Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод выполнен для группы – https://vk.com/beautiful_translation

Перевод выполнен для ознакомительного пользования и для расширения кругозора читателя. При размещении на других ресурсах обязательно указывайте сайт и группу, для которых был осуществлен перевод.

«Будьте здоровы!»

Меган Куин

Книга входит в сборник «Чертовски Неловкие Праздники»

Переводчик – Олеся Левина

Оформление – Наталия Павлова

Перевод выполнен для группы – https://vk.com/beautiful_translation

Аннотация:

Праздники навевают множество мыслей – длинные, зябкие вечера, когда ты уютно устраиваешься у камина, голые ступни подоткнуты под того, кого ты любишь. Некоторые признаки лета, когда твоя кожа разогрета больше, чем только от солнца. Стаканчик на ночь, после ужина Дня Благодарения, и ощущение гладкого, терпкого жжения виски, которое согревает твою грудь и оставляет тяжесть в конечностях. Или ленивые поцелуи и блуждающие руки под твоим самым лучшим платьем на романтическом свидании в День Всех Влюбленных.
Но иногда бабуля напивается и отключается за столом, твой брат попадается, когда трется с кем-то под фейерверками, твои дети ловят мамочку, которая целует Санту (и не только в губы), твой особый подарок оказывается не в том подарочном пакете, козел крадет и нацепляет на себя твои новые, сексуальные трусики, а метание шаров приобретает совершенно новый смысл.
Иными словами праздники могут быть волшебными, но временами, они становятся чертовски неловкими.

Эндрю.

– Чувак, она не придет.

– Она придет, – выпаливаю в ответ, ерзая на месте и нервно оглядываясь по сторонам.

– Ты пригласил ее на третье свидание на церемонию посадки деревьев со своей командой. Она не придет, – говорит Джон, мой квотербек, нахальная ухмылка на его лице. – Уверен, у нее есть дела поинтереснее, например, заняться гимнастической фигней на матах, или помыть свои волосы…

– Она, твою мать, придет, – отвечаю я, теряя свое терпение из–за друга.

Когда я пригласил Брин Ларсон на свидание на празднование Дня Древонасаждения, я собирался наладить с ней контакт через нашу общую любовь к природе. Вообще–то, я не задумывался о отстойности подобного свидания. И охренеть, как уверен, что мою голову даже не пересекала мысль, что вся линия нападения моей команды присоединиться ко мне. В мои намерения входило – посадить вместе дерево, оказать воздействие, показать Матушке Природе, что даже я, гигант, почти в два метра ростом, тайт энд[1] с умелыми руками ловца, могу улучить момент и оценить землю, на которой живу…и может, поцеловаться в лесу с девушкой, которая мне нравится.

Но я не смогу продемонстрировать все навыки своего языка, если ее не будет здесь.

Когда девушка Джона, Кейти Ханнити, олимпийская медалистка по спортивной гимнастике, выдвинула предложение, что я должен пойти на свидание с ее напарницей по команде, Брин, я был слегка напуган. Черт, у девчонки было три золотых медали и все за прыжки повсюду, как профи. Уже не упоминая о том, то она невероятно сексуальная со своими длинными, светлыми волосами и большими, голубыми глазами, которые обрамляли самые, офигенно–длинные ресницы, которые я когда–либо видел. Она – великолепна.

Поэтому, как трус, я зашел в соцсети, снял видео, на котором приглашал ее на свидание и заставил фанатов распространить эту новость, поэтому она практически была вынуждена ответить «да». Хотя ее реакция уверяла меня, что она не делала мне одолжение. На самом деле, она краснела, когда кто–то спрашивал ее – милый ли я или нет? Она кивала и застенчиво улыбалась. Это взращивало мое эго. Так что я добрался до нее, без соцсетей, и мы договорились о свидании.

Хотите поговорить о неловкости? Мы пошли на двойное свидание с Джоном и Кейти, решив, что это будет лучший вариант положить начало наших отношений, но оказалось – нет. Кейти болтала весь вечер, не давая никому вставить ни единого слова. Естественно, они уехали вместе, поэтому я подарил Брин чрезвычайно скованные объятия на прощание с любопытными глазами, которые рассматривали всего меня.

На следующий день, Джон сделал своей миссией использовать мои мозги, как личную погремушку, постоянно нудил, что я «не мужик». Если бы его девушка хоть немного затыкалась, может, я и смог бы вставить парочку слов, но воздержался от указывания на это, поскольку Джон и Кейти по–прежнему нужны мне на моей стороне.

Наше второе свидание, ну, единственное, которое прошло хорошо. Я повел ее на свидание в кинотеатр на открытом воздухе в парке, купил вина и тарелку с мясной закуской, которой она бредила, и мы провели вечер, уютно устроившись рядом друг с другом, и закончили все сессией поцелуев увеличивающих–член в моей машине, где мы возможно немного распустили руки. Она уже почти добралась до «земли обетованной», когда ее отец постучался в окно моей машины, свирепо уставившись на меня. Я хотел врезать ублюдку по лицу и сказать, что ей уже двадцать один, и она сама может принимать решения, но опять же воздержался, потому что он нужен мне на моей стороне.

Поэтому теперь в отчаянной попытке увидеться с ней снова настолько быстро, насколько это возможно, я пригласил ее отметить день Древонасаждения со мной.

Угу, День Древонасаждения.

Господи Боже, я такой лох.

– Хочешь, я напишу Кейти, чтобы она узнала, где Брин? – спрашивает ухмыляющийся Джон.

– Нет. Я могу самостоятельно написать Брин.

– Ну…так ты собираешься писать ей? – Джон кивает на мой телефон, который опасно крепко сжат в моей ладони.

Просканировав место снова, я качаю головой.

– Я не хочу выглядеть так, будто я в отчаянии.

– Но ты в отчаянии.

– Нихрена, – выпаливаю в ответ. – Но стараюсь замаскировать это, осел.

Расстроенный, я провожу рукой по своим волосам и смотрю прямо на парковку. И вот тогда я замечаю ее, прижимающую к ногам струящееся платье, ветер раздувает его во все стороны. Ее светлые локоны туго связаны в пучок на макушке, ее обувь, которую, я точно уверен, женщины называют босоножками, слега неуместна для данного мероприятия, а это платье демонстрирует огромное количество длинных, загорелых ног.

Чтоб меня.

Она сексуальна. Она захватывающе-сексуальна. Настолько сексуальна, что это вызывает в моей голове всякое дерьмо, например, – сможет ли она сделать колесо и приземлиться точно на мой член? Черт возьми, лишь упоминание об этом заводит меня. Она профессионально прыгает и приземляется на землю. Если бы дело касалось ее киски и моего члена, была бы она настолько же точна?

– Ах, похоже, она все же решила прийти.

Поправляя воротничок своей рубашки, я возвращаю себе немного уверенности, которая отсутствовала всего мгновение назад.

– Естественно она решила прийти. Я и не волновался.

Джон лающе смеется.

– Ты такой хреновый лжец. Твои потные подмышки говорят об обратном.

Твою ж мать!

Я поднимаю руки, чтобы мельком взглянуть на свою светло–голубую рубашку и проверить наличие влажных пятен, отчего Джон смеется еще больше. Нет никаких потных следов.

– Ты такой придурок.

Брин подходит к нам до того, как Джон успевает ответить, яркая улыбка на ее лице, розовый блеск украшает ее губы. Боже, она идеальна.

– Привет, Эндрю, – она бросает взгляд на Джона и слегка машет ему. – Джон, рада видеть тебя.

Джон кивает ей.

– Я тоже, Брин, – дьявольски улыбаясь, он добавляет. – Не могу поверить, что ты позволила этому придурку пригласить себя на свидание на День Древонасаждения.

Видимо, Джон не верит в братский кодекс. Запомню. Мудак.

Вежливо улыбаясь, Брин смотрит на меня и отвечает:

– Не могу устоять перед отличным «стволом», – бросает взгляд на мою промежность, быстренько переводит глаза на меня и подмигивает.

Ох, черт, она говорит о моем члене. Моя девочка.

Рассмеявшись, Джон хлопает меня по плечу, потом, к счастью, начинает уходить.

– Ты победил, – потом он поворачивается к Брин и произносит. – Я бы не рассчитывал на «ствол», милая. Мы ходим с этим чуваком в одну раздевалку.

– Пошел ты, – весело говорю я, но в действительности я хочу размазать его по парковке. Все в раздевалке знают, что у меня приличное хозяйство. Бедный Сандерс, наш кикер, у которого член размером с карандаш.

Джон смеется на всем пути к небольшим столикам с напитками, оставляя меня наедине с Брин.

Схватив ее за руку, я переплетаю наши пальцы и улыбаюсь ей сверху вниз.

– Я боялся, что ты не придешь, – я могу быть честным с ней, в отличие от моего долбанутого друга.

– А с чего мне не идти на этот фантастический день Древонасаждения с тобой? – она хихикает, ее голос ударяет прямо по моей промежности. Она имеет хоть какое–то представление, насколько соблазнителен ее голос?

– Мда, не самое лучшее свидание, – я притягиваю ее немного ближе, ее духи с феромонами вцепляются в мои яйца и тянут их прямиком в ее сумочку. Я в ее власти. – Но я просто счастлив снова увидеться с тобой до того, как уеду на еще одну товарищескую игру.

– Ты флиртуешь со мной? – ее глаза, без шуток, сверкают.

– Детка, я не флиртую. Я стараюсь обеспечить себе четвертое, пятое и шестое свидание.

Рассматривая наше окружение, она смотрит на гигантские дыры в земле, окруженные грязью, разнообразием саженцев деревьев, выстроенных в ряд, и соседствующих с ними лопат, которые готовы погрузиться в землю.

– Ну, если четвертое, пятое и шестое свидания никак не будут похожи на третье, то ты можешь уже составлять расписание в нашем календаре, – ее голос наполнен сарказмом, и я ничего не могу поделать, и смеюсь вместе с ней.

Я обнимаю ее за талию и говорю:

– Обещаю, я все исправлю…когда мы пройдем через эту торжественную хрень.

– Я думала, тебе нравится спасать окружающую среду.

– Нравится, – быстро отвечаю. – Но я не люблю душные церемонии и рубашки, застегнутые на все пуговицы в жаркую погоду, – я снова ослабляю воротничок возле своей шеи.

– Ну, а ты разве не Леонардо ДиКаприо в спорт индустрии, – дразнится она.

– Дамы и господа, пожалуйста, подойдите к закрепленным за вами деревьям для первого торжественного выкапывания, – произносит кто–то в громкоговоритель.

– Первое выкапывание? – спрашивает Брин с сомнением в голосе. – Но все ямы уже выкопаны.

Я провожаю ее к нашему дереву, которое находится в самом конце очереди, и убеждаюсь, что не отпустил ее руку.

– Это что–то похожее на «Ричарда Гилмора»[2]: ну, знаешь, взять золотую лопатку, зачерпнуть столовую ложку грязи и отбросить ее в сторону.

– Так это что, мы копать вообще не будем?

– Как и садить, – я смущенно улыбаюсь.

Она кивает, а потом смотрит на меня сквозь свои ресницы.

– Ричард Гилмор? Классная ссылка.

– Тебе понравилось? – ухмыляюсь я. – Я знаю кое–что о Лорелей и Рори.

– Не знаю впечатляться мне или пугаться?

– Пугаться, – перебивает нас Джон, стоящий рядом с нашим деревом. – Этот чувак всегда пытается завести философские разговоры в раздевалке на тему – кто лучше подходит для Рори: Дин, Джесс или Логан.

Пожимая плечами, она отвечает:

– Лично мне нравится Логан. Знаешь, светлые волосы, ореховые глаза, – серьезно, это что–то делает со мной, – бросив косой взгляд на меня, она дает понять, что еще и обо мне говорит. Помечу еще одну победу в своем блокноте.

– Логан – зануда, – встревает Джон. – Джесс – и только он.

– Ни за что, – одновременно произносим мы с Брин.

Джон собирается опровергнуть это, когда ведущий церемонии встревает в наш разговор.

– Спасибо больше за то, что присутствуете здесь сегодня…

Я не уделяю внимание ни единому слову, которое произносит этот человек. Все влетает в одно ухо и вылетает из другого, мой мозг даже не обрабатывает ничего об опасности, которой подвергает окружающую среду человеческая раса, о том, что бесчисленное количество животных теряют свои дома каждый день, и о том, как наше общество может сплотиться и внести изменения.

Неа, все, на чем я могу сосредоточиться, – то, как волосы Брин раздуваются на ветру, то, как ее губы медленно трутся друг об друга, распределяя блеск по всей поверхности, и на исходящем от нее аромате.

Угу, я уже собираюсь покрасоваться своим «стволом» в любой момент.

– Берите свои лопаты.

Я предлагаю лопату Брин.

– Ты окажешь мне честь?

– Ох, какой джентльмен.

Она берет золотую лопату, улыбается мне, а потом поднимает крошечную горсть земли из ямки и бросает ее в сторону вместе со всеми. Толпа вокруг нас достойно аплодирует, а потом садовники подходят сзади нас, чтобы посадить деревья. Самая нелепая и чванливая церемония, на которой я когда–либо присутствовал, но эй, мы в любом случае посадили деревья, и это все что имеет значение.

– Так странно, – признается Брин, улыбаясь и произнося все это краешком рта.

– И правда, странно.

– Особенно, для свидания, – добавляет Джон.

Какого черта он сует свой нос в каждый разговор, который я пытаюсь завести с этой девушкой?

Закатив глаза на своего друга, я поворачиваюсь к Брин, беру ее за руку и киваю на лес, который расположен в нескольких метрах от нас.

– Не хочешь прогуляться?

– А теперь, это романтично, идешь в правильном направлении, приятель, – Джон получит по яйцам завтра в раздевалке, без сомнений.

Игнорируя Джона, Брин отвечает:

– С удовольствием.

Брин.

Почему я нахожу нервозность Эндрю такой очаровательной? Может, потому что он весь такой высокий, мускулистый футболист, который возвышается надо мной, но ведет себя, как милый, плюшевый мишка. Он совсем не такой, каким я себе его представляла, когда соглашалась на свидание. Я думала, что он будет типичным самовлюбленным спортсменом, который не говорит ни о чем кроме своего члена, своей статистике и я уже упоминала о члене?

Но не Эндрю. Он милый, добрый, заботливый и ужасно сексуальный. Возможно, я следила за его профилем в Инстагрме, когда он постил множество снимков, – где он с собакой, где он в местной детской больнице, и естественно, где он без футболки. Эти – мои самые любимые.

Я вроде как надеялась, что наше третье свидание будет немного больше интимным, немного больше физическим, но деревья – тоже весело…да? Все зеленое и тенистое.

Брр, это странное третье свидание. И как ни крути оно останется странным. Но, он обещал, что все исправит. Чего я с нетерпением жду. Надеюсь, он решит исправить все это в лесу. Не стану лгать, прошло очень много времени с тех пор, как я была с мужчиной, спасибо моим тренировкам и Олимпийским играм этим летом. Было бы очень приятно снова насладиться мужскими прикосновениями. Или его языком…эх, я бы, и в правду, с радостью насладилась его языком.

– Прекрасный день, ага? – он нарушает тишину. Он до того неловко–милый.

– Великолепный.

Он разворачивает меня в рощице и толкает к одному из деревьев, прежде чем оглядеться по сторонам и позади меня, откуда мы только что пришли. Его взгляд темный, страстный, готовый наброситься.

Да, именно об этом я и говорила. Именно об этом я и мечтала.

Прижимая меня руками и своим пристальным взглядом, он бросает взгляд вниз, а потом произносит:

– Это платье сводит меня с ума, Брин.

– Даа? – невинно спрашиваю я. – И что именно сводит тебя с ума?

Двигая своими большими пальцами по моим тазовым косточкам, он отвечает:

– Оно дразнит меня, тем как задирается от ветра, слегка обнажая верхнюю часть твоих бедер. Черт, будет ли это слишком самонадеянно, если я скажу, что умереть, как хочу увидеть, что у тебя под ним?

Прикусив губу, я качаю головой.

– Нет, совсем нет.

Его брови взлетают до линии роста волос.

– Серьезно? – растягивает он и придвигается немного ближе.

– Серьезно, – подтверждаю.

Слегка приподнимая большими пальцами, он начинает собирать материал вокруг моей талии. Это не так уж и сложно, учитывая комбинацию шифона и короткой длины. Когда подол моего платья оказывается в районе пупка, моя задница открывается теплому воздуху, он смотрит вниз на белые, кружевные шортики и стонет.

– Твою мать, очень сексуально.

– Так случилось, что у меня и соответствующий лифчик к ним.

Сглотнув, он спрашивает:

– Насколько далеко ты надеешься, все зайдет между нами сегодня?

Я обхватываю ладонями его шею и притягиваю ближе. Я знаю, насколько хороши его поцелуи, и я так была близка к оргазму только от нашей серии поцелуев в машине. Меня никогда так не тянуло к мужчине раньше. Не только из–за того, что он такой сексуальный, но и когда он целуется, то полностью отдается. Полностью сосредоточен….на мне. Не могу устоять против этого великолепного мужчины.

– Никаких надежд и планов.

До того, как он успевает ответить, я притягиваю его губы к своим, соединяя наши рты вместе. Я не теряю времени, переводя наш поцелуй из милого и невинного к порнографическому за две секунды. Я открываю рот, ищу его язык и сплетаю со своим, сильно вжимаясь в его тело, моя грудь у его груди, моя промежность объезжает его сильную и мощную ногу.

Если бы я не была настолько возбуждена, я бы сделала шаг назад и оценила бы, насколько агрессивной и отчаянной я выгляжу прямо сейчас. Но это бы не остановило меня.

Я терзала этого мужчину.

Руки в волосах, губы на нем, киска ездит на его ноге, – да я ушла во все тяжкие. Набрасываюсь на него всеми возможными способами и лучшая часть в этом, – он не отстает. Он не сомневается, не отступает назад. Он берет все, что я отдаю в его сторону. Он хочет меня так же сильно, как и я его?

– Мне нужно коснуться тебя, – произношу приглушенно между поцелуями.

Он что–то говорит в ответ, но я не понимаю, поэтому снова беру все в свои руки и начинаю расстегивать его штаны.

Буду честной, мне нравятся члены. Считаю, члены фантастическими. Они забавные и могут встать только от одного прикосновения. Один взмах и маленький грибок выходит поиграть. Что может быть увлекательнее этого?

Поэтому, яснее ясного, что я взволнованна перед встречей с мяском, которым упакован Эндрю.

Как только его молния и пуговица расстегнуты, я пробираюсь в его боксеры, вцепляюсь в его растущую длину и вытягиваю ее, позволяя упереться в его рубашку.

Дорогой Иисус, да это замечательный член.

Весь в венах, толстый, без волос и готов хорошенько провести время. Этот член хочет потусоваться, и угадайте что, небольшие посиделки в моей киске могут заинтересовать его

Я глажу его член и наблюдаю за тем, как он растет в моих руках. Угу, определенно хочу повеселиться с этим членом.

– Ох, черт, обалденно, – стонет Эндрю мне на ушко, собирая подол моего платья в одну руку и передвигая другую к передней части моего белья.

Ох, я уже влажная и по вымученному звуку, который издает Эндрю, я понимаю, он тоже знает об этом. Не спеша поглаживаю его, не раскачиваю слишком быстро – что больше бы походило, будто я пытаюсь встряхнуть бутылку с кетчупом – но достаточно для того, чтобы свести его с ума.

– Ты такая…– он сопит, как будто у него течет из носа, – влажная.

Я настолько теряюсь в прикосновениях его пальцев с моим центром, что не обращаю внимания на него прямо сейчас.

Не поверю, что он плачет сейчас.

Он же не плачет, да? Боже, мне нужно остановить его, если он плачет?

Шесть длиннющих месяцев без секса.

Неа, если он плачет, тогда он может вытереть слезы об мой лифчик, я не собираюсь останавливать его.

Подбадривая его, я толкаюсь своими бедрами, хочу, чтобы он устранил мое белье и поработал немного тщательней надо мной.

– Черт, ты такая горячая.

Хочу сказать «ты тоже». Хочу похвалить его приверженность тренажерному залу, штанге, каждому приседу, который он делает, но вместо этого, я просто стону. Стоны – замечательны. Стоны подтверждают все. Стоны говорят «эй, я с головой в этом»

Потому что, откровенно говоря, я никогда не была хороша в грязных разговорчиках. Никогда не была одной из тех девчонок, которые говорят: «Вставь его в меня, здоровяк, заставь меня кончить». И еще я никогда не была одной их тех девчонок, кто объявлял о своей секреции, прямо перед тем, как это произойдет

Я кончаю, кончаю…Угу, это не про меня.

Что я умею? Ну, я гибкая. Я могу согнуться лучше, чем любая женщина поблизости. Я могу сесть на шпагат на его члене, и если это не впечатлит, тогда я не знаю, что еще сможет.

Мои мысли возвращаются к здесь и сейчас, когда Эндрю начинает выцеловывать путь вниз по моему телу…шмыгая носом. Он все еще плачет? Прекрати фокусироваться на его слезах, и переходи к волшебству, которое он творит своим ртом.

Его губы встречаются с моим животом, прямо над моей лобковой костью. Ох, Боже мой, да. Я развожу ноги еще больше, когда Эндрю сдвигает мои трусики в сторону и ныряет головой к моему центру.

Предвкушение ползет по моей коже, когда я готовлюсь к его языку.

Бросаю на него взгляд, жду, затаив дыхание, контакта. Он проводит ладонью под носом, вытирает…сопли, а потом ныряет, толкая меня к дереву. Я цепляюсь за его голову, когда из меня вырывается громкий стон.

Блин, надеюсь, никто не слышит меня. Если кто спросит…мы проветриваем почву и удобряем ее, эм…нашим оргазмом?

Нет, вытряхиваю эту мысль из своей головы. Сосредоточься на его…

О, да, на его языке

Я плавлюсь у дерева позади меня и цепляюсь за голову Эндрю крепче. Наблюдаю за тем, как он поглаживает себя, его член торчит из штанов, в жесткой хватке его ладони. Все в нем эротично. От нашего окружения, к возможности быть пойманными кем–то, до того, как мы удовлетворяем себя без полного контакта.

Я наслаждаюсь каждым….

Апчхиииииии

Я дергаюсь от удара головы Эндрю в мою вагину, его нос проходится по моему клитору, его лоб упирается в мой лобок.

Апчхиииииии

Удар головой по моему клитору.

Апчхиииииии

Глаз в моей вагине.

Апчхиииииии

Его волосы трутся между моих складок.

Апчхиииииии

Водопад соплей покрывает мой живот.

Какого. Черта. Происходит?

Чихание продолжает вылетать из Эндрю, пока он пытается восстановить свое равновесие, но с каждым мощным чихом из его носа, он теряется, продолжает врезаться в меня, толкаться в меня и бьется об меня каждым сантиметром своей головы. Носом, ухом, волосами, глазами, – они все погружаются в мою открытую вагину безостановочно, пока он хаотично и бесконтрольно чихает. Честно, это ужасно.

Что мне делать? Сказать «будь здоров»? Предложить носовой платок своей вагиной? Вытащить парочку таблеток Бенадрила[3] из своих складок? Боже мой, может ли быть у человека аллергия на чьи–то личные части? Чертовски уверена, что нет.

Пытаясь избежать, чтобы мою киску постигла участь мишени для вечеринки чихания, разворачивающейся передо мной, я отхожу в сторону, и вот тогда я охватываю весь вид перед собой.

Вот он, мужчина, которого я нахожу довольно привлекательным, с красными глазами, сопли вылетают во все стороны из его носа, глаза собрались в кучу, и…его «ствол» болтается во все стороны сквозь дырку, которую я проделала для его члена, создавая собственную версию вертолета…чихающую версию.

Чих за чихом, его «прибор» взлетает, его тело содрогается, и….

Апчхиииииии

Сила такая мощная, что нет ни единого шанса остановить это. Я с ужасом наблюдаю, как голова Эндрю летит прямо на ствол дерева перед ним. Удар о кору отправляет его на землю, в бессознательном состоянии, его член болтается всем на обозрение. Эммм…что должна делать девушка прямо сейчас?

Это карма? Трахаться у дерева в День Древонасаждения, – это способ Матушки Природы осудить наш праздник деревьев?

Если так…Мать Природа настоящая сучка.

Шум, который мы вызвали от чихания, и естественно мой крик, когда я не могу растолкать Эндрю, привлекает внимание остальных участников торжества. Джон вызывает 911, Эндрю укатывают на носилках, шея в бандаже, одеяло прикрывает его пораженную плоть. Я должна была запихнуть его в штаны, до того как все появились, но честно, я была слишком напугана, что он мог умереть, и не хотела прикасаться к члену мертвого человека. Это неразумно.

– У вас есть аллергия на какие–нибудь цветы или растения? – один из медиков спрашивает Эндрю.

– Не уверен, – мямлит он сквозь отекшие щеки и сдавленное горло.

Бедный, бедный парень.

– Ну, поверьте мне, у вас есть аллергическая реакция. Нам нужно отвезти вас в больницу и убедиться, что все в порядке, особенно с вашей шеей.

– Хорошо, – жалостливо говорит он перед тем, как перевести взгляд в мою сторону. Сквозь отек он произносит. – Полагаю, мне не стоит ждать четвертого, пятого и шестого свидания, да?

Все краски сходят с его лица, и мое сердце тянется к нему.

Четвертое, пятое и шестое – все еще в силе. Позвони мне потом.

Ярко улыбаясь, он машет мне с капельницей в руке. Джон хлопает Эндрю по ноге и говорит:

– Сотрясение мозга от кунилингуса. Только у тебя, приятель, только у тебя.

 

 


[1]
[1] тайт-энд - третий крайний от центра в линии нападения.

[2]
[2] «Девочки Гилмор» - американский комедийно-драматический сериал, именно на главных героев этого сериала ссылаются герои в своем разговоре.

[3]
[3] Бенадрил – средство от аллергии.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Перша в історії успішна операція на серці в нашому регіоні знаєте де відбулася? | Завдання до практичного заняття
vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных