Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 1 страница




Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления! Просим Вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения и не распространять его на зарубежных сайтах. Спасибо.

Обещай мне свет

Пейдж Уивер

Автор: Пейдж Уивер

Книга: «Обещай мне свет», 2016

Серия: «Обещай мне» #2

Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013

Перевод: Оля Медведь (главы 1-15), Мария Дехтярь (с 15 главы), Инна Тихонцева (глава 16)

Редактура: Мария Дехтярь (главы 15-16), Инна Тихонцева (с 15 главы)

Русификация обложки: Яна Сухинина

Переведено для группы: vk.com/dreamandrealisalive

Любое копирование без ссылки

на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!


Аннотация

«Я тьма, Мэдди. Держись подальше от мужчин вроде меня. Иначе они сделают тебе больно.»

Когда-то моя жизнь была простой. Легкой. Но это было до войны. Теперь же я больше не среднестатистическая студентка колледжа. Я выживаю. Я — женщина, которая живет в опустошенном мире. Мое будущее вряд ли будет блестящим, а моя жизнь далека от идеала. Война забрала у меня слишком многое… но и этого ей мало. Она хочет большего. Она хочет мое сердце. Мою душу. Единственного человека, без которого я не могу жить. Она хочет Райдера Делани. Моего лучшего друга. Плохого парня. Единственного, кто может сражаться и может любить меня больше всех на свете. Война хочет забрать у меня отца моего ребенка. Одним жарким летним днем я смотрела, как он уходит, и молилась, чтобы он вернулся. Я нуждаюсь в нем так же, как и в воздухе, которым дышу, и в воде, которую пью. Без него я потеряна. Свет без его тьмы. Я буду ждать его, пока он не вернется. А я верю, что он вернется, потому что любовь всемогуща… Как и свет, который зовет Райдера домой.


Пролог

 

Всегда.

 

Кто-то однажды сказал, что когда настанет тьма, нам покажут свет. Я не была уверена, что это правда. Тьма опустилась в мой мир, и все, что я видела, — это отчаяние.

Соединенные Штаты участвовали в войне на своей собственной земле. Общество разбивалось на мелкие части. Миллионы людей голодали. Тысячи умирали.

Для меня дни были темными. Теперь же я больше не среднестатистическая студентка колледжа. Я выживаю. Я борец. Женщина, которая потерялась в горе.

 

***

 

Горе посещало меня во снах. Оно преследовало меня при дневном свете. В ночном мраке оно терзало меня. Оно захватило мою жизнь и отказывалось отпускать.

Теперь я стала узником горя.

Все началось в тот день, когда уехал Райдер. Когда я наблюдала, как он уезжал, намереваясь спасти мою лучшую подругу Еву, то почувствовала, как тьма окружает меня. Я знала, что она останется со мной до тех пор, пока я снова не увижу его.

Я ждала две недели. Я ходила взад и вперед. Я просила и умоляла, чтобы Райдер вернулся домой. Я была как легендарная героиня из исторического романа, которая жаждала, чтобы ее единственная настоящая любовь вернулась к ней.

Но моя жизнь не была книгой, а я не была героиней. Я отказывалась сидеть и ждать. Я собиралась пойти за ним.

Я заполнила свой рюкзак хлебом и бутылками с водой. Далее за пояс отправились коробка с патронами для ружья и пули для девятимилиметрового пистолета.

Я застегнула рюкзак и закинула его на плечо. Когда я поднимала ружье, в доме раздался шум — глухой удар в тишине дня.

Я остановилась и прислушалась. Ничего. Меня поприветствовала только тишина.

Я осмотрела комнату в последний раз и тихо закрыла за собой дверь. Торопись, пока не передумаешь, шептал мой внутренний голос.

Я ринулась по коридору, мои изношенные теннисные туфли практически не создавали шума на полу из твердой древесины. Я могла слышать, как в мои легкие врывается и вырывается кислород, а в ушах грохочет кровь.

Я убежала достаточно далеко, когда меня немедленно остановила утренняя тошнота. Не сейчас! Пожалуйста, не сейчас!

Я положила руку на плоский живот и глубоко вдыхала, чтобы успокоиться и подавить тошноту. Когда она прошла, я потянулась к своему рюкзаку и достала бутылку с водой. Я сделала небольшой глоток, надеясь, что это поможет успокоиться моему желудку. Не помогло. С каждым порывом протошниться на моем лбу появлялась испарина. Слезы угрожали полить из моих глаз. Держись, Мэдди. Ты можешь это сделать.

Когда тошнота наконец-то прошла, я пошла быстрее по коридору. Когда я проходила мимо гостиной, то нервно осмотрела ее, ожидая увидеть кого-нибудь. Единственным движением были легонько покачивающиеся от бриза занавески. Я все еще одна. Я могу выбраться отсюда без каких-либо проблем. Я задержала дыхание и открыла входную дверь, сморщившись, когда она громко запротестовала.

Меня ослепил яркий солнечный свет, но у меня не было времени на то, чтобы мои глаза приспособились. Я слетела по ступенькам крыльца во двор. Сухая трава хрустела под моими ногами, пока я торопилась к лесу.

Я должна идти.

Я должна найти его.

Я не могла игнорировать то ужасное ощущение, которое циркулировало во мне днем и ночью. Что-то не так.

Вдали пели цикады — этот шум был таким же знакомым, как и мой собственный голос. Где-то замычала потерявшаяся и голодная корова. Это дом. Здесь я в безопасности, но дом ничего не значил, если со мной не было Райдера.

Я продолжала концентрироваться прямо перед собой, не смотря ни влево, ни вправо. Лес был в сотне футов передо мной, поддразнивал меня поторопиться. Я ускорила шаг и закинула свой рюкзак повыше на плечо. Я так близко. Еще всего несколько шагов...

— Куда направляешься?

Я остановилась. Голос позади меня был высоким и властным, и звучал как голос мамы, которой у меня никогда не было. Я напряглась, повернулась и приготовила оправдание, которое так и не сорвалось с моих губ.

Дженис стояла, упираясь руками в бедра и прищуриваясь под солнечным светом. Небольшой бриз приподнял несколько прядок ее темных волос и закружил их вокруг ее лица, попадая ими на ее ресницы.

— Я иду за ними, — ответила я твердо. Правда отпустит тебя. Я практически засмеялась, когда эта мысль всплыла в моей голове. Правда не предоставит мне мою свободу.

Дженис решительно свела брови. Я могла видеть в ее глазах синие крапинки и морщинки вокруг ее опущенных губ. Сейчас на ее лице было больше морщин, чем раньше, спасибо нашему новому образу жизни. Но не знаю, можно ли это назвать жизнью. Для меня это было больше похоже на существование.

— Ты с ума сошла, Мэдди? — спросила она. — Ты не можешь пойти за ними.

Я не ответила. Может я немного сошла с ума. Сорваться с места одной во время войны и потрясения не было самым умным. Я была почти на втором месяце беременности и нагрузила себя пистолетами и боеприпасами. По сельской местности скитались вражеские солдаты, окружая американцев как скот. Но ради Райдера я подвергла бы себя опасности. Я сделала бы все. Ради него и нашего не рожденного ребенка.

Я знала, что спорить с Дженис бесполезно, поэтому ушла. Я слышала, что она пошла за мной, но не остановилась. Она не была моей мамой или моим защитником. Она не могла остановить меня от ухода. Она могла только задержать меня.

— Ты не можешь уйти! Это очень опасно! — произнесла пламенно она.

Я проигнорировала ее и продолжила идти. Я просто должна добраться до своей лошади, а потом меня здесь не будет. Я оставила привязанного и спрятанного в лесу скакуна. Через пятьдесят футов я окажусь в седле и уеду.

— Мы обещали, что будем ждать здесь, несмотря ни на что, — напомнила мне Дженис.

— А они обещали, что вернутся через неделю, — парировала я. Я снова повернулась к ней лицом. — Прошло четырнадцать дней, Дженис, а их нет дома.

— Мэдди, пожалуйста, — взмолилась она, заклиная меня послушаться.

Она протянула руку, чтобы дотронуться до меня, но я отклонилась. Мне не хотелось, чтобы она прикасалась ко мне. Если она это сделает, моя злость, возможно, исчезнет. Мне нужно было держаться за нее. Злость была единственным, что заставляло меня идти. Она покрывала горе и хоронила его глубоко внутри. Без злости я была бы никуда не годной.

— Ты должна остаться здесь. Мы должны ждать здесь, — настаивала Дженис, пока я уходила.

Я слышала отчаяние в ее голосе, но не замедлилась. Я должна найти его — своего лучшего друга.

— Райдер заставил меня пообещать, что ты будешь в безопасности.

Эти слова остановили меня. Я услышала его имя и слезы образовались в моих глазах. Постоянная обеспокоенность болезненно сжала мое сердце. Я глубоко вдохнула. Затем еще раз.

— Пожалуйста, — просила она меня, запыхавшись от того, что пыталась не отставать от меня.

Я закрыла глаза, услышав грусть в ее голосе. Я не расклеюсь. Я не расклеюсь. Беспомощность взяла верх, уничтожая все остальное. Я затолкала ее подальше в свой разум, похоронив отчаяние глубоко в себе.

Я открыла глаза и посмотрела на Дженис. В чертах ее лица я увидела Райдера. Это только напомнило мне, как сильно я скучала по нему.

— Дженис, мне нужно найти его, — произнесла я пустым и грустным голосом.

Сочувствие смягчило черты ее лица и стерло неодобрение.

— Я знаю, но Райдер не хотел бы, чтобы ты уезжала. Он хотел бы, чтобы ты была здесь. В безопасности.

Я кивнула и уставилась вдаль. Райдер убьет меня за то, что я уеду, но какой еще у меня есть выбор? Они должны были уже вернуться. Я не переживу, что ничего не сделала, пока он был где-то там, возможно раненный, нуждающийся во мне.

Я снова уверенно пошла вперед.

— Я буду держаться лесов возле дороги. Я знаю местность как свои пять пальцев. Она приведет меня прямо в город. Я останусь на окраине и поспрашиваю. Кто-то, возможно, видел его, — сказала я, смотря на нее через плечо. — Я могу это сделать, Дженис. Поверь мне.

— Послушай меня, Мэдди...

Теперь пятнадцать футов. Я могла видеть свою лошадь, стоящую за большими деревьями и ждущую меня. Через несколько минут я могу оседлать ее и уехать.

Я была практически у нее, когда раздался крик. Прикрывая свои глаза от солнца, я вглядывалась вдаль. Роджер бежал из амбара с ружьем в руке.

Я посмотрела в ту сторону, куда он направлялся. Дорога. То, что я увидела, заставило мое сердце колотиться.

По заросшей подъездной дорожке ехали верхом мужчины. Каждый выглядел истрепанным и уставшим. Они будто не могли больше сидеть прямо в своих седлах. Я должна была испугаться — посторонние являлись угрозой. Без достаточного количества еды и воды в стране, горожане боролись друг с другом, просто чтобы получить хоть какую-то еду. Людей убивали за контейнер воды или за чашку риса. Незнакомцы, путешествующие по пустынной дороге, возможно, отчаянно хотели продовольствия и желали убивать за него.

Но эти мужчины не были незнакомцами. Они были семьей.

Я мгновенно сорвалась с места, кинув на землю рюкзак и ружье. Высокая трава хлестала по моим ногам, обжигая их. Мои туфли вступили в борьбу с землей, приближая меня. Я летела и пристально смотрела на всадников.

Время остановилось, когда я пересекла двор. Дженис бежала прямо за мной, так же желая добраться до них, как и я.

Три лошади. Намек на количество пронзил мой разум, но я не замедлилась. Солнце было безжалостным, накаливая все на своем пути. Пот катился по моей спине, но я отказывалась останавливаться.

Через двор от меня лошадей резко дернули, чтобы они остановились. Их бока поднимались и опускались, а шерсть блестела. Одна или две из них топали копытами, заставляя пыль с дороги подниматься вверх и покрывать слоем уже запачканных всадников.

Я остановилась, запыхавшись, и была не в силах обработать лица мужчин. Мое сердце колотилось слишком быстро, а руки сильно тряслись. В боку кололо от пробежки, а из-за рева в ушах невозможно было думать.

Тогда я услышала его — знакомый голос, который звучал слаще меда. Я почувствовала себя слабой от счастья и легкой от облегчения.

Со слезами на глазах я смотрела, как Ева соскользнула с седла, на котором она сидела позади Броди, и тяжело приземлилась на ноги. Она тихо плакала, слезы катились по ее грязным щекам.

Я сделала шаг вперед, неуверенная, была ли она настоящей или нет. Но когда она посмотрела на меня, я знала, что это не сон.

— Ева! — выкрикнула я.

Она встретила меня на полпути, обвивая руками меня за шею и крепко удерживая.

— Ох, Мэдди! — плакала она снова и снова.

Ее слезы смачивали мою футболку, а грязь на лице размазалась по моей одежде. Мне было все равно. Я просто была рада, что Ева снова стояла рядом со мной. В безопасности. Невредимая. Дома.

Под своими руками я могла чувствовать ее костлявые плечи. Ее правая рука была перевязана очень грязной повязкой, а ее кофта была изношена. Ее красивые светлые волосы, которые всегда выглядели так идеально, теперь были спутанными и покрытыми грязью. Но прежде она никогда не выглядела так хорошо.

Держа изможденную Еву рядом с собой, я посмотрела на других всадников. Гэвин медленно слезал с седла и выглядел побежденным и усталым. Как старший брат Райдера, он был руководителем группы. Самый старший и уравновешенный среди них.

Броди практически свалился от изнеможения с лошади. Его голова была обмотана грязным бинтом и сквозь материал проступали пятна крови. Рана не остановила его от того, чтобы не сводить глаз с Евы. Я знала, что его любовь к ней была единственной причиной того, что сейчас она была здесь.

Кэш шел последним. Будучи всегда одиночкой, он оставался в седле, держась ото всех на расстоянии. Его ковбойская шляпа была опущена низко на глаза, скрывая выражение его лица и придавая ему отрешенности.

Но отсутствовал один человек.

Я отпустила Еву и сконцентрировалась на Гэвине.

— Где Райдер?

Гэвин с трудом подошел ко мне, все еще неся в руках свое ружье. Его глаза смотрели в мои, игнорируя маму и папу, когда они спросили, все ли в порядке. Игнорируя всех, кроме меня. Остановившись в дюймах от меня, он возвышался надо мной, такой же высокий, как и его брат.

Первое, что я заметила, так это количество крови на его рубашке. Второе, что я заметила, — выражение его лица. Грусть, душевная боль и много горя.

Ох, Господи, нет!

— Гэвин? — спросила я, мой голос сорвался. Я сделала шаг назад. Затем еще один, внезапно испугавшись. С каждым шагом в моем горле все выше поднималась желчь.

Гэвин переместился вперед, его рука потянулась ко мне.

— Мэдди.

И тогда я поняла.

Я начала качать головой, отказываясь осознавать то, что прочитала в его глазах. Слезы затуманивали мое зрение, и я почувствовала, будто мое горло сжимает рука, выжимая из меня жизнь.

— НЕТ! НЕТ! — Слова извергались из моего горла как вопли от боли.

Я прикрыла свой рот, сдерживая крик, когда увидела слезы в глазах Гэвина. Дженис позади меня вскрикнула от горя.

Гэвин потянулся ко мне. Часть моего разума, которая еще функционировала, заметила, что его рука была покрыта кровью. Она размазалась по моей руке, когда он схватил меня за руку и взмолился:

— Послушай меня, Мэдди...

Я покачала головой в отрицании и отпрянула от него. Он ухватился за свой бок, его лицо исказилось от боли. С трудом подойдя ко мне, он удерживал меня взглядом. Я отказывалась принимать то, что увидела в его глазах.

— Где Райдер? — спросила я, с силой проговаривая слова.

Когда он не ответил, мои слезы покатились сильнее.

— Ох, Господи! Ох, Господи! — плакала я, потирая лоб и осматриваясь. Все смотрели на меня с жалостью. Я начала расхаживать небольшими шагами взад и вперед перед Гэвином и не могла думать ясно.

Это не могло происходить! Это шутка. Жестокая шутка!

Я начала истерично колотить Гэвина по груди, игнорируя то, как побелело его лицо.

— Где он, черт побери? — кричала я, заставляя его сделать шаг назад. — Где. Он?

Гэвин обхватил одной рукой мои запястья и тряхнул меня, пытаясь успокоить.

— Его подстрелили, Мэдди!

— НЕЕЕТ! — рыдала я. Из моего рта вырвалось всхлипывание, затем последовало еще одно. Мои колени ослабли, и тело осело. Я начала падать, не имея сил стоять.

Гэвин умудрился удержать меня, несмотря на тот факт, что, казалось, был готов упасть сам. Дернув меня к себе, он приобнял меня.

— Извини, Мэдди. Мне так жаль. Я пытался... Я пытался добраться до него, — произнес он надрывным голосом.

Я схватилась за его рубашку и разревелась, когда боль в моей груди стала слишком большой. Я слышала рыдания и крики и не знала, мои или чьи-то еще.

Райдера подстрелили! Он не вернется ко мне! Ох, Господи! Ох, Господи! Ох, Господи!

— Он был прямо в центре сражения. Выстрелы звучали повсюду, но мы держались. Затем из ниоткуда начали появляться еще солдаты. Я пытался прикрыть его, чтобы он мог отступить, но нас численно превосходили. Я увидел, как он упал, — произнес Гэвин печальным голосом. — Кровь проступила на его футболке, и он был без сознания, просто лежал в траве.

Я крепче вцепилась в его футболку, когда слова дошли до меня. Кровь. Райдер. Лежал.

— Они забрали его. После того, как подстрелили, они тащили его, как какой-то мусор. — Его голос стал резким. — Он у этих ублюдков.

После этих слов Гэвин качнулся на меня, внезапно став тяжелым. Я почувствовала тепло на своем животе. Посмотрев вниз, я увидела, что моя футболка пропиталась кровью. Подняв глаза, я увидела, как лицо Гэвина потеряло все цвета, а через секунду его глаза закатились. Он рухнул на меня без сознания.

Я, вскрикнув, поймала его, пытаясь удержать его в вертикальном положении. Броди ринулся ко мне и схватил Гэвина до того, как он рухнул и потянул меня за собой. Роджер и Дженис сразу же оказались рядом с сыном, встав на колени, когда Броди опустил его на землю.

Я посмотрела вниз, наблюдая с тошнотой, как кровь размазалась по моей футболке и рукам. В моей голове это кровь Райдера впитывалась в мою кожу, а не Гэвина.

Тремор атаковал каждый мускул моего тела. Мой разум отключился, и я почувствовала холод. Пустоту. Я в оцепенении отступила на шаг. Затем еще на один, качая головой в отрицании. Это не может происходить! Сначала мой отец, теперь Райдер! Нет, нет, нет!

Ева сразу появилась возле меня, приобнимая меня рукой за плечи и крепко удерживая меня.

— Он, возможно, все еще жив, Мэдди, — прошептала она.

Я молилась, чтобы это было правдой. Больше я ни на что не надеялась.

Я безжизненно наблюдала, как Дженис разорвала рубашку Гэвина, открывая рану от ножа около его ребер. Она зажала порез, пользуясь только руками. Гэвин громко застонал, передернувшись от боли.

— Ублюдки порезали его, когда он пытался пойти за Райдером. Он потерял много крови, — объяснил Броди.

Его голос смолк, когда ко мне приблизился Кэш. Его взгляд, прямой и сухой, прожигал меня. Он стиснул обросшую челюсть, напоминая мне того, кто силился сказать что-то, что, на самом деле не хотел говорить. На долю секунды стена, которой он окружил себя, пропала, разоблачая печаль и усталость от того, что он многое повидал, знал многое.

Я отпустила Еву, чтобы посмотреть ему в лицо, нуждаясь в том, чтобы кто-то сказал мне правду. Кэш был этим человеком. Он не станет ничего приукрашивать.

— Он мертв, Кэш? — спросила я, едва заставляя слова пройти сквозь губы.

Он снял свою ковбойскую шляпу и шлепнул ей по своему бедру. Его окружила пыль, добавляясь к грязи, которая уже покрывала его одежду.

— Его подстрелили в грудь, Мэдди.

Я увидела правду в его словах. Он не верил, что Райдер был все еще жив.

Рев в моих ушах усилился. Я почувствовала слабость, моя голова каким-то образом стала легче. Мое зрение затуманилось, от чего все казалось неясным. Я закрыла глаза, просто желая исчезнуть.

Мое тело отправилось в забвение.

Последнее, о чем я думала, был Райдер.

 

***

 

Никто.

Вот кем я была.

Райдер ушел. Мой мир распался, как изысканная ваза, брошенная на мраморный пол. Как крохотные кусочки моей жизни, которая когда-то оставалась у меня, но и они разбились. Непригодные. Просто фрагменты того, чем они когда-то были. У меня не было ни надежды, ни мольб, ни желания двигаться вперед.

Я днями лежала в кровати. Я отказывалась двигаться и едва ела. Дженис расстраивалась. Гэвин раздражался. Никто не был счастлив. Мы потеряли одного из нас.

Я потеряла его.

— Я люблю тебя, Мэдди. Помни, что ты должна быть сильной. Ради меня.

Это были его самые последние слова, которые он сказал мне. Они звучали в моих ушах часами. Я никогда не хотела забыть их. Мне нужно было слышать эти слова, как мне нужен был воздух, чтобы дышать. Пока я лежала в кровати, его слова звучали в моей голове, отказываясь позволить мне забыть их.

Я дотронулась пальцем до своих губ, вспоминая наш последний поцелуй. Я хотела вернуть ту минуту. Просто провести еще одну секунду с ним.

Его запах доносился с простыней, обернутых вокруг меня. От этого боль в моей груди разрасталась, парализуя меня до тех пор, пока я не подумала, что никогда не буду чувствовать себя самой собой. Слезы смачивали подушку под моей головой, небольшое количество тысячи слез, которые я уже пролила.

Солнечный свет проникал сквозь окно, освещая комнату, но меня окружала только тьма. Свет во мне пропал. Как свечка без пламени, я сидела одна без какой-либо цели.

Я слышала голоса в доме. Они уходили. Прошлой ночью я подслушала разговор Гэвина и Кэша. Сегодня они отправлялись за Райдером. Это будет одна из многих попыток, которые они предпримут, чтобы найти его.

— Будь сильной. Ради меня.

Я сжала глаза, когда слова снова воспроизвелись в моей голове. Мне не хотелось быть сильной. Мне хотелось заползти под покрывало и никогда не высовываться. Мне хотелось раствориться в пол и исчезнуть.

Мне хотелось уплыть, как листку, упавшему в быстро двигающуюся реку. Но было кое-что, что удерживало меня от того, чтобы глубже погрузиться в темные воды.

Мой не рожденный ребенок.

 


 

Глава 1

 

Есть определенные дни, которые я никогда не забуду. Дни, которые навсегда изменили мою жизнь. Когда умерла моя мама. Первое знакомство с Райдером. Ночь, когда я отдала ему свою девственность. Тот момент, когда был применен электромагнитный импульс, отключая электричество в Соединенных Штатах. День, когда умер мой отец. Когда я узнала, что беременна. Наше стояние под звездами, когда Райдер сделал мне предложение. Так много важных дней — некоторые счастливые, некоторые грустные. Но день, когда Райдер не вернулся, стал днем, который навсегда изменил мою жизнь. В этот день мой мир рухнул. Теперь все, что у меня осталось, это воспоминания.

 

— Мэдди Джексон, слезай с этого дерева!

Ухватившись за сук под собой, я наклонилась, чтобы посмотреть на Райдера. Он стоял внизу, ноги разведены, руки скрещены на груди. Он выглядел достаточно разозленным, чтобы залезть на дерево и самому спустить меня. Мне захотелось закатить глаза. С тех пор, как ему исполнилось тринадцать, он больше не веселился.

— Что не так, Райдер? Боишься, что я упаду? — засмеялась я, игриво покачивая ногами в воздухе.

— Черт, да, я боюсь, что ты упадешь! Слезай, пока не сломала себе шею! — крикнул он, щурясь на меня из-под своей бейсболки.

Я захихикала, увидев его сердитый взгляд, и снова качнула ногами, в этот раз повыше в воздух.

— Мээээдди, — предупредил он, растягивая мое имя.

Я проигнорировала его. Он был безвредным и даже не осмелился бы и пальцем ко мне прикоснуться.

Усмехнувшись, я внимательно посмотрела вверх, задаваясь вопросом, насколько далеко смогу вскарабкаться. Зеленая листва манила к себе, поддразнивала, чтобы я добралась до нее. Мне хотелось добраться до верхушки, чтобы посмотреть вниз и все увидеть.

Солнце проникало сквозь ветки, ослепляя меня. Я закрыла глаза и почувствовала тепло на своем лице. Подул ветерок, охлаждая мои щеки. Открыв глаза, я отпустила ветку под собой и ухватилась за другую.

— Даже не смей! — крикнул Райдер, добавив ругательное слово, которое я никогда прежде не слышала. Его сквернословие не волновало меня. Мой папочка сказал не повторять, что говорил Райдер, и я никогда так не делала, но иногда думала, что все его ругательства звучали глупо.

— Я собираюсь попробовать добраться до другой ветки. Может, оттуда смогу увидеть свой дом, — сказала я, удерживая равновесие, когда поднялась на ноги. Я не решилась посмотреть вниз, когда Райдер начал расхаживать взад и вперед под деревом, бормоча что-то, что я не могла услышать.

— Клянусь, Мэдди, я надеру тебе зад, когда ты спустишься! — крикнул он, остановившись прямо подо мной.

— Сначала тебе придется меня поймать! — выкрикнула я, пожевывая свою нижнюю губу и концентрируясь на том, чтобы подтянуть себя на ветку повыше. Подпрыгнув, я проверила крепость ветки. Листья на концах маленьких веточек неистово затанцевали, производя шуршащий звук, который мне очень нравился. Он всегда напоминал мне лето.

— Ох, я поймаю тебя, Мэдди, — сказал Райдер, заслоняя глаза от солнечного света, чтобы увидеть меня, — и когда это произойдет, ты пожалеешь, что пугала меня.

— Я думала, тебя ничего не пугает. Ты трусишка? — поддразнила я, осознавая, что мое обзывательство только разозлит его.

Он издал смешной звук где-то глубоко в горле, напомнив мне бездомную собаку, которая рычала на меня в прошлом году. Мне стало интересно, как Райдер издал этот звук, нужно спросить его. Возможно, он мог бы меня научить. Этот звук может оказаться кстати, когда я раздражена на Еву.

У меня закружилась голова, когда я посмотрела вниз на него. Он казался так далеко, что на долю секунды мне стало страшно. Затем я стряхнула это чувство и ухмыльнулась ему. Я не собиралась превращаться в трусишку, я могла это сделать.

Подтянув себя на ветку повыше, я задержала дыхание, когда она запротестовала под моим весом. Крепко вцепившись в нее, я ждала, когда она сломается. Ничего. Я была в безопасности.

— Эй, посмотри, Райдер! Я сделала это! — крикнула я, победоносно улыбаясь ему.

— Рад за тебя. Теперь слезай.

Я, проигнорировав его, сощурилась на солнце и попыталась рассмотреть сквозь листья верхушку своего дома. Я просто знала, что могла увидеть его отсюда. Внезапно солнце отразилось от чего-то блестящего вдали.

— Я вижу крышу амбара! — крикнула я, чувствуя волнение.

— Круто. Теперь слезай, — резко и нетерпеливо произнес Райдер.

— Подожди секундочку.

Я посмотрела вверх. Надо мной была отличная, толстая ветка. Если я смогу забраться на нее, то, возможно, увижу свою лошадь, Лютика, которая паслась на пастбище.

Я подняла ногу и потянулась к ветке.

— Мэдди! НЕТ!

Сильный порыв ветра ударил по мне, толкая мою маленькое тело. Я попыталась удержаться за дерево, но грубая кора выскользнула из-под моих маленьких пальчиков. Тревожно вскрикнув, я потеряла равновесие и упала. Я отчаянно пыталась ухватиться за ближайшую ветку, но не смогла предотвратить свое падение.

Все произошло за долю секунды. В одну минуту я была на дереве, а в следующую — вокруг меня был только воздух. Моя спина во время падения ударилась о сук. Голова врезалась в толстую ветвь, посылая волну боли сквозь меня. Мои волосы запутались в маленьких веточках, оставляя на них пряди, пока я летела вниз. Думаю, что кричала, но не уверена.

Я почувствовала, что свалилась на Райдера, опрокинув нас обоих на землю.

— Ох, дерьмо! Ох, дерьмо! — отчаянно бормотал он, выбираясь из-под меня.

Я вскрикнула, когда моя рука издала неприятный звук, столкнувшись с твердой землей. Боль, которую я никогда прежде не ощущала, взорвалась в каждом мускуле моего тела.

Райдер встал на колени и дотронулся до моего запястья. Боль прострелила мою руку. Я закричала, чувствуя себя так, будто кто-то отрывал мне руку.

— Ох, Господи! — воскликнул Райдер, по моему лицу струились слезы. — Думаю, у тебя сломана рука.

— Больно, Райдер, — прохныкала я, моя рука бесполезно лежала сбоку от меня. Я попыталась подвигать ей, но боль была слишком сильной. Я снова вскрикнула, этот звук был смесью вопля и крика от страдания. Сквозь слезы я видела панику на лице Райдера. Я поклялась никогда снова не называть его трусишкой.

— Я должен донести тебя до дома, — сказал он тихо, больше себе, чем мне.

Это была моя вина. Я упросила его пойти со мной сегодня. Обычно мы проводили все наше время, исследую поля вокруг ферм наших пап, но, с тех пор, как он заинтересовался девочками, мы больше так не делали. Я скучала по нему. Но была рада, что прямо сейчас он был со мной.

Я схватилась за свое плечо и попыталась сесть, но боль была очень сильной.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных