Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Подлинное детское лицо




Жорж Дюамель (1884-1966) был не только поэтом, но и драматургом, новеллистом и ли­тературным критиком и принадлежал к веду­щим литераторам Франции. В 1953 году, спустя восемь лет после начала движения воспитания талантов, он приехал в Японию и послушал вы­ступление детей из филиала школы в Нагое под руководством профессора Нисидзаки. Услышав игру детей, Дюамель опубликовал статью под названием «Идеальное детство», в которой, в частности, писал:

Если бы меня попросили дать совет путеше­ственникам, отправляющимся в Японию, особенно тем, кто настроен к ней критически, я бы первым делом сказал: «Отправляйтесь в Нагою». Почему? Да потому, что там я увидел удивительнейшую


вещь. После ужина в нагойском ресторане «Асахи Кайкан» мне довелось послушать игру на скрипке ансамбля из 30 детей. Когда я только увидел этих мальчиков и девочек в возрасте от 6 до 10 лет с их крошечными скрипочками, я решил, что это какая-то игра. Но они под руководством такого же юного дирижера исполнили концерт Вивальди, и исполнение было изумительным. Я был не просто тронут, я был поражен. Сказать вам по правде, я еще никогда в жизни не видел у детей такой со­вершенной музыкальной техники.

С невинным выражением на лицах эти детишки играли Баха, и их полифония была тонкой и точ­ной. Пьеса была исключительно трудной, но дети исполнили ее с блеском. А потом одна девочка, очевидно самая лучшая из них, сыграла Моцар­та с большим артистизмом и в прекрасном стиле. Пьеса представляет трудность даже для професси­оналов, но она играла ее легко и непринужденно. Более того, в одной только Нагое несколько сотен таких скрипачей, исполняющих сложную полифо­ническую музыку.

Будучи представителем Западной Европы, я уже подумал было, что такая демонстрация талантов юных исполнителей является чем-то из ряда вон выходящим, но тут же вспомнил о тех глубоких традициях, которые хранятся в сердце японского народа. Эти дети, достигшие в музыке высот, ко­торые по силам только самым одаренным детям в Европе, вовсе не чувствуют своей ущербности от того, что они — японцы и живут далеко на Восто­ке. С моей точки зрения, Япония — это не Дальний Восток, а Дальний Запад. Из всех народов Востока японцы могут считаться самым европейским.


Взращенные с любовью


Взращенные с любовью


 


 


Казалъс заплакал

В 10 часов утра 16 апреля 1961 года, спустя восемь лет после визита Дюамеля, четыреста де­тей в возрасте от пяти до двенадцати лет стоя­ли ровными рядами с маленькими скрипочками в руках на сцене токийского зала Бункьо. Они ждали прибытия одного из самых великих ви­олончелистов двадцатого века Пабло Казальса. Автомобиль маэстро подъехал ко входу без двух десять. Ровно в десять Казальс с женой вошли в зал, встреченные бурными аплодисментами ро­дителей выступавших детей и преподавателей школы воспитания талантов. Войдя и увидев четыреста детей, выстроившихся на сцене, маэ­стро был тронут. Он помахал детям рукой и сел. Не успел он еще занять свое место, как дети на­чали играть в унисон вариации на тему «Свети, свети, звездочка». В исполнении четырехсот де­тей это звучало очень красиво. Старый маэстро с восторгом наблюдал за этим представлением и только ахал. Но его восторг возрос еще больше, когда дети заиграли сначала концерт Вивальди, а потом концерт Баха для двух скрипок. Он начал всхлипывать, на глазах появились слезы, губы дрожали от избытка эмоций. А когда пятнадцать или шестнадцать детей, учившихся игре на вио­лончели под руководством ученика Казальса Йо-


сио Сато, сыграли «Лебедя» Сен-Санса и «Бур-ре» Баха, его восторгу не было предела.

Когда выступление закончилось, я подошел к Казальсу, чтобы поблагодарить его за приезд, но прежде чем я успел что-то сказать, он порывисто обнял меня и расплакался на моем плече.

Как часто и у меня наворачивались слезы, когда я наблюдал за этими прекрасными и не­посредственными проявлениями детской жиз­ненной силы! А теперь и семидесятипятилетний маэстро потерял дар речи, став ее свидетелем. Затем Казальс с женой вышли на сцену, поглади­ли по головам детей, сгрудившихся вокруг. Для них на сцене поставили стулья. Гости сели, и дети преподнесли им цветы. Дрожащим от вол­нения голосом маэстро сказал в микрофон:

Дамы и господа. Я стал свидетелем самого вол­нующего события в своей жизни. То, что мы с вами увидели, намного более важно, чем может показаться на первый взгляд. Не думаю, что в ка­кой-либо другой стране мира можно почувствовать такой же дух братства и сердечности, как здесь. Каждую секунду пребывания на японской земле я чувствовал идущее из самого сердца стремление сделать мир лучше, и это поразило меня в Японии больше всего. Стремление к достижению абсолют­ных высот в жизни проявляется в заботе взрослых о том, чтобы даже маленьким детям в самом нача­ле их жизни сопутствовали благородные чувства



Взращенные с любовью


Взращенные с любовью

 


 


и благородные поступки, в том числе и такая му­зыка. Это не та музыка, под которую можно по­танцевать и повеселиться. Вы научили их играть и понимать музыку, которая спасет мир.

Я хочу не просто поздравить учителей, но вы­разить им все свое восхищение и уважение. И я со всей искренностью хочу сказать вам, что япон­цы — великий народ. Они не только добились вы­сочайших достижений в промышленности, науке и искусстве, но и делают это от всего сердца, а это то, в чем в первую очередь нуждается чело­вечество.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных