Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Индиго. «С известным успехом применяется при эпилепсии, судорогах младенцев, хорее, истерии и аменорее». 3 страница




Преимущества солнечного света перед всеми прочими химическими лекарствами и скальпелем.

1. Не калечится ни единый орган, и никогда не проливается ни единая капля крови. Солнечные лучи так прижигают артерию или вену, что почти мгновенно прекращают кровотечение.

2. Впоследствии нет необходимости в перевязках, за исключением раковых опухолей.

3. Отсутствуют побочные эффекты, вызванные отравлением, поскольку солнечные лучи неядовиты.

4. После заживления не остается никаких шрамов; краснота же, вызванная ожогом, исчезает в течение шести месяцев.

5. Те, кто подвергался обоим видам лечения, говорят, что не испытывают под лучами солнца и половины той боли, которая характерна для другого способа

6. Больному нет нужды удаляться от дел.

7. В ходе операций не бывает потери сознания.

8. Крайне редко применяются анестезирующие средства.

9. Быстротечность и устойчивый эффект лечения, а также простота самой операции просто замечательны. Ее ход легко контролируется, и оператор может осуществлять прижигания как на значительную глубину, так и лишь касаться поверхности кожи, разрушая только эпидермис, а также пре-кращатъ прижигание в любой момент по собственному усмотрению.

10. Лечебное средство всегда под рукой, где только светит солнце, не требует никаких приготовлений, никакого измельчения и смешивания компонентов. Оно всегда наготове и совершенно бесплатно.

Вдобавок ко всему сказанному выше следует помнить, что синий свет выступает уравновешивающим фактором при избытке красного или наличии воспалительного процесса, тогда как желто-оранжевый является мощным животворным фактором при затвердевших опухолях и прочих хронических недугах, и поэтому синяя и желто-оранжевая хромолинзы, описание которых приводится ниже, в отдельных случаях превосходят бесцветную.

История болезни 3. Комплекс заболеваний.

 

«Весьма примечательный пример выздоровления приводил выдающийся французский хирург, ныне покойный барон Дюпюитрен. Одна парижанка много лет страдала от целого букета недугов, ставившего в тупик всех ее врачей, и состояние ее казалось почти безнадежным. В качестве последнего средства обратились за консультацией к Дюпюитрену, и тот, не имея возможности предложить какое-либо непосредственное лечение, значительно отличающееся от тех, что тщетно использовались до него, предложил перевезти больную из темной комнаты на убогой улочке, где она жила, в более солнечный район города, и чтобы сама она как можно больше времени проводила на открытом воздухе. Результаты не замедлили сказаться — ее здоровье начало быстро улучшаться вплоть до полного выздоровления. О столь же примечательном случае со своим отцом сообщал и Саути». («Воздействие света» доктора Форбса Уинслоу, стр. 171).

 

XX. Гибельные последствия недостатка солнечного света

 

1. Сэр Джеймс Уайли сообщает, что «в течение многих лет заболеваемость людей, живших на теневой стороне огромной казармы в Санкт-Петербурге, стабильно превышала в три раза заболеваемость на солнечной стороне».

2. Доктор Форбс Уинслоу в своей книге «Свет; его воздействие на жизнь и здоровье» пишет:

«Можно провозгласить неоспоримым тот факт, что все, кто живет и трудится в местах, куда проникает лишь минимум света, страдают серьезными физическими и психическими недугами. Полное изгнание солнечных лучей приводит к тяжким формам железодефицитной анемии, бледной немочи к других анемических недугов, вызываемых малокровием и нарушениями в составе крови. При этом лицо приобретает смертельную бледность, глазные оболочки становятся бескровными, кожа ссыхается и приобретает беловатый землистый восковой оттенок. Этому сопутствуют истощение, общая слабость и мышечная дистрофия, отечность, размягчение костных тканей, повышенная нервная возбудимость, потеря аппетита, склонность к обморокам и кровотечениям, скоротечная чахотка, физические деформации, замедление роста, умственная отсталость и преждевременное старение. Дети этих несчастных нередко рождаются калеками, хилы, тщедушны и предрасположены к туберкулезным инфекциям».

3. Доктор Эллсуорт из Хартфорда пишет: «Поместите кролика в клетку без доступа солнечного света, и спустя несколько недель он погибнет от чахотки. Гранулемы в его легких сформируются так же, как и у человека, и все симптомы будут полностью совпадать».

4. Многие сохраняют бледный и болезненный вид, скрываясь от солнца под зонтиками, прячась в затененных комнатах и вообще всячески избегая свежего воздуха. Но в зонтиках нет никакой нужды, за исключением сильной жары. Моряки, постоянно пребывающие на свежем воздухе и солнце, и дети, часто играющие вне дома, обычно выглядят крепкими и здоровыми.

5. А вот вполне заслуженный суровый упрек в адрес американских домохозяек, взятый из редакционной статьи «Чикаго Трибюн»:

«Похоже, что у нас в стране между людьми и солнцем идет война не на жизнь, а на смерть — оно упорно и даже яростно стремится проникнуть в дома, а люди столь же упорно и яростно этому препятствуют. Заурядная американская домохозяйка считает своим святым долгом обойти дозором весь дом, захлопнуть все двери, закрыть вес ставни и задернуть все шторы на восточной и южной стороне дома. Это непременный утренний ритуал. После полудня такой же великий обход совершается по западной стороне дома. И нет ей ни покоя, ни радости, пока солнце не скроется за горизонтом и не воцарится ночная тьма. В этих вылазках против солнечного света ей немало содействуют толстенные шторы, гардины и ламбрекены. Так и длится эта битва изо дня в день, из года в год. Летом она отгораживается от солнца, потому что слишком жарко. Зимой от него, видите ли, выгорают ковры. Весной и осенью находятся другие причины. На всякое время года свой резон. И вот в доме у нее постоянный полумрак, в котором дети вырастают хилыми, низкорослыми, с целым букетом болезней, пока наконец их не приходится спешно отправлять в деревню, чтобы выставить на то самое солнышко, от которого их прячут дома и в котором деревенские ребятишки резвятся сколько душе угодно».

6. Древние часто строили на крышах домов террасы, называемые соляриями, где они обычно принимали солнечные и воздушные ванны. По словам Плиния, в течение 600 лет в Риме вообще не было врачей. С помощью таких природных методов поддержания либо восстановления физического здоровья, как паровые бани, массаж, солнечный свет, физические упражнения и т. д., римляне стали могущественнейшим из народов.

Этим замечанием я вовсе не хочу бросить тень на подлинных и знающих свое дело врачей, являющихся истинным благословением для нашего общества. Однако мне бы хотелось, чтобы они чаще прибегали к тонким природным методам лечения, предпочтя их бесчисленным снадобьям, пластырям, палочкам для прижигания, кровопусканиям, пиявкам и прочим насильственным процессам, столь ослабляющим и разрушающим прекрасный храм человеческого тела.

7. «Кому из нас не доводилось наблюдать очищающего воздействия света, — пишет всеми любимая Флоренс Найтингейл, — особенно прямых солнечных лучей на воздух в помещении? Войдите в больничную палату или спальню, где всегда закрыты ставни (в комнате больного или спальне ставни всегда должны быть открыты), и даже если атмосфера в ней не загрязнена человеческим дыханием, вы сразу же почувствуете спертый душный запах воздуха, не очищенного солнечными лучами. Духота темных комнат и углов поистине вошла в поговорку. Свежесть воздуха в комнате и изобилие солнечного света имеют огромное значение при лечении болезней. «Где солнце, там и разум». Это подтверждает и вся физиология. Где теневая сторона глубоких долин, там кретинизм. Где подвалы и теневые стороны узких улочек, там вырождение и хилость рода человеческого — равно умом и телом. Поместите бледное скрюченное растение и такого же человека на солнце, и если дело не зашло слишком далеко, к обоим вернутся бодрость и здоровье». («Заметки об уходе за больными»).

8. Доктор Эндрю Винтер пишет в лондонской Пэлл Мэлл Газетт: «Когда несколько лет назад на Энделл стрит была возведена Национальная школа св. Мартина, мы с удовольствием отметили, что игровая площадка устроена на крыше здания, где вдоволь и света, и воздуха. Невозможно переоценить все значение света для маленьких детей. Многие детские болезни, как впрочем и смертельная бледность, характерная для детей, живущих в крупных городах, обусловлены именно недостатком света и воздуха. Когда на каждой улице мы видим сплошь застекленные студии фотографов на самых верхних этажах, мы недовольно ворчим, считая эту причуду пустым проявлением тщеславия. А почему бы нам и детские комнаты не устраивать таким же образом? Если бы матерей с юных лет научили ценить все значение света для детской кожи, особенно у детей, предрасположенных к туберкулезу, у нас не было бы недостатка в застекленных детских, где ребятишки могли бы резвиться при надлежащей температуре, избавленные от лишней одежды, скрывающей кожу — это огромное дополнительное легкое — от солнечных лучей и кислорода».

9. «Давно доказано, что вследствие изоляции от света количество фибрина, белка и красных кровяных телец понижается, а количество сыворотки или водянистого компонента крови возрастает, вызывая таким образом недуг, известный врачам и патологам под названием лейкемии, при котором вместо красных кровяных телец усиленно развиваются белые. Отсутствие солнца порождает болезненный, одутловатый, бледный, анемичный вид, либо обескровленную, похожую на призрак внешность, столь часто наблюдаемую у тех, кто редко бывает на свежем воздухе и солнце. Отсутствие этих важнейших факторов ухудшает здоровье, существенно изменяя физический состав крови, истощая таким образом жизненные силы, ослабляя нервную энергию и приводя в конечном счете к органическим изменениям в строении сердца, мозга и мышечных тканей». (Доктор Форбс Уинслоу).

 

XXI. Когда солнечный свет бывает вреден

 

1. Очень яркий и жаркий солнечный свет бывает вреден и временами опасен, когда его воздействию подвергается чрезмерно чувствительный или перегретый головной мозг, воспаленные или чувствительные глаза и т.д. Еще более он опасен для тех, кто злоупотребляет алкоголем, опиумом и другими церебральными стимуляторами, либо для наделенных крупным и активным головным мозгом полнокровных людей, в ком заметно преобладание красной артериальной крови. В этих случаях проявляется предрасположенность к солнечному удару, и для достижения равновесия таким людям не обойтись без синего и фиолетового факторов.

2. К симптомам солнечного удара, как правило, относятся головная боль, головокружение, темнота в глазах, тошнота, нередко перерастающая в обморок и конвульсии, что во многих случаях приводит к безумию, размягчению мозга или смерти.

3. Ниже приводятся рекомендации, как уберечься от солнечного удара, особенно там, где наблюдается предрасположенность к перегреву мозга:

Носить светлую, хорошо пропускающую воздух шляпу с синей каймой.

Избегать в еде мяса и иных горячительных продуктов. Есть побольше фруктов.

Часто увлажнять волосы на висках и темени, но не на затылке. Женщинам не рекомендуется носить высокие пышные прически.

Почувствовав приближение приступа мозгового давления, плесните в лицо и на виски холодной водой, либо при отсутствии таковой сожмите виски пальцами так, чтобы отогнать от них кровь, и сильно разотрите затылок, чтобы вызвать отток крови от темени.

В случаях особой опасности носите на голове прохладную влажную повязку.

4. Главной задачей при лечении солнечного удара должно быть охлаждение и отток сгустившейся крови от лобной части мозга. Ниже я приведу описание процедуры, проделанной мною в довольно примечательном случае на Четвертой авеню в Нью-Йорке, о котором сообщалось з газете «Нью-Йорк Дейли График». На мой взгляд, этот метод при своевременном применении с успехом можно использовать для лечения не только солнечных, но и апоплексических ударов, тем более, что мне известен целый ряд случаев удачного лечения по аналогичному плану.

Когда ко мне обратились за помощью, отчаявшаяся жена уже считала этого человека умершим или близким к смерти, и по ее словам, он целых три часа пролежал в состоянии комы, вызванном сильной жарой. В довершение всего друзья затащили его в самый темный угол комнаты, где было меньше всего воздуха, и им даже не хватило ума расстегнуть больному воротничок рубашки или хотя бы верхнюю одежду. Поспешно расстегнув на нем одежду, я потребовал воды со льдом и одновременно начал резко массировать ему спину, ноги и стопы, делая нисходящие пассы от головы вдоль тела. Когда принесли воду со льдом, я согласно часто применяемому плану смочил его лицо, лоб, виски и темя, особо стараясь не затронуть мозжечок и затылок, поскольку холод в силу своих сужающих свойств мог бы омертвить крупный жизненный центр и перекрыть каналы оттока крови от лобной доли мозга. Ледяная вода заставила его слегка вздрогнуть и проявить признаки жизни. Но более всего я полагался на ведро такой горячей воды, какую только можно было выдержать, которую, когда его перевернули на живот и вынесли из гостиной, я вылил ему на шею и низ затылка, стараясь ни в коем случае не затронуть верхней части затылка. Это вскоре вернуло его к жизни. По всему телу пробежали легкие судороги, его вырвало, после чего он встал на ноги с возгласом «все в порядке!» и объявил, что совершенно поправился. Я посоветовал ему пару дней не заниматься никакими делами, но он решил по-своему и с той поры ни единого часа не просидел без дела. Такое же лечение горячей водой давало прекрасные результаты при параличах, апоплексических ударах, повышенном мозговом давлении, головокружении и т.д.

 

XXII. Снотворные элементы

 

1. В различных способах нормализации сна таится большая опасность допустить ошибку, поскольку общая философия сна до сих пор остается невыясненной. Некоторое объяснение этому явлению можно найти в главе десятой, VII. Интенсивная деятельность витальных эфиров лобной доли головного мозга порождает ментальную активность и, следовательно, бодрствование. Когда же эти эфиры отвлекаются к другим частям тела, лобная доля мозга успокаивается, и наступает сон.

Наилучшим условием для интеллектуальной активности и бодрствования является наличие свободного и непрерывного потока чистой и насыщенной кислородом крови, поскольку такой поток стимулирует активность ментальных эфиров, перетекающих по нервным цепочкам, и при этом сохраняется активность эфиров, циркулирующих в крови. Такое состояние крови весьма благоприятно и для сна, ибо она резко активизирует силы в других частях тела, давая отдых голове. Однако, когда по причине малокровия, нарушений ее состава или перевозбуждения мозга его лобная и верхняя доли сгущаются настолько, что блокируют свободные каналы циркуляции ментальных эфиров, тогда сознание отключается и наступает то, что также называют сном (иногда комой), однако сон этот весьма неполноценен и служит лишь скромной цели восстановления сил организма.

Сон, вызванный наркотиками или так называемыми седативными средствами, отравлен. Их применение вызывает у пользующихся ими лиц застойные мозговые явления, которые лишь по интенсивности отличаются от состояний, приводящих к смерти. Существует серьезный повод опасаться, что истинная природа механизма, посредством которого все эти одурманивающие вещества вызывают потерю сознания, то есть грубое подобие природного сна, утеряна из виду либо понимается совершенно превратно теми, кто с легкостью прибегает к этим ядам под самыми пустячными предлогами, а то и вовсе без всякого повода, лишь потворствуя своим губительным привычкам. Огромная ответственность за их применение лежит на практикующих врачах, и ничем нельзя искупить небрежение профессиональным долгом.

2. Из сказанного выше становится ясно, почему опиум с его выраженным присутствием возбуждающего желтого и красного фактора вызывает сон. Обладая мощным воздействием на головной мозг, он, прежде всего, возбуждает этот орган, придавая необычайную живость мышлению и чувствам. Когда же от мощного притока крови в мозгу возникают застойные явления, наступает сонливость. Вяжущие же свойства опиума обусловлены тем, что внутренний жар кишечника оттягивается к мозгу.

3. Хотя синий, индиго и фиолетовый обычно уменьшают жар и успокаивающе действуют на возбужденный мозг и нервную систему, особо благоприятствуя хорошему сну, однако и желтый свет, направленный на кишечник, либо заряженные светом сквозь желтую хромолинзу вещества (см. IX настоящей главы) обычно так воздействуют на него при запорах, что снимают мозговое возбуждение и вызывают сон. Однако в большинстве случаев фиолетовый и синий выступают в качестве природных снотворных факторов для возбужденного либо лихорадящего мозга. Я бы порекомендовал людям, страдающим запорами и нервной возбудимостью, принимать в течение дня заряженную желтым светом воду, а перед отходом ко сну — воду, заряженную синим. А быстро уснуть поможет теплая ладонь на затылке или пояснице либо горячая ножная ванна.

 

XXIII. Практические инструменты цветолечения

 

1. До сей поры перед нами раскрывалось широчайшее разнообразие фактов, свидетельствующих, о чудесных лечебных свойствах света и цвета как о новой благословенной реальности, зарей восходящей над человечеством. Теперь же пришла пора вкратце рассмотреть некоторые инструменты, с помощью которых эти свойства можно использовать на практике. Итак, попытавшись систематизировать различные свойства цветов в терапевтическую науку, постараемся дать некоторые рекомендации по хромотерапевтическому или хромопатическому искусству.

2. Материал, сквозь который пропускаются цвета, имеет огромное значение. На этот счет существует так много бездумных рекомендаций, так много бездоказательных утверждений, безнадежно противоречащих непреложным, законам природы, что самое время установить какие-то определенные стандарты. Генерал Плезентон рекомендует синее стекло, подцвеченное кобальтом. Доктор Пэнкост в своей книге «Синий и красный свет» пишет: «1. Не существует никаких особых преимуществ одного оконного стекла перед другим того же оттенка; лучше всего кобальтовый синий, а стекло, подцвеченное в заводских условиях, лучше окрашенного, поскольку нанесенный снаружи пигмент снижает в большей или меньшей степени прозрачность стекла. 2. Не существует каких-либо особых преимуществ одного способа размещения стекол в раме перед другим; обычный вертикально установленный в раме переплет ничуть не хуже любого другого переплета в любом другом положении. 3. Синий луч невозможно сфокусировать — он не поддается ни преобразованиям, ни изменениям, ни концентрации с помощью самой мощной линзы и. т. д.».

Отдавая должное этим джентльменам за их интерес, проявленный к замечательной проблеме света и цвета, я вынужден признать, что совершенно не согласен с приведенными выше выводами, за исключением проблемы окрашенного стекла. Какова польза от цветного стекла, помимо его способности пропускать определенные цвета, и почему эти джентльмены не вникли в особенности цветов, пропускаемых различными разновидностями цветных стекол?

3. Кобальтовое синее стекло выглядит великолепно, и многие за баснословные деньги приобретают привозные стекла цвета мазарин, чтобы воспользоваться их чудесными свойствами, хотя американские промышленники делают их ничуть не хуже. Однако то самое кобальтовое стекло, в котором люди с надеждой усматривают источник жаропонижающего и успокаивающего синего фактора, пропускает практически все цвета видимого и невидимого спектра, горячие и холодные. Следовательно, оно совершенно не подходит ни для разгоряченного и возбужденного мозга, ни для слишком нервного и чувствительного человека, и уж ни в коем случае неприменимо при воспалительных процессах. Впрочем, благодаря преобладанию электрических цветов оно может принести некоторую пользу слегка нервозным людям, а при содействии белого и оранжевого — также при некоторых пассивных состояниях организма.

В дальнейшем при описании хромолюма, хромодиска и т. д. я попытаюсь показать, как именно следует размещать цвета для достижения наилучшего физиологического эффекта. Однако, прежде всего важно точно знать химические свойства, которые передаются сквозь различные оттенки цветного стекла.

4. Темно-синее стекло, подцвеченное диаммоний-сульфатом, меди (N2H6Cu)SO4, отличается глубоким и богатым цветом и является подлинным носителем цветового электричества практически без малейшей примеси термальных лучей и, следовательно, лучше всех прочих цветов способствует общему успокоению и понижению жара в мозгу, нервах или других воспаленных местах. Оно «отражает все лучи ниже зеленого, свободно пропуская все лучи, расположенные выше по спектральной шкале». «Наиболее преломляемые или химические лучи надежно изолируются» (Хант).

5. Железный темно-зеленый. Описание этого и других оттенков стекла приводится в кратком изложении «Исследований в области света» Ханта. Стекло, подцвеченное зеленью с помощью окиси железа, свободно пропускает фиолетовые, синие, зеленые и оранжевые лучи, а также немного желтых и красных. Непревзойденное средство по части жаропонижающего электрического воздействия.

6. Очень яркий медно-зеленый. Пропускает фиолетовый, синий, немного оранжевого, значительное количество желтого и много зеленого.

7. Фиолетовое стекло (марганец). Желтые лучи практически отсутствуют; очень мало красных; зеленый растворяется в черных тенях, а все прочие лучи смешиваются в ярком овальном синем пятне. Химическое воздействие переходит в трансфиолетовый.

8. Красное или розовое стекло (золото). Очень красиво. Спектр имеет форму ярко-красного овального пятна, охватывающего все видимые термальные лучи, в том числе термел, и распространяется вплоть до синего.

9. Красно-оранжевый (серебро). Все наиболее преломляемые лучи решительно гасятся, и даже зеленый несколько укорачивается; на месте же синих и фиолетовых лучей присутствует некоторое количество красных. Желтый и оранжевый значительно ослаблены, красный выступает во всем блеске, придавая стеклу общий красно-оранжевый тон.

10. Чистый желтый (углерод). Отсутствуют голубые, фиолетовые и индиго лучи; яркий оранжевый и желто-зеленый смягчены до слабого голубого, заходя далеко в сферу трансфиолетовых лучей.

11. Желтый (Железо). Пропускает термел, немного красного, значительное количество оранжевого, весь желтый, немного зеленых лучей, немного индиго. Оказывает тонкое тонизирующее воздействие, присущее чистому железу. Я привел цвета в соответствии с их общепринятыми названиями. Тот, что обычно именуется желтым, в действительности приближается к желто-оранжевому. Помимо указанных, используются также многие другие оттенки цветных стекол, однако за недостатком места ограничусь лишь их основными свойствами.

 

Цветные растворы.

12. Термел и красный (раствор кармина в суперсульфате аммония). Пропускает термел, красный и нижнюю половину оранжевого.

13. Желтый (насыщенный раствор бихромата калия). Весьма прозрачный; красный и желтый.

14. Зеленый (хлорат железа и меди). Чрезвычайно прозрачный, пропускает синий, зеленый, желтый и оранжевый.

15. Флуоресцентный. Одна часть сульфата хинина на 200 частей воды в плоском стеклянном сосуде пропускает весь видимый спектр и обнаруживает «небесно-голубой» в невидимой трансфиолетовой части спектра на протяженности почти равной видимому спектру. При более насыщенном растворе фиолетовый более или менее отсекается. О других флуоресцентных веществах речь пойдет в другом месте.

16. Синий (диаммоний-сульфат меди). Описан в п. 4.

17. Другие растворы можно приготовить из веществ, во многом сходных с пигментами различных цветных стекол и с весьма сходным спектром. Как в стекле, так и в растворах практикуются также многие другие комбинации цветов.

 

XXIV. Передача тепла цветными субстанциями

1. Приводимая ниже таблица, составленная Робертом Хантом, показывает, что наибольшее тепло передается не красным или рубиновым стеклом, как можно было бы предположить на основании традиционно приписываемого красному цвету свойства, но стеклом оранжевого цвета, которое пропускает не только красный и термел, но и отчасти электрический синий. Тем самым еще раз подтверждается справедливость открытого генералом Плезентоном принципа, что небольшое количество электрических лучей, добавленное к общей массе тепловых, порождает большее тепло, чем тепловые лучи сами по себе. Следом за оранжевым стеклом наибольшее тепло дает прозрачное бесцветное вещество, пропускающее все лучи; за ним идет желтое стекло, тогда как зеленое и некоторые оттенки синего стекла относятся к числу самых холодных, хотя кобальтовое синее теплее, чем «коричнево-красное» или точнее красно-коричневое.

Цвета Цветопередача Температура
Рубиновый (золото)   Красный и термел 87°F
Коричнево-красный Красный, оранжевый и отчасти термел   83°F  
Желтый Красный, оранжевый, желтый, зеленый и синий 88°F
Кобальтовый синий Фиолетовый, индиго, синий, немного зеленого и оранжевого, красный и термел 84°F  
Оранжевый Немного синего, зеленый, желтый, оранжевый, красный и термел 104°F  
Темно-зеленый Оранжевый, желтый, зеленый, синий 74°F
Прозрачное стекло (С небольшим количеством воды) все лучи 89°F

 

2. В последнем случае без воды температура могла бы быть несколько выше, хотя все же меньше, чем тепло, пропускаемое оранжевым стеклом. Другие цветовые оттенки стекол, об экспериментах с которыми речь пойдет ниже, возможно, внесут некоторые изменения в эту таблицу. Из приведенных фактов ясно, что хотя на первый взгляд стекло пропускает лишь желтый или оранжевый свет, однако в действительности спектр выявляет целый ряд других пропускаемых им цветов. Эти факты вовсе не означают, что чисто красные или термальные световые лучи не являются самыми горячими, как и того, что голубой, индиго и фиолетовый не являются самыми холодными. Однако любой внимательный наблюдатель заметит в том, что обычно называется желтым стеклом, оттенки оранжевого; иными словами его подлинный цвет даже для невооруженного глаза оказывается желто-оранжевым. Как явствует из таблицы, самые холодные лучи относятся к темно-зеленому, хотя, разумеется, столь же яркие синий или фиолетовый тона должны быть еще холоднее.

 

XXV. Хромолюм

1. Разобравшись в свойствах цветов, пропускаемых различными оттенками стекол и жидкостей, мы готовы разобраться в том, как их следует сочетать, чтобы в наилучшем согласии с физиологическими законами лечить человеческие недуги.

2. Голова и головной мозг. Поскольку голова, прежде всего, является положительным электрическим полюсом всего организма, а мозг в пропорции к своим размерам содержит в семь-восемь раз больше крови, чем любой другой орган человеческого тела, а также огромную массу нервной материи, то в целом для него характерна предрасположенность к повышенному теплу и чувствительности. Следовательно, для его лечения нам требуются цвета, успокоительно действующие на нервы и кровь, — такие, как голубой, индиго и фиолетовый, а также отсутствие теплых цветов. А потому наиболее подходящими для этих целей будут оконные стекла, подцвеченные диаммоний-сульфатом меди, уже описанные в разделе XXII, 4.

Синее стекло оттенка мазарин, несмотря на красоту, лучше передает тепло, чем все прочие оттенки синего, и потому совершенно не подходит для мозга. Теоретически фиолетовый луч, будучи наиболее чистым и жаропонижающим, наилучшим образом подходит для головы, однако нет такого фиолетового стекла, которое дало бы нам чистый фиолетовый без солидной примеси красного, который в большинстве случаев весьма неблагоприятен для мозга. Вот почему различные оттенки голубого и индиго остаются в целом наилучшими.Таким образом, чтобы осветить всю голову, нам понадобится синее стекло высотой 12-15 дюймов и шириной около 15 дюймов. Придадим верхнему краю стекла изящную овальную форму, а для оптимального использования его свойств поместим над ним и по бокам кайму красно-оранжевого цвета шириной 2-3 дюйма, чтобы усилить его воздействие и придать известную красоту.

3. Шея и грудная клетка. В непосредственном соседстве с упомянутым выше стеклом нам понадобится другое для шеи и верхней части грудной клетки, в значительной мере охватывающее легкие и сердце. По характеру оно, как и предыдущее, должно быть жаропонижающим, поскольку располагается над довольно возбудимым участком тела, и в то же время допускать известное количество тепла, так что в обычных условиях, синее стекло оттенка мазарин, подцвеченное кобальтом, будет, по-видимому, самым подходящим. Нам понадобится около шести дюймов этого стекла в обрамлении подцвеченного золотом красного.

4. Подреберная область. Теперь мы подходим к верхней области кишечника, включая печень, желудок, селезенку, двенадцатиперстную кишку и т.д., являющуюся центральной областью пищеварения. Какой же цвет наиболее необходим для хорошего пищеварения? В переваривании пищи участвуют два важнейших вещества — желудочный сок и слюна. Действие желудочного сока, имеющего кислотную основу и, стало быть, электрическую природу, усиливается такими термальными цветами, как красный и желтый, и те же самые цвета стимулируют кровь, мускулы и нервы желудка. Напротив, действие слюны, в которой преобладает щелочное или термальное начало, усиливается под влиянием синего или фиолетового цветов, которые к тому же противодействуют горячительному влиянию красного. Все эти факторы пропускает средней насыщенности пурпурное стекло, являясь наилучшим цветом для нормализации пищеварения. Довольно будет шести дюймов этого стекла в обрамлении желтого либо зеленовато-желтого, причем в особо близком химическом сродстве пребывает с ним канареечно-желтый урановый оттенок.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных