Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Интерпретация и теоретический комментарий. Линора проснулась в ужасе, но юна не совершила самоубийства




Линора проснулась в ужасе, но юна не совершила самоубийства. Однако для того, чтобы gродолжать жить, она должна была "убить" (диссоциировать) часть самой себя. Она должна была расщепить себя надвое, подобно тому, как был разделен первый человек Платана, после чего каждая половина вечно жаждала воссоединиться со своей второй половиной. Одна из этих внутрешних частей представляла собой неадаптированную, детрессивную девочку, худую, страдающую астмой и язвой желудка, не способную совладать со вспышками яростш, избиваемую своей матерью, обуреваемой вспышками яярости. Другая часть начала вести свою собственную тайн)ую жизнь, составленную из фрагментов бродвейских мюзщклов, книг и образов собственного воображения Линорьм. Каждый раз, когда Линора чувствовала унижение, когда! ее дразнили в школе, когда мать грозилась отдать ее кому-шибудь на воспитание, она закрывалась в своей игровой комшате и начинала петь самой себе песни о сотворенном ею фантастическом мире, в котором она жила в любимой семье среди обожаемых братьев. Она смотрела бродвейские мюзиклы "Семь невест для семерых братьев", "Саус Пасифик" и "Питер Пэн", из них она черпала материал для образов своей воображаемой семьи и сюжеты ее приключений. Эта "семья" жила на границе в трудные времена, но Линора и ее собака имели необыкновенную силу и были глубоко причастны к миру диких животных, деревьев и звезд. В этом фантастическом мире у нее была очень любящая мать, у которой была очень плохая сестра (ее злая "тетя"), там был часто отсутствующий "отец" и множество обожаемых братьев, которым нравилось слушать ее пение.

Фантастический мир Линоры стал временным пристанищем и защитой для нее. Я употребляю слово "временный", потому что к тому времени, когда она начала свою терапию, ее внутренний мир отчасти приобрел черты преследователя. Тем не менее, это поддерживало ее в течение приблизительно четырех лет, пока она не достигла в своем развитии латентного периода, а обстоятельства в ее семье стали невыносимыми. Каждую ночь она развлекала себя фантазиями для того, чтобы уснуть. Даже в школе, во враждебной обстановке, она продолжала жить в мире своих грез. Бывало сидя на задней парте в классной комнате, выключившись из происходящего на уроке, она представляла себя позирующей фотографам: они должны были запечатлеть "пятизвездочную" жизнь знаменитой певицы, звезды, которая пела так прекрасно и жила такой сказочной жизнью в удивительной семье в окружении многих братьев. В другой раз для того, чтобы утешить себя, Линора воображала, что ее "мать" из воображаемой семьи поет ей, и она тихо напевала сама себе:

Ничто тебе не грозит
Пока я с тобой
Демоны рыскают повсюду в наши дни
Это я послала этих воющих существ
Никто не причинит тебе боль Пока я с тобой...

На моем клиническом опыте работы с этой молодой женщиной я прочувствовал, что имел в виду Юнг, говоря о Самости, занимающей высшее положение в иерархии личности. Охватывая более широкие пласты реальности, находясь в глубоком контакте со Вселенной, Самость видела мучения эго своей пациентки и то, как оно рационализирует собственное умирание. Самость вмешивалась в этот процесс, посылая сновидение, с тем чтобы поддержать жизнь девочки. Затем Самость гипнотизировала изломанное иссушенное эго при помощи фантастических историй, заключая его в поддерживающую матрицу архетипических фантазий. Это помогало слабой, напуганной женщине оказывать сильное сопротивление жизненным обстоятельствам и привело ее в терапию, поскольку Самость смогла разглядеть, что, несмотря на героические усилия по изоляции и подпитке осажденного эго, состояние Линоры ухудшалось. Подобно растениям, выросшим без почвы благодаря применению гидропоники, хрупкая идентичность этой маленькой девочки оставалась "зеленой", находясь на строгой диете иллюзий, и никогда не могла созреть. Несмотря на все свои усилия, позитивная сторона Самости не смогла справиться с угрозой нарастающего присутствия "рыскающих демонов".

Я почувствовал это, когда увидел, что фантазии Линоры имеют и более мрачную сторону. У девушки была собака по кличке Джордж. Каждую ночь, после ужасных семейных ужинов, они с Джорджем выходили на прогулку и вели долгие беседы о том, как они вдвоем сбегут из этого дома и будут жить где-то в другом месте. Потом, если Джордж начинал себя плохо вести, Линору обуревал приступ ярости, она била и истязала собаку, а после этого всегда чувствовала себя ужасно и старалась загладить свою вспышку.

Ее часто преследовали ненавидящие голоса, представляющие темную сторону внутренней заботящейся фигуры. Однажды по настоянию матери она отправилась на школьный бал. Вернувшись домой позже, чем обычно, она совершила ошибку, рассказав своей матери о том, какой ужасный это был вечер. Никто не пригласил ее на танец, и она провела весь бал, сидя в темноте. Услышав это, уже изрядно подвыпившая мать впала в ярость и набросилась на нее с кулаками — как она, Линора, могла так унизить ее? Что она скажет всем этим дамам из клуба и т. п.? После этого, по воспоминаниям пациентки, она получила ужасную головомойку уже от внутреннего голоса, который бранил ее, говоря: "Ты, глупая маленькая сучка, я же предупреждал тебя, чтобы ты никогда не говорила матери правду! Что ты творишь! Мы никогда не поладим, если ты будешь продолжать в том же духе!".

Это был тот же самый голос, который говорил ей о "червоточине, плохом семени", о том, что она сумасшедшая и никогда не должна показывать, что у нее на душе, что ей нечего ожидать и не на что надеяться. Голос был мужским и звучал зло. Он все отрицал: "Я хочу к моей мамочке",— "Нет! Тебе не нужна твоя мамочка, у тебя есть я!",— "Я хочу выйти замуж!",— "Нет! Ты хочешь остаться свободной ради карьеры!". Он запугивал ее мрачными пророчествами: "Твой муж уйдет от тебя... ты станешь такой же пьяницей, как и твоя мать... ты станешь отщепенкой... ты станешь неудачницей!".

Итак, в этом случае нам открываются две стороны системы самосохранения. Одна сторона — это ангел-хранитель или "фея-крестная", которая сохраняет жизнь пациентки, отвращая ее от совершения самоубийства и помогая ей диссоциировать часть "истинного я", изолируя ее в мире фантазий и в розовой игровой комнате. Затем этот аспект появляется в образе волшебницы — архетипичес-кой рассказчицы, которая читает сказки обиженной и униженной маленькой девочке, поет ей песни и оправдывает ее иллюзорные надежды. Однако в том случае, если эти надежды обращаются на что-то в реальном мире, если пациентка предпринимает подлинную попытку установить связь с реальностью, Защитник сменяется дьявольским аспектом системы самосохранения, атакуя эго и его беззащитные внутренние объекты.

В сознании Линоры ублажающая и дьявольская фигуры ее внутреннего мира присутствовали в виде двух исключительно могущественных "голосов". С одинаковой основательностью они произносили аргументы как за, так и против нее. Позже, в анализе Линоры, одна из наших основных задач состояла в том, чтобы развить ее способность к различению этих голосов, с которыми она полностью идентифицировала себя. Мы старались сделать эго-синтонные голоса эго-дистонными и культивировать некую позицию эго по отношению к проявлениям как совращения, так и тирании, исходящим от ее внутренних фигур Защитника/ Преследователя. В этой ситуации голос и отношение терапевта не должны быть только "приятными и понимающими", терапевт вынужден до некоторой степени проявить силу и твердость тирана — он не должен бояться поранить подверженное инфляции (inflated) эго пациента, в его голосе должен звучать авторитет. Постепенно, в ходе анализа, "голоса" Линоры, исходящие от системы самосохранения, были заменены более реалистическим, модулированным и терпимым голосом. Однако освобождение из-под влияния Защитника/Преследователя оказалось гораздо более трудным делом, чем я представлял себе в начале. Линора говорила мне, что она чувствует себя так, как будто предает старого друга, более того — старого друга, который спас ей жизнь. "Избавиться от этого голоса,— как-то сказала она мне,—все равно, что сказать моей маме, что я не люблю ее... На самом деле, я люблю этот Голос... так же, как люблю свою мать,— наверное, это звучит, как безумие. "Она" доставила мне столько... вы понимаете, о чем я? По сравнению с этим Голосом, Ваш голос кажется таким слабым! Где будете Вы, когда мне понадобится помощь? Этот Голос спас мне жизнь. Пусть это безумие, но я не знаю, как еще я могу объяснить это".







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных