Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






AT THE BLACK HAWK VOL. 1 (Contemporary M3577)




 

Шелли Мэнн (1920–1984)

Родился в Нью-Йорке. Талантливый белый барабанщик. В 30-е и 40-е выступал во многих оркестрах. С 1946-го по 1952-й играл в ансамбле Стэна Кентона, где заслужил всеобщее признание. Оставив Кентона, перебрался в Калифорнию. В 1954-м образовал группу вместе с Шорти Роджерсом и стал активно выступать на Западном побережье. Владел джаз-клубом «Shelly's Manne Hole» в Лос-Анджелесе.

 

 

Джун Кристи

 

Джазовая певица Джун Кристи пела в знаменитом в 50-е годы оркестре Стэна Кентона наряду с Анитой О'Дэй и Крис Коннор. Она была очень популярна в Японии. Все трое были городскими умницами, обладали хриплыми голосами и свойственной белым вокалисткам манерой пения, суть которой заключалась в умении легко и искусно импровизировать. Интересно, что при этом у каждой был свой стиль, но это, как говорится, уже дело вкуса.

Если бы мне предложили выбрать какой-то один альбом из всех многочисленных записей Джун Кристи, даже несмотря на существование такой удачной пластинки, как «Something Cool», я бы все равно выбрал «Duet» (запись 1955 года). Удивительное дело — она совершенно не надоедает, сколько ни слушай. Кристи хороша, но и пианино Стэна Кентона ничуть не хуже. Проводя параллель с классикой, по глубине я бы осмелился сравнить его аккомпанемент с исполнением Шуберта Элизабет Шварцкопф в сопровождении Джералда Мура. В музыкальном подтексте этого альбома отчетливо читаются метания и соединение двух свободных душ. В современном джазе Джун Кристи была не первой, кто выступал под аккомпанемент одного пианино. Можно привести еще несколько примеров: Элла Фицджералд — Эллис Ларкинс или Тони Беннетт — Билл Эванс. Некачественным их исполнение никак не назовешь, но, мне кажется, им недостает того ощущения интимности и глубины, каким мог похвастаться дуэт Кристи — Кентон.

Пианино Кентона как бы смягчает немного «загруженную» фразировку Кристи, делая ее более страстной. Потрясающее, по-мужски выдержанное пианино. Красноречивое и вместе с тем молчаливое в душе, оно бывает откровенно — но лишь до определенной степени. Альбом «Duet» был записан, когда Стэну Кентону еще не исполнилось пятидесяти, а Кристи было тридцать. Оба, что называется, были в полном расцвете сил. Внимательно слушая девять баллад, вошедших в этот альбом, постепенно проникаешься теплом сокровенных тайн мужского и женского начала, постоянно борющихся друг с другом. Понятия не имею, в каких тогда отношениях были Кентон и Кристи. В конце концов, это не так важно. В любом случае мы становимся свидетелями некоего таинства. Музыка проникает глубоко в душу. Каким бы совершенным ни было исполнение, убери из него таинство и страсть, и музыка вмиг станет неинтересной.

Больше всего на этой пластинке я люблю слушать идущие подряд пять композиций на стороне Б. Например, в одиночестве, среди ночи, потягиваешь виски, из динамиков льется «Baby, Baby All the Time» и вдруг понимаешь, что все равно когда-нибудь все красивые чувства превратятся в прах, станут ничем. И всем нам ничего не остается — только смириться с этим. Хотя, возможно, в каких-то отдельных случаях чьи-то чувства останутся дрожать в воздухе, изменят форму, став частицей какой-то иной материи. Почему-то, когда я слышу голос Джун Кристи и пианино Стэна Кентона, я думаю об этом. И это не дает мне покоя.

 

 

DUET

(Capitol T656)

 

Джун Кристи (1925–1990)

Родилась в штате Иллинойс. В 1945-м после работы с оркестром Бойда Рэйберна перешла в оркестр Стэна Кентона, сменив ушедшую Аниту О'Дэй. Первый же записанный с Кентоном альбом — «Tampico» — стал бестселлером, было продано больше миллиона пластинок, и Джун Кристи заслужила репутацию интеллектуальной певицы. Позднее посвятила себя сольной карьере, продолжая временами записываться со Стэном Кентоном. Именно с ним были созданы такие знаменитые вещи, как «Duet» и «The Misty Miss Christy». С оркестром Пита Руголо записала хитовый альбом «Something Cool».

 

 

Джанго Рейнхардт

 

Есть у меня один любимый фильм — «Французский поцелуй»[14]. Кевин Клайн снялся в нем в роли чудака-француза, разговаривающего по-английски со странным французским акцентом. После продолжительных ухаживаний он заводит роман с типичной американкой, которую играет Мег Райан. Хэппи-энд, по экрану бегут финальные титры, на фоне которых Кевин Клайн, по-французски гнусавя, напевает «La Mer». Лежа в постели, наверное — после занятий любовью.

— Ой, «Beyond the Sea»! Она что, переведена на французский? — удивляется Мег Райан.

— Послушай, это же французская песня, — возражает Кевин Клайн.

— Неправда. Это песня Бобби Дарина. Я точно знаю, — не сдается Мег Райан.

Фильм я смотрел в американском кинотеатре. Меня настолько увлек этот необычный диалог, что я досмотрел все титры до конца. Зрители к тому времени уже разошлись. Тогда-то мне вдруг захотелось послушать «La Mer» в исполнении Джанго Рейнхардта.

Разумеется, Кевин Клайн был прав. «La Mer» — изначально французская песня, написанная Шарлем Трене в 1938 году. В середине 50-х Бобби Дарин исполнил ее в Штатах под названием «Beyond the Sea», и она мгновенно стала хитом. В начале 90-х ее удачно перепел Джордж Бенсон. Потрясающе красивая вещь, послужившая хорошей основой для многих композиций. И все же раз услышав «La Mer» в исполнении Джанго Рейнхардта и Стефана Граппелли, вы едва ли сможете слушать ее в чьем-либо другом исполнении. Настолько очаровательно и впечатляюще они играют. Мне кажется, все выступления Рейнхардта и Граппелли заслуживают высокой оценки, какое ни возьми, но почему-то именно «La Mer», которую я впервые услышал в студенческие времена, наиболее четко отложилась в памяти.

«Djangology» — это не студийный альбом. В 1949 году в Риме по инициативе одного местного фаната Рейнхардт и Граппелли устроили совместный джем-сейшн в ночном клубе. Так появился на свет альбом «Djangology». Конечно, качество звука далеко от идеального, но и ужасным его тоже не назовешь. Посторонние звуки наполняют извне комнату атмосферой тогдашней Европы. Близость внешнего мира не портит впечатления. Наоборот, кажется, что такое звучание лучше всего подходит для подобного рода музыки.

К энергетике, которой обладает только «живая» музыка, добавляется ощущение свободы и радости: «Я живу и могу сочинять музыку». У Рейнхардта есть немало других стоящих записей, однако слушая его и Граппелли на «Djangology», я всякий раз восхищаюсь единством и прочностью их союза.

 

 

DJANGOLOGY

(RCA RGP-1186) (японская версия)

 

Джанго Рейнхардт (1910–1953)

Родился в Бельгии. Рос и воспитывался среди цыган. С детства умел играть на скрипке и гитаре. Со временем обосновался в пригороде Парижа. В 1928-м, когда к нему только начала приходить известность, пострадал при пожаре, лишившись двух пальцев левой руки. Несмотря на увечье, разработал собственную методику игры на гитаре. В 1946-м побывал в Штатах по приглашению Дюка Эллингтона. Замечательный европейский музыкант, испытавший влияние Америки. Известен также как талантливый композитор.

 

 

Оскар Питерсон

 

Оскар Питерсон производит впечатление человека бодрого и энергичного. Почти все его многочисленные альбомы заслуживают высокой оценки, а неудачных записей я как-то даже не припомню. Не сказал бы, что с большим рвением собирал его записи, тем не менее, перебрав однажды имеющиеся у меня пластинки Питерсона, я насчитал больше пятидесяти. И это несмотря на то, что в 80-е годы, когда Питерсон перешел под лейбл «Пабло», я практически перестал его покупать.

Когда я только начал увлекаться джазом, в джазовых кафе частенько можно было услышать такие популярные хиты Питерсона, как «The Trio», «Night Train» и «West Side Story». Это были зрелые записи первой половины 60-х, каждая из которых хороша по-своему. Слушая их сейчас, я в который раз убеждаюсь: в них есть стремление исцелить и успокоить душу без какого-либо намека на снисходительное морализаторство. Тогда я чаще всего слушал концертный альбом «Something Warm», который, так же, как и «The Trio», был записан в «Лондон-Хаусе». Можно сказать, я знал его досконально. Это был замечательный альбом, на котором во всем, что ни возьми, будь то искрящиеся, стремительные пассажи, оглушающая волна массивного звука или сентиментальные баллады, ощущалась атмосфера величия в сочетании с полным набором чисто питерсоновских «штучек».

Однако, слушая более поздние вещи Питерсона, невольно устаешь от перфекционизма в качестве исполнения. Эта тенденция усилилась с его переходом на лейбл «Эм-пи-эс» во второй половине 60-х. Не раз так и хотелось сказать: «Зачем же так из кожи-то лезть?» Если каждый день питаться одним удоном, очень скоро есть вообще расхочется. То же самое и с Питерсоном. Считается, что с возрастом пианисты постепенно теряют присущее им мастерство, — но только не Питерсон, игра которого год от года становилась все совершеннее.

Более или менее мне нравятся выступления трио Питерсона с гитарой, относящиеся ко времени его сотрудничества с проектом «JATP» («Jazz at the Philharmonic»). He стану отрицать, тогда звуку Питерсона еще не хватало плотности, появившейся в более поздних записях. Тем не менее энтузиазм и прямота, с которыми молодой Питерсон «просто играет свинг», не могут оставить слушателя равнодушным. Возможно, такое сравнение покажется странным, но, похоже, он делает это бескорыстно, как бы по зову души. Звучание ритм-секции немного отличается от периода выступлений его трио с ударными, став менее устойчивым. С приходом в трио Эда Тигпена исчезло и своеобразное остроумие, хотя должен признать, что с этим именем связано все же больше положительных, чем отрицательных моментов.

Если брать одни только концертные записи Оскара Питерсона, то, в принципе, все альбомы, которые записаны с «JATP», заслуживают высокой оценки. Разумеется, в его игре в коллективе, равно как и в сольных выступлениях, всегда чувствуется большой потенциал. В «JATP» к тому времени играло немало солистов, лучшие дни которых уже миновали. Иногда попытки неутомимого и динамичного Питерсона как-то раскачать «ветеранов» заканчивались ничем, но в большинстве случаев ему все же удавалось вселить бодрость в партнеров. Стиль Питерсона может кому-то нравиться, кому-то нет, и тем не менее было бы несправедливо недооценивать сверхчеловеческие заслуги этого человека. Ведь другого такого энергичного музыканта больше нет.

 

 

NORMAN GRANZ' JAZZ AT THE PHILHARMONIC VOL. 16

(Clef MG-VOL.16)

 

Оскар Питерсон (1925-)

Родился в Монреале. Был замечен Норманом Грэнцем, когда тот гастролировал по Канаде. В 1949-м вошел в состав «JATP» и впервые появился на нью-йоркской сцене. Организовывал разные трио под руководством Грэнца. Дебютный альбом записал с Рэем Брауном, с которым его долго связывали прочные узы дружбы. Некоторое время выступал как соло-пианист. В 1973-м вернулся к Грэнцу на лейбл «Pablo».

 

 

Орнетт Коулман

 

В начале 90-х Орнетт Коулман с группой, в которой играл его сын, приезжал в Японию и дал концерт в парке «Ёмиури лэнд» в Тама[15]. Воскресный вечер. Я слушал Коулмана, как ни в чем не бывало попивал пиво и с удивлением отмечал про себя: «Неужели у Орнетта Коулмана такая музыка — откровенная и полная юмора?» В тот момент я как-то даже разочаровался. Ведь все это время я (вероятно, как и большинство людей на этом свете) считал, что Орнетт играет что-то вызывающее, интеллектуальное и трудное для понимания.

Говорят, с возрастом люди становятся мягче и добрее. Впрочем, если посмотреть на современный мир с позиций 60-х годов (наиболее плодотворного периода в творчестве Орнетта Коулмана), любому станет ясно, что жизнь сильно изменилась. Но человеческая сущность, как правило, в основе своей остается прежней. Так что вполне можно предположить, что Коулман и раньше играл откровенно, наполняя свою музыку юмором (или, по крайней мере, постоянно стремился к этому). Исходя из этого, я решил заново переслушать его старые записи. В итоге мои предположения оказались неверны — «старый» Коулман все-таки звучал иначе.

Когда шла война во Вьетнаме, молодежь собиралась в прокуренных джаз-кафе в районе Синдзюку и с сосредоточенными лицами, затаив дыхание, впитывала музыку Орнетта Коулмана, грохочущую в черных колонках «JBL». Казалось, все эти молодые люди стремились уловить какое-то важное сообщение в том закодированном звуковом потоке. В те времена слушать Коулмана было так же модно, как читать Кэндзабуро Оэ или смотреть фильмы Пазолини. Во всем этом был скрыт какой-то особый смысл.

Горячая и лихая пора прошла. Сильно изменился и джаз. Орнетта Коулмана теперь почти не слушают. По правде говоря, так даже лучше — и для нас, и для самого музыканта. Предав забвению ошибки прошлых лет, мы теперь можем просто наслаждаться музыкой той эпохи. Так думал я в ясный летний полдень, слушая «нынешнего» Орнетта Коулмана. В лицо дул здоровый ветер 90-х.

Если исходить из нынешних критериев, на мой взгляд, было бы логично признать самой совершенной и удачной записью Орнетта Коулмана альбом «The Shape of Jazz to Come» («Атлантик») с хитом «Lonely Woman». Хотя лично мне больше нравится вышедший в 1962 году «Town Hall Concert» (японская версия называлась «Town Hall 1962»). Правда, местами эта запись может показаться несколько нелогичной и даже напряженной. Но, другой стороны, в ней ощущается мощный поток, который успокаивает душу. В своеобразном исполнении Орнетта я с удовлетворением узнаю авангардизм и естественность Чарли Паркера. Почему-то, когда я слушаю других последователей Чарли Паркера, у меня такого чувства не возникает.

 

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных