Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Не следует украшать Божества драгоценными камнями




 

Меморандум для всех центров ISKCON (http://prabhupadabooks.com/letters/1973/dec)

Лос-Анджелес
13 декабря 1973 г.

ВСЯ СЛАВА ШРИ ГУРУ И ГАУРАНГЕ!

МЕМОРАНДУМ ДЛЯ ВСЕХ ЦЕНТРОВ

Дорогие Прабху!

Пожалуйста, примите мои самые смиренные поклоны у ваших лотосных стоп. Сегодня мы получили от Шьямасундары Прабху информационный бюллетень, и думаю, все остальные центры получили такое же письмо. Я обсудил его содержание со Шрилой Прабхупадой, и Его Божественная Милость дал мне указание немедленно разослать следующее послание. Во-первых, Шрила Прабхупада никогда не давал разрешения и не вдохновлял никого на такую программу покупки и продажи драгоценных камней. Более того, Шрила Прабхупада не хочет, чтобы мы покупали драгоценные камни или самоцветы для украшения Божеств в наших храмах. Драгоценные камни и вообще драгоценности только будут привлекать воров и грабителей. Мусульмане вторглись в Индию, привлеченные именно драгоценностями индийских храмов. Завоеватели разрушали Божества в храмах и похищали Их драгоценности. В прежние времена, когда люди были честными, и благочестивые цари поддерживали законность и порядок, в те времена Божеств в храмах украшали драгоценными камнями, но в нашу эпоху это не рекомендуется.

Шрила Прабхупада сказал: "Бхакти заключается не в созерцании украшенного драгоценностями Божества — это совсем другое дело. Мы поклоняемся Божеству строгим соблюдением правил поклонения Божествам — а вовсе не украшением Его ювелирными изделиями. Драгоценностями нельзя привлечь никого, кроме воров и грабителей, [обычных же] людей привлекает наша проповедь. Я не советую храмам приобретать ювелирные украшения. Не подвергайте Божества такой опасности. Я этого не одобряю". Далее: "Покупка драгоценных камней — это только лишние беспокойства. Не время этим заниматься. Я не советую покупать или продавать драгоценности". Мало того, что драгоценности могут привлечь воров и грабителей, наши собственные люди могут пасть жертвой соблазна и похитить их. Прабхупада сказал: "Люди приходят к нам из внешнего мира, у них много дурных привычек, и в том числе, привычка воровать. Мы пытаемся что-то изменить, но если представится случай, старая привычка может возобладать, и тогда они падут. Мы потеряем деньги, престиж и учеников. Зачем подвергать Божества такой опасности? Не надо драгоценностей. Сейчас для этого не время".

Короче говоря, покупать ювелирные украшения для Божеств не нужно, это опасно и не авторитетно. Прабхупада велел мне написать подробное письмо по этому поводу и разослать его по всем храмам. Постарайтесь понять принцип. Мы улучшаем свое поклонение Божествам посредством ежедневной пуджи, чистого пения и повторения святых имен и смелой, вдохновенной проповеди. Это и есть настоящие украшения, которые можно предложить Господу.

Харибол, Прабху.

Ваш никчемный слуга,
Карандхара дас Адхикари
/кдд

УТВЕРЖДАЮ: АЧБС

Его Божественная Милость А. Ч. Бхактиведанта Свами

 

Подробнее см. раздел «Шрила Прабхупада шикшамриты» «Поклонение Божествам»: https://yadi.sk/i/V6pEkc3tje3fn

 

Киртан

 

Воскресную, а также любую вечернюю программу можно начать с пения пранама-мантры Шрилы Прабхупады, мантры Панча-таттвы (поется три раза) и затем перейти к воспеванию Харе Кришна, или же, если позволяет время, вначале можно спеть какой-либо авторитетный бхаджан (один или больше), а затем перейти к пению пранама-мантры Шрилы Прабхупады, мантры Панча-таттвы и Харе Кришна. Пение должно продолжаться, как минимум, 30-40 минут. Основные одобренные Шрилой Прабхупадой музыкальные инструменты для исполнения бхаджанов (и в целом для сидячего киртана): мриданга (двухмембранный барабан), караталы (тарелочки), а также индийская фисгармония и тамбур (трехструнный щипковый инструмент), хотя достаточно и первых двух инструментов. Киртан заканчивается молитвой према-дхвани (см. раздел Арати).

 

Киртан можно начать и более развернуто – с пения молитвы мангалачарана (ванде ‘хам шри гурох...), как это иногда делал Шрила Прабхупада, и затем перейти к пранама-мантре Шрилы Прабхупады, мантре Панча-таттвы и Харе Кришна, как указано выше.

 

«При пении пранама-мантры Шрилы Прабхупады преданные иногда поют только первый стих, без второго. Это неправильно. Также, если первый стих поется дважды, то и второй также должен петься дважды; а если первый стих не повторяется, то и второй повторять не следует. Каждый стих должен петься только один или два раза, не больше».

Из книги ЕС Бхактивикаши Свами «Киртан»

 

«Киртан – это не часть нашего движения – практически это и есть наше движение.

Наше движение сознания Кришны практически основано на музыке и танце. (Письмо к мистеру Левайну, 25 января 1969 г.)

Киртан – наш первейший долг. (Письмо к Палике, 13 ноября 1975 г.)

Движение сознания Кришны, начатое Чаитанйей Махапрабху, наполнено танцами и пением об играх Господа Кришны. (ЧЧ Ади 2.2, комментарий)

Киртан означает прославление Господа Кришны. Вся деятельность движения Харе Кришна предназначена для Кришна-киртана – прославления Господа Кришны. Хотя такое прославление принимает множество форм, киртан в особенности понимается, как воспевание святых имен Кришны. Это также называется санкиртана. Приставка "сан" значит "полное" или "вместе". Так что "санкиртана" значит "полное прославление" или "совместное воспевание".

"Киртан" означает в уединении, а "санкиртана" – в обществе многих других. (Лекция по ШБ, 10 декабря 1974, Бомбей)

Санкиртана – это когда много людей собираются вместе и поют и танцуют. (Лекция по ШБ, 17 апреля 1974, Бомбей)

Киртан занимает центральное место в культуре Гаудийа-Ваишнавов. Многие спутники Господа Чаитанйи, такие как Сварупа Дамодара, Санджайа, Мукунда и Васудева Гхоша, и Парамананда Пури, были признанными певцами и музыкантами. Гаудийа-Ваишнавы написали тысячи песен, превозносящих имя, славу, форму, качества, игры и спутников Господа Кришны и Господа Чаитанйи. Ачарйи, такие как Нароттама Даса Тхакура и другие, развили науку киртана, чтобы совершенным образом выразить расу через музыку и таким образом погрузить участников и слушателей в экстаз сознания Кришны.

Увы, многое из того, чему учили Нароттама и другие, теперь утеряно. И, хотя культура Гаудийа-киртана все еще вполне жива в Бенгалии, Ориссе и Манипуре, она была осквернена влиянием коммерции и апа-сампрадай. Прилипчивые мотивы из кинофильмов проникли в современную культуру бхаджана, к великой скорби традиционалистов, которые хотят сохранить настроение преданности. Однако, даже сейчас традиционный киртан, если он исполняется умело и без скрытых мотивов, остается завораживающим трансцендентным опытом.

Некоторые имеющие музыкальные наклонности члены ИСККОН (как бенгальцы, так и небенгальцы) специализировались в бенгальском киртане и таким образом внесли свой вклад в культурное достояние нашего движения. Шрила Прабхупада лично не вводил такой киртан в ИСККОН, но он действительно благоприятно отзывался о нем. Например, ему нравилось слушать, как мальчики из манипурской гурукулы поют своими высокими голосами в сладком бенгальском стиле. И он хвалил Ачйутананду Свами в предисловии к "Песням Ваишнавов-ачарйев" за то, что он "научился играть на мриданге, как опытный профессионал" (что означает, как бенгальский профессионал).

Однако, бенгальский киртан сложен и не может практиковаться всеми преданными. Это не имеет значения, поскольку истинная суть киртана – это просто желание прославить Кришну. Каждый может петь имена Кришны и очиститься. Поскольку у Кришны бесчисленное количество имен, а музыкальные комбинации ритмов и мелодий также безграничны, киртан может исполняться бессчетным количеством способов. Однако, простой киртан, если поется с преданностью, обладает определенным очарованием, которое невозможно ощутить даже в самых замысловатых музыкальных постановках.

Действительно, в ранних записях Шрилы Прабхупады, певшего Харе Кришна в Нью-Йорке, мы слышим, как Прабхупада снова и снова повторяет простую мелодию всего из четырех нот. Хотя Шрила Прабхупада был опытным музыкантом, он намеренно ввел простой стиль киртана в ИСККОН, чтобы любой мог без проблем присоединиться. Даже гораздо позже в своих играх Шрила Прабхупада давал указания своим ученикам не вводить слишком много разных стилей киртана, чтобы не отвлекаться от его сути – преданности.

Касательно твоего вопроса о бенгальском стиле киртана и игры на мриданге, есть один или два самых лучших стиля. Вводить больше стилей не годится. Это станет препятствием. Если мы будем делать столь явный упор на стиле киртана, тогда это будет просто подражание. Эмоции преданности – это самое важное. Если мы делаем упор на инструмент и стиль, то внимание будет отвлекаться на этот стиль. С духовной точки зрения это будет поражение. (Письмо к Сатсварупе Госвами, 30 июня 1976 г.)

Следуя примеру Шрилы Прабхупады, стандарт киртана в ИСККОН таков, что он должен быть простым, чистым, сладким и, таким образом, приятным для Шрилы Прабхупады и Кришны. К счастью, Шрила Прабхупада дал указания по стандартизации содержания и стиля наших киртанов. Поскольку ИСККОН – международная организация, а киртан – наше самое важное занятие, важно, чтобы эти моменты были известны, и им следовали, чтобы стиль исполнения киртана мог быть более или менее одинаков во всех наших центрах, и чтобы предотвратить измышления. Хотя некоторые вариации в стиле неизбежны, должен быть общий стандарт. Основные моменты, такие как петь правильную мелодию во время мангала-арати и не вводить выдуманные песнопения, должны быть известны всем преданным, и все должны следовать им.

Конечно, предполагается, что киртан должен быть не жестким, а спонтанным и радостным. Киртан, прославление Кришны – это естественная функция души. Киртан от природы радостен, будучи потоком любви к Кришне, льющимся из души. Даже непреданные обретают материальное счастье от мирского пения и танцев, что уж говорить о том, когда преданные прославляют Господа своего сердца?

Однако, нам всегда следует помнить, что киртан не предназначен ни для самовозвеличивания, ни для собственного наслаждения. Хотя киртан может считаться трансцендентным развлечением, это в первую очередь акт поклонения. Он несомненно доставляет наслаждение, но нам всегда надлежит помнить, что он предназначен для удовлетворения Кришны, а не для нашего. Хотя Господь Чаитанйа заявлял, что нет строгих правил для воспевания[1], это в особенности относится к преданным на спонтанном уровне, вне правил, или для тех, кто даже еще не начал следовать никаким правилам, но кого все же следует так или иначе познакомить с воспеванием святого имени. Преданные на уровне садханы должны научиться через парампару, как петь в наиболее приятной для Кришны манере. Для преданных ИСККОН это, в частности, означает проведение киртанов в соответствии с указаниями Шрилы Прабхупады.

Шрила Прабхупада дал определенные наставления о киртане, чтобы защитить нас от ошибок, выдумок и осквернения, которые могут воспрепятствовать естественному течению бхакти. Они будут подробно рассмотрены ниже. Эти предписания и запреты должны быть аккуратно установлены. Правила и предписания должны исполняться, но не душить нас. Их настоящая цель – выявить и улучшить подлинный дух преданности в киртане, и помочь нам погрузиться в трансцендентную звуковую вибрацию святых имен.

Многие указания Шрилы Прабхупады касательно киртана обсуждались в статье под заголовком "Важные наставления Шрилы Прабхупады о киртане", написанной тогда еще Харекешей Свами, которая появилась в выпуске на Гаура Пурниму 1988 года выходившего тогда "Ваишнавского журнала". Эта статья целиком приведена ниже.

На собрании ДжиБиСи 1987 г. некоторые его члены попросили меня записать наставления, которые я получил от Шрилы Прабхупады относительно киртана.

Я не представлял их для публичного обсуждения в прошлом из опасения, что это породит споры, и к тому же, в нашем движении были те, кто просто не хотел быть ограниченным в манере ведения киртана. Поскольку сейчас мы пытаемся отыскать наши "корни" в форме понимания изначальных наставлений Шрилы Прабхупады по всем вопросам, кажется мудрым включить туда стандарты, установленные им касательно нашего наиважнейшего занятия, киртана.

Большинство преданных, которые побывали в Индии в более ранние годы, когда наше движение еще обретало форму, имели довольно ясное представление о стандартах, установленных Шрилой Прабхупадой относительно киртана, а также хорошее понимание того, откуда происходят другие, более новые (различные, "более модные") мантры для киртана и стили. Мы все знаем собственный стиль Шрилы Прабхупады – простое пение, чистое и мелодичное – и он не менялся, когда тот был в Индии, но мало кто знает, как начали возникать новшества.

Шрила Прабхупада был очень строг в отношении мелодии, которую поют во время мангала-арати. Он хотел утреннюю мелодию и ничего больше. Он иногда останавливал киртаны, если утром пелись другие мелодии. Конечно, он не делал это каждый раз, но когда он был рядом, и был кто-то способный к восприятию, он исправлял ошибку[2].

Он протестовал против "Джайа Гурудева", поскольку это проникло в наше движение прямо из сахаджийа сампрадай Бенгалии, представители которых всегда говорят вещи вроде "Джайа Гуру", "Джайа Гурудева", не имея в виду никакого конкретного гуру. Прабхупада критиковал это как имперсонализм и не хотел, чтобы его ученики пели это. "Кто этот гуру?" – таков был его вызов.

Понимание того, как другие мантры и техники проникли в наше движение, полезно для рассеивания сомнений, которые могут возникнуть в умах тех, кто не был осведомлен об ожиданиях Шрилы Прабхупады от киртана. Некоторые преданные по разным причинам вынуждены были уехать из Америки, и им негде было остановиться, кроме храмов Гаудийа Матх. В некоторых из этих храмов поются различные мантры без каких-либо ограничений. Хотя эти мантры авторитетны и кажутся правильными, Шрила Прабхупада не хотел, чтобы мы использовали их в киртанах в наших храмах. Однако, эта форма киртана просочилась в наше движение очень быстро, поскольку это было ново и захватывающе и поэтому быстро принималось ведущими киртанов для увеличения энтузиазма преданных. В конце концов, разнообразие – приправа к жизни. Однако, на самом деле это разнообразие отнюдь не радовало Шрилу Прабхупаду.

Хотя храм во Вриндаване был открыт в марте 1975 года, Шрила Прабхупада начал устанавливать стандарты для его функционирования еще в предыдущие годы. Он сосредоточивал свою энергию на создании правильных стандартов для Божеств, кухни и экономики. В то время Шрила Прабхупада попросил меня стать президентом храма. Он наставлял меня в различных аспектах управления. Поскольку я пишу о стандартах Шрилы Прабхупады для киртана, я хотел бы вспомнить его особые наставления относительно стандартов для киртана, которые он хотел строго утвердить.

Что касается стандартов, его наставления не могли быть более конкретными. Непосредственной причиной для этих наставлений послужил киртан, который вел в храме Бхарадваджа дас предыдущим вечером. Шрила Прабхупада имел обыкновение присутствовать на наших вечерних киртанах и лекциях, поскольку сам он был болен и не мог говорить. В тот вечер Бхарадваджа решил спеть песню (найденную, по его словам, в книге Гопал Бхатты Госвами), которая являлась вариантом мантры Кришна Кришна Кришна Кришна Кришна Кришна Кришна хе, но там вместо "Кришна" стояло "Гаура", так что получалась мантра Гаура Гаура Гаура Гаура Гаура Гаура Гаура хе и т.д.

Шриле Прабхупаде это очень не понравилось, настолько, что на следующее утро он позвал меня к себе в комнату и потребовал от меня объяснений, почему Бхарадваджа пел такое. Я не мог тогда дать должного разъяснения, но Прабхупада сказал, что он больше никогда не хочет слышать такое в храме, и что я никогда не должен позволять такого рода "измышления" в киртане. Затем он начал подробно описывать, как должен исполняться киртан.

Более или менее, его слова были следующими: Теперь я хочу установить стандарты для киртана. Вы можете петь вот так; для мангала-аратика – молитвы самсара-дава, затем кришна-чаитанйа, затем Харе Кришна, и ничего больше. Для гуру-пуджи – "молитвы гуру" [так он ее назвал], шри кришна-чаитанйа, Харе Кришна, и ничего больше. Для вечернего аратика – песня Гаура Аратика, шри кришна-чаитанйа и Харе Кришна, ничего более. Для всех аратик должна выполняться эта основная схема. Пение шри кришна-чаитанйа мантры должно быть только три раза, не более. Никто не должен петь какой-то бхаджан, если не все преданные знают, о чем эта песня. Никому нельзя петь песни в храме во Вриндаване, которые написаны на языках, непонятных для местных жителей. Йашомати-нандана можно петь, поскольку людям она понятна.

Я не поставил эту цитату в кавычки, поскольку было бы слишком самонадеянно с моей стороны думать, что я могу вспомнить в точности слова Прабхупады спустя 13 лет, но она достаточно близка к ним, чтобы мы могли узнать, чего он хотел.

Есть кое-какие другие вещи, которым он учил в то же самое время. Следующий момент относится к манере пения мангала аратика. Мы каждое утро пели мангала аратика в комнате Шрилы Прабхупады. Иногда Прабхупаде нравилось исполнение, иногда нет. Однажды утром, после очередного плохого киртана, Прабхупада позвал меня в свою комнату и пожаловался на пение. Он сказал (опять же, более или менее): "Мне не понравилось пение этим утром. Утренняя мелодия должна петься на протяжении всего мангала аратика и не следует петь никакие другие мелодии. Ее нужно петь сладко и мелодично, вот так... [и он начал петь первый стих молитв самсара очень сладким и мелодичным голосом с совершенными интонациями и музыкальным ударением]." Прабхупада очень настаивал, что петь нужно только так. Он отметил, что он хочет, чтобы я вел киртаны по утрам, чтобы тем самым установить стандарты в храме.

На следующее утро я вел киртан в его комнате, копируя мелодичный стиль, который он продемонстрировал мне накануне. Прабхупада был доволен и явно наслаждался киртаном. К несчастью, я пал жертвой демона, обитающего в моем уме, и вставил пару раз Джайа Радхе в конце киртана. Это было одной из самых больших ошибок, допущенных мной в то время. Хотя ничего плохого не было в Джайа Радхе, Прабхупада просто не хотел, чтобы мы пели это. Он однажды объяснил, что Шукадева Госвами не чувствовал себя достойным петь имя Радхи в Шримад-Бхагаватам, и поэтому только намекал на ее имя в слове арадхана, описывая самую возвышенную подругу-гопи Кришны.

Более того, он сказал, что он не считает себя достойным входить в район сева-кундж во Вриндаване (а значит, и нам не следует), и опять же, принимая омовение в Радха-кунде, не следует помещать свои стопы в воду. Это все те вещи, которые Прабхупада высказал в то время или до того, хотя, возможно, у других мог быть другой опыт в обществе Прабхупады у Радха-кунды, но таково было его заявление в сентябре 1974 года. К слову, Прабхупада также сказал мне, что весь духовный мир можно найти в стенах храма Кришна-Баларамы, и поэтому нет никакой нужды в выходе за пределы этих стен для паломничества.

Так или иначе, в продолжение истории, я только начал петь святое имя Шримати Радхарани во Вриндавана-дхаме, обители Ее возлюбленного Господа, в присутствии Ее самого близкого преданного, во время благоприятнейших часов дня, и тут этот Ее ближайший преданный посмотрел на меня пылающими, как огонь, глазами и готовыми мгновенно уничтожить меня. Мой голос сорвался, и я тотчас же закончил киртан, без дальнейших формальностей, и никогда больше не допускал подобной ошибки.

Прабхупада никогда не заканчивал киртаны всякими дополнительными мантрами, особенно Джайа Радхе, так с чего бы мне делать это?

Я хотел бы привести несколько примеров касательно Прабхупады и киртана, чтобы еще больше прояснить этот вопрос. Мой личный опыт общения с Прабхупадой начался, когда я на какое-то время стал его слугой в июле 1971 года. В то время он рассказал мне в своей комнате, что воспевание Панча-таттва маха-мантры гораздо более могущественно, чем мантра Харе Кришна. Я сразу же спросил его, что раз уж так, то почему бы нам не петь каждый день по несколько кругов этой мантры, после того как мы закончим свои 16 кругов Харе Кришна мантры? Прабхупада ответил, что нам не следует поступать так, поскольку Господь Чаитанйа пришел, просто чтобы показать нам, как поклоняться Господу Кришне, и что Господь хотел, чтобы мы пели мантру Харе Кришна, и поэтому мы должны следовать Его совету и примеру. Поэтому он позже ограничил пение этой мантры в киртане, разрешив петь ее только трижды.

Конкретно он установил это ограничение на воспевание после случая с Ишаном прабху во Вриндаване. В июле 1974 года, когда Прабхупада впервые въехал в свои апартаменты, мы днем проводили киртаны в его комнате, и затем Прабхупада давал лекцию. В один из первых дней вел киртан Ишан прабху, который в то время изготавливал то, что позже станет известно как кукольная выставка FATE. Он просто снова и снова повторял мантру Шри Кришна Чаитанйа, может, раз пятнадцать, когда Прабхупада потребовал, чтобы он остановился и начал петь Харе Кришна. Именно после этого Прабхупада стал довольно строг в отношении числа повторений этой мантры.

Есть две истории, связанные с пением мантры Гаура Нитйананда бол, хари бол и т.д. Первая относится к тому времени, когда в Англии Прабхупада остановил киртан, когда пели эту мантру, а вторая – когда Прабхупада остановил киртан мангала аратика во Вриндаване. Поскольку я был непосредственным участником во втором случае, а о первом только слышал, я перескажу только вторую историю.

Однажды утром во время зимы 1975 года, после того, как был открыт храм, Ананда прабху вел киртан. Ананда прабху был духовным братом Шрилы Прабхупады, он жил в нашем храме много лет, смиренно занятый служением преданным с великой любовью и преданностью. Он был личным поваром Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати и был чрезвычайно искусен в приготовлении блюд из простых местных листьев, кореньев и плодов, а также в приготовлении лекарственных трав, когда в том возникала нужда (как, например, когда скорпион ужалил Саурабх даса и тот был спасен благодаря своевременному использованию трав Анандой Прабху). Он был также вдохновенным ведущим киртанов.

Шрила Прабхупада находился у себя в комнате, что было обычно во время киртана мангала аратика, а я был в соседней, ожидая приказов и команд. И мои ожидания оправдались. Киртан был громким, и колонки, в сочетании с акустикой зала, легко доносили звуки до комнаты Прабхупады. Прабхупада позвал меня к себе в комнату. Я уже знал, что должно было произойти, поскольку был обучен им в предыдущий год и знал его стандарты для киртана. Ананда прабху пел Гаура Нитйананда бол и т.д. Я знал, что это было недопустимо, но к тому времени я уже был слугой Прабхупады, а не президентом, как раньше.

К моему великому изумлению, он сказал: "Иди в храмовую комнату и останови его киртан. Скажи ему, что это твой храм и что ты будешь вести киртан так, как захочешь." Ну, это был тот еще шок. Это был первый случай, когда я должен был остановить киртан одного из его собственных духовных братьев, но я послушно отправился в храмовую комнату, чтобы выполнить приказ. Я совсем не был рад этому, поскольку боялся нанести какое-нибудь оскорбление, или проявить грубость или неучтивость. Будучи падшим, я просто не мог заставить себя сказать это в точности так, как это сделал Прабхупада, но я смог выдавить какие-то слова о том, что Прабхупада не хотел, чтобы эта мантра звучала в этом храме, что не будет ли он любезен петь Харе Кришна вместо нее? Это привлекло внимание преданных, которые не понимали, что происходит, так что я смог объяснить что-то некоторым из них, поскольку киртан все еще продолжался, не прерываясь, но вскоре он остановился и его повели другие.

Прабхупада никогда не был резок в отношении других, и в особенности я никогда не видел, чтобы он действовал подобным образом в храме, но он был так решителен в том, чтобы стандарты киртана поддерживались и не менялись введением "других" мантр, которые часто можно было слышать в других храмах и матхах, что он послал меня остановить пение в храме своего собственного духовного брата. Этот случай произвел на меня огромное впечатление относительно его решительности в этом вопросе.

Были и другие случаи, когда Прабхупада отправлял меня остановить киртан, элементы которого ему не нравились. В июле 1976 года Прабхупада находился в Нью Майапуре, во Франции. Безудержный киртан проходил где-то под его комнатой, пока он диктовал свои письма. Я писал под его диктовку, сидя перед ним. Можно было слышать, что идет киртан, но я, по крайней мере, не мог уловить отдельные слова или понять, кто пел, поскольку все глушили толстые полы этого замка.

Однако, Прабхупада мог слышать все, и его очень беспокоило что-то из того, что он слышал.

"Ты слышишь это?" - спросил он меня.

"Что такое, Шрила Прабхупада?"

"Послушай, что он говорит."

"Я ничего особенного не слышу. Что не так?"

"Он поет что-то перед Харе Кришна мантрой. Иди и прекрати это немедленно."

Я тут же побежал вниз, с дандой в руке, и начал проталкиваться сквозь толпу экстатичных певцов, чтобы добраться до лидера киртана. Я все еще не мог в точности расслышать, что там пели, и также не мог вообразить, как Прабхупада мог это услышать, но у меня уже был опыт того, что он обладает сверх-чувствами, и поэтому я с полной верой протискивался сквозь толпу, надеясь вскоре узнать, кто ведет киртан и что такое он говорил перед мантрой Харе Кришна. Когда до ведущего оставалось метра два, я увидел, что это был Притха Путра Свами, и тогда я наконец услышал, что он тихо произносил Бхаджа перед мантрой. Получив такое подтверждение, я потребовал, от имени Шрилы Прабхупады, чтобы он не пел это перед мантрой и чтобы больше он никогда так не поступал. Это вызвало некоторую паузу в киртане, пока все пытались понять, что происходит, но вскоре я уже возвращался наверх, а он теперь пел правильно.

Когда по возвращении в комнату Прабхупады, тот потребовал от меня отчет о произошедшем, я сказал ему, кто вел киртан, и что ошибка была исправлена. Никто никогда не должен ничего петь перед маха-мантрой.

Конечно же, существуют некоторые особые исключения из этих правил. Те, что я знаю, будут описаны здесь из соображений полноты и честности изложения. В конце 1975 года Шрила Прабхупада вместе со своим окружением отправился в Сананд, прекрасное маленькое царство где-то к северу от Ахмедабада. Там мы проводили киртан в царском дворце, в котором остановился Прабхупада. На этих киртанах в основном присутствовали деревенские женщины. Прабхупада сказал мне вести киртаны, но вначале проинструктировал, что и как петь. Однажды он попросил меня провести киртан с Говинда Джайа Джайа, который продолжался около получаса. В другой раз он сказал мне просто петь Харе Кришна, но по строчке за раз, так, как эти люди привыкли. То есть, сначала только Харе Кришна ... Харе Харе, они отвечали, а затем Харе Рама ... Харе Харе, и они повторяли. Похоже, что если люди привыкли к определенным видам киртана, нам следует в какой-то мере подстраиваться, чтобы излишне не бередить их умы.

Один момент, который я считаю существенным, несмотря на мою личную фанатичность в отношении киртанов (в моей зоне мы все время следовали этим стандартам, и другие формы киртана не приветствовались), это было нечто, произошедшее в Бомбее в 1976 году (не помню месяц). В храме проходил киртан, который в основном состоял из сплошных Хариболов. Во время киртана я был настроен весьма скептически и часто посматривал на Шрилу Прабхупаду, чтобы узнать, не хочет ли он, чтобы я остановил киртан. Думаю, Прабхупада знал, зачем я на него смотрел, и специально избегал моих взглядов, смотря вниз или в сторону в течение всего киртана. В конце, когда мы возвращались в его квартиру в дальней части имения, я спросил: "Шрила Прабхупада, должен ли был я остановить этот киртан, ведь он был неправильный?" "Нет," – сказал он, – "по крайней мере они пели."

Решите сами, что лучше.

Существует еще один очень важный фактор в вопросах киртана, который следует обсудить здесь. В июне 1977 года Шрила Прабхупада был не очень доволен киртанами, проводимыми соседями. Там пелись киртаны с выдуманной мантрой, (Бхаджа) Нитаи Гаура Радхе Шйама (Джапа) Харе Кришна Харе Рам, которая особенно начинала действовать на нервы, если приходилось жить на той стороне здания, которая выходила на их ашрам. Прабхупада хотел, чтобы все мантры были авторитетными, поэтому он попросил преданных перестать петь слово "бхаджа" в начале нашей Панча-таттва маха-мантры, поскольку это слово на самом деле не является частью мантры.

Затем Прабхупада подумал об использовании одной мантры из Чаитанйа-чаритамриты, которую он счел подходящей, Джайа Шри Кришна Чаитанйа прабху Нитйананда, Джайадваита Гададхара Шривасади Гаура бхакта вринда, так что он дал указание своим слугам и санскритологам поискать ее, чтобы узнать, смогут ли они найти ее. После тщательных поисков они поняли, что там нет такой мантры, и что самой близкой по звучанию была мантра Джайа Шри Кришна Чаитанйа прабху Нитйананда, Джайадваита чандра джайа гоура бхакта вринда, но это было не то, чего хотел Прабхупада, и поэтому никаких изменений не последовало. Однако, Прабхупада настаивал на переходе с "бхаджа" на "джайа", чтобы определенно отделить себя от певцов, живущих через дорогу. Когда его спросили о замене "Шри Адваита" на "Джайа Адваита", он просто сказал: "Шри Адваита, Джайа Адваита, какая разница?"

Далее, на основании этого преданным по всему миру сказали, что Прабхупада определенно хочет, чтобы мы пели "Джайа Адваита" вместо "Шри Адваита", и что это надо сделать немедленно. Поскольку я был в то время во Вриндаване и услышал об этом инциденте сразу же после того, как он произошел в комнате Прабхупады, от одного из санскритологов, занятых поисками, я знал, что это не так, и что целью изменений было просто перестать петь "бхаджа", чтобы провести различие между нами и певцами выдуманных мантр.

Однако эта идея так глубоко укоренилась в движении, что стало модным даже менять мантру в према-дхвани, и даже в таких независимых песнях, как Хари харайе намах кришна, где одна строчка звучит шри чаитанйа нитйананда шри адваита сита, которая теперь, из-за этой абсолютной замены должна была читаться как шри чаитанйа нитйананда джайадваита сита.

Я всегда чувствовал, что это очень вредит нашему движению в целом по следующим причинам: (1) Прабхупада сам всегда пел эту мантру в первоначальном виде и есть сотни записей, подтверждающих это. Изменение мантры ослабляет позицию тех, что следовал Шриле Прабхупаде, поскольку можно оспаривать причину этого изменения. Я точно так же оспаривал его. (2) Прабхупада пишет изначальную мантру везде в своих книгах. Прабхупада однажды отругал меня за то, что я прислушался к чьей-то идее, со следующими словами: "Касательно этой идеи, что... Где ты услышал это? Это есть в наших книгах?" Все написанное в этих книгах – закон. Если эта мантра везде фигурирует в книгах Прабхупады, думаем ли мы, что он стал бы вот так менять ее? Все, что он сделал – это заменил вводное слово, которое вообще не является частью этой мантры. (3) Почему мы так стремились изменить одно из главных оснований нашего общества, а именно одну из двух основных мантр движения, так скоропалительно, даже без не изучив, что это повлечет за собой в будущем? В конце концов, как упоминалось выше, эта мантра вырезана в камне и мраморе во всех храмах, и любой может увидеть, какова правильная мантра, на вечные времена. Иметь мантру, отличную от той, которая запечатлена на стенах храмов и в книгах и записях Прабхупады, – это и кажется плохим и выглядит не лучше. Это в какой-то мере подрывает наш авторитет.

Я бы рекомендовал, чтобы мы вернулись к изначальному "Шри Адваита", хотя нам следует заменить "бхаджа" на "джайа", поскольку тут уж нам нужно поддержать чувства Шрилы Прабхупады в этом вопросе. Это мое личное мнение и не более того.

Надеюсь, я выполнил желание Ваишнавов, подробно описав эти случаи для всеобщего блага.

Помимо мантр и молитв, обсуждаемых выше, приезжающие во Вриндаван преданные думают, что это очень трансцендентно, когда они начинают повторять местные песни и молитвы. Они воображают, что благодаря такой практике они проникаются этой культурой и входят в умонастроение Вриндавана. Как следствие, их пример доходит до других храмов через преданных, которые не знают ничего лучше и думают, что все, что, как они слышали, поется во Вриндаване, можно перенимать без опасений. Шрила Прабхупада смотрел на это по-иному. Он даже не говорил Радхе-Шйама в качестве приветствия, когда бывал во Вриндаване. Он всегда говорил Харе Кришна.

Есть некоторая путаница относительно того, что Шрила Прабхупада действительно одобрял, поскольку были некоторые вещи, которые были разрешены или даже, казалось, нравились ему, но позднее он неодобрительно отзывался о них. Преданные, присутствовавшие во время киртанов, стиль которых был позже не одобрен Шрилой Прабхупадой, часто убеждены, что такие стили были в действительности одобрены им. Снисходительность Шрилы Прабхупады в таких случаях можно понимать в свете того случая, когда Шрила Прабхупада терпимо отнесся к тому Харибол-киртану, как упоминалось в приведенной выше статье. Хотя Шрила Прабхупада прежде неодобрительно отзывался о подобных песнопениях, в определенных обстоятельствах он позволял этому продолжаться, чтобы не подавлять энтузиазм певцов.

Однако, подобные возражения не отменяют утверждения той статьи, и ее можно принять как ценное руководство в том, как Шрила Прабхупада хотел, чтобы киртаны исполнялись. Иногда Прабхупада мог стерпеть различные виды воспевания, но это не значит, что он одобрял их. И он давал знать, по крайней мере некоторым преданным, какого рода киртаны он хочет и чего он не хочет.

Шрила Прабхупада на некоторых стандартах настаивал больше, чем на других. На некоторых моментах, таких как правильная мелодия во время мангала-арати, он настаивал. По другим вопросам он сообщал, какого стандарта он желал, но не всегда настаивал на них. Как последователям Шрилы Прабхупады, нам следует знать и следовать тому, чего он хотел, во всех аспектах сознания Кришны, особенно в киртане, центре нашей деятельности.

Поэтому ниже обсуждаются некоторые другие вопросы, чтобы гарантировать, что наши киртаны понравятся Шриле Прабхупаде и Кришне.

Определенные мелодии в определенное время[3]

Статья Харикеши описывает строгость Шрилы Прабхупады в отношении пения утренней мелодии во время мангала-арати. Согласно Ведической музыкальной науке, определенные раги (основные мелодии) должны петься и играться в определенное время суток. В писаниях, объясняющих музыкальную науку, утверждается, что раг так же много, как форм жизни. Среди них есть 16000 основных раг, которые ранее проявились как гопи Вриндавана, и которые распространились по всему миру.[4] Каждый день делится на восемь частей (аштапрахара), для каждой из которых есть соответствующая рага. Восьмичастные вечные ежедневные игры Радхи-Кришны и Господа Чаитанйи также происходят в соответствии с тем же делением суток на восемь частей. Ачарйи Гаудийа-ваишнавизма поведали, что конечная цель музыкальной науки – дополнить и улучшить настроения Божественной Четы во время Их ежедневных игр, состоящих из восьми частей. Поэтому Гаудийа-киртан использует традиционные Ведические раги в те же промежутки времени в течение суток, с особой целью – удовлетворить Верховного Господа.

Эти раги, исполняемые в правильное время, улучшают и усиливают тонкие энергии, преобладающие в соответствующие периоды. Однако, раги, исполняемые не в то время, нарушают психический баланс. Те, кто знаком с Ведической музыкальной наукой, может ощутить это несоответствие и расабхасу раг, которые играются или поются в неправильное время. Исполнение раг не вовремя считается неблагоприятным, греховным и нарушающим космическую гармонию.

На эту тему в Гарга-самхите рассказывается история о Нараде Муни и ломаных рагах.

Однажды, путешествуя по вселенной, Нарада прибыл на планету, где обитало много красивых людей. Они жили в роскошных дворцах, одевались в потрясающие одежды, и были все время заняты пением и игрой на музыкальных инструментах.

Однако, все они были инвалидами. Кто-то не имел стоп, лодыжек, или коленей. У кого-то были искривлены бедра, у кого-то они были высохшими, у кого-то – кривая спина, кто-то не имел зубов, кто-то горбился, у кого-то – голова набекрень, а кто-то обходился без шеи. Пораженный, Нарада спросил их, кто они такие. Несчастные люди ответили: "Мы – олицетворенные раги. А сделал нас инвалидами мудрец Нарада. Опьяненный любовью, он поет не те мелодии не в то время, с неправильными нотами и без нужного ритма. Так он изломал наши конечности."

Нарада спросил у раг, как его ошибку можно исправить. Они послали его к богине Сарасвати; когда она осталась довольна его служением, он получил от нее музыкальную науку и стал непревзойденным музыкантом.

Вряд ли много преданных сможет глубоко погрузиться в изучение Ведической музыкальной науки. Но ведущие киртанов должны, по крайней мере, знать, в какое время дня какие мелодии петь.[5]

Шрила Прабхупада особенно подчеркивал, что утреннюю мелодию (прабхати-сура) следует петь во время мангала-арати. Эту рагу обычно не надо петь после 10 утра. Шрила Прабхупада обучал утренней мелодии для мангала-арати в ее простейшей форме. Этот мотив соответствует тому, как обычно поется начало песни "Джив, джаго".

Гурваштакам нужно петь по схеме "вверх-вниз". Один стих поется на мелодию, которая в первой строке идет вниз, а на третьей поднимается вверх. Следующий стих поется так, чтобы на первой строке мелодия повышалась, а на третьей – понижалась. Затем снова следующий стих поется с понижающейся первой строкой и т.д. Некоторые преданные поют правильную мелодию во время мангала-арати, но не следуют этой схеме "вверх-вниз". Они просто поют каждый стих с повышением или понижением, и так значительно теряется сладость утренней мелодии.

После Гурваштакам киртан продолжается на ту же мелодию. Некоторые преданные поют Гурваштакам на правильный мотив, но затем переходят на другой. Это не правильно. Те, кто не уверены в том, как продолжать киртан на правильный мотив, могут просто вспомнить мелодию Гурваштакам, или "Джив, джаго", и петь пранама-мантру Шриле Прабхупаде и все остальное на тот же мотив.

Панча Таттва маха-мантра и Харе Кришна маха-мантра поются на ту же мелодию, что и Гурваштакам, по той же схеме "вверх-вниз, вверх-вниз". Когда поете Харе Кришна маха-мантру, одну мантру можно петь с повышением, а следующую с понижением; как вариант, две мантры подряд могут петься с повышением, а следующие две – с понижением.

Шрила Прабхупада учил, чтобы на мангала-арати пелась эта самая простая форма утренней мелодии. Однако, в нашем обществе были введены вариации на утреннюю мелодию с добавлением музыкальных украшений. Некоторые преданные считают, что поскольку Шрила Прабхупада не вводил их, то преданным ИСККОН не следует петь их. Другие думают, что они приемлемы, поскольку они не являются отклонением от утреннего мотива, а только развитием его, поскольку они сладки и так усиливают настроение преданности, и поскольку они – часть музыкальной традиции Гаудийа-ваишнавов. Если поются вариации на утреннюю мелодию, то хотя бы несколько раз следует спеть основную утреннюю мелодию, как ее давал Шрила Прабхупада, до перехода на вариации. Иными словами, простейшая форма утренней мелодии, как учил Шрила Прабхупада, должна составлять большую часть пения Харе Кришна во время мангала-арати.

В соответствии с наставлениями Шрилы Прабхупады, киртан во время мангала-арати должен быть простым. Мангала-арати предназначено для того, чтобы давать мощный духовный заряд в начале дня. Все участники, несомненно, очистятся и воодушевятся в сознании Кришны, если молитвы поются на правильную рагу и с преданностью и благоговением. Если мангала-арати проводится таким образом, преданным, чье единственное желание – удовлетворить гуру и Кришну, эффект будет наиболее завораживающий. Умы присутствующих будут захвачены и перенесены к лотосным стопам гуру и Кришны. Нет лучшего способа начать день.

Многие преданные чувствуют, что киртан во время мангала-арати должен быть сладким и спокойным, как бы для того, чтобы мягко пробудить Господа. Танцевать во время мангала-арати также хорошо, как однажды рекомендовал Шрила Прабхупада. (см. Письмо к Упендре, 19 февраля 1973 г.) И нет ограничений на то, чтобы этот киртан был живым. Однако, обычно более уместно, когда энергичные киртаны проводятся в более поздние часы.

Есть еще один хорошо известный мотив для Шри-Гурваштакам. Эту мелодию не следует петь во время мангала-арати. Она годится для случаев, когда Шри Гурваштакам поется днем, например, в дни явления ачарйев нашей сампрадайи.

Шрила Прабхупада также учил нас вечерней мелодии для сандхйа-арати. Шрила Прабхупада обучал простой форме раги. Немного менее простая вариация была введена еще во время личного присутствия Шрилы Прабхупады. Шрила Прабхупада явно никогда не упоминал эту мелодию, которая теперь обычно поется в храмах ИСККОН. Если эта вариация поется, киртан после Гаура-арати также обычно следует той же мелодии.

Иногда, во время вечернего арати преданные, после пения песни Гаура-арати (джайа джайа гаурачандер...) на вечернюю мелодию, переходят на утреннюю мелодию для остальной части киртана. Это совершенно неправильно. Утреннюю мелодию никогда не следует петь вечером.

Не годится петь песню Гаура-арати или соответствующий мотив до вечера, например, во время дневного арати.

Конечно, пение имен Кришны трансцендентно и очищающе – даже когда поется на не тот мотив. Шрила Прабхупада однажды написал одному из учеников, что "Любая мелодия может быть использована. Когда есть связь с Кришной, это становится подлинным." (Письмо к Экайани, 31 августа 1971 г.) И все же, лучше петь правильные мелодии в подходящее время. Это больше удовлетворит Кришну.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных