Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 4. Лунная поляна




Солнце ярко светило в глаза, и тёмные ресницы подрагивали, а глаза постоянно щурились. Белая майка пропиталась потом, от жары не мог спасти даже вентилятор на батарейках, который Чанёль привёз из города.

Третий месяц летних каникул подходил к концу, и парень терпеливо дожидался того дня, когда они с матерью и сестрой попрощаются с бабушкой и уедут домой в родной Сеул, забирая с собой счастливые воспоминания и лёгкий загар от работы на огороде.

А счастливых воспоминаний за этот месяц у Чанёля накопилось немало: он познакомился с местными классными парнями, и они могли целыми днями гонять в футбол или дергать местных девчонок за косички. В Сеуле Чанёль позволить себе такого не мог, разве что в начальной школе, но здесь в этом не было ничего странного, даже наоборот, это было весело. Пак даже поностальгировал по былым временам, вспомнил, как хорошо было лет в восемь, когда единственной проблемой была конфета, таинственно исчезнувшая из кармана.

Было ещё кое-что, что вызывало в нём чувство дежавю. Иногда, когда они с пацами выбирались за границы деревни, тело словно магнитом тянуло к поляне, путь к которой забыть за полтора месяца он не мог. Он не забыл ничего. А последняя фраза одного мистического существа и вовсе прокручивалась в голове если не каждый час каждого дня, то каждые пятьдесят минут точно.

Вернись в полночь и узреешь нечто невероятное...

Чанёль даже представить не мог, что на этом свете может быть невероятнее дракона. Разве что дракон с двумя головами и тремя носами... За место "самого-невероятного-и-странного" также мог побороться его новый друг, местный китаец, постоянно произносящий непонятную фразу "Еллач Гнаран" с каким-то французским акцентом, но это уже другая история.

В любом случае возвращаться в ту пещеру он не хотел... Хотел, но здравый смысл отчаянно качал головой в разные стороны и отрицательно цокал языком.

Чанёль взял с полки небольшой домашней библиотеки несколько книг и открыл первую попавшуюся, самую маленькую из всех. Читать не хотелось, но в такую жару ни в футбол погонять, ни на огороде помочь. Книжка оказалась детской, но имя писателя не показалось парню знакомым. Иностранный поэт, не американец, но и не китаец уж точно.

Чанёль прочёл книгу за двадцать минут, может, и меньше. В рассказе прекрасный принц поцеловал лягушку, чтобы та смогла стать принцессой. Целоваться с жабой Чанёль бы не стал, даже если бы та могла разговаривать, да и не было никакой гарантии, что эта лягушка на самом деле была принцессой. Вот так вот просто довериться? И коснуться человеческими губами липкой жабы?

Поцеловал бы Чанёль дракона, чтобы тот смог обратиться в прекрасную девушку?

***

Ночь сменила день так же быстро, как родители одного друга Чанёля переменили своё решение съездить на несколько дней в город. Совместная ночевка в спальных мешках на открытом воздухе отложилась до лучших дней, и сейчас молодой парень стоял у порога дома его бабушки, держа в одной руке вместительный рюкзак, а в голове тяжёлую мысль, заставляющую в прохладный вечер покрыться лоб испариной.

Ему наконец-то представился идеальный случай узреть нечто невероятное...

Хочет ли этого Чанёль? Хочет. Но это желание может послужить ему горьким уроком. Или лишить жизни.

- Один раз живём...

Набравшись мужества, парень повернулся в обратную от двери сторону и закинул рюкзак на плечо поудобнее...


Дорога через поляну казалась бесконечной. Чанёль даже умудрился наткнуться глазом на ветку и теперь шёл вперёд, полагаясь лишь на один зрительный аппарат и не самую удачливую интуицию. Путь ему освещала луна, на небе не было ни облачка, что сыграло явным плюсом. Карманный фонарик Пака перестал работать сразу же, стоило его ноге ступить на запретные земли.


Отсутствие людей и тьма поселяли в груди тревожное чувство. Деревья бросали страшные тени, а ветер моментами посвистывал над самым ухом, отчего парень пугливо озирался по сторонам и ускорял шаг.

Когда до озера оставалось всего пару метров, Чанёль резко затормозил, а сердце забилось в ненормальном ритме.

Под лучами луны нежился обнажённый парень, а на его плече сидела и грызла орешек белка. Юноша услышал позади шорох и слегка склонил голову на шум. Свет ночного солнца серебром поблёскивал на светлой коже шеи, струясь золотыми оттенками по подтянутому телу.

- Привет, - внезапно здоровается юноша, развернувшись теперь полностью.

Чанёль встретился взглядом с огненно-красными глазами и старался не обращать внимания на голый торс и... на всё остальное тоже.

- Эта белка... - подал голос Пак, сглатывая образовавшийся в горле ком.

- Бельчонок, - поправляют его. Таинственный юноша протягивает руку, и животное резво перепрыгивает с его плеч, свернувшись клубочком на широкой ладони с длинными изящными пальцами.

- Бельчонок? - зачем-то переспросил Чанёль.

- Тао, - слегка улыбается парень.

Перед тем, как ответить, Пак не на шутку задумался, пытаясь мысленно провести логическую цепочку. Бельчонок. И какой-то Тао. Это имя того парня?

- Тебя зовут Тао?

- Тао зовут бельчонка. Моё имя Ву Ифань.

- А меня Чанёль зовут. Скажи, Ифань, а ты ничего странного в этих местах не замечал? - начал издалека брюнет.

- Странного? - повторяет парень, пригладив длинные светлые волосы, и Чанёлю кажется, что красные глаза вспыхивают ярче прежнего.

- А, нет... то есть... Твои глаза... Не советуешь этого делать?.. - вспомнив первую произнесённую драконом фразу, тихо произнёс Пак.

- Тогда это сказал не бельчонок. Тао не может разговаривать, - высказывается Ифань, понизив хриплый голос.

Чанёль попятился назад и во все глаза уставился на парня. Все сомнения отбросило в сторону.

Вернись в полночь и узреешь нечто невероятное...

- Так это правда был ты... Ты дракон? Парень-дракон? Но как такое возможно?

- Как видишь, возможно, - вдруг оскалился юноша, а белка, прижатая к его груди, вдруг зашевелила ушами, подняла голову и спрыгнула с рук, побежав в сторону высокого дерева. - Я сказал прийти в полночь, но не думал, что ты сможешь решиться на это.

Настроение этого парня изменилось слишком быстро, к такому резкому тону Чанёль готов не был. Мягкие по началу нотки сменились высокими и грубыми, в которых парень начал узнавать тот самый голос дракона, который звучал в его голове.

- Если ты меня боишься, можешь поверить, я совершенно безобиден, - внезапно выпалил Чанёль.

Ифань удивлено поднимает брови, глупо хлопает глазами... и по-доброму смеётся, в считанные секунды сокращая расстояние между Чанёлем и взлохмачивая его волосы. Пак и сам не замечает, как его губы изгибаются в подобие улыбки, но быстро берет себя в руки и отступает на шаг назад. Ифань отвечает, продолжая всё так же улыбаться:

- Мне сложно контролировать себя в первые часы после превращения, но ты очень забавный, человеческий ребёнок.

- Во-первых, когда один парень называет другого человеком, это выглядит очень странно, - выносит свой вердикт Чанёль, - я и не ребёнок.

- А я уже давно не человек, - с грустью в голосе отвечает юноша, садясь на холодную землю. - Осталось только тело. Извини, ты не ребёнок, я не в том смысле... Что отличает человека от животного, Чанёль?

- Поступки? - Пак вспомнил это из цитаты, которую месяца три назад его одноклассница опубликовала на своей страничке в Интернете.

- Душа. У меня больше нет души. Я могу быть похожим на человека только с полуночи до рассвета, что скажешь?

- Хреновенько тебе живётся... - посочувствовал Чанёль, расслабившись. Атмосфера постепенно разряжалась, а последние опасения сошли на нет. Этот парень совсем не походил на того страшного дракона из пещеры, который в последнюю их встречу напугал Чанёля так, что тот три дня не выходил из дома. От красивого незнакомца веяло лёгкой меланхолией, сильной харизмой и мужеством.

- А что такое "хреновенько"? - вдруг спрашивает Ифань и изгибает бровь. Чанёль смеётся.

- Это... Ну, этим слово "плохо" заменяют... иногда. Встань с земли, простудишь себе всё, - замялся Пак, доставая из-за спины рюкзак.

- Я простужусь? Забавно. Что у тебя там?

Чанёль раскрывает спальный мешок и стелит его на земле, плюхнувшись сверху, а потом и вовсе удобно растягивается на нем во всю длину.

- Садись, - хлопает рядом с собой брюнет.

Ифань встаёт со своего места, а Чанёль смущённо прикрывает глаза, пока юноша не присаживается на указанное место.

- Зачем ты здесь ночуешь?

- Пришёл узреть невероятное, - хмыкает Пак. - Где-то здесь вроде должен быть подорожник? - вдруг спрашивает парень, тихо посмеиваясь. - Мне в глаз веткой ткнуло.

- Сильно болит?

Чанёль вздрагивает, когда парень подскакивает со своего места и перебирается к нему на живот, приблизив лицо слишком близко к его собственному.

- Раскрой пошире, я посмотрю, - заявляет Ифань, пододвинувшись настолько близко, что их носы соприкасаются. Нереальные для человека красные глаза заметно потемнели и стали не такими яркими.

- Всё в порядке, - Чанёль хотел добавить что-то ещё, но на секунду завис на выпирающих ключицах и шее, позолоченных светом луны. - Правда, глаз в порядке, можешь слезть.

На его животе сидит обнаженный парень, и вся ситуация выглядит до ужаса смущающей. Только для Чанёля.

- Я смогу вылечить твой глаз после рассвета, - уверяет Ифань, собравшись было встать, но только ёрзает на месте, устроившись удобнее.

- Он сам заживет... Ифань, ты правда не знаешь, что делаешь?

- А что я делаю? Я не контактировал с людьми очень много лет, извини, если делаю что-то не так. Я смогу помочь только с восходом солнца, в обличии человека я беспомощен, а пока только подорожник.

- Ради всего святого, перестань говорить про подорожник и сядь вот сюда.

Ифань кивает и возвращается на прежнее место возле Чанёля.

- Мне нужно набраться сил перед превращением, с рассветом я вернусь в пещеру. Если твой глаз в порядке, пообещай мне уйти сразу же, как проснёшься. Только не задавай вопросов, я слишком устал, - видя загоревшиеся глаза Чанёля, добавляет парень. - В этом теле я слишком мягок, но в драконьей чешуе мне тяжело себя контролировать, магия рвётся наружу... Я сказал, никаких вопросов! Спи, спокойной ночи.

- Спокойной...

Чанёль вытащил из-под головы плед и накрыл им их обоих. Ифань отвернулся, а Пак сложил руки на животе и посмотрел в бесконечно далекое небо. Думать не хотелось, на размышления попросту не осталось сил. Тысяча и один вопрос - и ни одного ответа. Дракон, парень, магия...

Звёзды мерцали одна ярче другой, залюбовавшись двумя красными, казавшимися такими близкими друг к другу, он глубоко вдохнул свежего воздуха и повернулся, уткнувшись взглядом в обнажённую спину.

Кажется, он обрёл нового друга. Особенного друга.

Примечание к части

Эксотики переживают тяжелые дни, фэндом катится в пропасть, всякие слухи и борьба между стороной Криса и компании... Ребят, мы ведь сильные? Давайте не разочаровывать эксо и как следует поддержим парней. Эксо, давайте любить!
Признаюсь, писать про Криса стало тяжелее, но я решила порадовать вас намёком на Крисёлек, не грустите <:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных