников культур Хоупуэлл вместе с Дж. Бру (Brew), студентом Фредом Эгганом и др. В мае 1932 г. он слушал доклад МакКерна о его Среднезападном Таксономическом Методе и принял его идеи.

В 1933 г. Гриффин получил возможность устроиться в Мичиганский университет (в Ан Арборе), где Карл Гуте бывший помощник Киддера, затеял создание крупного исследовательского и образовательного центра по отечественной археологии (точнее было бы Мичиген и Эн Арбор, но подчинимся традиционной передаче географических названий). Здесь Гриффин и проработает 32 года – всю свою карьеру (на пенсию он вышел семидесятилетним в 1975, а умер 92-летним). В 1936 г., работая в музейном хранилище керамики, учрежденном Карлом Гуте, Гриффин защитил диссертацию и стал куратором, а потом (с 1946 г.) директором этого хранилища. Началось многолетнее изучение керамики восточных штатов. В 1943 г. вышел его классический труд "Древний аспект Форт", с классификацией, построенной на Среднезападном Таксономическом Методе. Но Гриффин не хотел ограничиваться учетом только этно- или хронологически различительными признаками – он предложил определять фокус по всем доступным признакам. Составление как можно более полных списков признаков культуры или памятника было введено в антропологию Крёбером в Калифорнии в 30-е годы. Гриффин перенес "списочно-элементный подход" (trait-list approach) в археологию. Составление "списков признаков" (trait lists) стало излюбленным спортом таксономистов.

После войны он стал профессором и расширил область своих интересов на всю территорию США. Его интересовало соотношение и взаимодействие разных регионов. Он провел полгода в Мексике, год в Европе, три месяца в СССР и семестр в Дании – везде изучал материалы в музеях. "Вы должны видеть материалы", - говаривал он. Участие в полевых исследованиях с годами уменьшилось. Он вообще был скорее кабинетным и камеральным работником. Влиятельность его была очень большой, и его названия культур и периодов привились по всей территории США, с небольшими вариациями (Williams 1999: 451).

У него прошла обучение масса археологов США. Семинарские занятия проходили так: он показывал какой-нибудь черепок и просил студента определить. Студент должен был назвать часть сосуда и культурную принадлежность, скажем: "венчик Хоупуэлл" или "прочерченный Марксвиль". Затем Гриффин спрашивал, откуда может быть этот фрагмент. Желательно было также определить, какое влияние ощущается. Сам он обладал удивительной памятью на такие вещи. Вместе со студентами они совершали поездки по музеям соседних городов.

В числе студентов был и Люис Бинфорд, который не очень лестно отзывается о своем мэтре. По Бинфорду, подход Гриффина был похож на любительский: материалы, данные – это артефакты, значит, идите туда, где их можно добыть больше всего за наименьше время. Когда студенты самостоятельно копали шурфы, Гриффин, наезжая с проверками, говорил: "Ну, мальчики, покажите-ка артефакты!" и не обращал внимания на профили.

Бинфорд описывает, как, ведя раскопки, они с товарищем тщательно расчистили погребения с их вещами (в том числе каменной птичкой) и, оставив всё in situ, но, не успев зачертить, вызвали по телефону Гриффина. Тот, прибыв, спросил, где каменная птичка. Затем прыгнул в раскоп на гладко расчищенную поверхность и опустился на колени рядом с погребением. "Дайте-ка мне мастерок!", крикнул он и велел товарищу Бинфорда: "Возьмите камеру и снимайте, как я буду вынимать эту птичку". "Я держался за голову", - комментирует Бинфорд. Гриффин отбыл, оставив серию ямок на местах вещей в раскопе. Вещи перекочевали в его кабинет, где они были каталогизированы. "Марк и я, - добавляет Бинфорд, - с ужасом вспоминали отходившие от каждого зубчатого наконечника стрелы небольшие коричневые канавки, оканчивавшиеся коленями Гриффина" (Binford 1972: 127).

Бинфорд отказывает Гриффину в праве на статус теоретика, каковым его считали. Но тот же Бинфорд признает, что к студентам Гриффин относился отечески и со всеми личными трудностями они всегда обращались к нему. А в сборнике, изданном в честь Гриффина его учениками уже после мемуарных заметок Бинфорда (Clelland 1976), эти заметки отвергаются и нарисована совсем другая картина: Гриффин там один из видных теоретиков, повлиявших на Сполдинга, Джелинека и др. Отмечено, что Гриффин также много сил положил на организацию в Мичиганском университете одной из первых радиоуглеродных лабораторий для археологического датирования.

Рядом с Гриффином на отделении антропологии Мичиганского университета преподавали заядлый критик Боаса выдающийся неоэволюционист Лесли Уайт (Leslie White) и археолог с увлечением статистикой Элберт Сполдинг (Albert Spaulding), придерживавшийся контекстного и эмпирически-математического подхода (неэволюционизм и позицию Сполдинга мы будем рассматривать отдельно). Как отразились на Гриффине длительные контакты с ними? Связи в комплексе (в контексте), как мы видели, его совершенно не интересовали. А эволюция? В 1941 г. он сделал доклад "Культурная преемственность и изменение в археологии Восточных Штатов" (опубликованный в 1946). В заглавии явно отразилось общение с эволюционистами, как и в скепсисе относительно миграций. Но понимал он культурный процесс отнюдь не эволюционистски. Он предпочитал прослеживать влияния, оставаясь диффузионистом. Что же до статистики, то, хотя его и объявляли "мастером статистической техники", это означало лишь, как язвительно замечает Бинфорд, что просто он "что-то такое подсчитывал" (Binford 1972: 3). Он был настроен решительно против теоретических "спекуляций" и был уверен в благотворности эмпирических устоев.

Когда в 1952 г. (за 20 лет до мемуарных заметок Бинфорда) вышла книга под редакцией Гриффина "Археология восточных штатов", написанная 27 авторами, Гриффином и его товарищами, в рецензии на нее Байерс в "Америкен Антиквити" написал, что "большей частью археологические теории этой книги устарели". "Дыхание жизни начинает сметать пыль", а эти авторы стремятся только классифицировать вещи – артефакты, черепки или "культуры" – "в категориях, которые вероятно не имеют отношения к живым обстоятельствам жизни аборигенов… Слишком большая часть рецензируемой книги занята таксономией и перечислением таксономических подразделений, в которых нет ни клочка плоти или капли крови. Эти части – наиболее эффективное снотворное…" Появляется впечатление, что преисторическая Америка была населена "культурами, состоявшими из горшков и погребальных обычаев – мир, в котором люди были не нужны" (Byers 1953).

В конце 70-х он, несмотря на возраст, всё еще руководил кафедрой антропологии и археологии и музеем Мичиганского университета.

 

5. Юго-Восток США и Джеймс Форд. На Юго-Востоке США – в штатах Луизиана, Мисисипи, Алабама, Теннесси, Кентаки - метод МакКерна не привился. В этом регионе археологи тоже работали с категориями "Лесная керамика", "Керамика Миссисипи", "керамика Хоупуэлл", но там ставили себе чисто хронологические задачи и предпочитали стратиграфию и сериацию, полагая, что описательные формально-типологические процедуры только замедляют работу, если они не нацелены на выявление хронологической и территориально-культурной изменчивости, то есть на историю культуры. Один из обучавшихся в Мичиганском университете, уроженец штата Миссисипи выступил с этими идеями.

Еще в бытность студентом он стал личным другом и соавтором Гриффина (Griffin 1999). Это Джеймс Элфрид Форд (James Alfred Ford, 1911 – 1968). Младше Гриффина на 6 лет, он в некоторых отношениях был полной его противоположностью – отличился именно в теории (даже получил Спинденовскую медаль за это) и пристрастился к математическим операциям, но у обоих высшее образование затянулось. Как и у Гриффина, отец Форда был железнодорожником, инженером. Он умер, когда мальчику было три года. Мать его, учительница, переселилась из крохотного городка в городок побольше, Клинтон, в том же штате Мисисипи. Семьи обоих друзей имели шотландско-ирландские корни. Джеймс (Гриффин звал его Джим) вырос очень похожим на президента Линкольна – высоченным, черноволосым и стеснительным (рис. 6).

Когда Джим окончил среднюю школу (в возрасте 16 лет), его соученик Моро Чэмберс заразил его своим увлечением индейцами, и на лето они нанялись на работу в местное отделение исторического архива. Там они познакомились со студентом Генри Коллинзом, который незадолго до этого нанялся в Смитсониевский Институт, а впоследствии стал знаменитым археологом арктического региона. Три лета они работали в архиве и на раскопках, а в 1930 г. Коллинз пригласил их с собой на Аляску, помогать ему на раскопках. К этому времени Форд окончил трехгодичный колледж по физике, потому что археологии в Клинтоне не было. Полтора года Форд провел в экспедиции, оказавшись дельным и полезным сотрудником, очень искусным в обращении со всякими машинами и в их приспособлении к местным условиям и новым задачам.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных