Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 16 страница




— Она стабильна, сенатор.

— Она пришла в сознание?

— Пока нет.

У Ника пересохло во рту, голова затуманилась.

— Что вы мне дали? — его язык неожиданно распух.

— Седативное.

— Я не хочу лекарств, я должен оставаться в сознании.

— Но вам будет очень больно.

— Никаких лекарств, — он попытался пошевелить левой рукой, но заскрипел зубами от боли. — Вы можете позвонить и спросить, как она. Прошу вас.

Старший из двух парамедиков кивнул напарнику, сидевшему возле рации.

— Пока никаких новостей, — через минуту ответил парень.

Их привезли в отделение скорой помощи городской больницы, оно уже было заполнено вездесущими журналистами. Ник слышал, как парамедики по рации попросили полицию разогнать толпу. Даже из машины он слышал Гонзо, кричавшего журналистам убираться с дороги. Он улыбнулся впервые за несколько часов.

— Мы закроем ваше лицо, — сказал один из парамедиков, накрывая Ника чистым белым полотенцем.

— Убедитесь, что Сэм тоже укроют, — сказал он. — Ей не понравиться, если журналистам удастся сфотографировать ее без сознания.

— Конечно, сенатор.

— В данной ситуации можете называть меня Ником, — ему не нравилось, как все в последнее время пресмыкались перед ним. Именно это ему и не нравилось в его новой должности. Тем более это место не досталось ему в честной борьбе. Умер его друг, и ему пришлось занять его место. Может быть, это чувство пройдет, когда он победит на выборах. А до этого ему будет некомфортно.

Следующая пара часов прошла в череде боли, врачей, медсестер, уколов и рентген-снимков.

— Как вы себя чувствуете, сенатор? — спросил дежурный врач.

— Словно меня сбил автобус, — Ник пожалел об отказе от таблеток. У него болело все тело, а грудь давило, будто на ней сидел слон. Каждый вдох давался ему с трудом.

— На снимках видно — у вас сломана ключица и ребро, и оба перелома с левой стороны, но думаю, вы и сами об этом догадались.

— Как Сэм?

— Сейчас мы говорим о вашем состоянии.

— Мне плевать на мое состояние. Скажите мне о ней.

— Пластический хирург наложил 40 швов на ее рану на лбу. К счастью, кроме потери сознания, других повреждений у нее нет.

— Она уже очнулась?

— Нет.

— Это нормально? Разве она уже не должна была прийти в себя?

— Травмы головы имеют разный характер, но через день или два она должна быть в порядке.

Ника не устраивало это «должна быть». — Мне нужно ее увидеть.

— Мы это устроим, после того как вас осмотрит ортопед и наложит повязки. А до этого времени, вы не должны двигаться. Сломанное ребро запросто может вызвать коллапс легкого.

Ник поморщился, вспомнив боль, испытанную в машине скорой помощи.

— Вы уверены, что с ней все хорошо?

— Сейчас ее состояние стабильно, это все, что я могу вам сказать.

Ник посмотрел на лицо врача в надежде увидеть, скрывает тот от него информацию или нет. — Я должен сообщить ее отцу.

— Мне кажется, детектив Гонзалес уже это сделал. В комнате ожидания собралось довольно много народу.

— Думаю, приехал весь департамент городской полиции.

— Некоторые из них спрашивали о Вас. Здесь несколько человек из вашего офиса, а также мы получили звонок от вашего отца, он сказал, что уже едет.

— О, ладно. — Ник был удивлен, но тронут заботой отца. — А Капитан Малоун тоже здесь?

— Я проверю, а вы тем временем постарайтесь отдохнуть.

— Я должен его увидеть, это важно.

— Если он здесь, я пришлю его к вам.

Капитан Маллоун вошел несколькими минутами позже.

— Как вы, сенатор?

— Я взорвусь, если хоть еще один человек назовет меня так. Меня зовут Ник.

Малоун улыбнулся от его тирады.

— Ник, ты в порядке?

— Буду, но я очень беспокоюсь о Сэм.

— Она в хороших руках, — сказал Малоун, Ник видел беспокойство на лице пожилого мужчины.

— Когда она очнется, будет вне себя от злости. Мы занимались делом Синклера, когда это случилось. — Ник рассказал капитану теорию Сэм, что Диандра заплатила кому—то за убийство Джуллиана, о чем мог свидетельствовать перевод денег, найденный Джинни.

— Тогда причем тут покушение на ее сына?

— Она пока не поняла, ждала подтверждения, что оба выстрела были сделаны из одного оружия. Ей казалось, она напала на след. Также мы выяснили, что в день убийства у Джиллиана была встреча с сенатором Акерманом — главой юридического комитета. Сэм собиралась с утра его допросить.

— Не переживай, я поручу это Гонзалесу. Он сам не свой после увиденной аварии, а этом поможет ему отвлечься.

— На месте аварии был офицер. Монтгомери. Он очень нам помог. Если бы могли что—нибудь для него сделать…

— Я прослежу, чтобы ему вынесли благодарность.

— Хорошо, — ответил Ник, почувствовав, как силы начали его покидать. Он закрыл глаза всего на мгновение. Когда открыл, капитана Малоуна уже не было, а в палате сидел Скип Холланд. — Привет, — поздоровался Ник.

— Как ты?

— Нормально. — Он поерзал на койке, пытаясь найти удобное положение, но его голову, ребра и плечо пронзила острая боль.

— А выглядишь ты неважно.

Ник втянул воздух сквозь зубы.

— Как Сэм?

— Без изменений. Селия, Трейси и Анджела сейчас с ней, а я захотел проведать тебя.

— Спасибо, но я, правда, в порядке. Уверен, вы хотите вернуться к дочери.

— Слышал, сюда едет твой отец.

— Да, так мне сказали.

— Тогда я останусь с тобой до его приезда.

 

 

Глава 32

Ник проснулся через несколько часов и начал настаивать, чтобы его отвели в палату Сэм. Медсестры принесли ему больничную одежду, так как его была разрезана в приемной скорой помощи. Ему было больно лежать, поэтому он сел рядом с Сэм на койку, и, глядя на ее бледное лицо, молил очнуться. Ее сестры отправили Скипа домой, когда он был совсем без сил. Отец Ника провел с ним пару часов, после чего Ник и его отправил домой.

— Ник, тебе нельзя было вставать, — сказала Трейси около двух часов ночи.

— Я в порядке. — Правда, у него все болело: от кончиков волос до пальцев ног, но он не мог думать об этом, пока Сэм оставалась без сознания.

Дверь палаты отворилась, на пороге появился Фредди Круз.

— Заходи, — сказал Ник.

— Как она?

— Без изменений.

Фредди подошел к постели, накрыв руку Сэм своей. — Почему она не приходит в себя?

— Я не знаю, но врачи уверяют — она в полном порядке и скоро проснется.

— Когда? — Фредди взглянул на него. — Прости, это был глупый вопрос. Как ты?

— Бывало и лучше.

— Почему ты не в больничной койке?

— Потому что мне нужно быть с ней.

Трейси сжала здоровое плечо Ника.

— Мы с Эндж пойдем, найдем кофе. Тебе ничего не нужно?

Он отрицательно покачал головой.

— Ты уверен?

— Да, спасибо. — Подвигав плечом в фиксаторе, который его заставил надеть ортопед, он ахнул от резкой боли.

— Ник, почему бы тебе не пересесть в кресло? — спросила Анджела

Ник поборол желание нагрубить им.

— Я в порядке, — ответил он сквозь зубы.

— Мы скоро вернемся, — сказала Трейси, выводя сестру из палаты.

— Можете не торопиться, — прошептал Ник, после того как за ними закрылись двери.

— Действуют на нервы, да? — предположил Фредди.

— Они не могут позаботиться о ней, поэтому решили направить все свои силы на меня.

— Ты выглядишь побитым, — не боясь, сказал Фредди.

— Скажи мне то, чего я не знаю.

— На входе больницы собралась толпа журналистов.

— Ага, настоящие стервятники.

— Это же сенсация — известная леди—коп и сенатор попали в аварию.

Не желая думать о заголовках в утренних газетах, Ник сцепил руку с Сэм и поцеловал ее костяшки.

— Я хочу, чтобы она очнулась! — Но его движения не привели ее в чувства. Ник еще крепче сжал ее руку. — Как твое плечо?

— Лучше. Мне наконец—то разрешили снять фиксатор.

— Теперь моя очередь его носить. — Убрав волосы с лица Сэм, Ник решил поболтать с Фредди, лишь бы перестать думать о плохом. — Я слышал, у тебя появилась подружка.

Фредди был ошарашен такой резкой сменой разговора.

— Эм… да… вроде как.

Ник тихо рассмеялся.

— Так есть или нет?

— Понятия не имею.

Неловкость молодого человека позабавила Ника.

— А как бы она ответила на этот вопрос?

— Сказала бы, что я козел.

— Почему же это?

— Потому что я не разговаривал с ней и не видел ее с тех пор, как мы в последний раз… ну ты понимаешь.

— Аааа, — сказал Ник, наслаждаясь происходящим. — И почему?

— Думаю, сейчас не самое удачное время для этого разговора.

— Прошу тебя, помоги мне отвлечься, пока она без сознания.

Фредди так долго смотрел на Сэм, что Ник начал гадать, продолжит ли он их разговор или нет.

— Ну, понимаешь, все происходит слишком быстро и насыщенно.

— Ты в нее влюблен.

— Нет! Точно, нет. Ты меня не понял.

— Тогда как?

После очередной долгой паузы Фредди промямлил.

— Мне стыдно об этом говорить.

— Просто скажи.

— Я понял, что мне нравится секс. Я хочу сказать, очень нравится.

Несмотря на боль, Ник рассмеялся, гадая, не сломал ли при этом второе ребро.

— И чем это отличает тебя от остальных мужиков?

— Ты не понимаешь, — сказал Фредди, внезапно заинтересовавшийся одеялом Сэм.

— Чего я не понимаю?

— Мои отношения с Элин, они, эммм, мне не свойственны. Словно я потерял разум, и теперь за меня думает мой член.

— Ты говоришь, как подросток, который совсем недавно лишился девственности, — ответил Ник.

— Ну…

Ник уставился на него.

— Только не говори мне…

— Послушай, я дал обет, понятно? Для меня это было важно, но после знакомства с Элин, я не мог ни о чем другом думать, перестал себя узнавать. Я хочу ее утром, днем и вечером.

— Ты наверстываешь упущенное время, — заключил Ник, удивленный таким признанием Фредди. — Только и всего.

— Так, значит, это нормально, что я постоянно хочу этого?

— Да, — рассмеялся Ник. — Добро пожаловать в наш клуб. А что она думает о твоем, эмм… аппетите?

— Она мне никогда не отказывает, — смущаясь, признался Фредди.

— Поздравляю, тебе посчастливилось встретить женщину, о которой в тайне мечтает любой мужчина.

— Вам стоит аккуратней выбирать выражения, Сенатор, — прохрипела Сэм.

Ник ахнул.

— Сэм, милая, открой глаза.

— Только если вы двое закончили говорить о бушующих гормонах Круза.

— Вот дерьмо, — шепнул Фредди в ужасе, — Как много ты слышала?

Сэм немного наклонила голову влево, улыбнулась, но продолжала лежать с закрытыми глазами.

— Достаточно, чтобы мучить тебя подколами до конца твоих дней.

Ник почувствовал, как гора упала с его плеч, и он наклонился ее поцеловать.

— О, Саманта, как же я рад слышать твой голос.

— Я надеюсь, это Ник меня сейчас целует?

— Не переживай, это я. Как ты себя чувствуешь?

— Будто моя голова вот—вот взорвется. — Она, наконец, открыла глаза и взглянула на него.

Ник еще никогда не был так счастлив видеть эти светло—голубые глаза, несмотря на то, что они были немного мутноваты.

— Я, хм, я, пожалуй, пойду, — сказал Фредди, пятясь к выходу, — Отдыхайте, лейтенант.

— Позвони Скипу, сообщи, что она очнулась, — попросил Ник.

— Обязательно.

Сэм залилась смехом, как только дверь за Фредди закрылась, но в тот же момент взвыла от боли.

— Очевидно, с девственностью он потерял способность здраво мыслить.

— Постарайся не двигаться, — Ник аккуратно прилег на край ее койки.

— Ты ранен, — тихо проговорила она. — Что случилось?

— Ты не помнишь?

— Мы были в машине, — Сэм закрыла глаза, сделав глубокий вдох. — В нас кто—то стрелял, после этого я ничего не помню. Подожди! Мы собирались встретиться с Диандрой.

— Не переживай, Гонзо и Джинни уже этим занимаются.

— Ох, хорошо. Так что случилось? Мы попали в аварию, да?

— Мы их преследовали, но они прострелили нам шину, нашу машину занесло, несколько раз прокрутило в воздухе, и мы приземлились на крышу. — Вспоминая это, Ник вновь пережил ужас, подумав, что могло бы произойти, что едва не произошло. Он положил руку ей на грудь, успокаиваясь, слыша устойчивое сердцебиение. — У тебя было кровотечение, и ты никак не приходила в сознание.

Сэм подняла руку, поглаживая его волосы.

— Ты меня до смерти напугала.

— А что с тобой?

— Ничего особенного, только сломанные ребро и ключица.

— Ник! Мне так жаль. Мне не следовала устраивать погоню, пока ты был со мной в машине.

— Почему? Ты предпочла, чтобы им сошло это с рук?

— Я бы предпочла избежать аварии.

— Но их целью была не только ты. — Он усмехнулся, вспоминая слова капитана, и рассказал Сэм о посвящении в банду. — За меня присуждались бонусные очки, в то время как за тебя только дополнительные.

— И ты этим невероятно горд, да?

— Конечно.

— Надеюсь, ты не собираешься опять меня бросить?

Волнение на ее лице причинило Нику боль, он сжал ее руку.

— Я не могу. Я же тебе обещал.

— Да, я помню. — Ее пальцы сжались вокруг его. — Ты больше не сможешь уйти от меня, никогда.

— Но теперь у тебя шрам больше моего, — он провел пальцем по шраму над бровью, полученному после взрыва, устроенного ее бывшим мужем.

— Полежи со мной.

— Не знаю, смогу ли я.

— Я так устала, но без тебя мне не уснуть.

После таких слов его ничто не могло остановить от попытки лечь рядом с ней. Аккуратно перевернувшись, Ник долго устраивался справа от нее, пытаясь как можно удобней лечь, не задевая поврежденную левую сторону. Он весь вспотел к тому моменту, как нашел нужную позу.

— Ник, у тебя сильные боли, — она вытерла пот с его брови.

— Мне стало легче, после того как ты очнулась.

— Ты немного присвистываешь, когда дышишь.

— В скорой у меня случился коллапс легкого, и это довольно неприятно.

— Мне так жаль.

— Это не твоя вина, Саманта. — Он положил их сцепленные руки себе на грудь, позволяя себе расслабиться. — Я полагал, что знаю насколько велика моя любовь к тебе, но оказывается, она намного больше, чем думал.

— Ты пытаешься сказать, что хочешь меня утром, днем и вечером? — спросила она, копируя Фредди.

Ник засмеялся.

— Не смеши меня, — застонал он, испытывая боль в груди.

— Так это да или нет?

— Еще какое «да»!

 

***

Фредди облокотился на стену возле палаты Сэм. Не могу поверить, что я обсуждал секс с сенатором Соединенных Штатов. И Сэм все слышала. Она еще долго будет мне это припоминать. Ему хотелось заползти в нору и умереть от стыда! Теперь они посчитают его больным извращенцем.

— С вами все в порядке, детектив?

Вырвавшись из своих мыслей, Фредди посмотрел в глаза капитану Малоуну.

— Да, сэр. Лейтенант пришла в себя.

— Отличная новость.

— Я с ума сойду от сидения здесь. Есть что—нибудь, чем я могу помочь в расследовании дела Синклера?

— Тебя уже выписали с больничного?

— Формально нет, но я хорошо себя чувствую.

— Тогда вернешься на службу только после того, как тебе закроют больничный.

— Но это будет не раньше следующей недели, а я уже в состоянии работать.

Малоун долго и внимательно смотрел на него.

— Хорошо, но только бумажная работа. Созвонись утром с Гонзо и узнай, чем ты можешь помочь.

— Отлично, — радостно выдохнул Фредди. — Спасибо.

— Ты точно в порядке? Выглядишь немного странно.

В памяти всплыл необычный разговор с Ником.

— Я в норме.

— Иди домой и хорошенько выспись.

— Да, сэр. — Фредди решил уйти, пока капитан не передумал. В холле больницы на него набросились журналисты.

— Детектив, можете рассказать о состоянии лейтенанта и сенатора?

— Без комментариев, — он протискивался сквозь толпу, которая за последние два часа стала больше.

— Они живы?

— Да, это все, что я могу сказать.

— Вы уже оправились после ранения в доме Риза?

— Да, все хорошо. — После двух минут настоящего безумия Фредди не мог понять, как Ник и Сэм каждый день выносят эти натиски прессы. Оказавшись на улице, Фредди вдохнул свежего воздуха, чувствуя облегчение. Он направился к машине, низко опустив голову. Один из журналистов последовал за ним, это был Даррен Табор. Фредди продолжал идти, зная, как сильно Сэм не выносила этого репортера.

— Детектив, можно вас на минутку.

— Вы не получите от меня никакой информации.

— Фредди, подожди. Мне, правда, нужно с тобой поговорить.

Табор назвал его по имени, тем самым привлекая его внимание. — У вас есть минута.

— Появились слухи относительно лейтенанта Холланд.

— Мне это не интересно…

— Поговаривают, она делала аборт.

Фредди не поверил своим ушам.

— Это же смешно. Все знают, как сильно она хочет ребенка.

— Это было еще в колледже. Источник утверждает, что информация достоверная.

— И что вы собираетесь делать с этой информацией?

— Дело не во мне, это может просочиться в желтую прессу.

— И с чего вдруг вы решили ей помочь? Разве не вы поливали ее грязью после дела Джонсона?

— Я освещаю новости, а не слухи, — Табор схватил его за руку. — Фредди, через день или два это станет известно общественности. Кто—то должен их предупредить.

Его убивала мысль, что кто—то может навредить Нику и Сэм.

— Я не понимаю? Почему именно сейчас?

— Секретарша из женской консультации продала эту историю журналу Reporter. Очевидно, захотела нажиться на их известности.

Фредди стало нехорошо.

— Как вы об этом узнали?

— У меня друг фотограф в этом журнале, он мне и рассказал.

— Почему вы лишаете их возможности напечатать статью?

— Я, может, и не согласен с некоторыми ее методами работы, но она не заслуживает этого. Никто не заслуживает.

— Спасибо за предупреждение.

— Может быть, вы вспомните обо мне, когда вам нужно будет сделать громкое заявление в прессе.

— Будем иметь это в виду.

Даррен развернулся и пошел в обратном направлении.

— Табор.

— Да?

— Еще раз спасибо.

— Без проблем.

Фредди открыл дверь своего Мустанга и сел в машину. Он долгое время сидел, обдумывая услышанное. Сэм всегда была его другом и наставником. Она как задиристая старшая сестра, и он обожал с ней работать. А Ник, в последнее время он начал считать его своим другом. Он занимал важную должность, но всегда с простотой и легкостью относился к людям. Табор был прав, сказав, что Сэм этого не заслужила, да и Ник тоже.

При других обстоятельствах он бы пошел прямо к ней, рассказал о том, что узнал и предложил свою помощь. Но сейчас особый случай, она была в больнице, оправлялась после тяжелой травмы. Что же ему делать? Первым делом он хотел пойти к Скипу Холланду, но отмел эту идею из—за щепетильности вопроса.

Ник, он должен рассказать Нику, но толпа журналистов не позволит ему вернуться к ним в палату. Фредди достал телефон и набрал Гонзо.

— Гонзалес.

— Гонзо вставай.

— Я только вернулся домой, — бормотал Гонзо, — еще даже двух часов не прошло. Надеюсь, дело важное.

— А Кристина с тобой?

— Зачем она тебе?

— Я могу с ней поговорить?

— Какого черта, Круз?

— Это очень важно.

После долгой паузы Гонзо вновь заговорил.

— Да, сейчас.

Фредди слышал, как тот пытался ее разбудить.

— Это Кристина.

— Прости за беспокойство, это детектив Круз, я напарник лейтенанта Холланд.

— Да, я знаю.

— Я тут подумал, а ты не могла бы дать мне номер телефона сенатора. Мне надо срочно с ним связаться.

— Он сейчас в больнице, но ты и сам это знаешь. Я тебя там видела.

— Я только что вышел из больницы, здесь полно журналистов, и я не могу к ним вернуться, а мне очень нужно с ним поговорить. Если честно, после нашего с ним разговора, возможно, он захочет поговорить с тобой.

— Детектив, в чем дело?

— Пожалуйста, ты можешь дать мне его номер.

— Ладно, — сдалась Кристина и продиктовала номер Ника.

— Спасибо. — Фредди повесил трубку, не давая Кристине возможность задать вопросы. Его внутренности стянуло узлом, пока он набирал номер и ждал ответа. После четвертого губка звонок ушел на голосовую почту. Раз Ник был ранен и двигался очень медленно, он мог просто не успеть взять трубку, поэтому Фредди перезвонил еще раз.

На этот раз трубку подняли после третьего гудка. — Ник Каппуано.

— Сенатор, это Фредди Круз, вы не спите?

— Сплю.

— Сенатор, просыпайтесь. Мне нужно срочно с вами поговорить.

— Фредди, я уже сказал, у тебя нет никаких отклонений.

— Сенатор! Послушайте меня. Спуститесь в гараж отделения скорой помощи, но только ни в коем случае не идите через холл, там толпа журналистов.

— Ты шутишь, да? — спросил Ник. — Я едва могу двигаться.

Фредди была противна мысль заставлять Ника покидать палату, но он должен был узнать о надвигающемся скандале.

— Дело касается Сэм. Ник, ты должен прийти.

Фредди с точностью мог сказать, его слова окончательно разбудили Ника.

— Я сейчас спущусь.

— Я буду ждать вас в своей машине.

 

 

Глава 33

 

Пятнадцать минут спустя Ник открыл дверь машины Фредди и с трудом сел на пассажирское сидение. Затем взглянул на него и прохрипел:

— Это должно быть чертовски важно.

Фредди включил свет в салоне, чтобы они могли видеть друг друга.

— Журнал Reporter собирается опубликовать статью о том, что Сэм несколько лет назад сделала аборт.

Бледное лицо Ника стало еще белее. — Что? Повтори, что ты сказал?

— Это же не так? Это не может быть правдой? Она бы никогда…

Ник сидел не двигаясь.

— Расскажи мне все, что знаешь.

Фредди поведал ему о своем разговоре с Дарреном Табором.

— Медицинские записи являются конфиденциальными. Они никак не могли их получить.

— Ты хочешь сказать — это правда? — спросил Фредди.

— Прости, но я не могу тебе об этом рассказать. Это личное дело Сэм.

— Да, но скоро оно станет достоянием общественности.

— Бог ты мой, этого не должно произойти.

— Ты должен ее предупредить.

— Нет, — Ник покачал головой. — Она ранена, и я не хочу, чтобы эта новость причинила ей еще большую боль. — Он потянулся к дверной ручке. — Я все улажу.

— Что ты собираешься делать?

— Пока не знаю.

— Позвони мне, если я смогу чем—нибудь помочь. — Быстро кивнув, Ник вышел из машины и скрылся в темном гараже.

Фредди долгое время просидел в машине. Он не завидовал положению Ника, но завидовал их с Сэм любви. О таких чувствах мечтали многие. Фредди завел машину, решив поехать домой, вот только поехал он в противоположную сторону. Он знал, у него не было права звонить, но все же набрал номер Элин.

— Привет, — сказала она сонным голосом.

— Прости, если разбудил.

— Все нормально.

— Я могу приехать?

— Сейчас?

— Да.

— Да, — ответила она после недолгой паузы.

— Я буду у тебя через несколько минут.

Открыв ему дверь десять минут спустя, она выглядела растрепано и мило, и он понял, как сильно по ней скучал. Не по сексу, а именно по ней.

— Прости, я вел себя, как идиот.

Она посмотрела на него своими бездонными голубыми глазами.

— Я скучала по тебе.

Фредди протянул ей руку, и Элин бросилась в его объятия. Они зашли в квартиру и не разрывая объятий прошли в спальню, где Фредди наспех разделся, оставив одежду валяться на полу, и лег в постель вместе с ней, прижав к себе, и впервые за долгое время погрузился в безмятежный сон.

 

***

Ник смотрел в окно палаты Сэм, но не видел ничего вокруг из—за пелены ярости. Кто мог так с ней поступить… Взглянув на Сэм, Ник еще раз убедился, что она спит, и вышел из палаты. Пролистывая список контактов на своем телефоне, он нашел телефон Энди — друга—адвоката с которым играл в баскетбол. Его жена совсем недавно родила ребенка, и Ник не хотел будить ее в столь позднее время. Но вспомнив о плачущей Сэм возле мемориала Линкольна, когда она рассказала ему свою страшную тайну, Ник все же решился на звонок.

— Энди, прости за беспокойство, это Ник Каппуано.

— Сенатор, — ответил Энди, голос его звучал удивленным и взволнованным, он не ожидал его звонка, да еще в такое время. — Ты в порядке? Я слышал об аварии.

— Травмы есть, но жить буду. Но вот с Сэм дела обстоят хуже.

— Похоже, было не просто столкновение.

— Да, так и было. Энди, послушай, у меня возникла проблема и мне требуется твоя помощь.

— Конечно, Ник, то есть сенатор. Сделаю, все возможное.

— Можно просто Ник, и дело касается Сэм. — Ник рассказал ему о грядущей статье. — Скажи, мы можем что—то сделать? Получить судебный запрет. Хоть что—нибудь. Если статью напечатают, Сэм этого не переживет.

— А это правда?

Ник замолчал, ему была противна вся эта ситуация.

— И да, и нет. Она была записана на процедуру, но у нее случился выкидыш.

— Если это правда, то будет сложно назвать статью клеветой. А раз она известная личность, то сделать это будет практически невозможно.

— Да как так? Медицинские записи являются конфиденциальной информацией, которую кто—то продал в газету. Разве это законно?

— Мы можем подать запрет на распространение личных медицинских записей, но сомневаюсь, что успеем остановить выход статьи.

Ник тяжело выдохнул.

— Получается, раз я сенатор, и она состоит со мной в отношениях, то она не имеет права на неприкосновенность личных данных?

— Больше похоже, что данные были взяты без ее ведома. Это будет отличным поводом для судебного запрета, но нам придется дождаться утра. Надеюсь, я найду судью, который сразу же выпишет ордер. Но будь готов, выписка ордера тоже может стать темой для разговоров, ведь это прямое доказательство правдивости той истории. Она также может подать в суд на клинику и газету, но это опять же привлечет внимание к ней и этой истории.

Ник нервно провел рукой по волосам.

— Не могу поверить, что это происходит.

— Ты должен поручить своей пресс—службе подготовить официальное заявление по этому поводу.

— Я не собираюсь отвечать на статью какой—то жалкой газетенки.

— Думаю, твоя пресс—служба с тобой не согласиться.

— Но это не имеет никакого отношения к моей работе.

— Вот тут ты ошибаешься, Ник. Это щепетильная тема, и народ захочет знать твое мнение на этот счет.

— Я люблю Сэм и поддерживаю ее право выбора, также как и любой другой женщины.

— Вот и скажи об этом.

— Энди, я не могу ее защитить, — в отчаянии сказал Ник. — Мне противна мысль, что я не могу защитить ее.

— Я с ней не знаком, но судя по тому, что я о ней читал, она не нуждается в твоей защите.

— Но это не означает, что я не хочу этого сделать, — сказал Ник. — Может, предложить газете больше денег за отказ публикации.

— Сомневаюсь, что они на это пойдут.

Ник вздохнул.

— Прости, что разбудил среди ночи.

— Я рад твоему звонку. Я прямо сейчас поеду в офис, подготовлю бумаги и дам тебе знать, когда все будет подписано.

— Я признателен тебе за помощь. Пришли мне счет за работу.

— Об этом можешь не беспокоиться. Будем на связи.

 

***

Сэм беспокойно спала, прокручивая в голове жертв, улики и места преступлений. Даже во сне она пыталась сложить головоломку из улик по делу Синклера. Вот она увидела тело Джуллиана в Линкольн парке, его забитого брата и невестку, обожаемых племенников, один из которых был ранен, а его друг убит. Престон Синклер исчез. Где он мог быть? Почему он пропал? Что она упускала из виду?

Она чувствовала, ответ где—то рядом. Вот если бы ей удалось найти последний кусок, если бы она нашла Престона.

Острая боль вырвала ее из сна, она резко открыла глаза.

— Престон.

Ник оторвал взгляд от окна и повернулся к ней.

— В чем дело, милая? — С явным дискомфортом он подошел к ее койке и лег рядом.

— Это Престон.

— Ты о чем? Я не понимаю.

— Престон стрелял в Девона и убил Джуллиана.

Ник намотал на палец локон ее волос.

— Но зачем?

— Чтобы защитить Диандру. Как же я раньше этого не поняла.

— Но зачем ему стрелять в брата и собственного сына?

— А ты сам подумай. На протяжении 30 лет он живет с властной женщиной со странными убеждениями, из—за которых он ссориться с братом. Он должен был сделать выбор: она или Джуллиан. Он выбрал ее. И вот, всего за неделю до выхода ее книги, Джуллиан собирался рассказать о своей жизни. После его заявлений Диандра была бы опозорена, даже могла бы лишиться своего шоу. Что, если бы издатель был на стороне нового члена Верховного суда и отказался бы выпускать ее книгу? Она не хотела рисковать своим будущим.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных