Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Учить тому, что необходимо». Дальнейшее плавание Гардемаринского отряда проходило в практических занятиях и учениях по разным специальностям для подготовки к предстоящим экзаменам на




Дальнейшее плавание Гардемаринского отряда проходило в практических занятиях и учениях по разным специальностям для подготовки к предстоящим экзаменам на получение офицерского чина.

Рукою очевидца: «Нам, младшим специалистам, порядочно-таки надоело проходить с разными сменами всё ту же месячную программу: едва заканчивалось прохождение курса с одной сменой, и она сдавала экзамены, как начинались занятия со следующей сменой. Это было скучно. Гардемарины, в общем, относились, конечно, серьезно к занятиям, так как провал на экзаменах грозил им выпуском поручиками по Адмиралтейству, чего все чрезвычайно боялись. Но среди них все же были единичные лица, которые отставали по своим знаниям от остальных. Через два-три месяца они должны были сделаться офицерами, оканчивали Морской корпус, а путали вольты с амперами или омами. Еще хуже, если никак не могли постичь смысла прокачки мин. Так или иначе легендарный случай, когда на экзамене один гардемаринов на вопрос, отчего у лампочки должно быть два проводника, ответил, что один запасной, был уже совсем редким явлением.

Ввиду того, что в составе отряда находились корабли разных типов, то, чтобы дать возможность всем гардемаринам ознакомиться со всеми типами кораблей, смены их периодически переводились с линейных кораблей на крейсеры и обратно.

Главным принципом обучения являлось правило – «Учить тому, что необходимо».

На кораблях для гардемаринов обычно отводился один из казематов. Поэтому их жизнь на кораблях была лишена всякого комфорта и мало отличалась от жизни матросов.

Гардемарины несли якорные и ходовые вахты, исполняли обязанности вахтенных офицеров, под руководством офицеров – вахтенных начальников. Кроме того, офицеры-специалисты вели с ними регулярные занятия по всем специальностям. Для этого гардемарины разбивались на смены – штурманскую, артиллерийскую, минную и машинную. Изучая ту или иную специальность, они несли и соответствующие обязанности данных матросов-специалистов. По окончании программы по одной специальности, гардемаринам проводились проверочные испытания. Провалы на этих экзаменах грозили отставлением от производства и даже производством по Адмиралтейству.

Занятия велись очень строго и экзамены тоже. Перед окончанием плавания все гардемарины аттестовывались офицерами-преподавателями и офицерами, заведовавшими ими. Выпускные экзамены производились «комиссией от флота».

У нас заведовал гардемаринами помощник старшего офицера лейтенант С. Коптев, а преподавать по специальностям должны были младший специалисты. В том числе и я, как младший минный офицер.

Гардемарин пришлось сейчас же взять в оборот. Их поставили на вахты, и начались занятия. Старшим из гардемаринов был Языков. Это был милый и способный молодой человек. Да и вся смена была очень симпатичная, и никаких осложнений у нас с гардемаринами не происходило.

Работы было много. Тщательности изучения всей нашей минной части требовало у меня и то обстоятельство, что я должен был объяснять гардемаринам действие всех механизмов, а это ведь было возможно, только если их хорошо знаешь сам. К тому же те были любителями доискиваться до всех деталей. Конечно, не оттого, что их так уж они интересовали, а потому, что им доставляло удовольствие посадить преподавателя в «галошу». А мне совсем не хотелось срамиться.

Кстати, как раз в первой смене оказался весьма ядовитый молодой человек, Климчицкий, который делал вид, что он чрезвычайно интересуется какой-либо деталью, и задавал всевозможные вопросы. Конечно, его можно было бы сажать на место, но и это бы он объяснил моим незнанием. Впрочем, он раз таки поставил меня в тупик с каким-то вопросом, касающимся минных аппаратов, и был этим чрезвычайно доволен, а мне пришлось делать вид, что я не замечаю улыбочек моих не в меру любознательных учеников.

Конечно, им по производству в мичманы, на первых порах, главным образом нести вахты и, следовательно, они должны были знать особенно хорошо все, что входит в обязанности вахтенного офицера или вахтенного начальника, но они не могли быть профанами и в специальностях. Мало ли какие обязанности могли быть им случайно поручены.

Вахтенную службу они хорошо изучили, но все же бывали случаи, что происходили и промахи. Муштровал их старший офицер».

Каждая пройденная миля приближала Гардемаринский Отряд к берегам России. Становились все холоднее. Все офицеры были радостно настроены. Гардемарины так и совсем сияли. Наступало последнее испытание – экзамены, а затем предстояло производство в офицеры.

Корабли пришли в Либаву, где и встали на якорь.

Первой задачей Отряда было произвести выпускные экзамены корабельным гардемаринам. Как только прибыла экзаменационная комиссия от флота, они и начались. В сущности это было формальностью, так как гардемарины, которые за плавание доказали свои способности и были отмечены преподавателями как годные для производства в мичманы, на них пропускались.

Экзамены длились три дня. После этого счастливые гардемарины уехали в отпуск, чтобы через две недели явиться уже офицерами на разные корабли.

Но были и те, кто после учебного плавания и экзаменов не получал долгожданного чина мичмана флота и были выпушены из Морского корпуса поручиком по Адмиралтейству.

Это корабельные гардемарины унтер-офицеры: Павел Фадеев, Алексей Чубаров, корабельные гардемарины: Кирилл Минков, Иван Михайлов, Герберт фон Дитман, барон Курт Мантейфель, Григорий Семёнов, Александр Манштейн и Евгений де-Симон.

А вот корабельные гардемарины: Андрей Иосса, Николай Свободин, Николай фон Дрейер, Борис Всеволожский, Вадим Подгоричани-Петрович, Михаил Мардарьев были произведены в чин подпоручика по Адмиралтейству. Чины, числящие по Адмиралтейству, несли преимущественно береговую службу.

Через год, по экзамену, они могли быть произведены в чин мичмана, если только после выпуска не уходили в отставку.

21 апреля(4 мая) молодые офицеры, согласно существующему положению, отправились в Царское Село представляться Императору. После представления Николай II обратился к ним с краткой речью, в которой пожелал успешной службы и выразил благодарность за оказание помощи в Мессине. Отныне выпуск корабельных гардемаринов 1908 года был назван «Мессинским».

В феврале 1911 году в Мессину зашел крейсер «Аврора». Командованием корабля было принято 3000 серебряных медалей от членов муниципалитета Мессины. А также диплом и большие золотые медали, которыми были награждены Балтийский флот и контр-адмирал Литвинов, и большие серебряные медали для каждого корабля и его командира, участвовавшего в спасении жителей города.

Итальянское правительство наградило моряков серебряной медалью «За оказание помощи пострадавшим во время землетрясения в Мессине и Калабрии». И каждому офицеру, гардемарину и матросу прислали памятный видовой альбом с надписью: «От благодарной Италии».

А у офицеров началась служба на флотах и флотилиях России. Экипажные будни и заграничные плавания. Все они с честью носили блестящую форму Российского Императорского флота – черное с золотом. Вечный траур и вечный парад. Они прошли сквозь войны и революции, познали горечь поражения и горький хлеб изгнания, а кто-то лагеря на родине и службу в Красном флоте. Но все они с гордостью носили своё почётное звание – «мессинский» выпуск.

 

 

Источники и литература.

I. Источники.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных