Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Явление одиннадцатое. Паратов, Вожеватов и Робинзон.




 

Паратов, Вожеватов и Робинзон.

Вожеватов . Понравился вам жених?

Паратов . Чему тут нравиться! Кому он может нравиться! А еще разговаривает, гусь лапчатый.

Вожеватов . Разве было что?

Паратов . Был разговор небольшой. Топорщился тоже, как и человек, петушиться тоже вздумал. Да погоди, дружок, я над тобой, дружок, потешусь. (Ударив себя по лбу.) Ах, какая мысль блестящая! Ну, Робинзон, тебе предстоит работа трудная, старайся…

Вожеватов . Что такое?

Паратов . А вот что… (Прислушиваясь.) Идут. После скажу, господа.

Входят Огудалова и Лариса.

Честь имею кланяться.

Вожеватов . До свидания! (Раскланиваются.)

 

Действие третье

 

ЛИЦА:

Евфросинья Потаповна, тетка Карандышева.

Карандышев.

Огудалова.

Лариса.

Паратов.

Кнуров.

Вожеватов.

Робинзон.

Иван.

Илья-цыган.

 

Кабинет Карандышева; комната, меблированная с претензиями, но без вкуса; на одной стене прибит над диваном ковер, на котором развешано оружие; три двери: одна в середине, две по бокам.

 

Явление первое

 

Евфросинья Потаповна и Иван (выходит из двери налево)

Иван . Лимонов пожалуйте!

Евфросинья Потаповна . Каких лимонов, аспид?

Иван . Мессинских-с.

Евфросинья Потаповна . На что они тебе понадобились?

Иван . После обеда которые господа кофей кушают, а которые чай, так к чаю требуется.

Евфросинья Потаповна . Вымотали вы из меня всю душеньку нынче. Подай клюковного морсу, разве не все равно. Возьми там у меня графинчик; ты поосторожнее, графинчик-то старенький, пробочка и так еле держится, сургучиком подклеена. Пойдем, я сама выдам. (Уходит в среднюю дверь, Иван за ней.)

Входят Огудалова и Лариса слева.

 

Явление второе

 

Огудалова и Лариса.

Лариса . Ах, мама, я не знала, куда деться.

Огудалова . Я так и ожидала от него.

Лариса . Что за обед, что за обед! А еще зовет Мокия Парменыча! Что он делает?

Огудалова . Да, угостил, нечего сказать.

Лариса . Ах, как нехорошо! Нет хуже этого стыда, когда приходится за других стыдиться. Вот мы ни в чем не виноваты, а стыдно, стыдно, так бы убежала куда-нибудь. А он как будто не замечает ничего, он даже весел.

Огудалова . Да ему и заметить нельзя: он ничего не знает, он никогда и не видывал, как порядочные люди обедают. Он еще думает, что удивил всех своей роскошью, вот он и весел. Да разве ты не замечаешь? Его нарочно подпаивают.

Лариса . Ах, ах! Останови его, останови его!

Огудалова . Как остановить! Он — не малолетний, пора без няньки жить.

Лариса . Да ведь он не глуп, как же он не видит этого!

Огудалова . Не глуп, да самолюбив. Над ним подтрунивают, вина похваливают, он и рад; сами-то только вид делают, что пьют, а ему подливают.

Лариса . Ах! Я боюсь, всего боюсь. Зачем они это делают?

Огудалова . Да так просто, позабавиться хотят.

Лариса . Да ведь они меня терзают-то?

Огудалова . А кому нужно, что ты терзаешься. Вот, Лариса, еще ничего не видя, а уж терзание; что дальше-то будет?

Лариса . Ах, дело сделано; можно только жалеть, а исправить нельзя.

Входит Евфросинья Потаповна.

 

Явление третье

 

Огудалова, Лариса и Евфросинья Потаповна.

Евфросинья Потаповна . Уж откушали? А чаю не угодно?

Огудалова . Нет, увольте.

Евфросинья Потаповна . А мужчины-то что?

Огудалова . Они там сидят, разговаривают.

Евфросинья Потаповна . Ну, покушали и вставали бы; чего еще дожидаются? Уж достался мне этот обед; что хлопот, что изъяну! Поваришки разбойники, в кухню-то точно какой победитель придет, слова ему сказать не смей!

Огудалова . Да об чем с ним разговаривать? Коли он хороший повар, так учить его не надо.

Евфросинья Потаповна . Да не об ученье речь, а много очень добра изводят. Кабы свой материал, домашний, деревенский, так я бы слова не сказала; а то купленный, дорогой, так его и жалко. Помилуйте, требует сахару, ванилю, рыбьего клею; а ваниль этот дорогой, а рыбий клей еще дороже. Ну и положил бы чуточку для духу, а он валит зря; сердце-то и мрет, на него глядя.

Огудалова . Да, для расчетливых людей, конечно…

Евфросинья Потаповна . Какие тут расчеты, коли человек с ума сошел. Возьмем стерлядь: разве вкус-то в ней не один, что большая, что маленькая? А в цене-то разница, ох, велика! Полтинничек десяток и за глаза бы, а он по полтиннику штуку платил.

Огудалова . Ну, этим, что были за обедом, еще погулять по Волге да подрасти бы не мешало.

Евфросинья Потаповна . Ах, да ведь, пожалуй, есть и в рубль, и в два; плати, у кого деньги бешеные. Кабы для начальника какого высокого али для владыки, ну, уж это так и полагается, а то для кого! Опять вино хотел было дорогое покупать в рубль и больше, да купец честный человек попался; берите, говорит, кругом по шести гривен за бутылку, а ерлыки наклеим какие прикажете! Уж и вино отпустил! Можно сказать, что на чести. Попробовала я рюмочку, так и гвоздикой-то пахнет, и розаном пахнет, и еще чем-то. Как ему быть дешевым, когда в него столько дорогих духов кладется! И деньги немалые: шесть гривен за бутылку; а уж и стоит дать. А дороже платить не из чего, жалованьем живем. Вот у нас сосед женился, так к нему этого одного пуху: перин да подушек, возили-возили, возили-возили, да все чистого; потом пушного: лисица, и куница, и соболь! Все это в дом, так есть из чего ему тратиться. А вот рядом чиновник женился, так всего приданого привезли фортепьяны старые. Не разживешься. Все равно и нам форсить некстати.

Лариса (Огудаловой) . Бежала б я отсюда, куда глаза глядят.

Огудалова . Невозможно, к несчастью.

Евфросинья Потаповна . Да коли вам что не по себе, так пожалуйте ко мне в комнату; а то придут мужчины, накурят так, что не продохнешь. Что я стою-то! Бежать мне серебро сосчитать да запереть, нынче народ без креста.

Огудалова и Лариса уходят в дверь направо, Евфросинья Потаповна — в среднюю. Из двери налево выходят Паратов, Кнуров, Вожеватов.

 

Явление четвертое

 

Паратов, Кнуров и Вожеватов.

Кнуров . Я, господа, в клуб обедать поеду, я не ел ничего.

Паратов . Подождите, Мокий Парменыч!

Кнуров . Со мной в первый раз в жизни такой случай. Приглашают обедать известных людей, а есть нечего… Он человек глупый, господа.

Паратов . Мы не спорим. Надо ему отдать справедливость: он действительно глуп.

Кнуров . И сам прежде всех напился.

Вожеватов . Мы его порядочно подстроили.

Паратов . Да, я свою мысль привел в исполнение. Мне еще давеча в голову пришло: накатить его хорошенько и посмотреть, что выйдет.

Кнуров . Так у вас было это задумано?

Паратов . Мы прежде условились. Вот, господа, для таких случаев Робинзоны-то и дороги.

Вожеватов . Золото, а не человек.

Паратов . Чтобы напоить хозяина, надо самому пить с ним вместе; а есть ли возможность глотать эту микстуру, которую он вином величает. А Робинзон — натура выдержанная на заграничных винах ярославского производства, ему нипочем. Он пьет да похваливает, пробует то одно, то другое, сравнивает, смакует с видом знатока, но без хозяина пить не соглашается; тот и попался. Человек непривычный, много ль ему надо, скорехонько и дошел до восторга.

Кнуров . Это забавно; только мне, господа, не шутя есть хочется.

Паратов . Еще успеете. Погодите немного, мы попросим Ларису Дмитриевну спеть что-нибудь.

Кнуров . Это другое дело. А где ж Робинзон?

Вожеватов . Они там еще допивают.

Входит Робинзон.

 

Явление пятое

 

Паратов, Кнуров, Вожеватов и Робинзон.

Робинзон (падая на диван) . Батюшки, помогите! Ну, Серж, будешь ты за меня богу отвечать!

Паратов . Что ж ты, пьян, что ли?

Робинзон . Пьян! Рааве я на это жалуюсь когда-нибудь? Кабы пьян, это бы прелесть что такое-лучше бы и желать ничего нельзя. Я с этим добрым намерением ехал сюда, да с этим добрым намерением и на свете живу. Это цель моей жизни.

Паратов . Что ж с тобой?

Робинзон . Я отравлен, я сейчас караул закричу.

Паратов . Да ты что пил-то больше, какое вино?

Робинзон . Кто ж его знает? Химик я, что ли! Ни один аптекарь не разберет.

Паратов . Да что на бутылке-то, какой этикет?

Робинзон . На бутылке-то «бургонское», а в бутылке-то «киндар-бальзам» какой-то. Не пройдет мне даром эта специя, уж я чувствую.

Вожеватов . Это случается: как делают вино, так переложат лишнее чтоннибудь против пропорции. Ошибиться долго ли? человек — не машина. Мухоморов не переложили ли?

Робинзон . Что тебе весело! Человек погибает, а ты рад.

Вожеватов . Шабаш! Помирать тебе, Робинзон.

Робинзон . Ну, это вздор, помирать я не согласен… Ах! хоть бы знать, какое увечье-то от этого вина бывает.

Вожеватов . Один глаз лопнет непременно, ты так и жди.

За сценой голос Карандышева: «Эй, дайте нам бургонского!»

Робинзон . Ну, вот, изволите слышать, опять бургонского! Спасите, погибаю! Серж, пожалей хоть ты меня. Ведь я в цвете лет, господа, я подаю большие надежды. За что ж искусство должно лишиться…

Паратов . Да не плачь, я тебя вылечу; я знаю, чем помочь тебе; как рукой снимет.

Входит Карандышев с ящиком сигар.

 

Явление шестое

 

Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон и Карандышев.

Робинзон (взглянув на ковер) . Что это у вас такое?

Карандышев . Сигары.

Робинзон . Нет, что развешано-то? Бутафорские вещи?

Карандышев . Какие бутафорские вещи! Это турецкое оружие.

Паратов . Так вот кто виноват, что австрийцы турок одолеть не могут.

Карандышев . Как? Что за шутки! Помилуйте, что это за вздор! Чем я виноват?

Паратов . Вы забрали у них все дрянное, негодное оружие; вот они с горя хорошим английским! и запаслись.

Вожеватов . Да, да, вот кто виноват! теперь нашлось. Ну, вам австрийцы спасибо не скажут.

Карандышев . Да чем оно негодное? Вот этот пистолет, например. (Снимает со стены пистолет.)

Паратов (берет у него пистолет) . Этот пистолет?

Карандышев . Ах, осторожнее, он заряжен.

Паратов . Не бойтесь! Заряжен ли он, не заряжен ли, опасность от него одинакова: он все равно не выстрелит. Стреляйте в меня в пяти шагах, я позволяю.

Карандышев . Ну, нет-с, и этот пистолет пригодиться может.

Паратов . Да, в стену гвозди вколачивать. (Бросает пистолет на стол.)

Вожеватов . Ну, нет, не скажите! По русской пословице: «На грех и из палки выстрелишь».

Карандышев (Паратову) . Не угодно ли сигар?

Паратов . Да ведь, чай, дорогие? Рублей семь сотня, я думаю.

Карандышев . Да-с, около того: сорт высокий, очень высокий сорт.

Паратов . Я этот сорт знаю: Регалия капустиссима dos amigos, я его держу для приятелей, а сам не курю.

Карандышев (Кнурову) . Не прикажете ли?

Кнуров . Не хочу я ваших сигар — свои курю.

Карандышев . Хорошенькие сигары, хорошенькие-с.

Кнуров . Ну, а хорошие, так и курите сами.

Карандышев (Вожеватову) . Вам не угодно ли?

Вожеватов . Для меня эти очень дороги; пожалуй, избалуешься. Не нашему носу рябину клевать: рябина — ягода нежная.

Карандышев . А вы, сэр Робинзон, курите?

Робинзон . Я-то? Странный вопрос! Пожалуйте пяточек! (Выбирает пять штук, вынимает из кармана бумажку и тщательно завертывает.)

Карандышев . Что же вы не закуриваете?

Робинзон . Нет, как можно! Эти сигары надо курить в природе, в хорошем местоположении.

Карандышев . Да почему же?

Робинзон . А потому, что если их закурить в порядочном доме, так, пожалуй, прибьют, чего я терпеть не могу.

Вожеватов . Не любишь, когда бьют?

Робинзон . Нет, с детства отвращение имею.

Карандышев . Какой он оригинал! А, господа, каков оригинал! Сейчас видно, что англичанин. (Громко.) А где наши дамы? (Еще громче) . Где дамы?

Входит Огудалова.

 

Явление седьмое

 

Паратов, Кнуров, Вожеватов, Робинзон, Карандышев и Огудалова.

Огудалова . Дамы здесь, не беспокойтесь. (Карандышеву тихо.) Что вы делаете? Посмотрите вы на себя!

Карандышев . Я, помилуйте, я себя знаю. Посмотрите: все пьяны, а я только весел. Я счастлив сегодня, я торжествую.

Огудалова . Торжествуйте, только не так громко! (Подходит к Паратову.) Сергей Сергеич, перестаньте издеваться над Юлием Капитонычем! Нам больно видеть: вы обижаете меня и Ларису.

Паратов . Ах, тетенька, смею ли я!

Огудалова . Неужели вы еще не забыли давешнюю ссору? Как не стыдно!

Паратов . Что вы! Я, тетенька, не злопамятен. Да извольте, я для вашего удовольствия все это покончу одним разом. Юлий Капитоныч!

Карандышев . Что вам угодно?

Паратов . Хотите брудершафт со мной выпить?

Огудалова . Вот это хорошо. Благодарю вас!

Карандышев . Брудершафт, вы говорите? Извольте, с удовольствием.

Паратов (Огудаловой) . Да попросите сюда Ларису Дмитриевну! Что она прячется от нас!

Огудалова . Хорошо, я приведу ее. (Уходит.)

Карандышев . Что же мы выпьем? Бургонского?

Паратов . Нет, уж от бургонского увольте! Я человек простой.

Карандышев . Так чего же?

Паратов . Знаете что: любопытно теперь нам с вами коньячку выпить. Ковьяк есть?

Карандышев . Как не быть! У меня все есть. Эй, Иван, коньяку!

Паратов . Зачем сюда, мы там выпьем; только велите стаканчиков дать, я рюмок не признаю.

Робинзон . Что ж вы прежде не сказали, что у вас коньяк есть? Сколько дорогого времени-то потеряно!

Вожеватов . Как он ожил!

Робинзон . С этим напитком я обращаться умею, я к нему применился.

Паратов и Карандышев уходят в дверь налево.

 

Явление восьмое

 

Кнуров, Вожеватов и Робинзон.

Робинзон (глядит в дверь налево) . Погиб Карандышев. Я начал, а Серж его докончит. Наливают, устанавливаются в позу; живая картина. Посмотрите, какая у Сержа улыбка! Совсем Бертрам. (Поет из «Роберта».) «Ты мой спаситель. — Я твой спаситель! — И покровитель. — И покровитель». Ну, проглотил. Целуются. (Поет.) «Как счастлив я! — Жертва моя!» Ай, уносит Иван коньяк, уносит! (Громко.) Что ты, что ты, оставь! Я его давно дожидаюсь. (Убегает.)

Из средней двери выходит Илья.

 

Явление девятое

 

Кнуров, Вожеватов, Илья, потом Паратов.

Вожеватов . Что тебе, Илья?

Илья . Да наши готовы, собрались совсем, на бульваре дожидаются. Когда ехать прикажете?

Вожеватов . Сейчас все вместе поедем, подождите немного!

Илья . Хорошо. Как прикажете, так и будет.

Входит Паратов.

Паратов . А, Илья, готовы?

Илья . Готовы, Сергей Сергеич.

Паратов . Гитара с тобой?

Илья . Не захватил, Сергей Сергеич.

Паратов . Гитару нужно, слышишь?

Илья . Сейчас сбегаю, Сергей Сергеич! (Уходит.)

Паратов . Я хочу попросить Ларису Дмитриевну спеть нам что-нибудь, да и поедемте за Волгу.

Кнуров . Не весела наша прогулка будет без Ларисы Дмитриевны. Вот если бы… Дорого можно заплатить за такое удовольствие.

Вожеватов . Если бы Лариса Дмитриевна поехала, я бы, с радости, всех гребцов по рублю серебром оделил.

Паратов . Представьте, господа, я и сам о том же думаю; вот как мы сошлись.

Кнуров . Да есть ли возможность?

Паратов . На свете нет ничего невозможного, говорят философы.

Кнуров . А Робинзон, господа, лишний. Потешились, и будет. Напьется он там до звериного образа — что хорошего! Эта прогулка дело серьезное, он нам совсем не компания. (Указывая в дверь.) Вон он как к коньяку-то прильнул.

Вожеватов . Так не брать его.

Паратов . Увяжется как-нибудь!

Вожеватов . Погодите, господа, я от него отделаюсь. (В дверь.) Робинзон!

Входит Робинзон.

 

Явление десятое

 

Паратов, Кнуров, Вожеватов и Робинзон.

Робинзон . Что тебе?

Вожеватов (тихо) . Хочешь ехать в Париж?

Робинзон . Как в Париж, когда?

Вожеватов . Сегодня вечером.

Робинзон . А мы за Волгу сбирались.

Вожеватов . Как хочешь; поезжай за Волгу, а я в Париж.

Робинзон . Да ведь у меня паспорта нет.

Вожеватов . Это уж мое дело.

Робинзон . Я пожалуй.

Вожеватов . Так отсюда мы поедем вместе; я тебя завезу домой к себе; там и жди меня, отдохни, усни. Мне нужно заехать по делам места в два.

Робинзон . А интересно бы и цыган послушать.

Вожеватов . А еще артист! Стыдись! Цыганские песни — ведь это невежество. То ли дело итальянская опера или оперетка веселенькая! Вот что тебе надо слушать. Чай, сам играл.

Робинзон . Еще бы! я в «Птичках певчих» играл.

Вожеватов . Кого?

Робинзон . Нотариуса.

Вожеватов . Ну, как же такому артисту да в Париже не побывать. После Парижа тебе какая цена-то будет!

Робинзон . Руку!

Вожеватов . Едешь?

Робинзон . Еду.

Вожеватов (Паратову) . Как он тут пел из «Роберта»! Что за голос!

Паратов . А вот мы с ним в Нижнем на ярмарке дел наделаем.

Робинзон . Еще поеду ли я, спросить надо.

Паратов . Что так?

Робинзон . Невежества я и без ярмарки довольно вижу.

Паратов . Ого, как он поговаривать начал!

Робинзон . Нынче образованные люди в Европу ездят, а не по ярмаркам шатаются.

Паратов . Какие же государства и какие города Европы вы осчастливить хотите?

Робинзон . Конечно, Париж, я уж туда давно собираюсь.

Вожеватов . Мы с ним сегодня вечером едем.

Паратов . А, вот что! Счастливого пути! В Париж тебе действительно надо ехать. Там только тебя и недоставало. А где ж хозяин?

Робинзон . Он там, он говорил, что сюрприз нам готовит.

Входят справа Огудалова и Лариса, слева Карандышев и Иван.

 

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных