Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Явление одиннадцатое 8 страница




Салай Салтаныч . Спасибо, спасибо! Я тебя прежде навещу, пять копеек калач принесу.

Дульчин . А ты слышал, говорят, Прибытков за внучкой пятьсот тысяч дает?

Салай Салтаныч . Слышал, говорят… Кто говорит? какой народ! кому верить?.. Дедушка здесь, я спрошу. Он скажет — верить можно, купец обстоятельный. Я пойду его искать, ужинать с ним надо.

Дульчин отходит в глубину, к лестнице.

Наблюдатель . Салай Салтаныч!

Салай Салтаныч . А, здравствуй! Что тебе?

Наблюдатель . Ты не беспокойся, ты с Дульчина деньги получишь.

Салай Салтаныч . Почем знаешь?

Наблюдатель . Получишь. Только не оттуда, откуда думаешь.

Салай Салтаныч . Тебе поверю, ты все знаешь.

Наблюдатель . Наверно получишь, будь покоен.

Салай Салтаныч . Хорошо, будем ждать (Уходит.)

Из глубины выходят Глафира Фирсовна и Пивокурова.

 

Явление четвертое

 

Наблюдатель, Дульчин, Глафира Фирсовна и Пивокурова.

Глафира Фирсовна (Дульчину). А, сокол ясный! Сто лет не видались.

Дульчин . Меньше, Глафира Фирсовна.

Пивокурова . Ах, какой мужчина! (Закрывается веером и смеется.)

Дульчин , Что это за дама с вами?

Глафира Фирсовна . А это Пивокурова, богатая вдова, добрейшей души женщина.

Дульчин . Чему же она смеется?

Глафира Фирсовна . Как тебе сказать, чтоб не солгать? Она, видишь ли, к вечеру в кураже бывает, вот ей и весело. А осуждать ее за это нельзя! Сам посуди: вдова, скучает; да и кто же без греха?.. Жениха теперь ищет, больно соскучилась… Вот невеста золотая.

Пивокурова . Ах, какой мужчина! (Закрывается веером).

Дульчин . Золотая-то здесь другая, а не эта.

Глафира Фирсовна . Какая же?

Дульчин . Прибыткова.

Глафира Фирсовна . Та-та-та! Высоко, брат, высоко, не достанешь. Ты руби дерево-то, чтоб под силу было. Та княжеская невеста.

Дульчин . Да я об ней и не думаю.

Глафира Фирсовна . Как, чай, не думать! Ведь за ней Флор Федулыч миллион дает.

Дульчин . Много меньше, Глафира Фирсовна.

Глафира Фирсовна . Кому ты говоришь? Она мне племянница, так мне вернее знать. Не хочешь ли с нами?

Дульчин . Да вы куда?

Глафира Фирсовна . Ужинать хотим, давно позывает, так все в одно место слетаемся, под березками. Нас компания будет большая.

Дульчин . Пожалуй, я провожу вас.

Глафира Фирсовна (Пивокуровой). Пава, пойдем.

Пивокурова (взглянув на Дульчина). Ах красота! (Закрывается веером).

Дульчин, Глафира Фирсовна, Пивокурова уходят под деревья налево. Из клуба выходит публика и остается в глубине площадки. На сцену выходят разносчик вестей, иногородный и москвич.

 

Явление пятое

 

Наблюдатель, разносчик вестей, иногородный, публика, прислуга, москвич.

Разносчик вестей (наблюдателю). Еще невеста, слышали?

Наблюдатель . Мало ль их здесь!

Разносчик вестей . Я знаю, что много, да о тех не стоит говорить; а эта с большими достоинствами.

Наблюдатель . Пивокурова, что ли?

Разносчик вестей . Да, вдова Пивокурова с большим капиталом.

Наблюдатель . Повадилась по клубам да по гуляньям, так отберут капиталы-то.

Иногородный . Как отберут-с?

Наблюдатель . Так и отберут, как отбирают: руками. Вы науку «политическую экономию» знаете?

Иногородный . Домашнюю экономию знаем и понимаем-с, а о политической у нас в провинции не слыхать-с.

Наблюдатель . Эта наука требует, чтоб залежи не было, чтобы капиталы не залеживались без обращения. Значит, нельзя допустить, чтоб вдова какая-нибудь, получивши после мужа деньги, села на них, как наседка иа яйцах. Надо их на волю пустить, в обращение.

Иногородный . Наука хорошая-с.

Наблюдатель . Хорошая; у нас в Москве ее твердо знают.

Москвич . Смирней надо сидеть с деньгами-то; так целей будут.

Наблюдатель . И смиренство не поможет.

Разносчик вестей . Недавно и смиренницу одну обобрали.

Иногородный . Это как же?

Наблюдатель . Подпуском, как на Волге рыбу ловят.

Разносчик вестей . Сыскали молодого человека, красивенького, скопировали его, дали тысячи три-четыре; а он за это в благодарность выдал векселей на пятьдесят тысяч. Посадили его в коляску и подпустили в виде жениха, богатого помещика.

Иногородный . И что же-с?

Наблюдатель . Месяца через два она и заплатила за него все деньги по векселям-то.

Иногородный . Расчет тонкий, без ума такого дела не сделаешь.

Разносчик вестей . Ведь это только догадки, а я слышал, что у него у самого большое состояние.

Наблюдатель . Надо у Салая Салтаныча спросить, какое у него состояние.

Разносчик вестей . Да Салай-то и говорит.

Наблюдатель . Ну, значит, кого-нибудь еще ограбить собираются.

Иногородный . Я вот здесь только в первый раз, и только какое это заведение бесподобное-с.

Москвич . Чего лучше!

Иногородный (с чувством). Водка, возьмите!

Москвич . Где ж ей и быть?

Иногородный (с пафосом). В мире нет-с!

Москвич . Да, на то Москва.

Иногородный . Опять моды, боже мой!

Москвич . Моды парижские.

Иногородный . Извольте видеть — шутка! Теперь, пожалуйте, скажите, дамы, барышни какие!

Москвич . Ну, это вам так с дороги показалось. Разве чем другим, а этим похвастаться не можем.

Иногородный . Нет, напрасно. Сейчас вот эта самая вдова Пивокурова — страсть! Вся как жар горит; одно слово — пышность. Может, по московскому вкусу оно не придется.

Москвич . Ничего, ничего, у нас не побрезгуют.

Наблюдатель . А знаете, кто женится на Пивокуровой?

Разносчик вестей . Как узнаешь? Она и сама-то не знает. Мечется как угорелая.

Наблюдатель . Дульчин.

Разносчик вестей . Ничего нет похожего; невозможно, у него совсем другие планы.

Наблюдатель . А вот посмотрим!

Разносчик вестей . Ни под каким видом.

За сценой туш, публика и разносчик вестей уходят в клуб.

Иногородный (москвичу.) Не пройтись ли и нам?

Москвич . Опять к источнику?

Иногородный . Уж что ж от него уклоняться? Тепло, покойно, учтивость необыкновенная. Потому и тянет, что я учтивость люблю. Как бы не было учтивости, меня туда калачом не заманишь.

Москвич . Пожалуй, пойдемте.

Иногородный (наблюдателю). Вам не угодно-с?

Наблюдатель . Не угодно.

Иногородный . А мы пойдем-с.

Наблюдатель . Сделайте одолжение.

Иногородный . Нет, позвольте! Вы не подумайте. Время к ночи, надо против сырости какие-нибудь меры принять аль нет-с? Вот какое дело, а не то что-с!..

Иногородный и москвич уходят в клуб.

С левой стороны выходят Лавр Мироныч, Дульчин, Глафира Фирсовна, Ирина.

 

Явление шестое

 

Наблюдатель, Лавр Мироныч, Глафира Фирсовна, Дульчин, Ирина и прислуга: Сакердон и Сергей, потом Салай Салтаныч.

Лавр Мироныч (манит лакея). Эй ты, фрачок! Фалдочки! Какую прислугу держат: факельщики какие-то вместо официантов. Эй, любезный, оглянись.

Дульчин под руку с Ириной гуляют в глубине сцены. Глафира Фирсовна поодаль.

Шевелись, братец!

Сакердон (подходя). Что угодно-с?

Лавр Мироныч . Звезды считаешь, любезный? Не трудись, сосчитаны. Как зовут тебя?

Сакердон . Сакердон-с.

Лавр Мироныч . Как, как?

Сакердон . Сакердон-с.

Лавр Мироныч . Ну, ступай с богом!

Сакердон . Помилуйте, за что же? Я могу-с…

Лавр Мироныч . Коли я теперь, трезвый, твое имя не скоро выговорю, как же я с тобой после ужина буду разговаривать?.. Мы с дамами ужинаем, любезный. Что мне за неволя язык-то коверкать да конфузиться? Я приехал сюда, чтоб в удовольствии время прожить. Ступай, ступай! (Машет другому служителю.) Эй, милый!..

Сергей (подходит). Что прикажете?

Лавр Мироныч . Как дразнят-то тебя?

Сергей . Сергеем-с.

Лавр Мироныч . Ну, так вот что, Сережа, служи!

Сергей . Будем стараться-с.

Лавр Мироныч . Ты прежде пойми нас!

Сергей . Кажется, могу-с… Не в первый раз, служили господам-с.

Лавр Мироныч . Вон там под березками закуску сформируй!

Сергей . Слушаю-с. (Вынимает книжку и карандаш.)

Лавр Мироныч . Пиши! Водка всех сортов, высших только, зернистая икра.

Сергей . На сколько персон прикажете?

Лавр Мироныч . Не перебивай! Твое дело слушать. А еще похвалился, что господам служил.

Сергей . Виноват-с.

Лавр Мироныч . Честер. Селедок не надо, сардинок тоже. Анчоусы есть?

Сергей . Спрошу-с.

Лавр Мироныч . Оливки фаршированные, омар в соку… Ну, ты понял теперь, что нам нужно; так уж сам подумай, не все тебе сказывать.

Сергей . Слушаю-с.

Лавр Мироныч . Да вот еще: головку подай поросячью! Мы мозжечок вынем, язычка покрошим помельче, тронем перцем, да маленькие тартинки и намажем.

Сергей . Закуска высокая-с.

Лавр Мироныч . В рассуждения не вступай! Господам служил!.. Либо господа у тебя плохи были, либо господа-то хорошие, да ты-то плох был.

Сергей . Виноват-с.

Лавр Мироныч . Да закажи ужин заранее, чтоб не дожидаться, чтоб шло как по маслу, без антрактов. Дай карту!

Сергей подает. Лавр Мироныч рассматривает карту.

Ирина . Папа занимается ужином, как серьезным делом. Как это смешно.

Дульчин . А для вас ужин не серьезное дело?

Ирина . Нет, я живу только поэзией, самой высокой поэзией. Что такое ужин? Проза. Вот луна, звезды!

Дульчин . Да что в них хорошего? Газ лучше, светлее.

Ирина . Ах, нет! Особенно когда подле тебя человек, который…

Дульчин . Который что?

Ирина . Не хочу отвечать. Что вы меня экзаменуете?..

Отходят вглубь.

Лавр Мироныч (Сергею). Пиши! Бёф а-ля мод с трюфелями, стерляди паровые, вальдшнепы жареные в кастрюлях… да чтоб ворчали, когда подаешь…

Сергей . Понимаю-с.

Лавр Мироныч . Все это персон на двенадцать. Скажи поварам, что кушать будет Флор Федулыч, а платить Лавр Мироныч; нас знают. Да чтоб после ужина приходили, получат пять рублей на водку.

Сергей . Слушаю-с.

Лавр Мироныч . Вместо пирожного виноград и фрукты в вазах; персики чтоб спелые были. Зеленый персик та же репа. Да поставь два ананаса… с зеленью. Для декорации!

Сергей . Слушаю-с.

Лавр Мироныч . Теперь вина: к говядине лафит, самый высший, дамам особенно подать послаще чего-нибудь… Икем, тоже высший. Да смотри, как у дам вино доходит, сейчас чтоб другая, да переменяй так, чтоб глазом нельзя заметить.

Глафира Фирсовна . Как об нас-то, голубчик, старается.

Лавр Мироныч . Ты Германа фокусника видел? Бутылка одна, но чтоб бесконечная, чтоб двух бутылок перед дамами не стояло. Боже тебя сохрани!

Сергей . Понимаем, помилуйте-с.

Лавр Мироныч . После лафиту прямо шампанское. (Дульчину.) Ведь так, я думаю?

Дульчин кивает головой.

И чтоб это беспрерывно.

Салай Салтаныч выходит из-за деревьев и останавливается сзади Лавра Мироныча, который его не замечает.

Как по стакану разольешь, пустые бутылки прочь и чтобы пара свежих стояла, так постепенно и подставляй! Как ты ставишь, как откупориваешь, этого чтоб я не видал, а чтоб две свежих на столе постоянно были, а пустой посуды ни под каким видом, чтобы она исчезала. Слышишь? — две, ни больше, ни меньше! Мы приехали поужинать и выпить, а не хвастаться! К нам будут подходить разные господа, так чтоб видели, что ужин богатый, а скромный: фруктов много, а вина мало.

Сергей . Слушаю-с.

Салай Салтаныч (Лавру Миронычу). Кутишь?

Лавр Мироныч (пожимая плечами). Вот народ! Нельзя поужинать порядочно: сейчас кутишь. Когда я дождусь, что вы образованнее будете?

Салай Салтаныч . Чего тебе ждать? кути, кути!

Лавр Мироныч . Не могу же я копеечничать по-твоему, у меня другие привычки. (Тихо.) Дочь невеста, пойми! И не рад, да тратишься. Нам надо жениха не какого-нибудь, дедушка принимает большое участие.

Салай Салтаныч . Жених есть?

Лавр Мироныч . Нет еще. Куда торопиться? Не нам с Флором Федулычем за женихами бегать; пусть за нами побегают.

Салай Салтаныч (Сергею). Кажи, что написал?

Сергей подает книжку.

Лавр Мироныч . Да, посмотрим еще! Ты всю жизнь на счет должников и обедаешь, и ужинаешь, так навострился, вкус знаешь.

Рассматривают книжку. Дульчин и Ирина выходят на авансцену, Глафира Фирсовна за ними.

Ирина . Пойдемте танцевать!

Дульчин . Нет, уж увольте. Это занятие для меня никакого интереса не представляет. Мало ли кавалеров?

Ирина . Я знаю, что много, да какие! Ах, если бы женщины ангажировали!

Дульчин . Что ж бы было?

Ирина . Я бы вас ангажировала.

Дульчин . Польку танцевать?

Ирина (со вздохом). Нет.

Дульчин . Что же? На звезды смотреть?

Ирина . Нет, на всю жизнь.

Глафира Фирсовна (Дульчину). А ты слушай да на ус мотай.

Ирина . Наша участь очень печальна: не мы ангажируем, а нас ангажируют. Наше дело сидеть у косящата окна, мечтать, вздыхать и ждать счастья.

Глафира Фирсовна . А ты слушай да себе на ус мотай!

Проходят в глубину.

Салай Салтаныч (отдает книжку Сергею). Хорошо, чего еще! Закуску прибавь, балык. Хороший есть, с Дону пришел.

Лавр Мироныч . Благодарю, забыл, из ума вон. Ты с нами ужинаешь, Салай?

Салай Салтаныч . Куда еще пойду. Конечно.

Лавр Мироныч (Дульчину). Вадим Григорьич, вы сделаете нам честь откушать с нами? Позвольте просить.

Дульчин (издали). Благодарю вас, с удовольствием.

Лавр Мироныч (Сергею). Пойдем, я тебе покажу место.

Лавр Мироныч и Сергей уходят. Входят Дергачев и три приятеля: молодой, средний и старый.

 

Явление седьмое

 

Наблюдатель, Дульчин, Ирина, Глафира Фирсовна, Дергачев, три приятеля: молодой, средних лет и старый, и прислуга.

Молодой (Дульчину). Мы идем в макао играть, недостает четвертого, не угодно ли вам?

Дульчин . Хорошо, господа, я приду.

Салай Салтаныч (тихо Дульчину). Не равна игра, не играй.

Молодой . Так мы сядем. Подождать, что ли?

Дульчин . Садитесь! Уж я сказал, что приду.

Салай Салтаныч . Проиграть можно, выиграть нельзя. Какая игра! (Пожимает плечами и уходит) .

Средний . Да что ж, не в ноги ему кланяться. Пойдемте, четвертого найдем.

Старый (Дульчину). Мы вас подождем. Мне-то вот уж и не надо бы играть, не надо бы. Проиграю наверное, уж я это знаю: быть бычку на веревочке.

Дульчин . Почему же?

Старый . Примета есть, сон нехороший видел. Приходите.

Три приятеля уходят в клуб.

Дульчин (Ирине). Извините, я должен буду вас оставить.

Ирина (пожимая плечами). Играть! Неужели игра может занимать вас?

Дульчин . Жизнь наша такая скучная, такая пошлая, а карты производят некоторое волнение; я эти ощущения люблю.

Ирина . Какие это ощущения!.. (Потупясь.) Разве нет ощущений, которые гораздо приятнее. (Быстро.) Так вот проиграете же за это.

Дульчин . За что же за это?

Ирина . Что меня оставляете. А во-вторых, кто в любви счастлив, тот в картах несчастлив. (Отходит.)

Глафира Фирсовна . А ты слушай да на ус мотай.

Глафира Фирсовна и Ирина уходят налево.

Дергачев . Ты опять играть? Ох, не советую, Вадим, не советую.

Дульчин . Поди ты прочь! Я люблю игру, вот и все. Мне теперь нужно играть и рисковать… может быть, я и выиграю. Где же я возьму денег? Ты, что ли, мне дашь?

Дергачев . Ну, как знаешь, как знаешь. Конечно, нужно рисковать: ты прав. Вадим, нет ли у тебя двух рублей серебром?

Дульчин . Ты вот только с советами лезешь да денег просишь! И нашел время просить. Я иду играть, а он денег просит.

Дергачев . Здесь нельзя без издержек, а ведь я езжу только для тебя.

Дульчин . Да зачем ты мне?

Дергачев . Ну, все-таки… я хоть посижу подле тебя для счастья… это иногда много значит.

Дульчин и Дергачев уходят в клуб. Прилив публики из клуба.

На авансцену выходят разносчик вестей, москвич и иногородный.

 

Явление восьмое

 

Наблюдатель, разносчик вестей, иногородный, москвич, публика.

Разносчик вестей . Слышали? Здесь две компании кутить собираются!

Наблюдатель . На здоровье.

Разносчик вестей . После в Стрельну поедут, вот бы примазаться.

Наблюдатель . Надо знать, на какие деньги кутят.

Разносчик вестей . Да разве не все равно?

Наблюдатель . Нет, не все равно, деньги разные бывают. Прежде покутить любо было. Прежде деньги были веселые, хорошие такие, барские. Где, бывало, кутят, где бросают деньги, туда иди смело. Так и знаешь, что компания хорошая, люди честные, доверчивые, великодушные, бесхитростные, как птицы небесные, которые ни сеют, ни жнут, ни в житницы собирают.

Иногородный . А если ни сеют, ни жнут, откуда же у них деньги были?

Наблюдатель . Деньги им обязаны были доставлять те, которые и сеют, и жнут, и в житницы собирают.

Иногородный . Все это вы верно говорите, вот как есть.

Наблюдатель . А теперь, где кутят, там по большей части дело не совсем чисто; а иногда и прокурорский надзор, того гляди, себе занятие найдет.

Разносчик вестей . Да ведь такую компанию сразу заметишь.

Наблюдатель . Не заметите, мы плохие физиономисты. Читают в газетах: такой-то уличен в подделке векселей, такой-то скрылся, а в кассе недочету тысяч двести; такой-то застрелился… Кто прежде всего удивляется? Знакомые, помилуйте, говорят, я вчера с ним, ужинал, а я играл в преферанс по две копейки. А я ездил с ним за город, и ничего не было заметно. Нет, пока физиономика не сделалась точной наукой, от таких компаний лучше подальше.

Разносчик вестей . Вы скептик, вы мизантроп, с вами разговаривать нельзя, вам лечиться нужно.

За сценой туш. Публика и разносчик вестей уходят в клуб.

Иногородный (наблюдателю). Наша компания не опасная-с, не угодно ли?

Наблюдатель . Не угодно.

Иногородный . Опять-таки не угодно-с?

Наблюдатель . Опять-таки.

Москвич (иногородному). Нет, уж теперь позвольте и мне. Пора и честь знать.

Иногородный . На все ваша воля! Слова не услышите. Я и угощать люблю, и от угощенья никогда не бегаю.

Москвич . Опять туда же? К источнику, в буфет?

Иногородный . Да помилуйте, место какое! Кажется, кабы не жена да не торговля, жить бы туда переехал.

Москвич и иногородный уходят. Слева входят Флор Федулыч и Салай Салтаныч.

 

Явление девятое

 

Наблюдатель, Флор Федулыч, Салай Салтаныч.

Салай Салтаныч . Редко ездишь, Флор Федулыч. Зачем приехал?

Флор Федулыч . Погулять, Салай Салтаныч, погулять.

Салай Салтаныч . Гуляй, гуляй. С внучкой вместе приехал?

Флор Федулыч . Нет, один-с, она с отцом. Я, Салай Салтаныч, вольная птица, как и вы-с, то есть как ты. Кто же вам «вы» говорит.

Салай Салтаныч . Все равно, и мы так говорим. Хорошая девушка.

Флор Федулыч . Не дурна-с.

Салай Салтаныч . Надо жених искать, надо замуж отдать, самый пора.

Флор Федулыч . Отдадим, Салай Салтаныч, не беспокойся.

Салай Салтаныч . Хороший жених, много деньги надо.

Флор Федулыч . Наше дело; у тебя занимать не станем.

Салай Салтаныч . Зачем тебе занимать, свои деньги есть.

Флор Федулыч . Хочу подумать об этом; дело не чужое-с.

Салай Салтаныч . Много дашь?

Флор Федулыч . Не обижу.

Салай Салганыч . И сто тысяч дашь — не обидишь, и пять тысяч дашь — не обидишь. Деньги какая обида!

Флор Федулыч . Глядя по жениху, и деньги будут.

Салай Салтаныч . Что скрываешь? Зачем скрывать?

Флор Федулыч . Ведь не ты женишься. Да за тебя и не отдадим, очень нам нужно азиатцев-то разводить. Ничего не даю, ничего-с.

Салай Салтаныч . Шутишь, шутишь. Есть благородные женихи.

Флор Федулыч . А с благородными благородный и разговор будет, а с тобой, Салай Салтаныч, мы этот разговор кончим.

Салай Салтаныч . Водка пил?

Флор Федулыч . Нет еще, своего часу дожидаюсь.

Салай Салтаныч . Пойдем балык есть, с Дону пришел.

Флор Федулыч и Салай Салтаныч уходят. Из клуба выходят Дульчин и Дергачев.

 

Явление десятое

 

Наблюдатель, Дульчин и Дергачев.

Дульчин . Вот так ловко! В десять минут!.. Не томили долго.

Дергачев . Я тебе говорил!

Дульчин . Убирайся! Ну, музыка, нечего сказать! И какой разговор невинный: у того зубы болят, охает, на свет не глядит… тот приметам верит, дурной сон видел; третий на свидание торопится: «Мне, говорит, некогда; пожалуйста, господа, не задерживайте!..» Чиста работа!

Дергачев . Каково было мне смотреть, как ты деньги отдавал.

Дульчин . Ну, кончено дело! Об себе я не тужу, я пустой человек, и жалеть меня нечего. Мне жаль Юлию… ты ее успокой.

Дергачев . Зачем ее успокоивать.

Дульчин . Вот что: ты ночуешь, конечно, у меня?

Дергачев . Пожалуй.

Дульчин . Напьемся завтра кофейку, потом заряжу я револьвер…

Дергачев . Полно, что ты!

Дульчин . Что ж, в яму садиться? А после ямы что? Ведь я жил, жил барски, ни в чем себе не отказывал, каждая прихоть моя исполнялась. Ведь мне ходить по Москве пешком в узеньких, коротеньких брючках да в твиновом пальто с разноцветными рукавами — это хуже смерти. Я — не ты, пойми! Я рубли-то выпрашивать не умею.

Дергачев . За что ж ты меня обижаешь? Я тебе преданный человек.

Дульчин . Что мне в твоей преданности! гроша она не стоит медного, а мне нужны тысячи: где я их возьму? Сегодня последний день моей веселой жизни. Прокутим остальные деньги, поедем отсюда куда-нибудь, мне здесь все надоело, все противно.

Входит Салай Салтаныч.

 

Явление одиннадцатое

 

Наблюдатель, Дульчин, Дергачев, Салай Салтаныч.

Салай Салтаныч (Дульчину). Проиграл?

Дульчин . Проиграл.

Салай Салтаныч . Пустой ты человек, пустой ты человек.

Дульчин . Ну, пожалуйста, ты не очень, я не люблю.

Салай Салтаныч . Пустой ты человек, дрянь.

Дульчин (грозно). Салай!

Салай Салтаныч . Что пугаешь! Нажил деньги — человек, прожил деньги — дрянь.

Дульчин . Да как я наживу, ефиоп ты этакой! Деньги наживают либо честным трудом, либо мошенничеством, ни того ни другого я не умею и не могу.

Салай Салтаныч . Честно — нечестно, кому нужно! Нажил деньги, хороший человек стал, все кланяются; детям оставил, спасибо скажут.

Дульчин . Знаю я вашу азиатскую философию-то.

Салай Салтаныч . Я твой папенька знал, хороший был человек, деньги нажил, тебе оставил, а ты что?

Дульчин . Толкуй! Тогда можно было наживать.

Салай Салтаныч . Всегда можно, надо ум.

Дульчин . Ум-то хорошо, да и совесть иметь не мешает.

Салай Салтаныч . Какая совесть? Где твоя совесть? Чужие деньги бросал — это совесть? Тому должен — не заплатил, другому должен — не заплатил, это совесть? Украл, ограбил — нехорошо; а бросал деньги — хуже. Украл, ограбил — молись богу, бедным давай, бог простит. Я знал один грек, молодой был, разбойник был, по морю ходил, пушки палил, людей бил, грабил; состарился, монастырь пошел, монах стал, человек нравоучительный.

Дульчин . Ну, что ты с баснями-то, очень мне нужно!

Салай Салтаныч . Кто бросал деньги, убить его скорей; такой закон надо. Слушай: были три брата, там на Кавказе…

Дульчин . Мне и без тебя скучно, а ты с глупостями.

Салай Салтаныч . Родитель деньги оставил: один торговал, другой торговал — наживал, третий мотал. Братья подумал, подумал, поговорил промежду себя, посоветовал, зарядил ружье, убил его, как собака. Больше не стоит.

Дульчин . Ну, прощай! Твоих рассказов не переслушаешь.

Салай Салтаныч . Куда — прощай! Пойдем, ужинать будем. Слушай меня! Будешь слушать меня, человек будешь, не будешь слушать — пропадешь!

Входит Глафира Фирсовна.

 

vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных