Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Этиология и патогенез. Психозы в течении общих инфекционных заболеваний и внутримозговых инфекций возникают не всегда




Психозы в течении общих инфекционных заболеваний и внутримозговых инфекций возникают не всегда. В раз­витии психозов принимает участие большое количество фак­торов, удельный вес которых не всегда ясен. Развитие пси­хоза в значительной степени зависит от особенностей ин­фекции. При таких заболеваниях, как сыпной тиф, бешенство, психозы развиваются всегда. Другие инфекци­онные заболевания (дифтерия, столбняк) значительно реже сопровождаются психическими расстройствами. Существует точка зрения, что острые психозы с помрачением сознания развиваются при воздействии интенсивных и непродолжи­тельных вредных факторов, протрагированные же психозы, близкие по клинической картине к эндоформным, возни­кают при длительном воздействии этих факторов (Э. Кре-пелин). Важную роль в развитии психоза играет возраст больного. У пожилых людей инфекционные психозы про­текают абортивно, в то время как у детей они отличаются большой остротой. Женщины чаще подвержены инфекци­онным психозам. Стойкие необратимые психические нару­шения при инфекционных заболеваниях определяются мор­фологическими изменениями в головном мозге. Клиниче­ская картина психических расстройств отражает степень интенсивности > и прогредиентности поражения головного мозга. В основе эпидемического энцефалита лежат сосуди­сто-воспалительный и инфильтративный процессы в сером веществе головного мозга. Хроническая стадия сопровож­дается дегенеративными изменениями в нервных клетках и вторичным разрастанием глии. В основе лейкоэнцефалита лежит атрофия белого вещества больших полушарий мозга.

Возбудителями энцефалитов являются различные виру­сы, бактерии, риккетсии, грибы, простейшие, гельминты.


Диагностика

Диагноз инфекционного психоза может быть уста­новлен лишь при наличии инфекционного заболевания, а клиническая картина психоза соответствует эндогенному типу реакций — острых и пролонгированных.

Острые психозы с синдромами нарушенного сознания развиваются на фоне острых инфекционных заболеваний. Протрагированные психозы характерны для подострого те­чения.

Дифференциальный диагноз. Инфекцион­ные психические нарушения необходимо отличать от других психических заболеваний. Прежде всего инфекционные бо­лезни могут стать условием развития или обострения эн­догенных психозов (шизофрения, маниакально-депрессив­ный психоз). Кроме того, ряд психопатологических рас­стройств при инфекционных заболеваниях может вызвать большие диагностические трудности.

Наибольшего внимания в этом отношении заслуживает аментивное состояние при тяжелом инфекционном заболе­вании, которое необходимо дифференцировать с кататони-ческим синдромом при шизофрении. Кататонию характе­ризуют подвижность, резкая импульсивность, негативистич-ность, высокопарность содержания высказываний больных, причудливость речи, аллегоричность. При успокоении в случае кататонии появляются негативистическая недоступ­ность и усиление импульсивности при утяжелении болез­ненных проявлений.

Возбуждение при аменции ограничивается пределами постели. Облик и поведение больных свидетельствуют о беспомощности. Речь при аменции бессвязная. Больные го­ворят то оживленно, то тон их речи становится плачущим. Временное успокоение аменции сменяется так называемой адинамической депрессией (Странский).

Не меньшую сложность представляет дифференциация переходных, промежуточных синдромов, весьма близких к эндогенным психозам.

Сквозной астенический синдром, на фоне которого воз­никает психоз, развитие последнего после одного из синд­ромов нарушенного сознания, а также смена психоза к вечеру делирием дают основание диагностировать переход­ный синдром инфекционного происхождения. В пользу пра­вильности диагноза говорит корреляция соматического и психического состояния.


Утяжеление психического расстройства при улучшении соматического состояния, а также развитие психической патологии после окончания соматического заболевания или сохранение психических нарушений на длительный период после окончания инфекционного заболевания дают основа­ние усомниться в наличии инфекционного психоза.

Патоморфоз как самих инфекционных заболеваний, так и развивающихся при них психических нарущений требует дифференциации неврозо- и психопатоподобных расстройств при инфекциях от психогений и психопатий. От неврозов пограничную психическую симптоматику при инфекциях можно дифференцировать на основании отсутствия непос­редственной психической травмы и наличия клинических проявлений инфекционного заболевания. Для диагноза пси­хопатии должны быть данные о наличии психопатии до начала инфекционного заболевания.

19.1.4. Распространенность инфекционных психозов

Данные о частоте инфекционных психозов за последние 40—60 лет колеблются в зависимости от периодов, в которые проводились статистические исследования, и от взглядов на диагностику этой патологии. В довоенный период больные инфекционными психозами составляли в различных районах бывшего СССР 2—3% от числа всех поступавших в пси­хиатрические больницы, хотя в некоторых больницах этот процент превышал 12. В годы Великой Отечественной войны процент инфекционных психозов увеличился до 5—6. Его снижение последовало в послевоенные годы — до 2,8%. В 60-х годах частота этой патологии снизилась до 1,2%. В последние десятилетия в результате значительного сни­жения частоты инфекционных заболеваний отмечается даль­нейшее уменьшение в психиатрических больницах больных с инфекционными психозами.

Прогноз

Острые инфекционные психозы обычно проходят бесслед­но. Однако после инфекционных заболеваний, сопровожда­ющихся острыми симптоматическими психозами, наблюда­ется состояние эмоционально-гиперестетической слабости с выраженной астенией, лабильностью аффекта, непереноси­мостью громких звуков, яркого света. В неблагоприятных случаях инфекционный делирий протекает с глубоким по-


мрачением сознания, резко выраженным возбуждением, при­нимающим характер беспорядочного метания (мусситирую-щий делирий), и заканчивается летально. Прогностически неблагоприятным является сохранение подобного состояния при падении температуры тела. Протрагированные психозы могут приводить к изменениям личности по органическому типу. Так, токсическая и септическая формы скарлатины мо­гут осложняться энцефалитом или менингитом. Особенности течения психоза и его исход зависят от возраста заболевшего и состояния реактивности организма.

Прогноз энцефалитов чаще неблагоприятный. Снижается трудоспособность, появляется психопатизация с асоциаль­ными формами поведения. Иногда отмечается шизофрено-подобная симптоматика.

При менингитах нередко наряду с развитием психопа-топодобных расстройств с расторможенностью, патологией влечений имеют место интеллектуально-мнестические на­рушения, судорожные пароксизмы.

19.1.6. Лечение и реабилитация больных с инфекционными психозами

Реабилитация больных с инфекционными психическими нарушениями включает в себя своевременную диагностику и адекватное лечение.

Лечение острых и протрагированных инфекционных психозов должно осуществляться в психиатрических больни­цах или инфекционных стационарах под постоянным наблю­дением психиатра и надзором персонала. Наряду с активным лечением основного заболевания больным должна назначать­ся массивная дезинтоксикационная терапия. Лечение психо­за определяется психопатологической картиной болезни.

Острые инфекционные психозы с помрачением сознания, острым галлюцинозом лечат аминазином, возможно также применение седуксена или реланиума внутримышечно.

Лечение протрагированных психозов осуществляется нейролептиками с учетом психопатологической симптома­тики. Наряду с аминазином применяются другие нейролеп­тики с седативным действием: френолон, хлорпротиксен и др. При этом ряд авторов рекомендуют избегать использо­вания таких препаратов, как галоперидол, трифтазин (сте-лазин), мажептил, тизерцин (нозинам) в связи с их гипер­термическим свойством.

При депрессивных состояниях наиболее широко исполь-


зуются триптизол (амитриптилин), азафен. При ажитации их следует сочетать с аминазином или френолоном. При нарушении функции печени дозы френолона и седуксена значительно снижаются.

При необратимых психических расстройствах в виде кор-саковского и психоорганического синдромов широко исполь­зуются препараты ноотропного ряда.

К реабилитационным мероприятиям у больных с длительно текущими протрагированными пси­хозами, а также необратимыми психическими расстройст­вами относится адекватное решение социально-трудовых вопросов.

19.1.7. Экспертиза

С у д е б н о-п сихиатрическая экспертиза. Больные острыми и протрагированными психозами призна­ются невменяемыми. При наличии резидуальных рас­стройств экспертная оценка определяется тяжестью изме­нений психической деятельности.

Трудовая экспертиза. Больные с выраженны­ми необратимыми психическими расстройствами признают­ся нетрудоспособными. Степень нетрудоспособности опре­деляется тяжестью психического состояния. После заболе­вания энцефалитом и, нередко, менингитом трудоспособность снижается.

19.2. Психические нарушения при СПИДе

Психические нарушения при СПИДе настолько разно­образны, что практически включают в себя все разновид­ности психопатологии, начиная от невротических реакций и кончая тяжелыми органическими поражениями головного мозга. Именно за это разнообразие психических расстройств СПИД иногда называют психиатрической энциклопедией или психиатрической одиссеей.

Психические расстройства возникают как у заболевших СПИДом, так и у серопозитивных носителей вируса, что является фактором риска, но не всегда свидетельствует о наличии у человека этого заболевания.

В эпидемиологических исследованиях СПИДа лица, име­ющие серопозитивную реакцию на СПИД, но без признаков этого заболевания, составляют так называемую с е'р у ю зону, являющуюся первой группой риска. Лица без при-


знаков заболевания и без наличия серопозитивной реакции на СПИД, но с особым жизненным стилем (гомосексуали­сты, бисексуалисты, наркоманы, лица, занимающиеся про­ституцией) относятся к так называемой группе беспо­койства (Морен и соавт.). Это вторая группа риска.

У лиц этих двух групп риска также выявляется целый ряд психических нарушений, требующих своевременной ди­агностики.

19.2.1. Клинические проявления

19.2.1.1. Психические нарушения у инфицированных СПИДом

Вирус СПИДа, обладающий не только лимфотропным, но и нейротропным свойством, т. е. поражающий непосред­ственно клетки центральной нервной системы, может вы­зывать психические расстройства задолго до признаков сни­жения у больного иммунитета.

У многих больных СПИДом за несколько месяцев, а иногда даже и лет до манифестации заболевания отмеча­ются апатия, нарушения сна, ухудшение работоспособности, снижение настроения, уменьшение круга общения. Однако на этом этапе психические нарушения чаще всего выявля­ются на так называемом субклиническом (инфраклиниче-ском) уровне.

С возникновением выраженных клинических проявлений болезни в виде лихорадки, обильного ночного пота, диареи, пневмонии и т. д. все эти психические нарушения становятся все более клинически выраженными и заметными.

Психиатрами и психологами уделяется большое внима­ние тому, как будет человек реагировать на диагностику СПИДа, какова будет реакция на сообщение о заболевании, о котором известно, что это “самая страшная болезнь нашего времени”, “чума XX века”, “самая постыдная болезнь” и т. д. Факт наличия СПИДа расценивается как проявление выраженного психологического стресса с преобладанием на ранних этапах заболевания (“этап осознания болезни”) пре­имущественно психогенных расстройств как невротического, так и психотического уровня. Чаще всего это депрессия, нередко очень выраженная, с идеями самообвинения, вины

1 Инкубационный период между заражением вирусом и развитием болезни, по данным разных авторов, длится от 1 мес до 5 лет


 


перед близкими, с суицидальными мыслями и тенденциями. Однако, как отмечают большинство авторов, завершенные суициды встречаются нечасто. Они чаще бывают у тех лиц, которые были свидетелями смерти близких или друзей от СПИДа, или у психопатических личностей. Отмечаются случаи суицидов и у лиц, к которым общество относится как к изгоям, отторгает их, не позволяет посещать обще­ственные места, иногда даже жить в своем городе.

В этот период характерны также обсессивно-компуль-сивные расстройства, возникающие одновременно с депрес­сией или изолированно. Возникают навязчивый страх смер­ти, навязчивые представления о самом процессе умирания, воспоминания о сексуальных партнерах, от которых могло произойти заражение.

Некоторых больных очень беспокоит мысль (также не­редко приобретающая навязчивый характер) о возможности заражения родственников или близких бытовым путем, хотя они и понимают ее нелепость.

Несмотря на преимущественно психогенный характер психических нарушений в период осознания болезни, уже 1та~^том~Этапе*отчетливо “звучит”^ррганическая симптома­тика: возникают дисфории, психопатоподобные формы по­ведения с эксплбзивностью, гневливостью” агрессивностью, эпилептиформные припадки. Происходит так называемая психологическая дезорганизация (П. Шодеф). Нередко тре­вога, возникающая у лиц при диагностировании СПИДа, сопровождается, как правило, ажитацией, паникой, анорек-сией, бессонницей, а также чувством безысходности и гнева, нередко~направленного на врачей. При этом встречается анозогнозия, когда больные отрицают наличие у них бо­лезни, не верят врачам, обвиняют их в некомпетентности. В дальнейшем, по мере прогрессировать болезни, все более отчетливыми становятся симптомы органического пораже­ния головного мозга. Однако еще до выявления отчетливого его поражения у многих больных обычно в течение не­скольких месяцев выявляются самые различные психоти­ческие расстройства в виде состояний помрачения сознания, особенно делирия^ галлюцинозов, острых параноидных пси­хозов, пшоманиакальных и маниакальных состояний. Не­редко психопатологические симптомы СПИДа лохожи на переживания больных раком в терминальной стадии.

Основным проявлением СПИДа является поражение го­ловного мозга с быстрым нарастанием деменции (у 60—90% всех заболевших).


В связи с этим даже появились такие термины, как “СПИД-дементный синдром” или “СПИД-дементный ком­плекс”.

В 25% наблюдений СПИД-дементный комплекс может выявляться уже в манифестном периоде болезни. Деменция развивается в связи с возникновением таких поражений мозга, как диффузный подострый энцефалит, менингит, менингеальная и церебральная лимфомы (псевдоопухолевые проявления болезни), церебральные геморрагии, церебраль­ные артерииты. При этом у больных постепенно нарастают трудности концентрации внимания, потеря памяти на те­кущие события, провалы памяти, снижение либидо, симп­томы летаргии. Очень быстро (в течение нескольких недель или месяцев) у больных усиливаются симптомы нарастаю­щего слабоумия с психомоторной ретардацией, периодами помрачения сознания (вначале в основном по типу суме­речного помрачения сознания), эпилептиформными припад­ками, нередко переходящими в эпилептический статус, му-тизмом. Затем появляются недержание мочи и кала, нара­стает оглушенность, заканчивающаяся комой.

При проведении компьютерной томографии в каждых 10 из 13 случаев определяется наличие общей церебральной атрофии, первым признаком которой обычно бывают нару­шения речи.

Из числа заболевших СПИДом 80% умирают в течение двух лет. 90% умирают от СПИДа в возрасте от 20 до 49 лет, причем около 93% из них составляют мужчины. При этом существует мнение, разделяемое многими исследова­телями, что одной из главных причин смерти от СПИДа является именно органическое поражение мозга.

Причиной смерти может быть и то, что у 35% больных развиваются саркома или другие злокачественные заболе­вания — опухоли, а также различные тяжело текущие соматические заболевания. У 60% больных развивается дву­сторонняя пневмония, от которой также многие погибают.

19.2.1.2. Психические нарушения у лиц из группы риска

Группа риска (“серая зона”). Эта группа состоит из лиц, пораженных вирусом СПИДа. Серопозитивность по вирусу СПИДа хотя и является фактором риска, но не всегда свидетельствует о наличии у человека этого заболе­вания.

Как уже отмечалось, инкубационный период между за-


ражением вирусом и развитием болезни длится от 1 мес до 5 лет. Причем если наличие манифестного заболевания среди серопозитивных носителей еще в начале 80-х годов оценивалось в 9—14%, то в последние годы эти цифры достигают 25—34%.

Группа риска (“группа беспокойства”). В эту группу входят лица, наиболее подверженные опасности заражения СПИДом. Это страдающие наркоманиями, занимающиеся гомосексуализмом и проституцией. Меньшую группу со­ставляют бисексуалисты, гетеросексуалисты с многочислен­ными беспорядочными связями, страдающие гемофилией или каким-то другим заболеванием, требующим частых пе­реливаний крови.

По данным большого количества публикаций, в США в 70% случаев СПИДом заболевают лица, занимающиеся гомосексуализмом и проституцией, в 20% — страдающие наркоманиями и 10% составляют рожденные от больных СПИДом женщин и лица, страдающие гемофилией .

Психические нарушения в той и в другой группах риска схожи, хотя в так называемой серой зоне они встречаются гораздо чаще. Это прежде всего психогенные расстройства с невротической и неврозоподобной симптоматикой, хотя иногда и приобретающей характер психотической. Возни­кают тревога, беспокойство, раздражительность, бессонни­ца, снижение аппетита, иногда с очень выраженной потерей веса. Характерно снижение работоспособности с нарушением активного внимания, иногда полная сосредоточенность на мыслях о возможном заболевании СПИДом. Общими яв­ляются также постоянное перечитываение литературы об этом заболевании, бесконечные поиски у себя тех или иных его симптомов, ипохондрическая фиксация на своем состо­янии. Значительно снижается инициатива, возникает чув­ство бесперспективности, снижается либидо, хотя многие больные порывают все свои сексуальные связи не из-за этого, а из-за боязни “заболеть еще какой-нибудь дурной болезнью”. Значительно меньшее число лиц прерывает вся­кие сношения из альтруистических побуждений.

Часть лиц из группы риска (особенно из числа серопо­зитивных), напротив, проявляет откровенные антисоциаль­ные тенденции, стремясь либо к возможно большему рас-

В последнее время число заболевших СПИДом среди страдающих гемофилией уменьшается в связи с проверкой донорской крови на наличие вируса СПИДа, а также благодаря проведению других превентивных мер.

10—1039 289


ширению своих сексуальных связей, либо к передаче вируса СПИДа иным путем.

Типичны состояния в виде апатической, тревожной, то­скливой депрессии с частыми идеями самообвинения (но обычно не доходящими до степени, бреда) и суицидальными мыслями, хотя в группе риска суицидальные попытки встре­чаются редко.

Иногда депрессия у лиц из группы риска приобретает психотический характер с ажитацией вплоть до возникно­вения состояния типа raptus melancholicus.

У больных из группы риска могут возникать и реактив­ные психотические состояния в виде сенситивного бреда отношения, реактивного бреда преследования, ипохондри­ческого бреда с описанным при этом “ощущением непри­касаемости”.

Возможны и истерические психозы. Вероятно, к группе истерических психозов можно отнести наблюдение, описан­ное в одном из~ номеров журнала “Lancet” за 1986 г. У мо­лодого мужчины из проституировавших гомосексуалистов был выявлен вирус СПИДа. Возникло подозрение, что он заразил сына, после чего вся семья отвернулась от него. В ответ на это он порезал себе пальцы, вымазал себя и всю комнату кровью и убежал.

У лиц из группы риска нередко описывают и возник­новение психосоматических заболеваний, из которых на первом месте стоит разнообразная патология желудочно-кишечного тракта.

19.2.2. Этиология, патогенез

и патологическая анатомия

Этиопатогенез психических нарушений при СПИДе в ос­новном связан с двумя факторами: 1)^1сихиче£кнм (психоло­гическим) стрессом при известии о наличии неизлечимого за­болевания и о связанных с этим внутрисемейных интерперсо­нальных и социальных проблемах; 2) общей интоксикацией и нарастающими тяжелыми поражениями тканей головного мозга и в первую очередь нервных клеток.

Патологическая анатомия. Вирус СПИДа обладает выраженными нейротропными свойствами и может быть выделен непосредсгайшоГиз""моЗговой ткани. По дан­ным патоморфологических исследований, те или иные из­менения тканей головного мозга обнаруживаются в 60-90% наблюдений.


Собственно патоморфологические изменения включают распространенную демиелинизацию, диссеминированные периваскулярные изменения, реактивный глиоз, микрооча­говые инфаркты мозга. Эти нарушения отмечаются прак­тически во всех структурах мозга, что и обусловливает сходство клинической картины нейроСПИДа с другими но­зологическими формами, в основе которых лежат близкие в патоморфологическом отношении поражения ткани мозга. Патоморфологические изменения мозга при СПИДе могут напоминать вирусные энцефалиты различной природы, ней-росифилис, токсоплазмоз, диссеминированные метастатиче­ские поражения, рассеянный склероз и др.

19.2.3. Дифференциальный диагноз

При постановке диагноза психических нарушений, свя­занных со СПИДом, прежде всего необходимо исключить лиц с так называемым псевдоСПИДом — страдающих спидофобией либо бредом заражения СПИДом. Таких больных, страдающих неврозом или психозом, становится все больше в связи с широким распространением средст­вами массовой информации материалов о СПИДе. В связи с этим в последнее время даже стали весьма распростра­ненными такие термины, как псевдоСПИД, синдром псевдоСПИДа, СПИД-паника. Диагноз в отношении этих больных ставится на основании обычных психиатри­ческих методов (естественно, при исключении серопози-тивности).

При дифференциальной диагностике психических нару­шений при СПИДе, сходных с шизофренической, инволю­ционной и другой симптоматикой, большое значение имеет самый подробный семейный и личный,анамнез, так как не исключено, что СПИДом заболел человек, уже страдавший ранее, допустим, шизофренией. В таком случае на ранних стадиях СПИДа, еще до резкого доминирования органиче­ской деменции, прежняя разнообразная психотическая сим­птоматика может выявляться. Впрочем, этот вопрос еще требует дальнейшего изучения.

Симптоматика органического поражения головного мозга при СПИДе требует дифференцирования с целым рядом органических заболеваний мозга иной этиологии: рассеян­ным склерозом, опухолью мозга, нейросифилисом, токсо-плазмозом, болезнью Шильдера, менингитами и энцефали­тами разнообразной этиологии и т. д. В таких случаях


10*



вопрос решается путем проведения соответствующих спе циальных анализов на СПИД.

То же самое необходимо проводить при психических нарушениях у лиц с серопозитивностью из группы риска (“серая зона”).

Сложнее дело обстоит с группой риска без наличия серопозитивности (“группа беспокойства”). В подобных слу­чаях необходимо самое тщательное собирание личного и семейного анамнеза, изучение “жизненного стиля” лиц из сферы общения данного человека. Очень важно также ус­тановить временную связь между появлением той или иной психической симптоматики с психической травмой, как-то связанной со СПИДом (заболевание или даже смерть ко­го-то из хорошо знакомых или близких людей), прочтением литературы, просмотром фильма с этой тематикой и т. д.

Необходимо выяснить также, не вызваны ли психические расстройства какой-то другой причиной, тематически со СПИДом не связанной, а уж затем — путем сложной психологической переработки — нашедшей у лица из груп-πι риска соответствующее “подтверждение”.

19.2.4. Распространенность и прогноз

Распространенность психических расстройств при СПИДе в целом соответствует распространенности самого заболе­вания, так как, по данным большинства авторов, в том или ином виде они встречаются практически у всех больных.

Ввиду нарастания числа заболевших СПИДом точные данные привести невозможно.

По некоторым данным, в Центральной Африке и от­дельных районах Карибского бассейна до 25% населения в возрасте от 20 до 40 лет являются серопозитивными по СПИДу.

В настоящее время прогноз в отношении психиче­ских нарушений при СПИДе, как и заболевания в целом, малоутешителен.

19.2.5. Лечение, реабилитация и профилактика

При лечении психических расстройств у больных СПИДом могут быть использованы психотропные средства, транквилизаторы, антидепрессанты трициклического ряда, но в небольших дозах ввиду повышенной чувствительности больных СПИДом к любым лекарственным средствам, а


также к алкоголю. Из-за возможности возникновения час­тых побочных явлений лечение нужно проводить крайне осторожно.

Есть данные, что менее других препаратов токсичен тиоридазин.

СПИД неизлечим, но может протекать хронически с состояниями некоторых ремиссий, поэтому необходима со­ответствующая психотерапевтическая и психокоррекцион-ная работа не только с больными, но и с людьми, их окружающими.

Нарастание слабоумия не должно быть противопоказа­нием к проведению психотерапии (особенно поддерживаю­щей) , которая будет помогать больным справляться по мере возможности с рядом проблем, обусловленных интеллекту­альными нарушениями.

Следует также вовлекать в реабилитационную програм­му всех заболевших, независимо от стадии болезни и воз­можного ее исхода.

Профилактические мероприятия должны быть организо­ваны очень широко и на высоком уровне с привлечением всех видов и средств информации. Воспитательная и пси-хокоррекционная работа должна проводиться не только ме­дицинскими работниками, психологами, социологами, пе­дагогами, воспитателями, но и всем обществом в целом.

Глава 20

ПСИХИЧЕСКИЕ НАРУШЕНИЯ ПРИ СИФИЛИТИЧЕСКОМ ПОРАЖЕНИИ ГОЛОВНОГО МОЗГА (СИФИЛИС МОЗГА И ПРОГРЕССИВНЫЙ ПАРАЛИЧ)

Сифилитическая инфекция, поражающая все органы и ткани, может распространяться и на головной мозг. По характеру поражения тканей головного мозга, времени воз­никновения и особенностям психических нарушений выде­ляют два различных заболевания: 1) собственно сифилис мозга и 2) прогрессивный паралич .

Сифилис мозга обычно относят к ранним формам ней-ролюэса, а прогрессивный паралич — к поздним. Это де-

1 Эти заболевания нередко объединяют под общим названием “ней-ролюэс”, включая в эту группу и сухотку спинного мозга.


ление на ранние и поздние формы имеет в своей основе различные морфологические изменения в тканях головного мозга и не совпадает с общепринятым делением сифилиса на периоды. При раннем нейросифилисе (собственно сифи­лис мозга) первично поражается ткань мезодермального происхождения (сосуды, оболочки), при позднем нейроси­филисе (прогрессивный паралич) наряду с мезенхимными реакциями имеются обширные дистрофические (атрофиче-ские) изменения самой паренхимы мозга. Поэтому сифилис мозга называют еще мезодермальным, или менинговаску-лярным, сифилисом, а прогрессивный паралич (как и су­хотку спинного мозга) — эктодермальным, или паренхи­матозным, сифилисом.

Сифилис мозга и прогрессивный паралич являются про-гредиентными заболеваниями и возникают чаще всего на основе нелеченого или недолеченного сифилиса. Большую предрасполагающую роль в возникновении этих заболеваний (особенно прогрессивного паралича) играют травмы голо­вного мозга, хронические инфекции и интоксикации, из которых на первом месте стоит алкоголизм.

Сифилис мозга возникает чаще всего через 5—7 лет после заражения, хотя возможны и более короткие (от нескольких месяцев до 2—4 лет) и более длительные (10 лет и более) сроки инкубационного периода. Иными словами, сифилис мозга может возникать как во вторичном, так и в третичном (преимущественно) периоде течения заболева­ния.

Инкубационный период прогрессивного паралича значи­тельно длиннее (8—12 лет и более), но возможно и более раннее возникновение этого заболевания.

20.1. Сифилис мозга (Lues cerebri)

Под обобщающим названием “сифилис мозга” объеди­няются различные по своей клинической картине нервно-психические нарушения, связанные с сифилитическим по­ражением сосудов головного мозга, его оболочек или, что бывает значительно реже, возникновением гумм.

Описаны случаи прогрессивного паралича через 30 и 40 лет. Такое позднее проявление нейролюэса дало основание некоторым авторам гово­рить о прогрессивном параличе (и сухотке спинного мозга) как о IV периоде сифлиса, однако единой точки зрения по этому поводу нет и далеко не все исследователи признают наличие IV периода.


Нервно-психические расстройства могут быть вызваны также изменениями и самой ткани мозга, наступающими вторично вследствие проникновения патологического про­цесса с оболочек в вещество мозга (менингоэнцефалит), поражения мозга в связи с нарушением питания, разраста­ния гумм и т. д.

Почти в каждом случае заболевания в той или иной степени имеются поражения как церебральных сосудов и оболочек, так и вещества мозга, но преобладает обычно какой-то один тип нарушений. Сифилис мозга — прогре-диентное заболевание и может привести к выраженному в той или иной степени дисмнестическому (парциальному) слабоумию.

20.1.1. Клинические формы сифилиса мозга

Единой классификации форм сифилиса мозга нет. Это объясняется большим разнообразием клинических проявле­ний мезодермального сифилиса, выраженным полиморфиз­мом неврологических и психических нарушений, нередким отсутствием четких границ между различными формами.

Наиболее часто выделяют следующие варианты сифилиса головного мозга.

Нервно-психические нарушения вследствие поражения оболочек мозга. При этой форме реакция со стороны обо­лочек мозга может проявляться как легким раздражением (явления менингизма), так и типичным менингитом, про­текающим остро или хронически.

Острый сифилитический менингит развивается преиму­щественно во вторичном периоде, сопровождается обще­мозговыми явлениями (головные боли, головокружения, рвота), повышенной температурой тела, типичными ме-нингеальными симптомами (симптом Кернига, ригидность затылочных мышц и т. д.). Характерно поражение череп­ных нервов. Нередко возникают эпилептиформные судо­роги и симптомы помрачения сознания по типу оглушения, спутанности или делирия. Однако значительно чаще, чем острый менингит, в оболочках мозга развивается хрони­ческий воспалительный процесс, нередко проникающий и в вещество мозга (хронический сифилитический менингит и менингоэнцефалит).

Помимо выраженной патологии черепных нервов (ввиду преимущественно базальной локализации процесса), у боль­ных отмечаются головные боли, раздражительность, склон-


ность к аффективным реакциям, нередко подавленное на­строение.

Иногда менингит развивается по выпуклой (конвекси-татной) поверхности мозга. При этой локализации патоло­гического процесса наиболее яркими симптомами являются судорожные состояния и нарушения сознания. Больные либо оглушены и подавлены, либо находятся в состоянии спу­танности и двигательного возбуждения. Судорожные при­ступы носят характер джексоновских или генерализованных припадков.

Неврологическая симптоматика при сифилитических ме­нингитах может быть представлена не только менингеаль-ными симптомами и разнообразной патологией черепных нервов (птоз, косоглазие, анизокория, нистагм, снижение слуха, поражение лицевого и -тройничного нервов и т. д.), но и такими явлениями, как аграфия, апраксия, геми- и моноплегия.

Зрачковые симптомы (помимо анизокории и деформации зрачков) выражаются чаще всего в вялой реакции на свет и аккомодации. Типичный же симптом Аргайла Робертсона бывает не всегда.

Встречаются случаи и асимптомного сифилитического менингита, когда заболевание проявляется только харак­терными изменениями ликвора.

Анализ спинномозговой жидкости при сифилитических менингитах показывает характерные для сифилиса, но не­однотипные нарушения (см. главу 2).

Апоплектиформная форма сифилиса мозга. Эта форма встречается наиболее часто. Она развивается на основе специфического поражения церебральных сосудов. Клини­чески проявляется частыми инсультами с последующими очаговыми поражениями. Первое время очаговые поражения нестойки, обратимы, затем же становятся все более мно­жественными, прочными и постоянными. Обширные невро­логические расстройства могут быть представлены самыми разнообразными (в зависимости от локализации поражения) симптомами: параличами и парезами конечностей, пораже­нием черепных нервов, апраксией, агнозией, псевдобуль-барными явлениями и т. д. Почти постоянным признаком является ослабление зрачковой реакции на свет.

Помимо очаговой патологии, для этой формы очень ха­рактерны головные боли, головокружения и снижение па­мяти. Больные становятся раздражительными, придирчивы­ми, слабодушными, иногда гневливыми или подавленными.


Отмечаются эпизоды помрачения сознания, главным обра­зом по типу сумеречного.

По мере утяжления неврологической симптоматики происходит все более отчетливое нарастание дисмнести-ческого (очагового, частичного, лакунарного) слабоумия (см. главу 6). Возможен летальный исход во время инсульта.

Эпилептиформная форма сифилиса мозга. Клиническая картина этой формы внешне напоминает эпилепсию: появ­ляются судорожные состояния, могут отмечаться периоды измененного сознания и настроения, снижается память. Раз­витие этой формы происходит на основе различных пора­жений: при менингитах и менингоэнцефалитах, при эндар-териите мелких сосудов, образовании гумм. Поэтому воз­можны и самые разнообразные неврологические симптомы.

Гуммозная_<|>орма сифилиса мозга. Эта форма встре­чается значительно реже других. Образуются единичные (солитарные) или множественные малые гуммы. В зависи­мости от их локализации и величины выявляются различные неврологические расстройства. Обычно гуммы не достигают такой величины, чтобы вызвать сдавление, но иногда все же бывают симптомы, весьма напоминающие картину опу­холи мозга: повышение внутричерепного давления, рвота, резкие головные боли, адинамия, реже — помрачение со­знания, а со стороны глазного дна — застойные соски зрительных нервов. При гуммозной форме могут также возникать судорожные состояния.

Галлюцинаторно-параноидная форма. Эта форма ха­рактеризуется появлением обмана чувств и возникновением бредовых идей с превалированием то тех, то других. Гал­люцинации чаще всего слуховые, но могут быть и зритель­ные, тактильные, висцеральные и т. д. Больные слышат оклики, иногда музыку, но чаще всего неприятные разго­воры, угрозы, обвинения и брань по своему адресу. Зри­тельные галлюцинации также обычно неприятного и даже устрашающего характера: больной видит какие-то рожи, мохнатые руки, тянущиеся к его горлу, бегающих крыс.

Из бредовых идей чаще всего отмечается бред пресле­дования, реже — иного характера (ипохондрический, ве­личия, самообвинения и т. д.).

Бредовые идеи, как правило, просты, связаны с непос­редственным окружением больного, лишены символичности. Больные уверяют, что соседи “специально, чтобы извести, включают во всю мощь приемник”, что сестра “сделала не тот укол”, что врачи “запустили его состояние” и т. д.


Неврологическая симптоматика, имеет преимущественно диффузный характер и выражена нерезко. Характерны ани-зокория и вялая реакция зрачков на свет. Иногда встреча­ются асимметрия лица, небольшой птоз, отклонения языка в сторону и т. д.

Так называемая сифилитическая неврастения не может считаться отдельной формой, а является по сути сборным понятием. Характерные (особенно в начальных стадиях за­болевания) неврозоподобные симптомы в виде повышенной раздражительности, плохого сна, утомляемости, тревожно­сти и подавленности (иногда до выраженной депрессии) объясняют в основном двумя причинами: 1) реакцией че­ловека на сам факт заболевания сифилисом; 2) общей ин­токсикацией организма и, в частности, головного мозга.

Врожденный сифилис (Lues congenita). С известной до­лей схматизма врожденный сифилис обычно делят на прогредиентный (сифилис-процесс) и н е π ρ о -гредиентный (так называемый дистрофический, или деструктивный, сифилис), когда патология вызвана повреж­дением зачатка или остаточными явлениями внутриутроб­ного поражения.

Для врожденного сифилиса характерны менингиты, ме-нингоэнцефалиты, сосудистые поражения. Возможно также развитие (острое или постепенное) гидроцефалии. При про-гредиентном сифилисе могут встречаться те же формы, что и у взрослых, но с рядом отличий, зависящих от особен­ностей возрастной реактивности детского организма в целом и центральной нервной системы в частности. Например, у детей весьма редко встречается галлюцинаторно-параноид-ная форма. Характерными клиническими проявлениями за­болевания (помимо разнообразных неврологических нару­шений) являются менингоэнцефалиты (подострые и острые), припадочные состояния (апоплектиформные и особенно эпи-лептиформные приступы), олигофрении. Следует помнить, что столь нередкая при конгенитальном люэсе клиническая картина, как эпилептиформный синдром, может быть вы­ражением различных патологических процессов: а) прояв­лением собственно сифилиса мозга, его эпилептиформной формой и б) проявлением качественно иного болезненного процесса — эпилепсии, ибо врожденный сифилис является одной из причин эпилептической болезни.

Иногда последствием врожденного сифилиса могут быть психопатоподобные состояния (без заметного снижения ин­теллекта или на фоне некоторой дебильности). Врожденный


 


сифилис сопровождается рядом характерных соматических признаков (см. гл. 34), знание которых важно для правиль­ной диагностики.

20.1.2. Этиология, патологическая анатомия и патогенез

Этиологическим фактором является бледная трепонема. По характеру патологических изменений обычно выделяют следующие виды сифилитического поражения мозга.

Менингиты и менингоэнцефалиты. Наиболее характер­но поражение мягкой мозговой оболочки (лептоменингит), заключающееся в инфильтрации ее ткани лимфоцитами, плазматическими клетками и фибробластами. Нередко па­тологический процесс из мягкой мозговой оболочки про­никает по сосудам к соединительным перегородкам в ве­щество мозга, вызывая явления менингоэнцефалита. Пре­имущественная локализация лептоменингита — основание мозга, и лишь иногда встречается воспаление мягкой обо­лочки выпуклой (конвекситатной) поверхности больших полушарий.

Эндартерииты. Наступает пролиферация интимы (раз­растание эндотелия), инфильтрация клеточными элемента­ми среднего и адвентициального слоев сосудистой стенки. Указанные изменения в одних случаях могут привести к разрыву сосуда с последующим кровоизлиянием (инсульт), в других — к облитерации его просвета, нарушению питания соответствующих участков мозга и гибели нервной ткани. Закупорка крупных церебральных сосудов приводит к об­разованию в мозге очагов размягчения.

Изолированные гуммы. Гуммозные узлы возникают в результате разрастания грануляционной ткани вокруг об-литерированных сосудов в веществе мозга и мягкой моз­говой оболочке. Бывают единичными и множественными и в зависимости от величины могут более или менее глубоко проникать в ткань мозга. Особенно глубоко про­никают в мозг солитарные гуммы, так как они иногда достигают размера грецкого ореха и даже более. Клини­ческая картина при этом нередко сходна с клиникой опухолей мозга.

Несмотря на выраженные патологоанатомические дан­ные, патогенез сифилиса мозга нельзя связывать только лишь с локальными повреждениями. Патогенетические ме­ханизмы зависят и от токсических воздействий, и от из-


менения реактивности организма (в частности, характерных для третичного периода явлений неспецифической аллер­гии), и от расстройств обмена веществ (общих и местных), таких, например, как обнаруженное гистохимическими ме­тодами исследования измененение углеводного обмена в мозге.

20.1.3. Диагноз и дифференциальный диагноз, течение и прогноз

Дифференциальный диагноз ставится на основе комп­лексного обследования больного, куда обязательно должны входить: 1) тщательное собирание анамнеза. При этом сле­дует помнить, что иногда больные могут не знать о факте заражения сифилисом (так называемый неведомый сифи­лис — lues ignorata). Тем более важно собирание косвенных сведений (наличие поздних выкидышей у больной или жены больного, рождение детей с признаками врожденного сифи­лиса и т. д.); 2) подробное соматическое и неврологическое обследование (возможное обнаружение явлений висцераль­ного сифилиса, участков лейкодермы, характерная невро­логическая симптоматика в виде симптома Аргайла Робер-тсона, анизокорий, деформации зрачков и др.); 3) тщатель­ное изучение психического состояния (например, доступность больного, отсутствие при галлюцинаторно-бре-довом синдроме характерных для шизофрении нарушений мышления, явлений аутизма и т. д.); 4) обязательное ис­следование крови и детальный анализ спинномозговой жид­кости.

Только такое комплексное обследование позволит диф­ференцировать сифилис мозга в различных его проявлениях и сходные по клинической картине заболевания: сифили­тический менингит и менингиты иной этиологии, эпилеп-тиформную форму и эпилептическую болезнь, апоплекти-формную форму и сосудистые страдания мозга, гуммозную форму и другие объемные образования, галлюцинаторно-параноидную форму и шизофрению и т. д.

В исключительных случаях для подтверждения диагноза приходится прибегать к так называемой пробной терапии (therapia ex juvantibus).

Течение и прогноз зависят от времени и объема специфической терапии.


20.1.4. Профилактика и лечение

Профилактика сифилиса мозга заключается в общем сни­жении заболеваемости сифилисом и активном его лечении.

Лечение сифилиса мозга необходимо начинать как можно раньше. Терапия производится специфическими противоси-филитическими препаратами по общепринятым в нашей стране схемам, комплексным методом. Применяются анти­биотики (пенициллины, эритромицин), препараты висмута и йода (бийохинол, бисмоверол, йодистый калий, йодистый натрий).

Помимо специального лечения, показано и общеукреп­ляющее, особенно витаминотерапия. Специфическое лече­ние необходимо проводить под постоянным контролем за соматическим состоянием больного с динамическим прове­дением анализов крови, мочи и ликвора.

20.1.5. Экспертиза

Трудовая экспертиза. В зависимости от тя­жести клинической картины больной может перейти на инвалидность III, II и даже I группы (например, при тяжело протекающей апоплектиформной форме). Вместе с тем при своевременно проведенном лечении больной может вернуть­ся к своей прежней работе.

С у д е б н о-п сихиатрическая экспертиза. Сам по себе диагноз этой болезни еще ничего не решает. В связи с особенностями клинической картины больные сифилисом мозга могут признаваться как вменяемыми, так и невменяемыми (например, если преступление совершено при наличии выраженного слабоумия или по бредовым мо­тивам) .

20.2. Прогрессивный паралич (Paralysis progressiva alienorum)

Синонимы: прогрессивный паралич помешанных; бо­лезнь Бейля; прогрессирующая паралитическая деменция (Бейарже); общий прогрессивный паралич.

Психическое заболевание, характеризующееся нараста­нием разнообразных параличей и тяжелого слабоумия, воз­никает на основе первичного поражения самого вещества головного мозга, хотя страдает при этом и ткань мезодер-мального происхождения (сосуды и оболочки).


Как самостоятельное заболевание прогрессивный паралич впервые был описан французским психиатром А. Бейлем в 1822 г. В дальнейшем неоднократно предполагалась сифилитическая природа болезни (П. И. Ко­валевский, Ж. Л. Фурнье и др.), но окончательно это стало известно только после исследований японского ученого Ногучи, обнаружившего в мозге больных прогрессивным параличом бледную спирохету и сообщив­шего об этом в 1913 г.

Заболевают прогрессивным параличом преимущественно в возрасте 35—50 лет, причем чаще мужчины, чем жен­щины. Однако за последнее время разница в частоте забо­леваемости полов значительно сократилась: если прежде на каждых 7—8 мужчин приходилась одна женщина, то в настоящее время эти отношения составляют 2—4:1. Прежде очень частое заболевание (20—25% общего числа стацио-нированных больных) прогрессивный паралич в настоящее время встречается весьма редко.

Классическая картина прогрессивного паралича включа­ет в себя три стадии: 1) начальную, 2) расцвета болезни и 3) заключительную (стадия маразма). Для каждой из этих стадий характерны определенные психические, невро­логические и соматические нарушения, становящиеся все более выраженными и тяжелыми.

В настоящее время прогрессивный паралич не только стал встречаться редко, но изменил и свою клиническую картину. Сейчас практически почти не встречаются больные в состоянии паралитического маразма (в III стадии). Заметно изменилась клиника прогрессивного паралича за счет рез­кого превалирования над всеми другими дементной формы. В связи с активным лечением прогрессивный паралич уже не считается, как раньше, заболеванием с обязательным исходом в тяжелое слабоумие.

20.2.1. Клинические стадии и формы прогрессивного паралича

Психические нарушения. В течении болезни выделяют три стадии. Начальная (“н еврастеническа я”) стадия прогрессивного паралича характеризуется появ­лением неврозоподобной симптоматики в виде все нараста­ющих головных болей, повышенной утомляемости, раздра­жительности, плохого сна, снижения работоспособности. К этой симптоматике довольно скоро присоединяются на­рушения, которые на первых порах можно охарактеризовать как утрату прежних этических навыков. Больные становятся развязными, грубыми, неряшливыми и нетактичными, об-


наруживают несвойственный имранее цинизм и легкое отношение к своим обязанностям. Затем эти личностные изменения делаются все более брутальными и бросающи­мися в глаза — наступает период расцвета бо­лезни (II стадия). Выявляются все нарастающие рас­стройства памяти и слабость суждений, больные уже не могут с полной критикой оценивать свое состояние и ок­ружающую обстановку, неправильно ведут себя. Нередко обнаруживают грубую сексуальную распущенность, полно­стью утрачивают чувство стыда.

Больной, после долгой разлуки приехавший в семью брата, решил помыться с дороги. Забыв взять чистое белье, он вылез из ванны и, не стесняясь присутствия жены брата и двух взрослых племянниц, совершенно раздетым стал спокойно расхаживать по квартире, отыскивая нужные ему вещи.

Нередко возникает склонность к пустым тратам, больные занимают деньги и покупают совершенно случайные вещи. Больной накупил в подарок своим родственникам целых два чемодана никому не нужной мелкой галантереи. Другая больная, по профессии проводница, часто занимая деньги, покупала на них разнообразные хрустальные вазы.

Типично появление болтливости и хвастливости.

Резко меняется и эмоциональность больных. Появляется выраженная лабильность эмоций, у больных легко возни­кают вспышки раздражения вплоть до выраженной гневли­вости, но эти злобные вспышки обычно непрочны и больного (в отличие от больных эпилепсией) довольно быстро можно отвлечь на что-то постороннее. Также легко эти больные переходят от слез к смеху и наоборот. Преобладающей окраской настроения может быть довольно рано появляю­щаяся эйфория. В некоторых случаях, наоборот, возникает выраженное депрессивное состояние с возможными суици­дальными тенденциями. Возможно также возникновение бредовых идей, особенно бреда величия и одной из его разновидностей — бреда богатства.

Быстрое нарастание слабоумия накладывает явный от­печаток и на бредовое творчество больных. Паралитический бред обычно отличается нелепостью и грандиозными раз­мерами. Один больной уверяет, что все книги на земле написал именно он, но только под разными псевдонимами. Другой заявляет, что может вылечить любую болезнь, в том числе рак, соком кислой капусты, и при этом выкри­кивает в форточку “приказы всему миру”. Третий предла-


гает нелепый проект разведения рыбы в городских условиях, “чтобы хватило всему населению Земли”.

При бреде богатства больной приглашает каждого к себе в гости, так как у него “200 комнат и каждая в стиле разных эпох и народов”, обещает всем студентам подарить по золотой шубе, а студенткам еще и по паре золотых туфель впридачу, обещает “обсыпать алмазами”. Реже по­являются идеи преследования, ипохондрический бред и т. д., обычно также нелепого содержания. Изредка встречаются галлюцинации, главным образом слуховые.

С течением времени все более заметным становится снижение интеллекта. Резко нарушается память, иногда появляется корсаковский синдром. Все более явно обнару­живаются слабость суждений и потеря критики. Слабоумие при прогрессивном параличе в отличие от сифилиса мозга носит диффузный, общий характер.

Для III (маразматической) стадии забо­левания (до которой, как уже указывалось, болезненный процесс сейчас обычно не доходит) самым характерным было глубокое слабоумие, полный психический маразм (на­ряду с маразмом физическим).

Неврологические нарушения. Характерным и одним из первых неврологических признаков является симптом Ар-гайла Робертсона — отсутствие зрачковой реакции на свет при сохранении ее на конвергенцию и аккомодацию. Ха­рактерны и другие зрачковые нарушения: резкое сужение их величины (миоз), иногда до размеров булавочной голо­вки, возможна анизокория или деформация зрачков. Не­редко при прогрессивном параличе наблюдаются также асимметрия носогубных складок, птоз, маскообразное лицо, отклонение языка в сторону, отдельные фибриллярные по­дергивания мышц языка и круговых мышц рта (так назы­ваемые зарницы). Очень типична довольно рано появляю­щаяся дизартрия. Помимо невнятности и нечеткости речи, больные при произношении могут пропускать отдельные слова или, наоборот, застревать на каком-либо слоге, по многу раз повторяя его (логоклония). В некоторых случаях отмечаются отчетливое разделение слогов, паузы между ними (скандированная речь). Нередко речь становится гну­савой (ринолалия).

К ранним проявлениям относятся также характерные изменения почерка (он становится неровным, дрожащим) и нарушения координации тонких движений. С течением болезни в письме больных появляются все более грубые


ошибки в виде пропусков или перестановок слогов, замены одних букв другими, повторения одних и тех же слогов и т. д.

Все более грубыми могут становиться и нарушения ко­ординации. Довольно часто отмечаются изменения сухо­жильных рефлексов (анизорефлексия, повышение, сниже­ние или даже полное отсутствие коленных и ахилловых рефлексов), а также более или менее выраженное снижение чувствительности. Возможно появление патологических ре­флексов.

Нередки нарушения иннервации тазовых органов. На­иболее грубая неврологическая симптоматика характерна для III (последней) стадии болезни. Преимущественно в этой стадии наблюдаются апоплектиформные припадки, оставляющие за собой вначале сглаживающиеся, а затем все более стойкие очаговые нарушения в виде па­резов и параличей конечностей, явлений афазии, апраксии и т.д.

Нередкой патологией при прогрессивном параличе яв­ляются эпилептиформные припадки, в III стадии болезни обычно возникающие сериями или в виде статусов с воз­можным летальным исходом.

Соматические нарушения. Довольно часто отмечается сочетание прогрессивного паралича с сифилитическим мез-аортитом. Могут также отмечаться специфические пораже­ния печени, легких, иногда кожи и слизистых оболочек. Очень характерны общие нарушения обмена. Возможны трофические нарушения кожи вплоть до образования язв, повышенная ломкость костей, выпадение волос, возникно­вение отеков. При хорошем и даже повышенном аппетите может быть резко прогрессирующее истощение. Понижается сопротивляемость организма, у больных с прогрессивным параличом легко возникают интеркуррентные заболевания и, в частности, гнойные процессы.

Серологические изменения. Как правило, реакции Вас-сермана, РИТ и РИФ и др. (см. главу 2) в спинномозговой жидкости резко положительные. Отмечаются плеоцитоз, увеличение количества белка, изменение соотношения бел­ковых фракций с увеличением количества глобулинов, в частности гамма-глобулина. Очень показательна реакция Ланге, дающая полное обесцвечивание пурпурно-красного коллоидного золота в первых 3—4 пробирках, а затем постепенное изменение цвета от бледно-голубого до обыч­ного.


Экспансивная (классическая, маниакальная) форма бы­ла описана одной из первых не только благодаря своей яркой клинической картине, но и большому распростране­нию. Сейчас эта форма, особенно в чистом виде, встречается довольно редко. Характеризуется появлением маниакально­го состояния и нелепых идей величия. На фоне благодуш-но-эйфорического настроения иногда могут внезапно воз­никать вспышки гнева, но раздражение это обычно крат­ковременное, и больной вскоре вновь становится эйфоричным и благодушным.

Депрессивная форма по своей клинической картине яв­ляется противоположностью экспансивной. Больные вялы, подавлены, бездеятельны, нередко высказывают бредовые идеи самообвинения или ипохондрический бред, обычно также нелепого характера.

Цементная форма в настоящее время встречается чаще всего (до 70% всех случаев). На первый план выступает яркая картина общего (тотального) слабоумия. В настроении преобладает либо благодушие, либо вялость, безразличие ко всему окружающему.

Ажитированная форма характеризуется резким психо­моторным возбуждением, нередко на фоне спутанного со­знания.

Припадочная форма. В клинике прогрессивного паралича с самого начала преобладают припадки паралитического инсульта и эпилептиформные судорожные состояния. При преобладании судорожных припадков иногда говорят об эпи-лептиформной форме прогрессивного паралича.

Циркулярная форма выражается в чередовании маниа­кального и депрессивного состояний.

Параноидная форма характеризуется появлением бре­довых идей преследования, иногда в сочетании с галлюци­нациями.

Атипичные формы. К ним чаще всего относят т а б о-паралич (сочетание клинической картины прогрессив­ного паралича с табетическими явлениями в виде полного исчезновения коленных и ахилловых рефлексов, нарушения чувствительности, в особенности болевой, и т. д.) и π а-ралич Лиссауэра (преобладание очаговой симпто­матики — апраксии, агнозии и т. д. — в связи с атипичной локализацией процесса преимущественно в задних отделах головного мозга).


20.2. J.L Прогрессивный паралич в детском и юношеском возрасте

В исключительных случаях встречается прогрессивный паралич юношеского возраста на основе заражения сифи­лисом в раннем детстве.

Обычно же, когда говорят о детском или юношеском (ювенильном) прогрессивном параличе, то имеют в виду заболевание, развившееся на почве врожденного сифилиса.

Прогрессивный паралич на основе врожденного сифилиса может начаться уже в 6—7 лет, но чаще болезнь дебютирует в возрасте 12—15 лет или несколько позже. Ювенильный прогрессивный паралич имеет ряд особенностей: здесь обыч­но отсутствует так называемая неврастеническая стадия, болезнь часто начинается остро, с эпилептиформных при­падков, не бывает бредовых идей и спонтанных ремиссий, очень быстро нарастает общее слабоумие с особенно тяже­лыми нарушениями речи вплоть до полной ее утраты, когда больные могут издавать лишь отдельные звуки. Возможно и постепенное начало заболевания. Клиника ювенильного паралича обычно соответствует дементной форме: больные становятся апатичными и бездеятельными, очень быстро теряют прежние знания и интересы, обнаруживают все более нарастающие расстройства памяти.

Иногда болезнь может начаться как бы среди полного здоровья, но чаще на фоне той или иной патологии: неда-развития внутренних органов, задержки общего физического развития, адипозогенитальной дистрофии и т. д. Могут от­мечаться явления задержки психического развития.

При ювенильном прогрессивном параличе гораздо чаще, чем у взрослых, встречаются мозжечковые симптомы, симп­томы атрофии зрительных нервов, полная арефлексия зрач­ков.

20.2.2. Этиология, патогенез и патологическая анатомия

Этиологическим фактором является бледная трепонема. Сифилитическая этиология прогрессивного паралича дока­зана клинически и лабораторно. Японский исследователь Ногучи обнаружил бледные спирохеты в мозге больных прогрессивным параличом.

Патогенез прогрессивного паралича остается невыяснен­ным. Заболевают только 5—10% лиц, страдающих сифи-


лисом. Существуют различные предположения о роли на­следственной предрасположенности, влиянии дополнитель­ных вредных факторов, существовании особых нейротроп-ных штаммов спирохет. Патогенез во многом определяется сложными изменениями реактивности организма. Весьма важную роль играет отсутствие или недостаточность лече­ния.

Прогрессивный паралич характеризуется следующими основными изменениями в мозге: а) дегенерацией и атро­фией нервной ткани (клеток и волокон); б) воспалитель­ными изменениями в оболочках и сосудах головного мозга; в) пролиферативной реакцией со стороны глии.

Не все эти процессы начинаются одновременно: в I ста­дии болезни отмечаются воспалительные явления (диффуз­ный лептоменингоэнцефалит), на более поздних этапах по­являются дистрофические нарушения.

20.2.3. Течение и прогноз

Нелеченый прогрессивный паралич через 2—5 лет при­водит к полному маразму и летальному исходу.

Особенно быстро явления общего маразма нарастают при так называемом галопирующем параличе, характеризую­щемся катастрофическим течением болезни. Чаще всего это бывает при ажитированной форме. Очень неблагоприятно протекает и припадочная форма.

Изредка встречается медленное, более или менее бла­гоприятное течение. В этих случаях говорят о так называ­емом стационарном параличе (вне лечения встречается редко).

Прогноз (как в отношении жизни, так и дальнейшего течения болезни и выздоровления) определяется, как пра­вило, результатами лечения, которое необходимо начинать как можно раньше.

20.2.4. Профилактика и лечение

Для профилактики прогрессивного паралича ос­новное значение имеет общее снижение заболеваемости си­филисом и раннее активное лечение его под строгим серо­логическим контролем. Очень важно устранение дополни­тельных вредных факторов, снижающих сопротивляемость организма (в частности, различных интоксикаций, особенно алкоголизма).


Лечение прогрессивного паралича заключается в применении комбинированной специфической терапии: ан­тибиотики (пеницшшины, эритромицин) и препараты вис­мута и йода (бийохинол, бисмоверол, йодид калия, йодид натрия) назначают повторными курсами с добавлением пи-ротерапии. Лечение гипертермическими методами чаще все­го проводится с применением пирогенала.

В истории лечения больных прогрессивным параличом большое значение имела пиротерапия путем прививки малярии. До этого подобные больные были практически неизлечимы и, как правило, погибали. Маляриотерапия прогрессивного паралича (наряду со специфической) получила широкое распространение после исследований венгерского психиатра Вагнера фон Яурегга в 1917 г. В настоящее время она практически не применяется .

В течение пиротерапии необходим тщательный контроль за соматическим состоянием больных, особенно за деятель­ностью сердца, и во избежание сердечной слабости при каждом подъеме температуры тела назначать сердечные средства, лучше всего кордиамин.

20.2.5. Экспертиза

Трудовая экспертиза. В состоянии стойкой ремиссии больные могут вернуться к своей прежней дея­тельности, однако значительно чаще их приходится пере­водить на инвалидность III, II и I группы. По данным специального исследования (Т'. Н. Гордова), перевод боль­ных на инвалидность должен осуществляться, только после проведения всех терапевтических мероприятий и при от­сутствии заметного эффекта от них.

В улучшении компенсаторных возможностей больных очень большая роль принадлежит мероприятиям по соци­альной реадаптации (постоянное диспансерное наблюдение, помощь в работе, правильное отношение к больному в семье).

Судебная экспертиза. Если преступление со­вершено больным при нелеченой болезни, то испытуемый признается невменяемым. В случаях правонарушения, со­вершенного после лечения, вопрос о вменяемости или не­вменяемости решается в зависимости от характера лечебной ремиссии.

1 Лечебное действие малярии на сифилис было известно и народной медицине. Так, имеются сведения (Л. Грин), что среди части населения Африки был распространен обычай посылать заболевших сифилисом в малярийные болота.


Глава 21

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!