Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






История первой группы. 8 страница




Вдруг Клаус понял, что сейчас должно произойти что-то значимое, может даже решающее во всей его жизни. В его сознании закрутился калейдоскоп его прошлых событий. Картинки сменяли друг друга строго в хронологическом порядке начиная с рождения Клауса в родовом замке Австрии. Каждый момент своей жизни он видел на этой ленте. На основных поворотных пунктах его жизни плёнка замедлялась и в голове возникал вопрос о том, как бы он хотел поступить сейчас и насколько было обосновано его решение на тот момент. Таких остановок было много. И Клаус понял, что каким-то образом из его сознания идёт считка информации из его прошлой жизни с возможностью что-то дополнить, исправить или изменить. Клаус понимал, что его жизнь сейчас кардинально перекраивалась и если бы у него была власть над временем, он бы вернулся к своему началу и действительно бы всё изменил. Его не было бы сейчас здесь и не испытал бы он того что испытал здесь. Ощущение невозможности вернуть то, что произошло было настолько мучительным, что он расценивал это как какое-то испытание. Клаус предположил, что этот метод мог стать элементом серьёзного тестирования на возможность дальнейшего прохода. Насколько он правдиво и честно смог проанализировать свою прошлую жизнь, дать оценку своим поступкам и предложить способы их исправления, настолько система давала допуск на определённую территорию.

Всё это продолжалось довольно длительное время. Клаусу же казалось, что процесс длился целую бесконечность. Фактически же прошло минут двадцать. Кино закончилось. Он ещё некоторое время стоял неподвижно, пока к нему не вернулась способность размышлять.

Клаус огляделся в мерцающем свете туннеля и понял, что прошёл первую линию обороны Кристалла. Он догадывался, что чем дальше он будет продвигаться вглубь, тем больше сюрпризов он там найдёт. Понимая, что всё происходящее для него, это определённый вид испытаний, он намерился перенести всё, что уготовила ему судьба. Клаус давно для себя решил, что не уйдёт с Ковы и станет хранителем данного места, поэтому и все секреты, что откроет ему туннель останутся при нём. Хотя откуда возникло это решение, он не мог понять. В конце концов его двигало по туннелю желание наконец-то разобраться в том, что здесь всё же происходило и какова истинная цель их экспедиции. Сам того не понимая, в своих размышлениях Клаус давал возможность артефакту считать с него информацию о его конечной цели и намерениях. Это был второй информационный барьер, который открыл ему дальнейший путь по проходу.

Освещение туннеля изменилось. Он не находил светильников на стенах, но чувствовал свет, который позволял ему видеть ровный прямоугольный проход туннеля. Он как будто был вырезан или скорее прожжён в скале. Шероховатость пола, стен и потолка были минимальными. Он стоял в прямоугольной длинной коробке, неизвестно откуда появившейся в глубине земли. То что туннель имел искусственное происхождение, не вызывало никакого сомнения.

Впереди по туннелю Клаус увидел более яркое свечение, состоявшее, как он понял, из нескольких источников.

- По видимому, это ещё какой-то барьер. - решил Клаус.

Подходя ближе он стал ощущать внутренние вибрации в теле. Это было похоже на электрошок, но боли пока не было. Внезапно сердце Клауса пронзила острая боль. Хватая ртом воздух он упал на колени. В этот момент цветовая гамма излучателя изменилась. В его свете появились наиболее насыщенные тёмные тона. И вдруг он увидел перед собой лица своих детей. Система смогла считать даже ту информацию, которую он похоронил в глубинах своего сознания.

Он видел улыбающегося сына. Он видел маленькую Хельгу. Он видел как они с женой были счастливы, гуляя по саду. А потом он уничтожил всё это собственными руками. Там был весь путь его восхождения к власти. Клаус вспомнил, как прятался в одном из домов, когда его семью увозили, убеждая себя в том что ничего теперь сделать для них не сможет. Он даже приходил к жене и пытался оправдаться в том, что бессилен был что-либо изменить. Единственное, чего он не смог сказать, чтобы жена попрощалась за него с детьми. Он так и ушёл, безвозвратно кинув свой род на плаху нового порядка. Клаус всё это видел. Картинки мелькали перед его глазами. Сожаление, боль, обречённость опять выходили на поверхность, и как прежде мучили своего хозяина. Но в какой-то момент неприятные моменты стали перекрываться картинками листов рукописи. И тогда Клаус понял, что на весы своей жизни он положил две разных вещи. С одной стороны это то, что было ему дано, но он выбрал то, что нашёл здесь. Клаус до конца так и не понял, насколько он был прав в своём выборе, но чисто интуитивно он чувствовал свою правоту. Единственное, чего он мог избежать - это уничтожения своих близких. Он задолго до репрессий догадывался что может произойти, и наверное смог бы вывести свою семью из под огня системы. Но после этого должен был их оставить. Этого требовали новые обстоятельства. На данный момент они ему только мешали. Однако Клаус мог обладать этими знаниями и сохраняя свою семью. Но он поступил как поступил ! И это был его выбор. Не сказать, что ему было тяжко, но он это понимал и признавал. Система считала с него информацию достаточно достоверно. Также промелькнули события былых дней. Он видел тех своих товарищей, которых он спровадил на тот свет, видел своего бывшего начальника подразделения " Чёрных ястребов ". Клаус не хотел смерти этих людей, но на своём жизненном пути он часто становился немым свидетелем работы тёмных структур поляны. Вся эта тема была пропитана духом смерти. Или как скажет он позже " Посвящён, значит мёртв ". Даже сейчас между семьёй и знанием, он выбрал бы знание.

Источник света растворился. Освещение туннеля изменилось. В голове Клауса прозвучал голос :

- Это было достаточно откровенно. Ты не врал, ты не прятался, ты всё проанализировал и сделал выбор. Насколько он правильный, это уже твоё дело.

Клаус так и не понял, что это было, то ли похвала, то ли осуждение. Но он заметил, что его угрызения совести мало волновали тот Голос, что с ним сейчас разговаривал. Систему интересовала лишь правдивость ответов. И похоже он выиграл и этот раунд. Клаус сказал правду и его ответ был принят. Насколько бы совершенны не были Те, кто прислали сюда артефакт, их интересовала лишь искренность и правдивость человека, умение ценить себя со всеми недостатками и принимать себя таким как есть. То, как достигалась цель и через какие жертвы, наверное мало интересовало Создателей. Здесь видимо работали уже другие структуры.

Клаус двинулся дальше и стал замечать, что туннель сужается, а освещенность прохода постоянно уменьшается. В конце концов он почти упёрся головой в потолок. Впереди него была тьма. Что там дальше, он не знал. Клаус чувствовал некую опасность исходящую от темноты. Он оторвал пуговицу от одежды и бросил её вперёд. Пуговица бесследно канула во тьме. Ни звука полёта, ни звука падения Клаус не услышал. Она как будто пропала за определённой границей. Он так и не понял, был ли там проход в иное пространство, либо это бездна лежала перед его ногами. Для Клауса это было испытание верой. Он понимал, что подобный переход мог и погубить его. Хотя ему сейчас было всё равно, останется он жив или умрёт. Главное, что он попытается приблизится к тому, к чему так давно стремился. Он хотел узнать то, ради чего всё происходило то, ради чего он пожертвовал многим то, что пытались получить остальные.

Клаус был так опустошён этими испытаниями, что обессилев опустился на пол и отключился от всего происходящего. Организму требовался отдых.

 

После того, как группа Хаггенса прибыла на место, был разбит лагерь недалеко от скалы, являющейся входом в туннели. К вечеру была выставлена походная кухня и подключено оборудование. Клаус, поговорив с Хаггенсом, отправился на разведку. Всё было спокойно, никто не ощущал беспокойства и тревоги - никто, кроме одного человека. Офицер Нойс - а это был он, никак не мог понять, почему за последнее время ему снилось так много кошмаров. Он знал с самого начала, что вся эта экспедиция была не совсем обычная. Он с самого начала не хотел ехать на Кову. При сборе вещей терялось самое необходимое, он не мог найти важных вещей, которые когда-то подготовил для поездки. Нойс имел хорошо развитую интуицию и понимал, что эта история ничем хорошим для него не кончится. Различные знаки указывали именно на это. Он даже написал рапорт о том, чтобы его исключили из участников экспедиции. Но руководство преследовало свои цели, поэтому его просьба была отклонена. Нойс должен был идти. Руководство знало о способностях этого человека, поэтому и утвердило его кандидатуру. Этот человек должен был стать индикатором для всей группы. Он должен был удерживать своим присутствием энергетику от возмущений. Он не учился этому, но это было при нём от рождения. Нойс мог сгармонизировать любой конфликт с которым сталкивался. Он был больше чем психолог.

Теперь Нойс находился там, где должны были произойти основные события. Ещё когда его группа покидала поляну, он уже знал, что больше оставшихся там людей не увидит. Нойс не мог этого объяснить, он это просто знал. Приближаясь к ангару, у него росло чувство опасения и постоянного беспокойства. Ему везде мерещились тени. Его преследовало какое-то оранжевое свечение. Он ощущал присутствие чего-то нематериального, которое находилось непосредственно возле группы. Особое внимание эти объекты уделяли Клаусу. Нойс понимал, что этот человек не был обычной фигурой в этом путешествии. Он был ключом к тому, что должно было произойти. Нойс догадывался, что Клаус ведёт свою игру, но докладывать Хаггенсу об этом не стремился. От его начальника открыто веяло скрытой опасностью. Нойс понимал, что этот карьерист их всех когда-нибудь продаст. Да к тому же у Хаггенса была своя шестёрка - Фирс. Этот человек следил за всеми и постоянно что-то записывал. Вот и сейчас, Фирс незаметно ушёл из лагеря вслед за Клаусом.

Нойс с презрением смотрел на Фирса. Он его терпеть не мог. Фирс был для него гадок. Но одновременно с этим в душе Нойса просыпалось сочувствие, когда он вспоминал будущую судьбу этого человека. Такой судьбы он не пожелал бы никому. В одном из своих снов Нойс увидел, как Фирс зашёл к нему в палатку. Они о чём-то недолго говорили, а потом произошло то, что забыть Нойс уже не мог. Верхушка черепа Фирса раскрылась и всё его тело стало выворачивать наизнанку. Он продолжал жить и при этом говорил :

- Вот так мне теперь придётся мучаться всю оставшуюся жизнь ! Они ещё много раз будут примерять моё тело и душу как одежду. Это так больно и унизительно. Но от этой зависимости я не могу избавиться.

Он уже давно перестал расценивать свои сны как сумасшедший бред. Сны Нойса имели связь с реальностью. При этом, своя судьба ему была недоступна. Он знал только то, что больше не вернётся в Германию, что больше никогда не увидит родных. Перед отъездом он всё подготовил для того, чтобы его семья была обеспечена и не было бы передела собственности и конфликтов, из-за внезапно появившегося наследства.

Ближе к вечеру, занимаясь своими делами, Нойс стал замечать что вокруг лагеря стало замыкаться какое-то невидимое кольцо. Не понимая, что происходит, он попытался предотвратить замыкание этого кольца и выскочить за него. Ему постоянно казалось, что он на шаг отстаёт и не успевает выскочить за его границы. Товарищи, наблюдавшие за ним, ничего не понимали и, считая его не совсем нормальным человеком, только лишь молча улыбались. Подобные выходки Нойса уже никого не удивляли и становились лишь объектами для шуток. Однако высокая интуитивность Нойса уже не раз многих выручала, поэтому с ним и считались.

Внезапно остановившись, Нойс посмотрел куда-то вдаль, развернулся, подошёл к костру у которого сидели его товарищи и сказал :

- Это конец ! Здесь скоро никого не останется.

Все схватились за оружие и стали оглядываться в поисках невидимого врага. Но ничего подозрительного не замечали.

- Нас скоро не будет ! - твердил Нойс.

Нацисты стали перешёптываться. Один из них тихо прошептал Хаггенсу :

- Дружище Ной, похоже совсем спятил ! Да и не удивительно. Мы все здесь держимся на последнем.

Но страх всё же стал закрадываться в души этих людей. Предсказания Нойса частенько сбывались.

Что произошло дальше, так никто и не понял. Вдруг каждый из членов группы почувствовал, как какое-то невидимое кольцо ужаса стало смыкаться вокруг лагеря. Руки немели и холодели, части тела переставали двигаться. Многие стали падать как подкошенные. Но при этом они были живы. Некоторые пытались воспользоваться оружием, но и оно было бесполезным. Казалось, в головах поселился кто-то, кто захватил тела людей. Они больше не принадлежали их хозяевам. Всё это сопровождалось невыносимой головной болью. Медленно затухающее сознание людей ещё некоторое время ощущало огненные шары и разряды в своих телах. Оранжевый туман, который шёл за смыкающимся кольцом ужаса быстро поглощал за собой лагерь. Нойс уже в паранормальном бреду наблюдал за тем, как в оранжевом огне стали исчезать его товарищи. Лагерь был обречён. В какой-то момент перед Нойсом возник призрачный облик профессора Вагнера. Нойс молча смотрел на него. Он уже знал судьбу этого человека и его нисхождение в преисподнюю.

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных