Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 29. Структурализм. 4 страница




Претензии на структурализм есть и в книге Чжана Гуанчжи "Переосмысливая археологию", вышедшей в один год с книжкой Дица – 1967. Там приведена очень хорошая иллюстрация того, как изменяется функциональный и хронологический смысл артефакта в зависимости от его места в структуре (рис. 13). Кроме того, две из девяти глав этой книги имеют выражение "археологическая структура" в своем названии. Но при чтении выясняется, что под словом "структура" автор имеет в виду то систему, то (чаще) "модель" в духе Леви-Стросса. Все типы он считает условными, произвольно выделенными, мысленными моделями. Это не структурализм, а нечто иное. "Странно, что археологам еще лишь предстоит запрыгнуть на ходу в вагон со структуралистским оркестриком" – меланхолически заметил Чжан Гуанчжи. Он не запрыгнул. В каком он оказался вагоне, увидим дальше.

С середины 1970-х годов в американской археологии, в которой тогда преобладали исследования жизнеобеспечения поселений, стало ощущаться влияние когнитивной антропологии, а может быть, сказались те же общие социальные факторы, которые вызвали ее к жизни. Во всяком случае, обострился интерес к духовной жизни и ценностям исследуемого населения, к деятельности первобытного сознания, которое трудно понять нашим сознанием. Эти исследования широко развернулись в 80-х. Однако в археологии к этому времени уже во всю бушевал пост-процессуализм, захвативший в свое ведение проблемы символизма и идеологии, и когнитивная археология неизбежно развернулась в эту сторону. Ее удобнее будет рассмотреть при обозрении постпроцессуализма.

 

19. Заключение. Как видите, структурализм в археологии, вопреки диагнозу Лича, наличествовал и, вопреки его прогнозу, не охватил пожаром археологию в конце ХХ века и в начале ХХI. Хотя он и способен как метод давать очень интересные результаты. Как и таксономизм, он сосредоточен во Франции и в Америке. Применим ли он у нас?

Как ученику Проппа мне бы стоило поискать в собственной практике, что в моих работах может быть связано со структуралистскими идеями? Ну, прежде всего, в моей "Археологической типологии" (1991) вся система понятий делится на планы содержания и выражения – это совершенно ясно видно в оглавлении терминологического словаря. Правда, поскольку меня интересует и сам процесс исследования, у меня еще добавлен и план познания. Различая культурный и эмпирический типы, я обратился к понятиям эмный и этный.

Более глубоко проникнуты духом структурализма, мне кажется, те мои работы, где связь и интерпретация артефактов осуществляются через реконструкцию ментальных структур. Так, есть у меня работа по разгадке назначения так называемых "зооморфных скипетров энеолита" наших степей (Клейн 1990). Эти каменные или роговые "скипетры", то есть символы власти, в виде головы животного предполагаются чем-то вроде каменного полированного боевого топора-молота, но они не могут быть скипетрами хотя бы потому, что у них нет проуха для рукоятки. Их держали в руке за заднюю часть (шею), а полирована только передняя. На морде животного выступ – рог (рис. 14). Животное пытались идентифицировать с носорогом, конем, взнузданным конем и т. д. Я предположил, что изображение непонятного животного и не отражает реальность, что это мифический единорог, изображаемый повсеместно как конь, но с рогом. О единороге же существует поверье (остаток мифа), что он размножается посредством своего рога, очень свиреп, а усмирить его может только дева. Вот если спроецировать "скипетр" на эту систему верований, то среди ее компонентов (камень в руке, единорог, рог в функции фаллоса, целомудренная дева, снятие напряжения) находится и место для "скипетров" - появляется возможность интерпретировать эти предметы, несомненно, культовые, как инструменты обряда дефлорации.

Другой пример. Я много копал катакомбные погребения и нашел ряд доказательств идентификации катакомбных культур с индоариями Ригведы (красная краска на лице, ладонях и стопах в наших погребениях и в индийской этнографии, и проч.). Другую часть степных культур логично было бы интерпретировать как другую половину индоиранской общности – как иранцев. Индоарии в своих священных гимнах, дошедших со II тыс. до н. э., всё время призывают мать Землю принять покойника в свои объятия, тогда как у иранцев ни Земля, ни другие стихии (огонь, вода) не должны оскверняться мёртвым телом – его кладут на деревянную или каменную подставку и оставляют собакам или птицам на растерзание. Но этот обряд возник лишь в железном веке, а как же найти иранцев в бронзовом? Там совсем другие обряды. Но если мы вдумаемся, то увидим, что некоторые из них просто иными средствами реализуют ту же эсхатологическую концепцию (концепцию загробного существования) – срубные захоронения и погребения в каменных ящиках точно так же изолируют покойников от земли, воды и огня, как скармливание птицам и собакам. За разными погребальными обрядами можно увидеть сохранение той же идеи, той же ментальности, той же эсхатологической концепции (Klejn 1980).

Здесь использованы лишь отдельные компоненты структурализма, не вся его система взглядов, не вся его методика. Но, вероятно, и более полное применение возможно. Не будем зарекаться.

 

20. Некоторые уроки. В совокупности, вместе с некоторыми предшествующими главами, эта глава показывает, что, оказывается, есть некоторые крупные ученые, в научной биографии которых выступает не одно направление, а несколько: Риверс перешел от эволюционизма к диффузионизму, Чайлд – от дифузионизма к неоэволюционизму, Леруа-Гуран от неэволюционизма к структурализму.

По собственному опыту я знаю, что не исключается и одновременное использование принципиально разных методических подходов, если они оказываются взаимодополнительными и плодотворными. У нас долго плюрализм было ругательным словом, требовалось непременно придерживаться одной методологии, одного принципа, одной идеологии. Вероятно, есть разница между эклектикой, то есть неразборчивым смешиванием старых методик, и богатством инструментария, основанным на взаимодополнительном применении разных методик, соответствующих разным задачам и возможностям.

 

Вопросы для продумывания:

1. Имеет ли работа ван Геннепа "Обряды перехода" значение для археологов помимо структурализма?

2. Чего больше в "генетическом структурализме" Леви-Брюля и Пиаже – эволюционизма или структурализма?

3. Идеи обоих имеют несомненное значение для преистории, ибо поясняют познавательные возможности первобытных людей, а для археологии?

4. Какие уроки можно извлечь из работ Леви-Стросса для археологии?

5. Как в археологии решается проблема "влезть в голову" древнего или первобытного человека? Что здесь возможно, что – нет?

6. Как должна решаться эта проблема применительно к неандертальцу? К предшествующим типам человека?

7. В чем позитивные идеи немецких археологов-структуралистов?

8. Почему их основные идеи не реализовались в плодотворной методике? Как их можно было бы реализовать? Как операционализировать?

9. О чем могло бы в действительности поведать выявленное Леруа-Гураном распределение образов животных по частям пещер?

10. Представляется ли Вам перспективным развитие работы Дица по отысканию соответствий лингвистическому анализу в археологии? В каком направлении стоило бы развивать этот вклад в археологию? Ведь назвать старые понятия по-новому – это еще даже не полдела. Что из этих новых названий (и значений) вытекает?

11. Почему археологический структурализм сосредоточился в двух странах – Франции и США?

12. Какие возможности для применения структуралистских идей вы могли бы найти в том материале, которым занимаетесь сами?

 

Литература:

Бутинов Н. А. 1979. Леви-Стросс и проблемы социальной организации австралийских аборигенов. – Этнография за рубежом. М, Наука: 114 – 148.

Грецкий М. Н. 1978. Философский структурализм. – Современная буржуазная философия. Москва, Высшая школа: 540 – 560.

Дараган Н. Я. 1983. Предмет и метод исследования в “Структурной антропологии” К. Леви-Стросса. – Пути развития зарубежной этнологии. М, Наука: 25 – 48.

Иванов В. В. 1978. Клод Леви-Стросс и его структурная антропология. – Природа, 1: 77 – 89.

Клейн Л. С. 1990. О так называемых зооморфных скипетрах. – Проблемы древней истории Причерноморья и Средней Азии. Тезисы... Ленинград, издат. Гос. Эрмитажа: 17 – 18.

Леви-Стросс К. 1984. Печальные тропики. М, Мысль (ориг. 1955: Tristes tropiques. Paris, Plon).

Мулуд Н. 1973. Современный структурализм. Размышления о методе и философии точных наук. М.

Островский А. Б. 1988. Школа французского структурализма: вопросы методики. – Советская этнография, 2: 33 – 45.

Andreae B. und Flashar H. F. 1977. Strukturalequivalenzen zwischen den homerischen Epen und der frühgriechischen Vasenkunst. Poetica, 9: 217 – 265.

Audouze F. et Schnapp A. (réd.). 1992. Un homme... une oeuvre. André Lerois-Gourhan. – Les nouvelles de l'archéologie, no. 48/49, autumne 92: 3 – 54.

Beaudry M. C. 2001. Deetz, James J. F. (1930 – 2001). – Murray T. (ed.). The encyclopedia of archaeology. History and discoveries. Santa Barbara et al., ABC – Clio: 412 – 413.

Conkey M. W. 1989. The structural analysis of Palaeolithic art. – Lamberg-Karlovsky C. C. (ed.). Archaeological thought in America. Cambridge et al., Cambridge University Press: 135 – 154.

Conkey M. W. 1992. L' approche structurelle de l'art paléolithique et l'héritage d'André Lerois-Gourhan. – Audouze et Schapp 1992: 41 – 45.

Coudart 1999. André Lerois-Gourhan. – Murray T. (ed.). Encyclopedia of archaeology. The great archaeologists. Santa Barabara et al., ABC – Clio: 653 – 664.

Gazenevue J. 1972. Lucien Levy-Bruhl. New York, Harper and Row.

Hammel E. 1972. The myth of Structural Analysis. Lévi-Strauss and the Three Bears (Module in Anthropology 25). Reading, Mass., Addison-Wesley.

Harris M. 1974. Why a perfect knowledge of all the rules, one must know to act like a native, cannot lead to the knowledge of how natives act. – Journal of Anthropological Research, 30: 242 – 251.

Harris M. 1976. History and significance of the Emic-Etic distinction. – Annual Review of Anthropology, vol. 5: ?????????????.

Headland T. a. o. 1990. Emics and Etics. The Insider/Outsider debate. Newbury Park, Cal.; Sage Publs.

Himmelmann-Wildschütz N. 1960. Der Entwicklungsbegriff der modernen Archäologie. – Marburger Winckelmann-Programm: 13 – 48.

Hrouda B. (Hrsg.). 1978. Methoden der Archäologie. München, Beck.

Hymes D. T. 1970. Linguistic models in archaeology. – Gardin J.-C. Archéologie et calculateurs. Paris, Éditions du Centre National de la Rechrche Scientifique: 91 – 120.

Hymes D. H. and Fought J. 1981. American structuralism. The Hague, Mouton.

Lévi-Strauss C. 1958. Anthropologie srtucturale. Paris, Plon

Leach E. 1970. Lévi-Strauss. 3d ed. London, Fontana-Collins.

Leach E. 1973. Concluding address. – Renfrew C. (ed.). The explanation of culture change: models in prehistory. London, Duckworth: 761 – 771.

Kaschnitz von Weinberg G. 1944. Die Grundlagen der antiken Kunst. I. Die mittelmeerischen Grundlagen der antiken Kunst. ???????????, ?????????.

Kaschnitz von Weinberg G. 1965. Kleine Schriften zur Struktur. – Ausgewählte Schriften. Bd. I. Berlin, Gebrüder Mann.

Klejn L. S. Archaeology of the 80ties through the objectives of the 70ties. – Norwegian Archaeological Review (Bergen), vol. 13, no. 1: 9 – 13.

Matz F. 1964. Strukturforschung und Archäologie. – Studium Generale: 203 – 219.

Notopulos J. A. 1957. Homer and Geometric art. – Athena, 61: 65 - ??.

Pike K. L. 1960. Language in relation to a unified theory of human behavior. Vol. I. Glendale, Calif., Summer Inst. of Linguistic.

Pike K. L. 1966. Etic and Emic standpoints for the description of behavior. – Smith A. G. (ed.). Communication and culture: Readings in codes of human interaction. New York, Holt, Rinehart and Winston (orig. 1954).

Sahlins M. 1966. On the Delphic writings of Claude Lévi-Strauss. – Scientific American, 214: 131 – 136.

Schindler W. 1969. Strukturauffassungen. Bemerkungen zu Fragen der Strukturforschung der klasischen Archäologie. – Wissenschaftliche Zeitschrift der Friedrich-Schiller-Universität Jena, ges.- u. sprachwiss. Reihe, 18 (2): 107 – ???.

Schlanger N. 1994. Mindful technology: Unleashing the chaîne opératoire for an Archaeology of Mind. – Renfrew C. and Zobrow E. B. W. (eds). The ancient mind: Elements of Cognitive Archaeology. Cambridge, Cambridge University Press: 143 – 151.

Schweitzer B. 1938. Strukturforschung in Archäologie und Vorgeschichte. – Neue Jahrbücher für antike und deutsche Bildung, I (4): ??? – ???.

Schweitzer B. 1968. Das Problem der Form in der Kunst des Altertums. – Hausmann U. (Hrsg.). Allgemeine Grundlagen der Archäologie (Handbuch der Archäologie. Bd. I). München, Beck: 163 – 204.

Schweitzer B. 1969. Die geometrische Kunst Griechenlands. Frühe Formenwelt im Zeitalter Homers. Köln, Du Mont Schauberg.

Schiwy G. 1971. Neue Aspekten des Strukturalismus. München, Kösel.

Schiwy G. 1969. Der französische Strukturalismus. Mode, Methode, Ideologie. Hamburg, Rohwolt.

Wimmer H. H. 1997. Die Strukturforschung in der klassischen Archäologie. Bern et al., Peter Lang.

Yentsch A. E. 1992. Man and vision in historical archaeology. – Yenrsch A. E. and Baudry M. C. (eds.). The art and mystery of historical archaeology: essays in honor of James Deetz. Boca Raton (FL), CRC Press: 23 – 47.

 

Иллюстрации:

1. Фотопортрет В. Я. Проппа (из Semiotike).

2. Фотопортрет Люсьена Леви-Брюля ( ???????????? ).

3. Фотопортрет Жана Пиаже (из Энкарты).

4. Фотопортрет Клода Леви-Стросса (из Энкарты).

5. Фотопортрет Алоиса Ригля (Malina 1981: 178, слева верхний).

6. Фотопортрет Генриха Вёльфлина (Malina 1981: 177).

7. Портрет Андре Леруа-Гурана (Les Nouvelles 1992: 53, fig. 1).

8. Схема Леруа-Гурана, показывающая идеальное расположение образов в палеолитическом пещерном святилище. Основания для цифр – 865 образов в 62 пещерах (Conkey 1992: 143, fig. 9.1).

9. Юмористическое изображение Леруа-Гураном пещерной живописи и ее восприятия первобытными людьми (Les Nouvelles 1992: 43, fig. 2).

10. Фактемы и фонемы, по Дицу, из его книги "Приглашение в археологию" (Deetz 1969: 88, fig. 14).

11. Формемы и морфемы, по Дицу (Deetz 1969: 91: fig. 16).

12. Аллофакты выемок наконечника стрелы, по Дицу (Deetz 1969: 89, fig. 15).

13. Схема из книги Чжана Гуанчжи "Переомысляя археологию", 1967 г., показывающая, как изменяется смысл артефакта в зависимости от его положения в структуре могилы (Chang 1967: 21, fig. 1).

14. Каменные зооморфные "скипетры" энеолита (Дергачев 2004: 340, рис. 1, 1 – 5).


 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных