Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 15 страница




Я с трудом сглотнула, пытаясь подавить рвоту. Когда его пальцы двинулись к шее и сжали горло, я осознала, что учтивость была притворной. Все в нем кричало о фальши, и только опасность была реальной.

По коже побежал липкий страх, неприятный как тараканы, ползающие по стене. И, как одну из таких усатых тварей, этого главнюка следовало раздавить.

Его пальцы отпустили мое горло и впились в локоть. Я ахнуть не успела, как он сдернул меня со стула.

Ева закричала, потянувшись ко мне. Пол мгновенно посадил ее обратно и удержал за плечи.

Лидер потащил меня подальше от стола. Я путалась в своих и его ногах. Продолжая удерживать меня, он развернул меня лицом к остальным.

— Ладно, попробуем заново, — свирепо произнес он. Бережно коснулся моей косы и погладил ее.

— Кто из вас главный? — полным учтивости тоном переспросил он.

— У нас нет главного, — спокойно, как и всегда, ответил Кэш.

— В любом обществе есть лидер. Кто-то сильнее остальных. Храбрее. Готовый умереть, защищая своих людей. Так кто же это у вас? Кто не боится ничего и никого? Кто выйдет на передовую, чтобы спасти... ее, — произнес он, с силой дергая мою косу.

Моя голова запрокинулась назад, на лице выступила гримаса, когда мужчина начал накручивать косу на кулак.

Райдер переступил с ноги на ногу, явно мечтая расплющить шею этого козла. Я видела, как напряглись его плечи и мышцы рук. Если бы взглядом можно было убивать, лидер этих отбросов сдох бы на месте. В муках.

— Это я, — сказал Гэвин, выступив вперед. — А теперь отпусти ее.

Райдер, стиснув зубы, взглянул на Гэвина, и взгляд этот был вовсе не радостным.

— Отлично, вот мы и достигли чего-то, — сказал главный, толкая меня обратно к стулу. Но, тем не менее, кулак он не разжал, а натянул сильнее, отчего у меня на глазах выступили слезы. Я не смогла сдержать вскрика, когда он снова дернул за волосы, открывая мою шею, буквально делая ее мишенью для собственной руки. Я не представляла, что произойдет дальше, но по коже у меня побежали мурашки.

— Каково это, когда жуки и личинки пожирают твою плоть? Зарываются во внутренности и пожирают изнутри? — произнес Райдер, его глубокий голос звучал как сама смерть.

Никто не отозвался. Это был вопрос из ряда риторических.

— Если не уберешь от нее свои чертовы руки, выяснишь это сам, оказавшись глубоко под землей, — прорычал Райдер, сверля лидера глазами полными темной ненависти.

— Туше, — засмеялся лидер, он выпустил косу и похлопал меня по макушке.

Я выдохнула с облегчением, но оно оказалось недолгим. Следовало понимать, что так просто нам не отделаться.

— Займитесь им, мальчики, — скучающим тоном приказал лидер, кивая на Райдера.

— Неееет! — закричала я, подскочив с места.

Он бросил меня обратно, выбив из легких весь воздух и заставив вздрогнуть. И вот тогда Райдер взорвался.

Дернув головой, он со всей силы приложил стоящего рядом парня. Тот повалился бездыханным. Связанные кисти Райдера метнулись в нос другого парня. Полилась кровь, мужчина вскрикнул от неожиданности. Гэвин собирался присоединиться к этой гурьбе, но его остановил выставленный в лицо ствол.

Райдер замахнулся локтем, целясь в подбородок третьему, но в цель не попал. Кулак мужчины встретился с челюстью Райдера, запрокидывая ему голову. Райдер быстро пришел в себя и, взревев как бульдозер, двинулся на парня. Но мужчина так просто не сдался. Выставив кулаки, он нанес Райдеру апперкот, а затем удар в живот.

— Райдер! Остановись! — закричала я, пытаясь вырваться из хватки, удерживающей меня на стуле.

Райдер мгновенно замер. Его грудь вздымалась от тяжелого дыхания, он перевел взгляд на меня. На одном глазу уже наливался отек и к тому же была рассечена бровь.

— Не надо, — взмолилась я, изо всех сил пытаясь взять себя в руки. — Я в порядке. В порядке, — повторила я, не желая, чтобы ему досталось из-за меня.

— Вот так-то лучше. Слушай девочку, — с усмешкой глядя в глаза Райдеру, произнес лидер. — А почему бы нам не присесть и не поговорить как цивилизованные люди.

Гэвина подтолкнули сесть за стол. Райдер, Броди и Кэш встали у него за спиной. Райдер истекал кровью и исходил бешенством.

— Первое: имя мое — Фрэнки. Мы с ребятами из Южного Техаса. Точнее назвать, откуда, не имею права, — сказал лидер, сев как хозяин во главе стола.

— Вы не военные, — произнес Райдер.

Лидер глянул на него с удивлением.

— Черт, сынок, да ты не только руками махать умеешь, но и думать мастак. А ты мне даже нравишься. — Затем взглянул на меня и улыбнулся. — Как и ты, девочка.

Райдер перенес вес на другую ногу и заскрежетал зубами.

Тут влез Гэвин, пытаясь добраться до сути.

— Так ты скажешь нам, кто вы такие, или так и будешь весь день мозги пудрить? — скучающе спросил он.

Лидер взглянул на Гэвина, улыбка с его лица испарилась. Сомневаюсь, что ему нравилось, когда дерзили. Очень жаль. Не с теми он связался. Целая минута прошла до того, как он снова заговорил. Вернув улыбку на лицо.

— Мы — народное ополчение. Лучшие. Мы много лет готовились к чему-то подобному. Нас считали безумными от того, что мы тренировались изо дня в день. — Он фыркнул и начал ковырять грязный ноготь. — А теперь же те, кто считал нас безумцами, или мертвы, или на пути к смерти, а мы живы и процветаем. Ну и кто смеется последним?

Мне захотелось закатить глаза и фыркнуть, но я удержалась. Так, ладно, ополченцы — это не так плохо, наверно. Если я правильно помню курс истории за пятый класс (мистер Хилл был отвратительным учителем, но я все равно кое-что запомнила): ополченцы уже спасали нас. Во время Войны за независимость[6] и Гражданской войны[7] свободные ополченцы выиграли множество битв. В истории даже упоминается, что в определенный момент большая часть армии состояла из ополченцев без какой-либо военной подготовки. Это были простые граждане, которые ежедневно сражались за свою страну. Но мужчины, собравшиеся у нас на кухне, больше напоминали хулиганов, чем тщательно подготовленных боевых машин.

— И чего вы хотите? — спросил Гэвин, наклонившись вперед и глядя в глаза лидеру.

— Всего и сразу, — ответил тот, улыбаясь.

Гэвин откинулся на спинку стула и сложил руки на груди.

— Например? — спросил он.

Лидер обвел кухню.

— Еду, воду, запасы провизии. У вас это есть, для нас все перечисленное — необходимость. Мы не сможем подавить гребаных террористов на пустой желудок. Когда мы в самой глуши наткнулись на ваш дом — сразу поняли... — он потряс пальцем перед Гэвином, — поняли, что наткнулись на золотую жилу. Аллилуйя!

— Ага, только вот нам тоже нужна вода и еда для выживания, — сказал Броди, упрямо вскинув голову.

— Понимаю, — кивая, сказал главарь. — Правда. Черт, ведь если все помрут, то ради кого нам бороться? — Он засмеялся над собственной шуткой. — Но, детишки, вы вообще знаете, что происходит на передовой?

Когда никто не ответил, он продолжил:

— Мы выигрываем эту проклятую войну, — сказал он. — Соединенные штаты показывают тем сукиным детям Кузькину мать. Мы уже очистили города на юге отсюда и движемся в сторону севера. У дьяволов есть оружие и провизия, ну а мы полны решимости и патриотизма. Мы выживем, как до нас это получилось у наших предков. — Он наклонился вперед и уже тише дополнил: — Пускай тащат к нам всех своих солдат — мы их всех перебьем.

— «Их» — это о ком речь? — спросил Кэш, скрестив руки на груди.

Мужчина пожал плечами, отчего его куртка затрещала.

— На бумаге? Ближний Восток и Северная Корея. Но большие мальчики в Вашингтоне уверены, что на самом деле ударившие по нам ресурсы и технологии принадлежали России и Китаю.

Если то, что он сказал, — правда, следовательно, война куда значительнее и шире, чем мы думали. Значит, речь уже о Третьей мировой. Полмира против нас.

— Но мы побеждаем, — сказал он, пожимая плечами. — Правительство работает над восстановлением энергии. К тому же к нашей стороне готовы присоединиться и другие государства. Сукины дети смеют ступать на наши земли? Пускай. Мы им покажем. Так было. И будет.

Мы притихли, утрамбовывая в мозгах полученную информацию. Мы побеждаем? Не хотелось бы строить эфемерные надежды на словах каких-то блудливых ополченцев, но когда вокруг голод и холод — не надеяться нельзя.

— Вот потому нам и необходима провизия. Считайте это пожертвованием на благое дело, — добавил главарь, широко ухмыляясь. Внезапно его улыбка улетучилась, и он серьезным тоном приказал своим людям: — А теперь, ребятки, хватайте все. Осмотрите это место и берите все подчистую. Про амбар не забудьте.

Солдаты приступили к действиям, открывая шкафы и вышвыривая оттуда все. Банки, контейнеры с едой, бутылки со стерилизованной водой. Все найденное они выкладывали на стол. Все, что у нас было. Несколько мужчин выбежали на улицу. Вскоре они найдут и законсервированное мясо.

Ева посмотрела на меня круглыми и полными слез глазами. Дженис начало трясти, она слепо смотрела в одну точку. Кэш и Райдер стояли неподвижно, наблюдая, как люди перетаскивают на стол все наши запасы.

Марля, бинты, бутылки медицинского спирта. Они собирали все. Какое счастье, что кое-что я успела спрятать под кроватью. Интуиция то или паранойя, но Райдер заставил меня припрятать некоторые вещи по всему дому. Он будто знал, что что-то может случиться.

Солдаты закончили спустя, как казалось, целую вечность. Банки с мясом и овощами выстроились на столе вперемешку с контейнерами сухих бобов и риса, нескольких свечей, кое-каких медицинских запасов и фонариков. Как же нам теперь выживать?

— Загружайте, парни, — сказал лидер, показывая своим людям на выход.

Мужчины охапками начали выносить наши запасы на улицу. Запасы исчезали, словно их никогда и не было. Стоило лишь моргнуть — и все пропало.

Прежде чем выйти, лидер обернулся к нам лицом.

— Кстати, бензина у вас больше нет. И не пытайтесь выслеживать нас, иначе пожалеете. — Окинув нас очередным острым взглядом, он отдал нам честь — оскорбительный жест от того, кто заигрался в солдата.

— Страна ценит вашу поддержку, — сказал он и пошел к двери. Остальные последовали за ним. Пол, шедший последним, с ненавистью посмотрел на Райдера.

Едва закрылась дверь, мы пришли в действие. Броди метнулся к Еве и заключил в свои объятия. Дженис закрыла лицо руками и разрыдалась. Кэш вытащил нож из ботинка (и почему я не удивлена, что ему удалось его скрыть?), в то время как Гэвин вскочил со своего стула, заскрипев им по полу. Они рванули к задней двери и, открыв, смотрели на удаляющихся солдат. Дом наполнил рев двигателей, который мы слышали еще долго.

Я поднялась на ноги, направившись к Райдеру.

Он просто смотрел на меня, каждый мускул его рук вздулся от напряжения. Лицо его выглядело просто ужасно, все в порезах и синяках. Из носа капала кровь, стекая по рубашке. Следя, как я приближаюсь, он насторожился. Его руки все также были связаны, и веревки впивались в кожу.

Остановившись перед ним, я наклонилась, чтобы задрать штанину джинсов. Моя макушка задела его бедро. Я услышала, как он резко втянул воздух.

Не заостряя внимание на его реакции, я стянула с себя носок и вытащила из него небольшой перочинный нож. Открыла его и выпрямилась.

Райдер опустил взгляд на нож.

— Мэдди, он что, все это время был у тебя? Ты хоть понимаешь, что бы с тобой сделали, если бы его нашли? — сердито нахмурился он.

Подняв его связанные запястья, я начала распиливать веревки, таким маленьким лезвием не слишком-то просто было что-то разрезать.

— Успокойся, Райдер, со мной все в порядке, — пробормотала я, сосредоточившись на деле.

Но я соврала. Пока я стояла в тени Райдера, по щекам катились слезы. Он истекал кровью. Меня затрясло. Впереди нас ждет голод. У нас остались сущие крохи. Из еды только небольшие запасы, припрятанные Дженис и Роджером. Законсервированное мясо, как и аварийные запасы еды, унесли. Да и их бы не хватило на восьмерых.

Настоящая беда.

Пока я пилила веревку, одна из слезинок капнула на запястье Райдера. Еще одна, и он вздрогнул.

— Мэдди?

Хлюпнув носом, я подняла голову. Тыльной стороной ладони вытерла нос. Мне подобный жест был крайне несвойственен, но в тот момент было как-то не до манер.

— Все нормально, — огрызнулась я резковато, ведь слезы никак не заканчивались. — Я просто хочу поскорее избавить тебя от этой веревки. У тебя кровь, — сказала я, начиная пилить ее быстрее.

— Не переживай, твоя помощь мне не нужна, — рявкнул Райдер, дергая своими связанными запястьями.

Боль пронзила меня, глубокая и сильная. В обычные времена я бы послала его в пень в ответ на такое, но сейчас не тот случай и не то время. Нас ограбили, а его еще и избили. Ему больно, а мне страшно. В этом мире не осталось ничего обычного и привычного.

С побледневших груб все-таки сорвался всхлип. А когда я снова всхлипнула, злость с лица Райдера исчезла.

— Да развяжите меня кто-нибудь! — прорычал он.

Броди со своим охотничьим ножом подбежал к Райдеру. Так и стоя надо мной, Райдер протянул ему руки, Броди с легкостью перерезал веревки. Освободившись, Райдер притянул меня в объятия.

Он ничего не говорил, просто обнимал.

А большего мне и не требовалось. Его руки, как бальзам на душу, внушали мне чувство спокойствия. Но пузырь все же лопнул.

— Идем, Райдер! — крикнул Гэвин от задней двери. — Надо проверить отца!

У Райдера напряглась спина. Видимо, голос Гэвина напомнил ему о случившемся. О поцелуе. Злости. Драке.

Он отпустил меня и отступил. В его взгляд вернулась холодность.

Больше ничего не говоря, Райдер ушел, но перед этим слегка задел меня, давая понять, что между нами еще не все кончено.

Я закрыла глаза.

Ощущать его объятия — слишком. Ощущать, как он уходит, — больно. Осознавать, что у нас почти не осталось еды, — непередаваемо ужасно.

 


Глава 25

 

Голод. Он входил в список того немногого, способного сломить меня. Смерть. Насилие. Горе и уныние. Все перечисленное не смогло меня прогнуть. Но теперь я столкнулась с другим врагом, который перед тем как убить хорошенько помучает. Голод — безобразное чудовище, живущее у нас в животах. И когда оно рычит — это знак.

Краски померкли. Нам хватит еды на месяц, если удастся растянуть, то, может, и на два. Но затем мы оголодаем. И вот тогда правила игры изменятся. Наше существование превратится в беготню за журавлем в небе. Которого, надеюсь, нам удастся поймать.

Через несколько минут после отбытия ополченцев появился обезумевший Роджер, он начал отчаянно проверять, не ранили ли кого. Те гады подчистили и их запасы, прихватив с собой даже спальные принадлежности и основные предметы домашнего обихода. К счастью, они не обнаружили тайника в подполе сарая Дженис и Роджера. Вот оно — наше единственное спасение — небольшое помещение, забитое заготовками на экстренный случай, вроде этого. Там были и ведра с рисом и бобами. Консервации и упаковки вяленого мяса и фруктов. Надолго этого не хватит, но все же лучше, чем ничего. У большинства людей в нашей стране и такого нет.

Всю оставшуюся часть дня Райдер избегал меня как чумы, даже раны ему промывала мама. Меня это ранило, правда, куда сильнее была злость. Бешенство на тех мужчин, потому что унесли наши запасы. Ярость на Райдера за то, что вернулся к своей привычной надменности.

Было темно, дом пронизывало холодом. Я села ужинать. Броди, Кэш и Ева уже молча ели куриный суп, приготовленный Дженис на основе только консервированной курицы и воды. Вышло ничего, главное, что горячо, не буду врать, что это был самый вкусный суп в моей жизни, но как там говорят? «Не до жиру быть бы живу»? Выжить бы только.

Мы ели молча, под гнетом отчаяния и волнения в связи с возникшей ситуацией. Я помешивала ложечкой в тарелке с супом, наблюдая, как пар от него поднимается и растворяется в свете керосиновой лампы. Поднеся ложку ко рту, я задумалась, сколько еще таких ужинов нам предстоит — воды с добавкой капли чего-то из наших запасов.

Я подняла голову, когда напротив меня сел Райдер. Он избегал смотреть в мою сторону. Я решила брать с него пример. Не хотелось снова видеть в его глазах отвращения.

Гэвин занял единственное свободное место — справа от меня. И каждые несколько секунд его рука задевала мою, ведь за столом было довольно тесно. Я немного отодвинулась, предоставляя ему больше места, и украдкой глянула на Райдера.

Все его лицо было в синяках, один глаз заплыл. Он выглядел опасным и взбешенным. Так почему же мне так захотелось схватить его и утащить в постель? Прочистив горло, я заставила себя переключиться на суп.

Единственными звуками было звяканье ложек по тарелкам. Огонь в импровизированном нагревателе, разведенный Броди, согревал нас, пока мы ели. Я сняла куртку, впитав в себя тепло от огня и горячего супа.

Кэш и Броди начали обсуждать поездку в город, они желали проверить слова ополченцев; о подавлении противника. Ева вся обратилась в уши. Несмотря на опасность, она хотела отыскать родителей. В последний раз, когда она их видела, они вытолкнули ее за дверь, отправляя за город, подальше от опасности.

Я молча слушала их беседу, когда Райдер перегнулся через стол и перелил в мою опустевшую тарелку свой суп. Я уставилась на него в изумлении.

Он даже не взглянул на меня, просто подхватил свой стакан воды и сделал большой глоток.

В моей тарелке дымился горячий суп. Точнее, вторая его порция. Несколько месяцев назад это было бы пустяком. Но теперь это значило очень многое.

Райдер отдал мне свою еду. Ради меня он готов остаться голодным.

— Спасибо, — прошептала я, берясь за ложку.

Наконец он посмотрел на меня. И даже жесткость взгляда не могла отменить того, что он сделал.

Ему не все равно.

Гэвин, привлекая внимание, ткнул меня в бок. Он склонил свою голову ко мне.

— Главное не смотреть в глаза. Он от этого только взбесится, — театральным шепотом произнес он. — В дикой природе подобные экземпляры знамениты тем, что нападают на невинных прохожих за один лишь прямой взгляд. Осторожнее, не стоит будить зверя.

— Гэвин, что ты делаешь? — вполголоса прошипела я, нервно поглядывая на Райдера.

Райдер злобно прищурился. Ложка в его руке подверглась крепкому сжатию и застыла в воздухе.

Уголки рта Гэвина дернулись в ухмылке. Он глянул на Райдера с вызовом и усмехнулся. Ложка Райдера полетела в тарелку, грохотом отдаваясь в тишине комнаты.

Гэвин снова потянулся ко мне.

— Кто-то должен был заставить тебя улыбнуться. Если Райдер...

Шансов договорить у него не было.

Райдер вскочил со стула, опрокидывая тот на пол. В один прыжок он оказался по другую сторону стола. Тарелки с едой, суп и вода разлетелись во все стороны. Теплый суп залил мою грудь, намочил рубашку и штаны, но не было времени заботиться о таком.

Райдер схватил Гэвина за грудки и сдернул со стула. Не успел Гэвин никак ответить, как при помощи Райдера полетел в стену.

Броди и Кэш подскочили на ноги, Ева и Дженис тоже. Роджер остался на месте, спокойно наблюдая за происходящим.

Кромешное месиво, разбитые тарелки, разлитый суп — про это все забыли.

— До сих пор пытаешься занять мое место, братишка? — выплюнул Райдер, глядя на Гэвина.

Я подскочила со стула, с ужасом наблюдая, как Райдер снова прикладывает Гэвина о стену. Пролившийся на меня суп отошел на задний план. Стекающая по моей одежде жижа сейчас как-то не волновала.

— Тебя спрашиваю! — рявкнул Райдер, встряхивая Гэвина. — ХОЧЕШЬ ЗАНЯТЬ МОЕ МЕСТО?

— Нет, — ответил Гэвин, упрямо выставив подбородок. — Зачем? Или ты этого сам жаждешь? Потому что только скажи, я ж с радостью.

Райдер ударил Гэвину в живот, отчего тот сложился пополам. Отдышавшись через несколько секунд, он прицельно попал Райдеру в бок. Но Райдер ответил, локтем долбанув Гэвину в челюсть. Один раз, еще один. Снова и снова.

Я метнулась вперед, собираясь разнять их. Как же надоели эти стычки. Хватит уже!

Но затем кое-что произошло. Я замерла. Туман в голове рассеялся. Глядя на них, как они дерутся и задирают друг друга... я ощутила всю нелепость происходящего. Такие стычки у них с самого детства. Как бы глупо это ни звучало, но просто вот такие они и есть. Они любят друг друга, но в них обоих через край плещется тестостерон. И если им нужно его куда-то выплескивать — пускай. Мой папочка называл это «выпустить пар».

— Мэдди! Утихомирь своего парня! — закричал Броди, наблюдая как Райдер молотит кулаками Гэвина.

— Нет. Не стоит, — спокойно говорю я. Развернувшись, выхожу из кухни и оставляю мужиков заниматься тем, чем они хотят.

— Мэдди? Куда ты? — кричит мне вслед Ева.

Продолжая идти, я оборачиваюсь и отвечаю ей:

— Переодеться, Ев. А эти пускай дерутся, сколько им влезет. Хватит с меня!

— Моя девочка, — с улыбкой сказала она.

 

***

 

Я иду в ванную, но перед этим направляюсь за чистыми вещами. Захватив заводной фонарик, который пришлось заводить минуты две, чтобы его хватило на восемь, я начала раздеваться в стылой ванной комнате.

Поворачивая кран, я надеялась, что сантехническая задумка Броди хоть сколько-нибудь воды выдаст. Видимо, зря. Должно быть, вода в трубах заледенела. Большой пластиковый контейнер, установленный снаружи, собирал дождевую воду и управлялся конвекционным движением и силой гравитации; но он явно не был рассчитан для холодных температур. И сегодня воды не было.

Так что я кое-как воспользовалась чистой водой, которую сюда уже кто-то принес. Замочив вещи, я начала оттирать свою грудь от супа. Я поспешила, так как по коже уже бежали мурашки. Я пропахла курицей, но это ничего; главное, сама я чистая. Я надела свежую рубашку. Райдера. И доходила она мне до коленей.

Я наклонилась за штанами, когда дверь за моей спиной открылась. Взвизгнув, я обернулась.

В проеме стоял Райдер, его взгляд блуждал по моему телу. Волосы его были взъерошены, а все лицо в синяках и ссадинах. Легкая щетина придавала ему брутальный вид. Буйный. Удивительный — просто не описать словами. Так, Мэдди, хорош! Этот мужик в одну минуту ледяная глыба, а в другую горячий лавовый поток. Тебе оно надо?

Не отрывая от меня глаз, он захлопнул дверь. Щелчок подтвердил, что он не собирался меня никуда выпускать. Отлично, оказаться запертой с безумцем. Буквально. Безумцем, взбешенным на меня.

Я отвернулась, крепко сжав свои джинсы, лишь бы не соблазниться желанию наброситься на него.

— Я не желаю с тобой разговаривать. Уходи, — бросила я через плечо.

Он ничего не сказал, лишь шагнул ко мне ближе.

Сердце начало колотиться в груди, но я это проигнорировала. Наклонившись, начала надевать джинсы. Яростно запихнула одну ногу в штанину. Подняла другую и случайно задела попкой его пах, отчего по телу побежали электрические волны. К черту, игнорируй его, внушала себе я. Покажи ему, что хватит с тебя его непонятной и беспричинной фигни.

Но игнорировать Райдера ужасно сложно.

Его рука скользнула мне под рубашку и двинулась вверх. Я замерла и перестала дышать, ощущая, как его пальцы расходятся по моей грудной клетке. Он обжигал и согревал так, как ни один обогреватель не мог.

— Ты что делаешь? — возмутилась я.

Даже не удосужившись ответить, он продолжил лапать меня своими руками, касаясь просто всюду.

Выпрямившись, я позабыла о джинсах, что держала в руках. Забыла о холоде. Забыла обо всем, кроме нас двоих.

Прижав меня к себе, он избавил меня от лифчика. Затем обхватил груди ладонями и всецело завладел ими. Когда его пальцы сжали мои соски, я забыла, как дышать.

Ох, матушка всего святого, этот мужчина заставит меня взорваться уже одним таким вот трюком.

Я вцепилась в его запястья, пока он продолжал дразнить мои соски. Коснувшись губами моего затылка, он начал оставлять на нем легкие поцелуи и укусы.

Свет заводного фонарика начал меркнуть, оставляя нас в полной темени. Но это как-то не волновало. Важны были только его действия.

Он сжал мои груди и потянул соски.

— Мэдди, ты хочешь этого? — раздался у меня из-за спины его глубокий голос, пока он продолжал ласкать горячим дыханием мою кожу.

— Мммм, — только и смогла произнести я.

Одной рукой он продолжал мять мою грудь, в то время как другая двинулась ниже, к резинке кружевных трусиков.

Я приоткрыла губы, ахая, когда его рука двинулась ниже, полностью исчезая под шелковой тканью. Но он не дошел до самого пылающего места и убрал руку, оставляя меня жаждать большего.

Неожиданно он опустился на колени, чем удивил меня. Я обернулась через плечо, немного в шоке от такого зрелища. От его губ до моих бедер оставались считанные дюймы. Подняв голову, он встретился со мной взглядом, в котором пылало мощное желание. Жажда. Чертовски восхитительное зрелище.

Он начал медленно и слегка надавливая вести ладонями вверх по моим ногам. Взглядом он провожал каждое свое действие. Я начала оборачиваться, желая коснуться его. Желая обнять его. Но это противоречило его планам.

Его руки сжали мои ноги, намекая не делать лишних движений.

— Я не разрешал тебе шевелиться, — тихо произнес он. Господи, да от одного его голоса можно кончить.

Ощущая, что вот-вот свихнусь от желания, я вернулась в прежнее положение.

— Райдер, не знаю, что ты задумал...

— Молчи, — приказал он, его ладони поднимались все выше и выше, и вот уже большие пальцы дошли до самых бедер.

Что? Если что-то и могло выбесить меня, так это приказ Райдера молчать. Я открыла рот, собираясь высказать все, что о нем думаю. Богом клянусь, меня задолбало его давление с опекой. Но это был последний раз, когда... ооооооооууууу!

Его рот, он коснулся моей кожи, его губы медленно двинулись вверх по правой ноге. Он пробовал на вкус и смаковал каждый миллиметр, пронзая меня мурашками. Мне срочно потребовалось за что-то уцепиться, и я крепко схватилась за тумбу.

— Разведи ноги, — сказал он, пальцами водя по бедру, пока его губы медленно скользили все выше.

Вспыхнув всем телом, я замялась. Мы никогда... я никогда...

— Я же сказал тебе развести ноги, — повторил он уже тверже.

— Нет, — выпалила я, сама себя за это проклиная, но мне необходимо было хоть что-то контролировать. Тело мое взбунтовалось на это. А разум подбадривал не сдаваться

— Отлично. — Одним движением он сорвал с меня белье, отбросил кусочки на пол и оставил абсолютно обнаженной.

Задирая повыше мою рубашку, его ладони начали ласкать мою спинку, пока рот его двигался вдоль бедра, смакуя каждый сантиметр моего тела. Его щетина слегка царапала мою нежную кожу, отчего я вспыхнула еще сильнее.

Я застонала, когда его пальцы скользнули мне между ног. Они так и дразнят, намекая, что я могу получить, если выполню его требование.

— А теперь ты раздвинешь ножки? — хрипло спросил он.

— Господи, да, — ответила я на вдохе.

И стоило мне это сделать, как его пальцы тут же проникли в меня. Я запрокинула голову и не удержалась стона.

— Не шуми, — указал он, двигая во мне пальцем.

Он хоть понимает, что это невозможно?

Я крепче вцепилась в тумбу, когда его пальцы погрузились глубже. И так он сводил меня с ума, другой рукой при этом удерживая бедро. Да еще и ласкал губами бедро. Попку. Да вообще все. Его пальцы почти выходили, а затем резко двигались обратно. Это было так...

Я начала извиваться, подаваться его движениям. Он крепче сжал мое бедро, и я заскулила и тихонько замурлыкала.

Я не слышала, как он поднялся на ноги. В тот момент я балансировала на грани оргазма. Но звук расстегивающейся ширинки я услышала.

— Нагнись.

Что я и сделала, чувствуя, как теряю остатки контроля.

— Еще, — сказал он, опустив ладонь мне на спину и направляя.

Я подчинилась и выгнулась сильнее. Удерживая руку у меня на пояснице, он начал входить в меня. Где-то посреди процесса он замер, ожидая, пока я привыкну к его размерам. Я застонала и толкнулась бедрами, отчаянно нуждаясь в продолжении.

— Проклятье, — зашипел он, его ладони переместились мне под бедра, удерживая, пока он погружался глубже.

Я ахнула, выгибая спину.

Одной ладонью повел вдоль моей спины, крепко удерживая при этом, пока входил на всю длину.

— Боже, ты так шикарна. Скажи, если будет больно.

Закрыв глаза, я кивнула.

Он начал двигаться, его бедра шлепали о мои. Каждое его действие вызывало у меня бурный экстаз. И чувство это было столь сильным, таким огромным, что я боялась вот-вот сорваться вниз.

Его пальцы впивались в мою кожу при каждом движении. Я держалась за тумбу, пальцы скользили по мрамору. Прикусив губу, я сдерживалась от громких стонов, пока он своими движениями подводил меня к очередному оргазму.

Схватив меня за волосы, он потянул. Я открыла глаза и увидела наше отражение в зеркале, его тело, как он вколачивается в меня. Его закрытые глаза и сжатую челюсть.

Открыв глаза, он посмотрел на меня через отражение и скользнул глубже. Крепко удерживая, он замер так на секунду, а затем немного подался обратно. Его глаза прожигали мои, когда он снова подался вперед, погружаясь еще глубже. Я хватала ртом воздух, но глаза так и не закрыла. Он смотрел и смотрел, между нами росло то самое ощущение, и вибрация все поднималась. Рукой он нежно провел вдоль моей спины, пока его бедра двигались в безумном ритме, снова и снова.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных