Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






I. Целительные свойства цвета 3 страница




Если бы в упомянутом выше случае применили линзу, концентрирующую лучи в одной точке, а также попеременно с синим, использовали желто-оранжевое стекло, наделенное возбуждающей силой желтого и красного цветов, чтобы оживить нервную систему и кровь, то лечение возымело бы действие в несколько раз быстрее».

 

История болезни 9. Воздействие цветов при помешательстве.

Нижеследующий способ лечения помешательства в одной из итальянских клиник я привожу по сжатому отчету. Основные идеи несколько туманны, но в основном правильны.

Доктор Понца, директор психиатрической лечебницы в Алессандрии (Пьемонт), у которого возникла мысль, что солнечные лучи могут оказать некоторое лечебное воздействие на заболевания головного мозга, поделился своими взглядами с отцом Секки из Рима, который заметил: «Идея изучения случаев буйного помешательства во взаимосвязи с магнетическими возмущениями, а также с цветовыми, особенно фиолетовыми лучами солнца, имеет огромное значение». Подобное освещение легко достигается путем фильтрации солнечных лучей сквозь стекло того или иного цвета. «Фиолетовый, — добавляет отец Секки, — несет в себе нечто от меланхолии и подавленности, что психологически приводит к угнетенному расположению духа; вот почему поэты всегда облачали меланхолию в фиолетовые одежды. Не исключено, что фиолетовый свет способен успокаивать и нервное возбуждение несчастных помешанных». Затем он рекомендует в письме доктору Понца проводить эксперименты в комнатах, стены которых окрашены в один цвет с оконными стеклами, причем их должно быть как можно больше, чтобы в полной мере использовать солнечный свет в любое время дня. Пациентам надлежит проводить ночь в комнатах с окнами на восток и юг, окрашенных и застекленных, как описано выше. Следуя советам ученого иезуита, доктор Понца подготовил таким способом несколько комнат и поместил в них под тщательным наблюдением нескольких пациентов. Один из них, страдавший болезненной молчаливостью, после трех часов пребывания в красной комнате повеселел и разговорился; другой умалишенный, отказывавшийся принимать пищу, попросил дать ему завтрак после 24-часового пребывания в той же красной комнате. В синей комнате целый день продержали буйного помешанного в смирительной рубашке; спустя всего лишь час он стал заметно спокойнее. Синий свет весьма интенсивно воздействует на зрительные нервы и, по-видимому, вызывает некоторую подавленность. На ночь этого пациента поместили в фиолетовую комнату, на другой день он стал умолять доктора Понца отправить его домой, так как почувствовал себя совершенно здоровым. Он и в самом деле с тех пор поправился. Выводы доктора Понца из проведенных экспериментов таковы: «Фиолетовые лучи, как никакие другие, обладают чрезвычайно интенсивными электрохимическими свойствами; красный цвет весьма богат тепловыми лучами; синий свет, напротив, совершенно их лишен, впрочем, как и все химические и электрические оттенки. Его благотворное воздействие трудно объяснить; являясь абсолютным отрицанием всякого возбуждения, он замечательно успокаивает яростное буйство душевнобольных».

Успокаивающие свойства синего света, проверенные в одной из французских психиатрических лечебниц, описаны в разделе IV. 3 настоящей главы. Мысль же о том, что синий свет лишен «химических и электрических» лучей, свидетельствует о серьезном недостатке познаний в этой области.

История болезни 10. Солнечный удар.

Доктор Роланд привлек мое внимание к примечательному случаю исцеления, обнародованному в газете «Нью-Йорк Ивнинг Пост». Некий г-н Э. из Инглвуда, ведущий дела в Нью-Йорке, в течение двух лет страдал от последствий солнечного удара. Полное выздоровление принесло ему лишь ношение синей ленты на внутренней поверхности шляпы. Вот явное опровержение абсурдной, но разделяемой кое-кем идеи, будто цвет обладает теми или иными свойствами лишь в солнечном свете. Солнечный свет стимулирует активность всех цветов, однако же, все вещества сохраняют свои цветовые свойства совершенно независимо от света.

История болезни11. Радикулит.

«Г-жа Л., вдова 32 лет, в течение нескольких лет жестоко страдала от радикулита, приносившего особенно мучительные боли в области поясницы. Мы порекомендовали ей ежедневно принимать на обнаженную спину двухчасовые ванны чистого синего света. После третьего сеанса болевые ощущения вдоль позвоночника почти полностью пропали. Лечение продолжалось всего лишь десять дней, после чего все болезненные симптомы исчезли». «Синий и красный свет» доктора Пэнкоста.

История болезни 12. Младенческая диарея и кахексия.

«Младенец Г. 18 месяцев от роду. Это был тяжелый случай младенческой диареи и крайнего истощения организма, причиной которого послужило прорезывание зубов в чрезвычайно жаркую погоду; некоторое время его лечил отличный терапевт, но жизнь ребенка угасала. В последней слабой надежде мы решились применить лечение синим светом; ребенок был крайне возбужден, однако синий свет немедля погрузил его в легкий сон, и после световой ванны он проснулся спокойным и без жара. Двухмесячное лечение превратило его в очаровательного здорового малыша с круглыми розовыми щечками и веселым нравом. Мы не сомневаемся, что без синих лучей ребенок бы умер, ибо никакое обычное лечение не смогло бы его спасти». «Синий и красный свет».

История болезни 13. Нервная раздражительность.

Г-н Т., 35 лет. Вследствие продолжительного физического и умственного напряжения его нервная система пришла в полное расстройство, проявлявшееся в чрезмерной нервозности и раздражительности; по ночам он не мог спать, его мучили кошмары; то у него появлялся волчий аппетит, то один лишь вид пищи вызывал у него отвращение; кишечник также действовал неравномерно — от жестоких запоров до поносов; его терзали частые головные боли, малейшее волнение выводило его из себя, и он был склонен впадать в глубокую подавленность. Его крайняя раздражительность исключала применение красного света, и мы решили обратиться к лечению синим светом в сочетании с красным. Благотворные результаты не замедлили сказаться; весь организм начал быстро крепнуть; несколько световых ванн практически восстановили общий здоровый тонус его нервной системы, и с тех пор он не испытывал даже намека на «нервозность», хотя жизнь его была наполнена активной физической и умственной деятельностью». «Синий и красный свет».

 

XVI. Целительные свойства синего и белого солнечного света

Это сочетание, разумеется, более животворно и укрепляюще, чем один лишь синий или фиолетовый свет, поскольку оно заключает в себе электрические свойства последнего и целебные свойства всех цветов, входящих в состав обычного белого света. Генерал Плезентон продемонстрировал широкой публике эффективность комбинированного воздействия синего и белого солнечного света как на растения, так и при лечении человеческих недугов.

Синий цвет пребывает в химическом сродстве с красным, а если так, то синие лучи должны притягивать и вступать в сочетание с красной составляющей белого света. Несколько ниже я приведу факты, показывающие, что если малая часть синего в сочетании с большей частью белого света порождает гораздо больше тепла, чем один лишь белый свет, то все же синее и бесцветное стекла, помещенные бок о бок в равных пропорциях, производят более мощный жаропонижающий эффект, чем одна лишь простое бесцветное стекло. В следующих случаях, которые я привожу, главным образом, по книге генерала Плезентона «Синий и солнечный свет» (На мой взгляд, более грамматически точным было бы название «Синий и белый солнечный свет», так как оба цвета равно принадлежат к солнечному спектру.), речь преимущественно идет о воздействии на пациентов синего света, и приписываемые этому цвету эффекты проявляются, как того и следовало ожидать. Однако с терапевтической точки зрения серьезнейшей ошибкой книги генерала Плезентона является однобокость рекомендаций применять комбинацию синего с белым светом для лечения всех болезней, хотя доведись нам выбирать лишь одно сочетание цветов, то данный выбор оказался бы не хуже любого другого, поскольку он дает нам глубокое проникновение и успокоительное воздействие синего фактора и животворное тепло белого света.

Тем самым мы получаем возможность пользоваться одновременно обоими факторами, держа голову либо другой воспаленный орган под синим, а холодные участки тела — под прозрачным стеклом, или же в случаях повышенной нервозности почти исключительно пользоваться синим стеклом, а при холодных, пассивных либо хронических состояниях — бесцветным стеклом или чистым солнечным светом.

Доказав благотворность для растений и животных синего или фиолетового в сочетании с белым светом, генерал Плезентон сделал доброе дело и, несмотря на все несовершенство своих теорий заслуживает гораздо больше похвал, чем многие его критики, пытающиеся опровергнуть его факты своими предубеждениями.

История болезни 1. Радикулит.

 

«Примерно в это время (сентябрь 1871 г.) один из моих сыновей, которому было тогда 22 года, замечательно крепкий и мускулистый молодой человек, был поражен жестоким приступом радикулита или ревматизма седалищного нерва в левом бедре, и никак не мог избавиться от боли, несмотря на использование всех обычных медицинских и гальванических способов лечения. Он начал хромать, и все его попытки ходить сопровождались сильными болями. Я порекомендовал ему испробовать комбинацию солнечного и синего света, направив оба потока на обнаженный позвоночник и бедро, что он и сделал с таким успехом, что к концу третьей недели приема этих световых ванн все симптомы недуга исчезли, и вот уже три года не было ни одного рецидива». («Синий и солнечный свет» генерала Плезентона, стр. 14).

История болезни 2. Два случая излечения ревматизма.

 

«Некоторое время спустя в наш город по долгу службы приехали двое моих друзей — генерал-майоры регулярной армии США С. и Д. Явившись к ним с визитом в официальную резиденцию, я при входе в комнату заметил на подоконнике кусок синего стекла размером с оконное. Поговорив немного на другие темы, генерал Д. обратился ко мне с вопросом: «Вы заметили на подоконнике это синее стекло?» Я ответил утвердительно. «А знаете ли вы, для чего оно здесь? Нам с С. сильно докучал ревматизм предплечья от локтевых суставов до кончиков пальцев; временами пальцы настолько немели, что не могли удержать пера. Мы испробовали почти все существующие снадобья, но все тщетно; наконец я предложил С. испытать синее стекло Плезентона, с чем он и согласился. Тогда я послал за стеклом и установил его на подоконнике. Когда около десяти часов утра солнце стало светить сквозь оконное стекло, мы сняли сюртуки, закатали до плеча рукава рубашек и подставили обнаженные руки под синий и солнечный свет; спустя три дня ежедневных получасовых солнечных ванн боли в руках утихли и с тех пор больше не возвращалась. Мы полностью вылечились».

«После моего визита к этим офицерам миновало больше двух лет. Два месяца назад генерал С. сообщил мне, что не имел с той поры ни одного рецидива ревматизма, как, по-видимому, и генерал Д. За это время генерал С. побывал в самых разнообразных климатических зонах от Атлантического океана до территории Вашингтон на Тихоокеанском побережье, и от 49 градуса северной широты до Мексиканского залива, а генерал Д. служил в ту пору далеко на севере». («Синий и солнечный свет», стр. 15).

История болезни 3. Нервное истощение.

Заявление, сделанное пациенткой доктора Фишера, Нью-Йорк.

«Будучи инвалидом в течение почти трех лет, причем вторую половину этого срока не покидая пределов одного этажа, я была настолько подавлена своим вынужденным заточением, а моя нервная система пришла в такое расстройство, что никакие тонизирующие средства на меня не действовали. По ночам я засыпала только с помощью опиатов; аппетита, разумеется, не было никакого, а губы, лицо и руки почти не сохранили следов их природного цвета. И вот, решившись прибегнуть к крайнему средству, примерно 19 января 1874 года меня поместили под воздействие солнечных лучей, пропущенных сквозь синее стекло. В верхнюю часть южного окна моей гостиной были вставлены два больших синих стекла размером 36 на 16 дюймов, и я постоянно сидела в потоках солнечного света, устремлявшихся в комнату. Доктор Фишер также порекомендовал мне принимать регулярные солнечные ванны, или, по меньшей мере, 20 - 30 минут облучать синим светом позвоночник по утрам и после полудня; однако этот метод оказался для меня слишком сильным, и поскольку дела мои заметно пошли на поправку, было решено, что мне достаточно будет сидеть в своей обычной одежде. Спустя две-три недели перемены к лучшему сделались весьма ощутимыми. Мое лицо, губы и руки постепенно стали приобретать естественный цвет, улучшился сон и аппетит, ко мне начали возвращаться жизненные силы, да и вся нервная система заметно окрепла и успокоилась. Спустя шесть недель мне разрешили подниматься и спускаться по нескольким ступенькам, что позволило мне убедиться, насколько окрепли ноги. А в конце апреля, с наступлением теплых весенних дней я даже смогла выйти из дома. Чистоту этому эксперименту придало полное прекращение приема всех тонизирующих средств и т.д., как только в окно было вставлено синее стекло. Это позволило мне положиться исключительно на эффективность синего света». («Синий и солнечный свет», стр. 25).

В приведенном выше случае площадь синего стекла оказалась достаточной, чтобы пациентка смогла поместиться всем телом в синем свете, что было весьма разумно, поскольку большое количество белого света могло бы оказаться слишком возбуждающим для такой чувствительной особы. К тому же правильный оттенок синего не оказался бы «слишком сильным» для обнаженной кожи.

История болезни 4. Невралгия, ревматизм, нервное истощение.

 

«В конце августа 1871 года мне довелось побывать с визитом у одного здешнего врача, моего знакомого, которого я нашел в весьма плачевном состоянии и погруженным в глубокое отчаяние. В ответ на мои расспросы он признал, что опасается навеки потерять жену, страдавшую от целого букета чрезвычайно болезненных и неприятных недугов, поставивших в тупик виднейших здешних и нью-йоркских врачей. Он рассказал, что жена его страдает от сильных болей в области поясницы, шеи и нижних конечностей, а также от головных болей; что у нее бессонница; что она совершенно утратила аппетит и быстро теряет вес и что все выделения ее организма значительно отклонены от нормы». (Далее приводится рассказ о начале лечения синим и белым светом, после того как ее муж вставил в одно из окон синие и бесцветные стекла.)

Спустя шесть дней после этого разговора я получил от этого врача записку с просьбой прислать ему несколько экземпляров моего трактата о синем свете и т.д., которые он желал передать кое-кому из своих друзей. В завершение он писал: «Вас удивит известие о том, что с той поры, как моя жена принимает облучение синим светом, волосы у нее на голове стали не просто отрастать, но даже появляться на тех участках головы, где их вовсе не было». Эффект был, разумеется, неожиданный, но в нем проявилось очевидное воздействие света на кожу, что уже давало определенные надежды. Через два дня после получения этой записки я зашел навестить этого врача, и пока он рассказывал о ходе эксперимента, в кабинет вошла его жена и обратилась ко мне со словами: «О, генерал! Я так вам обязана за рекомендацию применять синий свет!» — «А! — сказал я, — так он оказался вам полезен?» — «Да, — ответила она, — он принес мне громадную пользу. Знаете, когда я выставляю босую ногу на синий свет, все мои боли бесследно пропадают! Волосы у меня на голове не только стали длиннее, но даже начали густо отрастать в облысевших было местах». Она также рассказала, что боли в спине значительно ослабели, а общее состояние здоровья заметно улучшилось. Когда я снова навестил их три недели спустя, доктор сказал, что комбинированное лечение его жены синим и солнечным светом увенчалось полным успехом: все боли бесследно миновали, к ней возвратился хороший сон и аппетит, и она заметно пополнела. Через несколько минут она и сама подтвердила слова мужа, а он добавил: «Основываясь на наблюдениях за воздействием на жену синего и солнечного света, я считаю его самым могучим стимулятором и тонизирующим, средством во всей медицине. Он совершенно неоценим при тифе, проявлениях дебильности, нервных депрессиях и тому подобных недугах» («Синий и солнечный свет», стр. 10).

Врачом, о котором шла речь выше, был доктор С. В. Бэквит из Электрического института, что на Уолнат стрит, 1220 в Филадельфии. За недостатком места я не могу привести его письмо, подтверждающее все сказанное выше и на нескупящееся на похвалы теории генерала Плезентона об улучшения жизнедеятельности растений, животных и человеческого организма с помощью этого сочетания цветов.

История болезни 5. Рост детей и животных.

 

Ниже приводится выдержка из письма американского военного моряка коммодора Дж.Р. Голдсборо от 31 мая 1872 г. из Маунд-сити, штат Иллинойс, адресованного генералу Плезентону. После описания чрезвычайно ускоренного роста растений, вызванного им с помощью попеременного их освещения сквозь синее и бесцветное стекло, он рассказывает о двух выводках цыплят, вылупившихся в один день. Первый содержался в обычной клетке, а клетка с другим «частично накрывалась синим и бесцветным стеклом». «Цыплят обоих выводков, — продолжает он, — кормили в одно и то же время одинаковым количеством одинакового корма. У цыплят, содержавшихся под синим стеклом, вскоре начали проявляться признаки стимулирующего воздействия комбинации синего и солнечного света — с каждым днем они росли буквально на глазах, крепли и отличались живостью поведения, далеко превосходя во всех этих отношениях развитие цыплят другого выводка, подвергавшихся обычному атмосферному воздействию.

Сообщу вам также о еще одном, на мой взгляд, примечательном обстоятельстве, связанном с этой темой.

29 января 1872 года жена одного из наших офицеров преждевременно родила крохотного младенца, весившего в момент рождения всего 3,5 фунта. Дитя было крайне ослаблено и едва подавало признаки жизни. Так случилось, что окна комнаты, в которой младенец родился и выхаживался, были задрапированы синими шторами, сквозь которые, а также сквозь бесцветные оконные стекла в комнату проникал солнечный свет. Молочные железы матери начали активно функционировать, в избытке выделяя молоко, и в то же время значительно возрос аппетит младенца, причем до такой степени, что его матери, несмотря на изобилие грудного молока, временами было довольно трудно накормить его досыта.

Здоровье младенца быстро крепло, ускорился его рост и развитие, и 29 мая 1872 года, спустя всего четыре месяца после рождения, когда я видел его перед отъездом из Маунд-сити, он весил 22 фунта» («Синий и солнечный свет», стр. 7).

Относительно вышесказанного я просто замечу, что здесь были бы желательны тонкие, полупрозрачные синие шторы, ибо слитком плотные, почти непрозрачные шторы поглощают синие лучи, прежде чем те достигнут пациента. Безусловно, если есть возможность, лучше использовать стекло.

История болезни 6. Частичный детский паралич,

 

«Некоторое время спустя г-жа К., супруга заслуженного армейского офицера генерал-майора К. рассказала мне, что один из ее внуков, полуторагодовалый мальчик, от рождения не владея ногами, не мог ни ползать, ни ходить, причем его нижние конечности были настолько слабы, что наводили на подозрения о параличе. Для излечения этого недуга она упросила мать ребенка отправить его под присмотром, двух сестер играть на площадке второго этажа ее дома, где она вставила в равной пропорции синие и бесцветные оконные стекла. Детей отнесли туда и позволили несколько часов играть на этой площадке под смешанным воздействием солнца и синего света. Буквально через несколько дней г-жа К. сообщила, что у ребенка значительно окрепли ножки, он научился забираться на стул, ползать и ходить и теперь подает такие же надежды, как и любой здоровый ребенок» («Синий и солнечный свет», стр. 22).

Родители, особенно те, у которых ослабленные и нервные дети, должны взять этот случай на заметку и соответствующим образом оборудовать детские комнаты. Некоторое количество синих и фиолетовых стекол в окнах будет успокоительно действовать на головной мозг и стимулировать пищеварительные функции организма детей, которые в нашем климате склонны к чрезмерной активности мозга и нервной системы.

 

История болезни 7. Спинальный менингит и облысение.

 

Генерал Плезентон сообщает еще об одном аналогичном случае, с которым он столкнулся лишь несколькими неделями позже. «Однажды к нему явилась женщина с дочерью и рассказала, что они приехали из Корнинга, штат Нью-Йорк, в Филадельфию специально, чтобы поблагодарить его за спасение жизни ее дочери.

Четыре года назад девушка тяжело заболела спинальным менингитом. Она постоянно испытывала неописуемо тяжкие страдания. За эти годы были испробованы все мыслимые средства, не приносившие, однако, никакой пользы. Наконец, ее нервная система пришла в такое расстройство, что малейший шум, малейшее колебание воздуха приносило ей жесточайшие мучения. Она страшно исхудала, не спала по ночам, утратила аппетит, и жизнь ее висела на волоске. Прослышав об открытии генерала Плезентона в области комбинированного света, родители девушки решили немедля его испробовать. В большое окно были вставлены синие и бесцветные стекла, и девушка ежедневно сидела в лучах струившегося сквозь них света. Ее врачи, разумеется, подняли их на смех, объявив всю затею чистейшим шарлатанством и т.д., как это вообще свойственно всем профессионалам при столкновении с любой новой идеей. С лечащим врачом пришлось расстаться, и девушка всецело положилась на целительную силу синего стекла. По ее словам, уже при входе в освещенную таким образом комнату боли почти полностью прекращались. После ухода из комнаты они возвращались в более слабой форме, но изо дня в день становились все меньше и меньше. Вскоре ее состояние начало улучшаться, — к ней вернулся аппетит, она начала прибавлять в весе, пропала бессонница, короче говоря, здоровье ее довольно быстро восстановилось.

Примечательной чертой этого случая было то, что у девушки выпали все волосы, и голова совершенно облысела. Обследовав кожу головы с помощью микроскопа, ее врач объявил, что не осталось даже корней волос, и природной шевелюры у нее никогда не будет. Для юной девушки это заключение прозвучало страшнее смертного приговора. Холодная могила с червями казалась ей краше всей жизни в парике. Однако в ходе лечения синим стеклом волосы начали отрастать, девушка выбросила парик, и когда она явилась с визитом к генералу Плезентону, на голове ее красовалась роскошная шевелюра, которой могла бы позавидовать любая юная леди. Она была чрезвычайно признательна генералу Плезентону не столько за спасение жизни, сколько за восстановление волос.

Но довольно примеров и иллюстраций. Будь у меня достаточно места, я мог бы привести их бесчисленное множество и показать, что синий в сочетании с солнечным светом оказывает чрезвычайно стимулирующее воздействие как на растительный, так и на животный мир» (Корреспонденция Даттона в «Чикаго Трибюн» от 12 января 1877г).

Этот же случай был описан и на страницах «Нью-Йорк Трибюн». С помощью массажа головы кончиками пальцев мне самому удалось восстановить новую густую растительность на голове у нескольких пациентов, вызывая рост волос посредством витальной энергии. Насколько же безопаснее прибегать в таких случаях к тонким силам вместо тех бесчисленных препаратов, которые отравляют организм, приводя иногда к параличу или безумию.

История болезни 8. Сотрясение и воспаление мозга.

 

Ниже приводится выдержка из письма генерала Плезентона в газету «Чикаго Трибюн», датированного 23 января 1877 года, где он рассказывает о том, как тяжко расшибся, выходя из своего экипажа: «Правое плечо, весь правый бок и поясница получили сильные ушибы. К счастью, я не ударился головой о тротуар. Резкое сотрясение буквально вышибло из меня дух, и дыхание восстановилось лишь спустя несколько мгновений. Какие-то джентльмены подняли меня и помогли дойти до ближайшей лавки.

Час спустя я настолько оправился, что смог пойти к нашему семейному врачу, жившему неподалеку, который тщательно обследовал все тело. По его словам, переломов ребер и костей не было, но я получил сильную контузию, последствия которой в моем возрасте еще долго будут сказываться. Я знал, что подобный приговор означает затяжные боли со слабой надеждой на облегчение с помощью каких-либо лекарственных средств. Для размягчения ушибленных мышц он прописал мне мыльную мазь, которая не дала никакого результата. Боль была сильной и неотступной, а в приступе кашля я ощутил также острую боль в задней части правого легкого, которое, как я полагаю, при падении соприкоснулось с ребрами. Моему мысленному взору сразу же представилась перспектива воспаления легких с последующими спайками, и я снова обратился к врачу. Он прописал гипсовую повязку для ограничения движения мышц, чтобы при кашле и чихании можно было уменьшить боль, но и это не принесло облегчения. На другой день в чистом небе ярко светило солнце. В моей ванной комнате есть окно, выходящее на юг и застекленное кусками синего и бесцветного стекла. Я решил испытать на себе эффективность солнечной ванны с синим стеклом, и уселся, подставив обнаженную спину синим и солнечным лучам, струившимся в окно ванной комнаты. Едва лучи упали мне на спину, боль начала слабеть, и спустя полчаса совершенно прекратилась. Ближе к вечеру боли возобновились, однако они было гораздо слабее тех, что докучали мне до солнечной ванны с синим светом, да и ночь я провел лучше, чем предыдущую. На другой день снова ярко светило солнце, воздух был чист и прохладен и, вознамерившись принять еще одну ванну синего и солнечного света, я послал за врачом, чтобы тот мог сам засвидетельствовать результативность лечения. Речь идет об известном хирурге, докторе Д. Хэйесе Агню, профессоре хирургии и анатомии Пенсильванского университета.

Он приехал, когда я уже принимал солнечную ванну, и его провели в ванную комнату. Я приветствовал вошедшего словами: «Рад, что вы пришли именно сейчас, доктор. Я как раз принимаю ванну синего и солнечного света». Не скрывая недоверчивой улыбки, он ответил: «Вижу». Я сказал: «Она приносит мне огромную пользу, облегчая боль, и я хотел бы поделиться с вами кое-какими сведениями. Будьте добры, подставьте руку под солнечный луч, проникающий сквозь вот это бесцветное стекло. Вы обнаружите, что он так же холоден, как и наружный воздух, то есть имеет температуру замерзания». Подставив руку, он заметил: «Верно, он очень холоден». «Теперь, — говорю я, — подставьте ту же руку под соседнее, синее стекло, и вы почувствуете жар». Повиновавшись, он с величайшим удивлением воскликнул: «Как же я этого до сих пор не знал!» — «Конечно, не знали. — ответил я. — Это одно из моих открытий, которое я безуспешно пытаюсь вдолбить вам, докторам, вот уже пятнадцать лет». Тогда он сказал: «Это просто поразительно; я не имел об этом никакого представления». И добавил: «В этой комнате очень тепло. Она как-то отапливается?» — «Пет, — говорю я. — Окна в западной и южной стенах выходят наружу. Ни в соседней комнате с одной стороны, ни на лестнице с другой нет никакого источника тепла». — «Тогда, — поинтересовался он, — откуда здесь такое тепло?» — «А это, — говорю я, — еще одно мое открытие. Тепло порождается взаимодействием противоположных электрических зарядов солнечного света и синего стекла!»

 

История болезни 9. Ревматизм.

 

Когда доктор Роберт Роланд привел мне пример г-жи Уильям Прессел, проживающей в Нью-Йорке на 42-й Восточной улице, как весьма примечательный случай излечения солнечным светом, я изучил его лично и самым тщательным образом. В течение восьми лет она жестоко страдала от ревматизма как побочного эффекта гинекологического заболевания. Ее коленные суставы сильно распухли и затвердели, конечности искривились, суставы пальцев увеличились, а сами пальцы были скрючены сократившимися мускулами, левая рука и плечо казались парализованными, а сама она была так беспомощна, что с места на место ее приходилось переносить на руках. Она испробовала почти все способы лечения, но все было тщетно, ибо ничто, кроме комбинации синего и белого солнечного света не привело к ощутимому и устойчивому улучшению здоровья. Ее окна устроены так, что примерно половина каждой створки занята синим стеклом, а другая половина — бесцветным. Это сочетание она сочла для себя более благоприятным, чем одно лишь прозрачное стекло, ибо оно пропускает в комнату мощные потоки обеих разновидностей света. С помощью сине-зеленых штор она регулирует количество и направленность света. Она взяла себе в привычку облучать не только коленные суставы, но и весь позвоночник, включая часть мозжечка. Даже зимой, принимая продолжительные световые ванны на открытые участки тела, она ни разу не простудилась. При попадании первых синих лучей ноги ее поначалу холодеют, но затем почти сразу же приходит тепло. По ее словам, в местах, где сходятся белый и синий свет, она часто ощущает как бы мурашки по коже. Это свидетельствует об электрической и химической реакции, происходящей в месте стыка двух световых потоков.

Этим методом она пользуется уже около 8 или 9 месяцев, начав ранней осенью 1876 года и принимая световые ванны в погожие зимние и весенние дни. Теперь она свободно ходит, лишь слегка прихрамывая, колени приобрели свой обычный вид, рука и плечо в полном порядке, пальцы распрямились, а суставы почти вернулись к нормальному состоянию. И хотя крепкой ее не назовешь, однако по сравнению с прошлым она совершенно преобразилась.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных