Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 12. К корням — освобождение тазового сегмента




 

По отношению к западному обществу Зигмунд Фрейд был гением- революционером своего времени, открывшим двери к запретной теме секса. Он обнаружил и заявил публично, что жизненный импульс по своей природе сексуален, и что именно нарушение этого естественного импульса в детстве и юности лежит в основе человеческих страданий и неврозов.

После такого новаторского прорыва можно было ожидать, что следующим шагом Фрейд выведет человечество из страданий в более счастливый, лучший мир, в котором телесное наслаждение и сексуальная реализация смогут занять своё законное место.

Фрейд, однако, сделал прямо противоположное: он объявил состояние страдания неизбежным. Он считал, что для существования цивилизованного общества необходимо, чтобы человеческая сексуальность обуздывалась и подавлялась. Любое общество, в котором дозволено свободное, несдерживаемое наслаждение сексом, обречено, по его мнению, на распад и хаос.

Именно по этой причине личность Фрейда приводит меня в недоумение. Для меня он похож на преданного своему делу археолога, разыскивающего в пустынях Северной Африки и Аравийского полуострова копи царя Соломона и спрятанные в них легендарные богатства. Однако, обнаружив наконец эти копи, он поспешно заваливает вход землей и объявляет, что никто не должен входить туда, чтобы насладиться сказочным сокровищем, потому что это слишком опасно.

Использованное мною в этом контексте выражение «сказочное сокровище» относится не просто к сексуальному акту, но к самой сексуальной энергии и её потенциалу поддерживать развитие человека во многих измерениях, включая и духовное.

В следующей части этой книги мы увидим, что сексуальная энергия обладает бесконечными возможностями. Однако Фрейд, сделав лишь первый шаг, остановился и объявил, что единственно возможный вариант — помочь людям приспособиться к «нормальному» состоянию сексуального подавления ради сохранения общественного порядка. И функция его новой науки психоанализа заключается именно в этом.

Райх отверг это положение своего учителя. В то время как Фрейд считал сексуальное подавление непременным условием существования цивилизации, Райх утверждал, что именно это подавление сексуальной энергии препятствует созданию подлинно цивилизованного общества, в котором люди смогут освободиться от невроза и наслаждаться естественным счастьем.

Занимаясь поисками фактов, подтверждающих его идеи, Райх обнаружил отчёт немецкого антрополога Бронислава Малиновски, который в 1920-х годах в течение нескольких лет изучал матриархальные племена на Тробрианских островах Тихого океана. На основе этой работы, которая произвела на него сильное впечатление, Райх написал собственную книгу «Вторжение принудительной сексуальной морали», где сравнивал тробрианскую и европейскую культуры.

Он отмечал, что тробрианские дети свободны удовлетворять своё любопытство в отношении секса. Они могут исследовать друг у друга гениталии и сколько угодно наслаждаться сексуальными играми. Родители и другие взрослые считают эти ранние сексуальные приключения естественными и не вмешиваются, занимая в отношении детей общую позицию поддержки и юмористической терпимости.

У подростков формируются более продолжительные сексуальные взаимоотношения, которые, однако, не закрепляются и не управляются родителями. В каждой деревне имеются «холостяцкие» дома, в которых молодые пары могут жить вместе столько, сколько длится их роман. Эти связи необязательно бывают моногамными и существуют в общей атмосфере личной свободы и экспериментирования. Иногда группы подростков отправляются в соседние деревни на вечеринки, где случаются и сексуальные контакты.

Для Райха жизненно важным было не то, что в тробрианском обществе молодые люди могут исследовать сексуальность — это, по его словам, случается и в западной культуре, особенно среди беднейших классов. Решающим фактором, оказывающим влияние наличное счастье, является отношение к такому исследованию.

У жителей Тробрианских островов отсутствует мораль, осуждающая секс, отсутствуют чувство вины, стыд, представление о том, что исследование сексуальности это что-то грязное или запретное. Отсутствует калечащее и унижающее отношение к интимной жизни. В результате вокруг половых органов не образуется панцирь и не нарушается естественный поток сексуальной энергии. Это позволяет молодым людям наслаждаться полностью удовлетворяющими сексуальными объятиями, в то время как в западном обществе партнёры из-за хронического напряжения в области половых органов не могут получить удовлетворения даже при состоявшемся сексуальном акте.

Основываясь на своих клинических исследованиях, Райх пришёл к выводу, что почти у всех женщин и более чем у половины мужчин в западном обществе наблюдаются сексуальные нарушения и неспособность к подлинному сексуальному удовлетворению. Это происходит из-за подавления и наличия панциря в области гениталий.

Что же касается заявления Фрейда о том, что сексуальная вседозволенность в обществе приведёт его к распаду, то Райх отмечал, что хотя тробрианская цивилизация промышленно не так развита, как Европа и Америка, она стабильная, сложноорганизованная и гораздо более преуспевающая в том, что касается прочих культурных ценностей. В частности, в ней нет неврозов, страданий, вуаеризма, изнасилований, порнографии. Отсутствуют фетишизм, эксгибиционизм и даже мастурбация. Нет случаев самоубийств у подростков, нет проституции и публичных домов.

Устойчивость тробрианской культуры Райх считал доказательством того, что общество не приходит в беспорядок, если в нём дозволяются и поощряются сексуальные инстинкты, и что моральный контроль и осуждение секса не являются обязательными для существования цивилизации. Другие исследователи, получив ответ на свой вопрос, наверное, на этом бы и остановились. Но Райх пошёл дальше: если отрицание секса не является необходимым для цивилизованного поведения, то почему тогда современные общества так решительно поддерживают сексуальные запреты и подавление?

Ключи к разгадке он обнаружил в той же самой тробрианской культуре, в тех значительных переменах в поведении, которые происходят после вступления в брак. Тогда неожиданно появляется другая мораль, связанная не столько с сексуальной верностью, сколько с внешними приличиями. Со стороны общества на супругов — и особенно на жену — действует сильное давление, заставляющее их следовать нормам поведения, запрещающим паре любое публичное проявление любви друг к другу. Причина такой перемены, как обнаружил Райх, лежит в экономических интересах мужчины, которому семья жены преподносит пожизненный брачный дар, состоящий в ежегодном снабжении фруктами и овощами, так как тробрианцы занимаются преимущественно сельским хозяйством.

Таким образом, Райх показал, что принуждение, накладываемое браком и моралью, выгодно социальным структурам, в которых доминируют мужчины. Оно предвещает переход от матриархата к патриархальной модели, которая вот уже несколько тысяч лет господствует в западной культуре.

Иными словами, сексуальная мораль служит экономическим интересам. Женщина должна вести себя должным образом, потому что она — часть сложной торговой сделки между двумя семьями, выгодной богатым и могущественным членам общества, обычно — клану вождя и другим авторитетным мужчинам племени. Райх — не единственный, кто так считает. Антропологи и историки в целом соглашаются, что мораль и моногамия стали развиваться с появлением частной собственности.

Райх утверждал также, что по мере того как эта новая авторитарная модель общества развивалась, постепенно становясь доминирующей, сексуальные ограничения в детстве и юности оказывались необходимыми для поддержания брака. Ведь как мужчины, так и женщины, ранее свободно наслаждавшиеся сексом, проявляли значительно меньшую склонность к сохранению верности в рамках брачной структуры.

Таким образом, сексуальное подавление стало клеем, скрепляющим общество определённого типа Оно служит имущественным интересам правящего клана или класса, которые стремятся контролировать распределение собственности и оставаться на вершине социальной иерархии.

От осуждения сексуальности выиграла и религия, потому что страдающих и невротичных людей легче утешать обещаниями будущего спасения. Так появилось неписаное соглашение между религиозными и политическими лидерами, создавшими взаимовыгодную систему управления и манипулирования людьми.

Результатом всего этого в терминах наших сегодняшних обычаев является то, что два человека, гениталии которых окружены панцирем, заключают пожизненный контракт моногамного брака без какой-либо надежды на сексуальную реализацию или личное счастье.

Развёрнутая Райхом кампания за освобождение людей от сексуального подавления означала, что везде, куда бы он ни приезжал, он встречал сопротивление. Ведь он атаковал самые основы эксплуатации. Вместе с тем, Райх не был политическим революционером, стремящимся низвергнуть правящую элиту. Он просто хотел, чтобы люди были счастливыми, свободными от невроза, сексуально здоровыми и естественно оргазмичными.

Сначала в Вене, а затем в Берлине Райх открыл для людей из рабочего класса клиники по проблемам секса Он проводил консультации по вопросам контроля над рождаемостью, проблемам брака и беременности, издавал брошюры в защиту сексуальной свободы, особенно для молодёжи. Он настаивал на том, что с младенческого возраста и до половой зрелости детям следует разрешать мастурбировать. При наступлении же половой зрелости им следует дать надёжные и ясные инструкции по регулированию рождаемости, с тем чтобы подростки могли без страха заниматься любовью.

Из-за этой компании Райх в итоге остался почти в полном одиночестве. После его разрыва с Фрейдом от него отреклось практически всё психоаналитическое общество.

Поскольку Райх был марксистом, у него были друзья в европейских коммунистических партиях, которые поначалу поддерживали выдвинутые им принципы сексуального равенства и свободы. Но постепенно и они оставили Райха, подвергнув его публичной критике.

Важно понять это, поскольку таким образом проявляется основной конфликт между политикой и сексом.

В 1933 году Райх написал ставшую классической книгу «Массовая психология фашизма». В ней он показал, как авторитарные режимы используют общество и манипулируют идеализмом молодёжи. Книга была направлена против Гитлера и нацистского движения. Но коммунисты, с которыми Райх объединился, тоже стремились манипулировать населением. Они предлагали свою собственную форму утопии, которая должна будет наступить после того, как трудящиеся классы захватят власть. Поэтому и коммунисты испугались. Ведь если Райху удастся научить простых людей самим управлять собственной жизнью, наслаждаясь сексуальной реализацией и персональным счастьем, то общественное недовольство исчезнет и мотивация к насильственной революции будет подорвана.

К чести Райха, он не стал политиком, но остался истинным учёным и гуманистом и, несмотря на критику, осуждение и изгнание из общества, продолжал заниматься единственной проблемой, которую считал основной: как избавить человечество от страданий и невроза и помочь людям начать наслаждаться жизнью.

И именно здесь на сцене появляюсь я, потому что, подобно Райху, занимаюсь тем, что помогаю людям обрести счастье. Когда люди, по какой бы то ни было причине, вдруг осознают, что не реализуют себя в жизни, некоторые из них начинают искать способы, позволяющие освободиться из тюрьмы, в которую их поместило общество. Именно тогда они приходят ко мне или к таким как я. И именно тогда я ввожу их в процесс снятия мышечного панциря, последним сегментом которого является сексуальный центр.

Райх называл его «тазовым сегментом». Он включает в себя таз, гениталии, анус, все мышцы в области бёдер, паха и ягодиц, а также ноги и стопы. В системе чакр этот сегмент соответствует первой чакре, отвечающей за физическое тело, жажду жизни, первичное стремление к выживанию.

Как возникают повреждения в этом сегменте? Очевидно, что общая атмосфера сексуального подавления и сексуальных табу в домашнем окружении ребёнка неизбежно проникает в его психику, даже если при этом ничего не говорится напрямую.

Не высказываемые вслух послания могут доставляться вместе с утренней тарелкой кукурузных хлопьев. Умолчание может способствовать обусловливанию так же, как и запреты. Например, если к телу ребёнка прикасаются и ласкают его во всех местах, кроме одного, то постепенно сформируется представление о том, что это место — нечто запретное, нечистое или неприкасаемое.

В моём случае сексуальное воспитание было более ясным. Я рано открыла для себя мастурбацию. Мне, наверное, было три с половиной или четыре года, когда я прошла через фазу мастурбации в открытую — просто жим-жим, ням-ням — вкусные, тёплые, приятные ощущения в области гениталий. В какой-то момент мать сказала: «Не делай так, и особенно — когда вокруг люди».

Я прошла полный курс обучения тому, как ночью в постели держать руки поверх одеяла, включавший в себя как систему поощрений шоколадным печеньем за правильное поведение, так и небольшие нагоняи за непослушание. Это была хорошо продуманная попытка отвратить меня от мастурбации, но каким-то образом я всё время знала

— то, что я делала, было хорошо. Я так и не поверила в то, что это плохо. Мне просто нужно было охранять свою тайну. Пока мои родители не догадывались, что я это делаю, всё было в порядке. И в течение всего детства и подросткового возраста мастурбация оставалась чем-то вроде моего тайного спутника.

Помимо сковывающего воздействия такого сексуального воспитания

— возможно, правильнее будет назвать его «антисексуальным воспитанием» — существует также и влияние сексуального насилия. Это огромная территория, простирающаяся от вожделенных взглядов престарелых родственников до сексуального проникновения и полового акта с детьми, совершаемого взрослыми или же старшими братьями или сёстрами.

Лишь совсем недавно эта очень интимная и личная тема стала предметом публичной дискуссии, в результате которой выросло понимание того факта, что почти каждый ребёнок, так или иначе, становился жертвой сексуального нападения — если не физического, то, по меньшей мере, в форме специфических взглядов или разговоров.

Педофилы очень искусны в понимании детей и в том, как ими манипулировать. Часто они завязывают дружбу с их родителями и таким образом изолируют ребёнка от главного источника защиты и безопасности.

Одна женщина во время сессии сообщила мне, что сосед принудил её заняться с ним сексом, угрожая рассказать её родителям о том, что она, играя во дворе, целовалась с мальчиками. Тогда ей было около девяти лет. Сосед заставил её пообещать, что если он не «наябедничает» её родителям, то она кое-что для него сделает. И лишь потом она узнала, что это «кое-что» означало три половых акта Всё это было невыносимо, но угрозы, что этот человек расскажет её родителям о случаях с поцелуями, оказалось достаточно, чтобы заставить её подчиниться — это звучит совершенно неправдоподобно, но это сработало.

Большинство из нас могут вспомнить царившую в детстве или подростковом возрасте психологическую атмосферу недосказанности и сальных замечаний, которая также внесла вклад в создание сексуального панциря — например, сексуально озабоченного дедушку, который все ваши детские годы жил в комнате наверху и время от времени щипал вас.

У меня был такой дядя — молодой распущенный парень, который всегда невнятно бормотал что-то типа: «Хе, хе, хе…» Время от времени он хватал меня, тискал или щекотал, приговаривая: «Ну что за милашка!» Я ненавидела его за это, мне всегда хотелось как следует врезать ему и сказать: «Пошёл к чёрту! Отвали!» Но, конечно, я никогда так не делала, потому что ребёнку, которым я была, и в голову не приходило, что можно вести себя таким образом по отношению к взрослому родственнику. Он никогда не делал ничего серьёзного, но таким людям и не нужно делать что-то особенное, чтобы создать специфическую вибрацию, воздействующую на сексуальную энергию растущего ребёнка.

Эти примеры показывают, что вокруг сексуальности происходят самые разнообразные манипуляции. Из всех наших естественных способностей она в наибольшей степени подвергается нападениям. Мы нуждаемся в сексуальности и хотим её, сексуальная энергия переполняет нас и заставляет стремиться к наслаждению. И в то же самое время вокруг сексуальности существуют строжайшие табу и правила. Общепринятое решение этой проблемы через подавление весьма напоминает следующие действия: кастрюлю наполняют водой, её крышку наглухо запаивают, после чего кастрюлю ставят на плиту и зажигают газ — рано или поздно что-нибудь обязательно взорвётся.

В практике пульсаций используется совершенно другой подход: снятие панциря и высвобождение напряжения внутри и вокруг области таза открывают возможность проживать и праздновать вновь пробужденную сексуальную энергию.

С самого начала любой группы по пульсациям мы постоянно работаем с тазовым сегментом, потому что именно там источник нашей жизненной силы. Будучи высвобожденной, сексуальная энергия начинает течь по всему телу. В каком-то смысле эта энергия подобна сырой нефти. Поднимаясь по остальным сегментам и чакрам, она становится всё более рафинированной, проявляя себя негенитальным, несексуальным образом. Но исходное топливо и сила для всех других форм выражения — сексуальность. Источником и невообразимо приятных ощущений в животе, описанных мною в предыдущей главе, и переполняющей любви открытого сердца оказывается сексуальная энергия.

Таково тантрическое понимание, к исследованию которого мы перейдём в следующей части. Таков также и мой опыт, который я получила и в процессе работы терапевтом, и в своей личной жизни.

Именно по этой причине, несмотря на то, что снятие панциря производится в направлении сверху вниз, мы всё время заряжаем тело сексуальной энергией, используя дыхание и движения тела, о которых я рассказывала раньше. При этом, накапливая энергию и затем разряжая эмоцию, мы всякий раз следуем формуле сексуального оргазма. В случае с эмоциями переживается то же самое качество конвульсивного высвобождения и это — основной инструмент, используемый в процессе снятия панциря.

Но хотя мы и работаем с сексуальной энергией с самого начала, я знаю, что к сексуальному центру невозможно подступиться напрямую, до того как будет ослаблен панцирь в остальных шести сегментах. Тазовый сегмент совсем не случайно занимает последнее место в райхианском процессе. Секс располагается в самых глубинах нашей биологии, а темы сексуального наслаждения находятся у глубочайших корней нашей психики. И поэтому работа с панцирем этого сегмента — весьма деликатная задача.

Я хочу, чтобы одна вещь прозвучала совершенно отчётливо: то, что в процессе работы я никогда не прикасаюсь к области гениталий — именно потому, что она очень интимная и деликатная. Эта область часто оказывается настолько травмированной, что прямой контакт с нею приведёт лишь к повторению травмы и углублению ран. Кроме того, непосредственное прикосновение к гениталиям может спровоцировать сексуальное возбуждение, которое не имеет отношения к процессу освобождения от панциря. Цель процесса состоит в том, чтобы высвободить напряжение и восстановить поток энергии, а не в том, чтобы стимулировать эрогенные зоны.

Есть множество других способов войти в контакт с тазовым сегментом. Это и глубокое дыхание в сексуальный центр, и движения тазом, и удары ногами, и массаж напряжённых мышц. Иногда я могу сильно нажимать на аддукторы бёдер — приводящие мышцы, расположенные на их внутренней поверхности. Райх называл их «мышцами морали», потому что именно они используются для того, чтобы сжимать ноги, предотвращая доступ к половым органам — особенно часто так поступают женщины. Я могу также попросить клиента напрягать и отпускать мышцы тазового дна, находящиеся между анусом и гениталиями. Это тоже помогает расслабить панцирь тазового сегмента

Наблюдая за движениями тела клиента и его дыханием в процессе работы, даже начинающему терапевту будет легко определить, что человек подвергался сексуальному насилию. Например, клиенты с темой насилия начинают чувствовать дискомфорт во время простого упражнения типа дыхания в таз, при покачивании тазом вперёд и назад — движении, напоминающем занятие любовью. Они проявляют беспокойство, фаза их движений меняется настолько, что эффективность упражнения уменьшается. Также они стараются увести внимание от области таза

Кроме того, их взгляд становится «стеклянным» — это может произойти даже до начала работы. Я помню, как во время собеседования с одной женщиной, записавшейся на семинар по тантрическим пульсациям, я спросила её: «Вам приходилось подвергаться сексуальному насилию?»

И эта женщина, которая приехала из России, вдруг превратилась в робота Она отвела взгляд, глаза у неё стали тусклыми, стеклянными — она практически вошла в состояние своеобразного транса Я продолжала говорить с ней, но она не смотрела на меня и начала отвечать мне тонким монотонным голосом. Было очевидно, что она не хочет встречаться с этой темой, и что для того чтобы начать восстанавливать свою сексуальную энергию, ей придётся обратиться ещё к целому ряду тем: отрицанию боли, отвержению мужчин, гневу на родителей…

Чтобы исследовать и исцелить эти проблемы, необходим семинар или индивидуальные сессии по освобождению от сексуальных обусловленностей.

В практике пульсаций люди, проделавшие значительную работу по снятию панциря, естественным образом начинают соединяться с тазом и у них могут возникать приятные ощущения. Одновременно они могут чувствовать также и стыд, смущение или вину. Для терапевта важно видеть оба этих аспекта — и удовольствие, и вину — потому что это одно из тех расщеплений, которые обнаруживаются в области таза. Вместе со способностью к наслаждению и стремлением тела к получению удовольствия существует и покрывающий их слой обусловленности, заполненный всевозможными «можно» и «нельзя», «надо» и «не надо».

Я приглашаю клиентов признать существование прежнего чувства вины, но вместе с тем и перепрыгнуть через него, позволяя себе оставаться с ощущением удовольствия. Обычно это бывает несложно, потому что верхние сегменты уже расслаблены и людям доступно некоторое количество свободного пространства. Они располагают определённой дистанцией, с которой могут наблюдать, как вина и стыд стоят на пути к их наслаждению.

Если мне удастся убедить клиента немного больше двигать тазом, немного больше дышать в сексуальный центр, издавать звуки удовольствия, позволить области таза мягко пульсировать, то всё это помогает клиенту оставаться в контакте с тазом — не с одними лишь гениталиями, но со всей областью таза — как с источником наслаждения и жизненной силы. На этом этапе очень важно разговаривать, и когда я вижу, что клиент проходит через слой вины и стыда, я мягко спрашиваю у него: «Кто заставил тебя стыдиться? Кто сделал так, что тебя смущает твоя сексуальность?»

Возможно, клиент ответит: «Моя мама».

Тогда я попрошу его, оставаясь в контакте с приятными ощущениями, поговорить со своей матерью, сказав ей, например, следующее: «Смотри, мама, я сексуальный человек, и это хорошо. В этом нет ничего плохого. Мне это нравится. Я имею право быть сексуальным. Я имею право наслаждаться своей сексуальностью».

Подобные утвердительные высказывания могут оказать большую поддержку в энергетическом раскрытии всей области таза.

Обычно к этому времени мы уже проработали все сегменты, опустились в самые глубины тела, и клиенты очень охотно занимаются исследованием и рассказывают обо всём, что они обнаружили. Они уже поняли, что отправляться в эти тёмные запретные места, в гнев, в чувство вины, в недовольство тем, что им не позволяют проживать свою сексуальность — важный и освобождающий опыт.

После того как всё это было извлечено на свет и высвобождено, следующим шагом может быть только наслаждение, потому что именно стремление к наслаждению лежит в основе, в истоке, в самой сердцевине наших естественных стремлений как биологических организмов. И с расслаблением панциря в области таза наступает момент, когда мы можем объединить все сегменты и ощутить единство энергии, свободно текущей вверх и вниз вдоль всего тела. При этом мы открываем для себя глубокое удовольствие, удовлетворение, чувство единства с Существованием.

Для того чтобы люди могли ощутить это единство, это чувство целостности в теле, я использую упражнение, которое называется «Мягкая пульсация». Оно обычно выполняется в одиночку, в качестве внутреннего и личного опыта.

Участники принимают основную дыхательную позицию, лёжа спиной на матрасе с поднятыми и согнутыми коленями, и начинают дышать в полую энергетическую трубку, протянувшуюся до самого живота и сексуального центра.

Я приглашаю людей сонастроиться со своим дыханием, почувствовать, как подобный океану поток дыхания наполняет тело и выходит из него обратно. Постепенно я приглашаю их позволить себе мягко покачивать тазом в ритме с дыханием, на вдохе отводя таз назад и слегка выгибая спину, а затем на выдохе выдвигая таз вперёд.

Очень важно синхронизировать эти движения с дыханием, потому что это помогает создавать всё более глубокую волну энергии, которая будет пульсировать в теле, накатывая и отступая, наполняя каждый сегмент, насыщая энергией и заряжая каждую клеточку. Благодаря тому, что блоки в сегментах были ослаблены, создаётся хорошая возможность ощутить несдерживаемую и непрерывную волну энергии, текущую по телу вверх и вниз, а также от центра к периферии.

Эта волна, если её допустить и принять, приносит ощущения удовольствия, живости и океанической радости. Похожие ощущения испытывают возлюбленные после общего оргазмического переживания. Упражнение доказывает, что такое переживание доступно и каждому из нас по отдельности, в уединении, так же, как и с любимым человеком.

По мере того как дыхание и движения тазом продолжаются, а волна энергии становится сильнее и глубже, я предлагаю участникам добавить гармоничные движения руками, кистями, ртом, головой, постепенно захватывающие всё тело.

Это упражнение может продолжаться 20—30 или даже 45 минут, если люди оказываются в состоянии позволить себе испытывать столько удовольствия. По моему опыту, однако, большинство людей лишь до определённого уровня могут наслаждаться несущими сильный заряд приятными ощущениями в теле. Существует некий свойственный им временной предел, по истечении которого негативные чувства снова всплывают на поверхность как способ разрядить избыточную энергию, становящуюся дискомфортной.

Когда тело находится в состоянии баланса, оно может накапливать и удерживать заряд энергии, не испытывая потребности разрядить его. В этом случае создаваемый в нём заряд приносит наслаждение своим лёгким приятным напряжением Большая часть «бурных реакций», таких как удары тазом о матрац, крики и вопли, выражающие гнев, ненависть и отвращение, к этому времени, как можно надеяться, уже высвобождена, и поэтому теперь легче удерживать в теле больший уровень энергетического заряда и наслаждаться его качествами.

В этом сбалансированном состоянии мы можем открыться более тонким сферам подъёма энергии, близости, медитации, присутствия… одним словом, миру Тантры.

 

 

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных