Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Julius Evola. Metaphysique du sexe 1 страница




Юлиус Эвола

Метафизика пола

 

Julius Evola. Metaphysique du sexe

Книга известного итальянского мыслителя-традиционалиста Юлиуса Эволы получила огромную известность на Западе и считается классическим трудом, исследующим проблемы пола и сексуальности. Проанализировав огромное количество материала, сосредоточенного в древних источниках, культурах, религиях, мистериях, наконец, в самой истории, автор приходит к парадоксальному выводу об ослаблении инстинкта пола в западном мире, вызванного разрушительным характером сексуальной революции. Книга, без сомнения, привлечет внимание достаточно широкого круга читателей, интересующихся сакральными аспектами взаимоотношений мужского и женского начала.

 

© Издательство "Беловодье" 1996. - 448 с.

© Перевод с французского: В.И.Русинов

© Предисловие: С.Ю.Ключников

ISBN 5-88901-006-9

 

 

Метафизика Эроса Юлиуса Эволы

 

За последние несколько лет имя барона Юлиуса Эволы, прежде практически неизвестное в России, стало очень популярным: в ряде журналов и альманахов появилось несколько отрывков из его произведений и даже отдельная книга "Языческий империализм". Наверное, настоящее признание Эволы, известного во всем мире мыслителя, в России еще не состоялось, хотя можно предвидеть, что интерес к его творчеству будет нарастать. Это предопределено не только талантом и глубиной философии Эволы, но и чрезвычайным разнообразием его интересов и яркостью личности.

Поэт, художник, культуролог, переводчик, философ, альпинист, политолог, общественный деятель, Юлиус Эвола прожил большую и яркую жизнь, которую можно разделить на несколько периодов: анархистско-нигилистический, активно-политический, уединенно-философский, во время которого он, парализованный после полученной им сильнейшей травмы позвоночника, уже не мог активно заниматься политикой и был способен осмыслять уроки истории лишь на теоретическом уровне. Однако, несмотря на все внешнее разнообразие его жизни, Эвола всегда сохранял в себе черты нонконформиста, углубленного в себя "дифференцированного человека", не идущего на компромисс с действительностью и готового на бунт против ее тирании.

Мыслитель утверждал, что среда не оказала на него почти никакого влияния, и все, чего он добился, он выработал в себе сам. Однако, аристократизм его независимой натуры наверняка сформировался на основе Ощущения принадлежности к одному из самых древних родов Европы. Итак, барон Юлиус Эвола родился в самом конце прошлого столетия в 1898 году в семье итальянских "аристократов. В юности Эвола активно занимался поэтическим творчеством и живописью и считался одним из наиболее одаренных представителей итальянского художественного авангарда дадаистскош толка, был близок к футуристическим кругам, в частности, таким фигурам как Филиппо Томазо Маринетти и Джакома Балла. С ранних лет Эвола проявлял интерес к философии, с особым вниманием относясь к мыслителям линии консервативной революции,внимательно изучал древние религиозные тексты Востока и Запада, труды по мистике и эзотеризму, архивы, содержащие материалы по герметизму и масонству. В дальнейшем Эвола, отдавший дань нигилизму, решительно разорвал с ним и бесповоротно выбрал путь традиционализма в его наиболее резкой и бескомпромиссной форме. Этот период совпал с широкой общественной деятельностью мыслителя, начавшего одновременно публиковать работы по восточному и западному эзотеризму и по идеологии консервативной революции, с позиции которой он выступал все последующие годы. Наиболее значительные и яркие книги мыслителя: "Йога могущества", "Герметическая традиция", "Языческий империализм", "Восстание против современного мира", "Мистерия Грааля" сделали Эволу широко известным во всем мире. Особенно плодотворным для итальянского философа стало знакомство с идеями и трудами французского эзотерика Рене Генона, несколько работ которого он перевел на итальянский язык. Однако, после того, как консервативно-революционная идеология Эволы проэволюционировала в направлении фашизма, пути двух философов постепенно разошлись.

Период сотрудничества с фашизмом, какой бы нонконформистской и независимой ни была позиция мыслителя - не самая светлая сторона его жизни и личности. Трудно сказать, что привело его к фашизму - ярое отрицание ненавистных для Эволы буржуазной культуры и либеральных ценностей, характерных для идей третьего пути, или культ героического начала, умело эксплуатировавшийся и в Италии, и в Германии, но факт остается фактом - в течение многих лет мыслитель находился в одном лагере с последователями Муссолини, и сам дуче положительно оценивал его работы. Вполне возможно, что именно под влиянием трудов Эволы, посвещенных теме индийской философии, лидер итальянского фашизма предпринял попытку "пристегнуться" к восточной традиции и сблизиться с Джавахаряалом Неру, но получил решительный отказ. Необходимо подчеркнуть, что верность этому направлению мысли с его во многом антихристианской и подчеркнуто-элитарной направленностью Эвола сохранял всю жизнь. Правда бескомпромиссность и решительный характер мыслителя, стремившегося одухотворить фашистское движение, создали ему множество врагов, которые тормозили его публикации и часто выступали с критикой идей Эволы. Да и сам мыслитель боролся против искажения идей консервативной революции, которое допустил, с его точки зрения, фашизм и в теории, и в жизни, и после второй мировой войны даже выпустил на эту тему книгу: "Фашизм, критика справа". Единственное оправдание идейного альянса Эволы с фашизмом - полное бескорыстие мыслителя (как и многие творческие личности XX века, вроде Юнга и Борхеса), искренне верящего, что это движение способно вывести Европу и мир из кризиса: личных выгод в нем он не искал и часто поступал во вред собственной карьере.

После второй мировой войны Эвола заново редактирует свои прежние работы и выпускает ряд новых книг "Человек и развалины", "Оседлать тигра", "Маски и лики современного спиритуализма" и, наконец, "Метафизику пола". Яркая и насыщенная жизнь Эвола, на русском языке наиболее полно описанная А.Дугиным, закончилась в 1974 году.

 

 

* * *

Общее значение книги Юлиуса Эволы для современной культуры трудно переоценить. В известной степени он был пионером исследований подобного плана на Западе. В самом деле, за последние несколько десятилетий появилось немалое количество произведений, посвященных исследованиям сексуальных проблем, однако, подавляющее большинство из них, даже самые сильные, были ориентированы на постижение проблем пола и сексуальности в их обыденном виде и касались, так сказать, психологии и физики секса. Но сакральные аспекты пола и метафизика сексуальности на серьезном и глубоком уровне практически не рассматривались. Между тем, эти вопросы имеют особенное значение в наши дни, когда разливанное море сексуальной революции, отбушевавшее на Западе, подобно цунами обрушивается на Россию, оказавшуюся совершенно неподготовленной к подобным испытаниям. При всем многообразии изданий, посвященных теме секса и различным проблемам пола, в России существует дефицит серьезной литературы, отвечающей требованиям времени.

Работа Юлиуса Эволы, содержащая в себе колоссальный материал на это счет, собранный в результате многолетних кропотливых исследований дает ясные, прямые и жесткие ответы на многие неясные вопросы этой жгучей и "проклятой" темы. В этом она отличается от русской философии эроса, расцветшей в XX веке и за редкими исключениями (Бердяев, и в особенности, Розанов) отличающиеся при освещении проблем особым целомудренным тоном и сдержанностью. В отдельные моменты стиль Эволы может показаться циничным. Однако, такое впечатление обманчиво - чем дальше вчитываешься в текст, тем отчетливее впечатление мужественной чистоты и откровенности, с которой он касается самых острых и запутанных тем, говоря о которых мы привыкли стыдливо опускать глаза. Итальянский мыслитель нигде не забывает о своей главной цели - изложить метафизику пола, помогающую человеку преодолеть проклятие собственного дуализма и разделенности со своей Высшей Природой. Такая предельная откровенность (а Эвола со своим альпинистским пристрастием к риску и сверхнапряжениям всегда любил преодолевать уже известные пределы) ценнее любого ханжества (даже если оно преследует самые добрые цели), ибо она дает возможность подойти к постижению тайны.

Итак, пол - есть величайшая тайна, сокрытая в глубинах человека, и потому познать ее природу впрямую, безо всяких усилий, исканий и сокровенных знаний, просто невозможно и нереально. Проблема пола не сводится к проблеме секса, хотя она включает в себя секс, но не отождествляется с ним. Потому данное название книги более точно отражает суть дела, нежели "Метафизика секса", как ее поторопились окрестить некоторые публикаторы ее отрывков и частей. Эвола стремится подчеркнуть, что само понятие пол, изначально означающее дуальность, раздвоение, сокращенную форму понятия половина, содержит в себе не только силу, разделяющую единое на части, но и силу взаимного притяжения, соединения, слияния. Его задача рассмотреть проблему пола со всех сторон, осветив ее светом сакральных знаний и очистив ее от ядовитых излучений фрейдизма и профанического либерализма. Традиционалистский подход видит решение проблемы пола, одной из центральных проблем человеческого существования - в преодолении глубинной разделе иности двух начал и воссоединении половинчатых душ, потерявших друг друга во время затянувшейся космической одиссеи падшего человека. Решить проблему пола можно только при условии выхода в сферу, где двойственности попросту не существует. Прорыв в эту высочайшую область может быть осуществлен двумя способами, один из которых предполагает овладение эротическими энергиями в реальной практике половой любви (сексуальная разновидность тантры), другой же осно'ван на полном вытеснении секса из сферы собственной жизни и сознания (аскеза). И тот и другой путь воспринимают пол и сексуальность как явления сакральной сферы, требующей соответственного отношения.

Совершенно по-иному оценивает область секса профаническое сознание. Оно видит в грозной и таинственной силе пола главный мотив человеческих устремлений и действий, доходя до явного преувеличения роли сакрального фактора.

Половой профанизм можно условно подразделить на два направления: гедонистическое, исходящее из признания чувства наслаждения основным двигателем сексуальной активности человека и утилитарно-естественное, утверждающее, что главная функция пола - это воспроизведение потомства. Христианская точка зрения, негативно воспринимающая сексуальный гедонизм, при этом оправдывала (пусть и без ветхозаветной апологии: "плодитесь и размножайтесь!") воспроизводственную функцию пола как природную основу семьи и брака - бесспорных и освещенных церковью ценностей. Половое чувство воспринимается церковью как начало, содержащее в себе возможность греха, но его последствия - деторождение - благословлялись как основа и условие продолжения рода. (Правда, подобное отношение к половой любви присутствует не в церковной догматике, но прежде всего, в исторически сложившемся образе поведения христианского, в особенности, католического человека. На это противоречие христианства указывал в свое время В.Розанов). Русская религиозная философия пыталась разрешить это противоречие и согласовать христианство с областью пола. Две линии философии любви в отечественной мысли расходились между собой и в отношении к плотскому началу, и в своих культурно-исторических истоках. Одну из них, восходящую к античному пониманию Эроса, можно условно определить как неоплатоническую. Оно представлено такими фигурами как Вл.Соловьев, Л.Карсавин, Б.Вышеславцев. Русские неоплатоники и философы любви отрицали аскетизм, пытались рассматривать эротическую энергию как основу творчества и подчеркивали огромное значение индивидуального любовного чувства, в своих высших проявлениях просветлявшего чувственность. Другое направление исходило из безусловного подчинения всех возможных воззрений на эту таинственную область христианским или, точнее говоря, ортодоксально-богословским взглядом. Его наиболее яркие апологеты - П.Флоренский, С.Булгаков, И.Ильин и Вл.Ильин ориентировались на высокую средневековую аскетику и подвижничество, давшее миру самые яркие образцы борьбы с грехом. В книге "Русский эрос" (М., 1991) говорится о том, что эти два противоположные направления так и не сблизились между собой, хотя серьезную попытку соединить Любовь-Эрос и любовь-сострадание или, как ее называли, "агапэ", сделал Н. Бердяев.

Но, как бы то ни было, попытки подобного объединения двух видов любви происходили больше в сознании мыслителей. К реальной российской жизни это имело очень мало отношения: взаимоотношения полов в России развивались по своим законам. Логика этих взаимоотношений, конечно, определяется прежде всего особенностями истории и национального характера народа, а уже потом национальной философией любви, осознанным и прочувствованным отношением к ней. Вместе с тем это не означает, что подобная национальная философия Эроса не нужна современному человеку. Она очень нужна, и существенную поддержку для разработки такой философии могут оказать сакральные знания и эзотерические учения, о которых говорит в своей книге Юлиус Эвола.

 

 

* * *

Многие положения, выдвигаемые мыслителем, с первого момента вызывают симпатию: акцент на здоровом и нормальном аспекте пола, неприятие любых половых извращений и патологий, в которых так любит копаться либеральное сознание, стремление исследовать духовное измерение секса, отвержение двух главных искажений в отношении к полу, характерных для современного мира - ханжества и пошлости. В своем отрицании лицемерно-моралистического замалчивания половой тематики, свойственного многим философским системам, идеологическим построениям и социальным теориям Эвола близок к Бердяеву, называющему пол "мировым вопросом" и писавшему о "центральной, религиозной важности проблемы пола" следующее:

"С полом и любовью связана тайна разрыва в мире и тайна всякого соединения; с полом и любовью связана также тайна индивидуальности и бессмертия. Это мучительнейший вопрос для каждого существа, для всех людей он также безмерно важен, как и вопрос о поддержании жизни и о смерти. Это проклятый, мировой вопрос, и каждый пытается в уединении, тщательно скрываясь, точно позора, преодолеть трагедию пола и любви, победить половое разъединение мира; эту основу всякого разъединения, последний из людей пытается любить, хотя бы по-звериному. И поразителен заговор молчания об этом вопросе, о нем так мало пишут, так мало говорят, так мало обнаруживают свои переживания в этой области, скрывают то, что должно было бы получить решение общее и мировое. Это интимный вопрос,, самый интимный из всех. Но откуда стало известно, что интимное не имеет всемирного

значения, не должно всплывать на поверхность истории, должно таиться где-то в подполье?…Необходимо победить ложную стыдливость и лицемерное ханжество в вопросе о поле, иначе человечеству грозит гибель от подпольных тайн пола, от внутренней анархии пола, прикрытой внешним над ним насилием. Само появление Розанова - серьезное предостережение. Хаотический пол много бедствий причинил человечеству и готовит бедствия еще большие. Человечество должно наконец сознательно и серьезно отнестись к своему полу, как к источнику своей жизни, прекратить грязные подмигивания, когда речь заходит о поле."

Бердяев оказался прав почти во всем, даже в идее заговора молчания вокруг пола. Как и всякий заговор, даже такой всеобщий и полубессознательный, как в данном случае, заговор молчания по поводу пола имел цель - хаотизировать половое сознание человечества, загнать сексуальную энергию в глубины подсознания, лишить людей высших и подлинных знаний об этой сфере, отрезать ее от подлинных эзотерических традиций, содержащих в себе конкретные методы просветления эроса - и все это для того, чтобы в определенный момент истории внезапно снять любые запреты и ограничения и выпустить из подполья на поверхность перезревших демонов сексуальной революции, жадно внедряющихся в неподготовленную и нарушенную психику масс. Как и Бердяев, Эвола, хорошо понимавший, что ханжеское отношение к полу, замалчивающее остроту проблемы, и профаническая пошлость сексуальной революции представляют собой две стороны одной медали, говорит о сексе свободно и открыто, привлекая к исследованию все накопления мировой культуры, особый упор делая на сакральные знания и эзотерические учения. Он не боится погружаться мыслью в самые сатанинские сферы пола и сексуальности, осознавая, что без освещения их светом истинного гнозиса они никогда не осветлятся, и человек не сможет ни овладеть этими силами, ни тем более преобразить их.

Мыслитель много времени затрачивает на то, чтобы точно определить предмет своего исследования. Он последовательно отбрасывает все теории о сущности полового чувства человека - теорию удовольствия, концепцию деторождения, доктрину платонической природы любви. Он подчеркивает, что метафизический угол зрения предполагает изучение глубинной основы соединения полов, отнюдь не ограничиваясь уровнем банального совокупления. Из всех многочисленных концепций половой любви, как наиболее близкую к истине, Эвола выделяет магнетическую теорию, указывая однако, что проблема не сводится к магнетизму. Глубинная сущность полового чувства отождествляется со стремлением человека восстановить утраченное единство и обрести целостность на всех планах и уровнях своего бытия. Проанализировав множество древних религиозно-мистических источников, Эвола приходит к четкому убеждению, что существует нерасторжимая связь между Эросом и бессмертием. В подтверждение своей мысли он опирается на традицию Веданты, утверждающей, что в основе притяжения мужчины к женщине лежит не любовь, но at ma(принцип всеобъемлющего света, полного бессмертия). Поскольку пол, выражающий идею разделенности единого высшего начала на мужское и женское, пронизывает весь человеческий состав, то существует по меньшей мере три уровня проявления пола: телесный, душевный, духовный.

 

 

* * *

Совокупность материала, приведенного в книге, позволяет описать характеристики пола и сексуальности в их идеальном измерении, соответствующем представлениям эзотерических традиций и сакральных учений. Если тезисно изложить традиционное понимание природы пола в интерпретации Юлиуса Эволы, то возникает примерно следующая картина.

1. Пол есть неполное половинчатое бытие, которое некогда было целым, полным и самодостаточным, но впоследствии разделилось на две части, два начала - мужское и женское. Однако, несмотря на разделение, эти два начала в своем райском измерении были прямыми проводниками божественной воли, находившимися в состоянии гармонии, счастья, притяжения и не знавшими вражды. После грехопадения мужское и женское начало пришли в совершенно иное состояние, исполненное своеволия и взаимной вражды, продолжающееся доныне.

2. Архетипическими идеальными первообразами каждого из двух начал являются Абсолютный Мужчина, носитель принципа динамической воли и логики, герой или аскет, и Абсолютная Женщина, носительница принципа восприятия и любви, любовница или мать. Божество, одушевляющее Абсолютного Мужчину, - Шива, Единый Зритель, Универсальный Наблюдатель, Мировое Духовное Начало. Божество, одушевляющее Абсолютную Женщину, - Кундалини, Танцующая Актриса, по спирали поднимающаяся к своему Высшему Супругу, Энергия, лежащая в основании Мира. Союз между Абсолютным Мужчиной и Абсолютной Женщиной есть высочайшая мистерия, исполненная гармонии и содержащая вселенскую тайну. Такой союз традиция называет Иерогамией - священным браком, соединяющим мужское и женское начало в нерасторжимое единство - Божественный Андрогинат.

Путь к божественному единству и реализация трансцен-дентирующего принципа любви заключаются не в отказе от своего пола во имя плохо понятого принципа соединения двух начал, но в первоначальном утверждении лучших сторон собственного пола, подключении к соответствующему божеству-покровителю и лишь затем, по мере достижения высокой ступени совершенства, слиянии с высшим аспектом или божеством противоположного пола. Иначе на пути к посвящению мужчина должен становиться все больше мужчиной, женщина - женщиной, и только после установления духовного контакта с мужским (в случае мужчины) и женским (в случае женщины) Идеальным Первообразом, адепт должен пытаться осуществить мистическое соединение соответственно с Идеальной Женщиной и Идеальным Мужчиной внутри себя.

3. До тех пор, пока это соединение не осуществлено во всей полноте и необратимости, человек будет ощущать томление, беспокойство, неудовлетворенность, смутное стремление к чему-то, для чего трудно подобрать название, и это мучительно-дискомфортное состояние требует своего разрешения, которое происходит только тогда, когда человек находит более или менее подходящий объект для своих чувств.

Бели описанное выше идеальное решение проблемы пола игнорируется, а человек начинает ориентироваться на банальные идеалы и половые стереотипы, гармоничные отношения между полами постепенно портятся и могут дойти до состояния войны, что мы по сути имеем сегодня.

4. Идеальный тип взаимоотношения полов - состояние равновесия и взаимодополнения, причем верховная роль - и на этом особо, пожалуй в большей степени, нежели говорят сами древние традиции, настаивает Эвола - принадлежит мужчине. Если установленная гармония нарушается и возникает явно выраженное преобладание одного из полов, то деградируют оба начала. По мнению итальянского мыслителя, в особенности опасна доминация женского начала в его низшем аспекте, присущая атмосфере современного мира.

Помимо метафизики пола книга - и это подтверждается прежде всего двумя вариантами перевода ее названия - содержит в себе подробное изложение метафизики секса. Ее основные положения можно представить следующим образом.

1. Секс сам по себе не грех и не зло, а реальная сила в человеке, внутри которой находится путь к Богу. Секс становится грехом и злом лишь в том случае, когда он превращается в инструмент греховной и злой воли. Являясь самым сильным из всех земных физических ощущений, секс уже в силу одного этого признака содержит в себе привкус метафизического бытия.

2. Секс может быть мощнейшим инструментом преображения человеческой личности, потому что он предполагает участие другого человека и тем помогает выйти за пределы собственного эго.

3. Хотя сексуальные отношения по определению относятся к уровню физического тела, они требуют - причем, чем развитее человек, тем в большей степени - участия всех человеческих сил, свойств и способностей, в том числе и духовных сил и структур.

4. Сексуальная энергия не прощает небрежного к себе отношения и предполагает внимание и заботу, освещенную устремлением к Высшим аспектам бытия. Обычные сексуальные переживания, несмотря на всю их интенсивность и остроту на фоне других человеческих чувств и ощущений есть лишь бледная тень экстатических состояний, лежащих за гранью банального секса. Традиция говорит о нескольких путях решения сексуальных проблем человека, основанных на различном отношении к половой энергии: а) подавление (низшая аскеза), б) нормированное использование (в супружестве, освещенном церковью), в) преображение (высшая аскеза или, напротив, тантра).

Приведенные выше положения половой и сексуальной метафизики изложены у Эволы подробно и красочно с большими отступлениями и экскурсами в историю мировых религий, мистических учений Востока и Запада, древних культур и традиций.

 

 

* * *

Еще в древности было известно, что по половой морали, характерной для тех или иных культур и общественных отношений, можно судить о состоянии общества в целом. Вырождение многих государств и крушение некогда великих империй во многом было предопределено деградацией и десакрализацией половой сферы народа, избравшего путь абсолютной бесконтрольности, гонки за удовольствиями, отказа от воле-

вого самоконтроля, что в своей совокупности приводило к росту сексуальных извращений и отклонений и, в конечном счете, к снижению пассионарности. Сексуальный инстинкт, совершенно справедливо названный в одном из американских фильмов основным, оказывал и продолжает оказывать мощное воздействие на исторический процесс. Примеры этого воздействия далеко не ограничиваются хрестоматийным примером Троянской войны, начавшейся, согласно преданию, из-за любви. Любовное чувство того или иного фараона, царя, императора, полководца нередко поворачивало колесо истории. В современном обществе с его псевдокарнавальной атмосферой непрерывной сатурналии (о чем ярко и убедительно писал Генон) влияние половой энергии на исторический поток практически не имеет персональной фокусировки - оно резко снижено и растворено среди масс людей, более или менее равномерно распределяясь и в лидерах и в толпах. На сегодняшний момент состояние половой энергии человечества как никогда ранее далеко от идеалов, заповеданных традицией. Перефразируя на серьезный лад курьезное высказывание, ставшее популярным в России несколько лет назад, можно с абсолютной уверенностью сказать: у нас нет метафизики секса. В сфере пола наблюдается растущее отчуждение между полами, временами доходящее до стадии холодной войны. Обещанной гармонии, увы, пока не наступило. Грубый патриархат и откровенная мужская доминация, сопровождающиеся высокомерным отношением к женщине как к низшему существу, странным образом сосуществуют в современном мире со скрытым господством низших женских идеалов, ценностей и представлений. Стремление к эмансипации и профаническое равноправие, за которое страстно сражаются многие женщины, по сути есть бегство от собственного пола и если договаривать все до конца - стремление стать мужчиной или снизить его до уровня своих недостатков. При этом космический закон равноправия двух начал нарушается.

 

 

* * *

С точки зрения указанного выше и имеющего отношение к данной теме интересно взглянуть на современное кризисное состояние половой и сексуальной сферы в масштабе всей планеты. Различие, существующее между положением дел в данной области на Западе, Востоке и в России весьма показательны, хотя подверженность процессам распада, характерного для века богини Кали, увы, становится всеобщей планетарной реальностью. Наиболее кризисной ситуация представляется на Западе и прежде всего в Америке, родине сексуальной революции, волны которой ныне наводняют весь мир. Пусть пик этой революции в западных странах давно позади, состоявшаяся демонизация полового инстинкта сделала свое дело: рост сексуальных извращений всевозможного толка и преступлений, совершенных на этой почве, резкое снижение рождаемости, несмотря на благополучные материальные условия, превращение Эроса в товар, наконец, эпидемия СПИДа, от которого нет спасения - вот известные всем созревшие плоды эротического либерализма Европы и Америки. О глубине падения западного мира свидетельствует все более широкое распространение компьютерного секса, подобно вампиру, пожирающего тончайшую энергию Эроса.

В свете подобной перспективы зловеще и двусмысленно выглядит высказывание знаменитого американского футуролога Алвина Тоффлера, представляющего образ своей страны в XXI веке, спящей в обнимку с компьютером. В плане взаимоотношений полов западный мир несмотря на все его широковещательные заявления об успехах, достигнутых в области равноправия полов, страдает многими болезнями. Главная проблема состоит в том, что мужская доминация в ее примитивной и профанической форме, благодаря происшедшей эмансипации, начинает уступать место женской доминации, не менее агрессивной и примитивной, в результате чего в атмосфере торжества низших женских ценностей, с ее жаждой комфорта и накопительства, места для героического и возвышенного начала в современном мире практически не остается.

На Востоке, в тех странах и регионах, которые сумели дистанцироваться от западных идеалов и влияний, наблюдается во многом иная картина. Так, в арабских странах за счет жесткой политики, регламентирующей сексуальное поведение людей с позиции традиционных исламских ценностей, атмосфера неизмеримо чище и демографическая ситуация значительно лучше. Речь, разумеется, не вдет о таких странах, как Таиланд, скопировавших худшие стороны западной морали и превративших секстуризм в основную статью дохода. Это является ярким подтверждением той мысли, согласно которой либеральная эротическая философия, примененная на практике, приводит к ухудшению демографической ситуации, а идеология "подмораживания" и разумного сдерживания "основного инстинкта", наоборот, способствует приросту населения. Впрочем, то, что подобный подход, во всех отношениях более здоровый и нравственный, нежели западная гинекократия, не решает всех проблем взаимоотношений между полами тоже очевидно - женское начало, вне всякого сомнения, оказывается подавленным. И если отдельным ярким пассионарным особам женского пола, наподобие Индиры Ганди, Корасон Акино, Беназир Бхутго удается пробить брешь в господствующей психологии мужского шовинизма и занять верховную ступень в области политической власти, бывшей до этого исключительно прерогативой мужчин, то большинство восточных женщин до сих пор продолжает пребывать на вторых ролях, как в бытовом, так и в историческом поведении.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных