Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Оригинальное название: Promise Me Light (Promise Me #2) by Paige Weaver, 2013 17 страница




Я развернулась, чтобы уйти. Мне необходимо было уйти. Убежать как можно скорее. Исчезнуть. Как можно дальше. Он был для меня всем, а теперь наши отношения в прошлом.

Я бросилась по темному коридору, за потоком слез трудно было что-то разглядеть. Я не смогла сдержать всхлип, вырвавшийся из груди. Что я делаю? Как быть дальше? Я думала. Слова повторялись у меня в голове и били, казалось, это не закончится, пока я не взорвусь. Мне было не по себе. А еще страшно. И я любила, любила до боли.

До двери оставалось всего ничего, когда я услышала шаги Райдера. Я не обернулась. Не смогла. А если бы и развернулась, то меня бы расщепило.

Внезапно его руки схватили меня и развернули. Впиваясь пальцами в плечи, он прижал меня к стене, выдавив этим весь воздух. В темноте я подняла на него шокированный взгляд. Переместив одну руку мне на бок, он тем самым заключил меня в ловушку.

Гневно скрежетав зубами, он вглядывался в мое лицо, его взгляд остановился на моих губах. Мышцы на руках напряглись, бицепсы натянули рубашку.

— Райдер...

— Мэдди, прости меня. Мне чертовски жаль, — расстроено произнес он. Его голос оказался таким хриплым и надломленным, что меня начало разрывать изнутри. — Ты и этот ребенок — смысл моей жизни, и я никогда вас не отпущу.

Он наклонил голову, отчаянно впиваясь в мои губы. Его губы и настойчивость брали надо мной верх и доказывали, что он никогда не позволит мне уйти.

Вновь ожило желание, перекрывая воспоминания о нашем раннем обмене любезностями. Все то же желание, что выходило из-под контроля, стоило нам только оказаться рядом, заставляющее вспыхивать от каждого его прикосновения. Он стал моей зависимостью, которую невозможно утолить или найти другое лекарство.

Его ладони потянулись к моей голове, обнимая, поцелуй стал мягче. А через секунду он отстранился. Он посмотрел на меня, и столько всего было в этом взгляде. Волнение, неуверенность. Даже какое-то отчаяние, которого я никогда не замечала в нем.

— Прости меня, — прошептал он, в то время как его руки запутывались в моих волосах. — Прости, пожалуйста.

Я понимала, что не смогу сопротивляться. Сколько бы мы ни ругались, я всегда буду любить его. Вот так вот все просто.

— Прощаю. Сейчас и всегда, — сказала я, наблюдая, как его взгляд возвращается к моим губам.

Он снова потянулся ко мне, неистово впиваясь в губы. Как настоящий дикарь, он сорвал с меня куртку и шарф, раскидывая в коридоре. Как только с ними было покончено, он уперся руками в стену позади меня, заключив меня в ловушку своего сильного тела.

Когда его язык ворвался в мой рот, я потянулась к поясу его джинсов. Дернув, притянула к себе, мне хотелось быть максимально ближе к нему. Он подчинился, осторожно вжимаясь в меня.

Его язык пришел в движение, словно пробуя меня изнутри. Я встретила его своим языком, затем немного втянула его, на что его рука непроизвольно сжала мои волосы. Так же сжимая волосы, он вынудил меня запрокинуть голову, от неожиданной резкости я ахнула. Он оторвался от моих губ, спустился с дорожкой из поцелуев к шее, оставляя влажный след. Заставляя внутри все вспыхивать.

У меня вырвался стон, когда его губы спустились еще ниже к яремной впадинке. Я прикоснулась к его твердому животу, пока он ласкал и пробовал мою кожу.

Стоило мне коснуться, как он зашипел и крепче сжал руки у меня на волосах. Его губы вернулись к моей шее. Пробуя. Лаская языком. Втягивая в рот, словно никак не мог насытиться.

— Ты сказала, что все кончено, — шепнул он мне в шею, посылая этим табун мурашек. — Но этому не бывать.

Он снова прижался к моим губам. Призывая открыть рот. Я подчинилась, желая отдать ему все и даже больше. Он навсегда мой, что бы там ни было — он мой.

— Ты и я, навсегда, — хрипло произнеся мне в губы, он отпустил мои волосы и начал расстегивать рубашку. — Вместе.

Когда он расстегнул последнюю пуговичку, я ощутила на груди холодный воздух. Я поежилась, но его теплые руки тут же пришли на помощь, заставляя кожу пылать. Защищая.

Рукой он обхватил мою грудь, она так поместилась в ладони, будто была вылеплена под него. И как и в самый первый раз, я ахнула и покраснела, едва его палец погладил сосок, заставляя дернуться в крике желания каждый нерв.

— Они стали чувствительней? — спросил он и еще раз провел пальцем по соску.

— Да, — едва выговорила я, сердце забилось так быстро, что я мало что соображала.

— Это хорошо, — прорычал он.

И, неожиданно опустив голову, вобрал мой сосок в рот.

Запрокинув голову, я закричала. Его язык запорхал в ласке. Его рука обхватила мою грудь, нежно сжимая, в то время как он втягивал в рот мой сосок. Второй рукой он расстегнул мои штаны и стянул их вместе с трусиками.

Я потянулась руками к его голове, притягивая еще ближе и отпихивая остатки одежды. Когда он переключил свое внимание на другую грудь, я просто вцепилась в его волосы. Его стон пришелся ровно на сосок, и меня будто током пронзило.

Я оказалась на грани сумасшествия от удовольствия, когда он выпустил мою грудь. В темноте он встретился со мной взглядом. Я видела его голод, отчаянное желание погрузиться в меня. Осознав, что он едва держится, я попыталась притянуть его к себе.

Воспротивившись, он перехватил мою руку. И опустил ее на свой пах. Сердце забилось, когда я пальцами ощутила, насколько он тверд и готов.

— Почувствуй, насколько нужна мне, Мэдди, — сказал он, опуская поверх моей руки свою. — Каждый раз, когда ты рядом. Каждый раз, когда я думаю о тебе, выходит вот так. Он твой. Забирай.

От понимания, чего он хочет, во рту увлажнилось. Нервничая, я начала расстегивать его джинсы. Он стоял молча, наблюдая за тем, как я расстегиваю ширинку. Прикусив губу, я просунула руку и обхватила его. Как тщательно выдрессированное, мое тело подпрыгнуло в ожидании.

Его руки снова уперлись в стену. Я водила рукой по всей длине: вверх и вниз; мне так нравилось ощущать его желание. Он резко втянул воздух и закрыл глаза. Ощутив, что контроль в моих руках, второй рукой я погладила напрягшиеся мышцы живота. Жар его тела опалял меня, пробегая по пальцам, поднимаясь по рукам и разливаясь дальше по всему телу.

Тяжело дыша, он задрожал от моих поглаживаний. Он содрогнулся, вот-вот потеряет контроль. Резко впился в мои губы. Он опустил руку и погрузил в меня пальцы. Я закричала и ускорила движения своей руки. Его губы обезумели под натиском его дикой натуры.

Разразившись проклятиями, он вытащил из меня пальцы и перехватил мою руку.

— Стой, Мэдди, — хрипло произнес он. Его рука скользнула на внутреннюю поверхность бедер. — Я хочу войти в тебя.

Я ахнула, когда он приподнял мою ногу и обхватил под бедра, делая такой уязвимой. Сделав шаг ближе и прижав к стене, он прижался губами к моему уху. Я застонала, когда его эрекция уперлась в меня.

— Мне необходимо оказаться к тебе, — прошептал он.

И одним толчком он вошел в меня практически на всю длину. Наполняя собой. Угрожая разорвать пополам. Я всхлипнула в ответ на его вторжение, ощущая, как сильно сжимаю его.

— Ради этого я прошел через ад, — хрипло произнес он и крутанул бедрами, — но все стоило того, чтобы оказаться в раю.

Я запротестовала, когда он, обняв меня за талию, приподнял. Мои ноги автоматически обвили его бедра, в результате чего он оказался еще глубже. Он зашипел, прижавшись ко мне бедрами. Прислонив меня спиной к стене, он вышел, а затем снова погрузился в меня.

Я задохнулась и закрыла глаза от его движений.

— Держись крепче, детка, — прошептал он, прижавшись губами к моей шее.

Повинуясь ему, я обняла его за шею, прижимаясь обнаженной грудью к его.

Опустив руки на мои бедра, он продолжил двигаться, сперва медленно. Пользуясь стеной в качестве опоры, он двигался, держа меня на руках. Лаская внутри. Делая это снова и снова, заставляя кричать. Он сводил меня с ума и заставлял забыть обо всем, кроме настоящего момента.

— С тобой так хорошо, — хрипло произнес он, выходя практически целиком и снова погружаясь, мучительно медленно. — Мне кажется, что мы созданы друг для друга.

Обнимая и поддерживая меня одной рукой, он посмотрел, как я закусываю губы. Я застонала в такт его ускоряющимся движениям.

Он снова захватил мои губы и проник в мой рот языком. Его бедра совершали мощные толчки навстречу моим подмахиваниям и глубоко проникали в мое лоно.

Оторвавшись от моего рта, он поднес губы к моему уху, а внутри начало зарождаться ощущение скорого полета.

— Райдер, не останавливайся, — простонала я, откинув голову назад, и закрыла глаза.

— Никогда, Мэдди. Я никогда не остановлюсь перед любовью к тебе, — сказал он, задевая губами ушную раковину, в то время как вколачивался в меня все сильнее и глубже.

Я не могла больше бороться. На меня обрушился оргазм, заставивший бессвязно кричать. Волны экстаза нахлынули на меня, заставляя звезды мелькать перед глазами, заставляя видеть свет вместо тьмы за закрытыми веками. Я схватилась за его волосы в попытке удержаться за реальность, которая просто уплывала от меня.

— Пожалуйста! — вскрикнула я, ощущая, как расщепляюсь на миллион частиц.

Он зарычал, щетина, покрывающая его челюсть, царапала мою шею, пока он двигался внутри меня. Его рука нашла мою грудь и начала дразнить чувствительную кожу. Я крепко закрыла глаза, ощущая, как вибрирует мое тело.

— Нет. Открой глаза, — приказал Райдер, продолжая двигать бедрами.

Я открыла глаза, готовая выполнять любое его желание. Наблюдая за мной, он ускорился. Я резко втянула воздух и начала подстраиваться под его движения, возвращая себе контроль.

А вот у Райдера его не осталось. Сжав мою талию, он крепко удерживал меня на месте, пока выходил на половину и снова глубоко вколачивался в меня.

Я задохнулась от переизбытка ощущений. Не в силах совладать с собой.

— Еще? — хрипло спросил Райдер.

— Да, — простонала я, закрывая глаза и запрокидывая голову. Не в силах сопротивляться, я закусила губу чуть ли не до крови.

— Черт, Мэдди, — простонал он и, наклонившись, всосал мою нижнюю губу, на которой остались отметины от моих зубов. Он вышел и снова погрузился в меня, заставляя меня крепко вцепиться в его плечи.

— Произнеси мое имя, — потребовал он мне в губы. — Тогда я разрешу тебе еще раз кончить.

— Райдер, — простонала я, тяжело дыша.

— Снова, — сказал он, держа меня за талию и продолжая совершать толчки.

— Райдер! — закричала я, сраженная очередным сильнейшим оргазмом. Мой мир взорвался, а перед глазами замелькали звезды.

— Вот так, да, кричи мое имя. Только мое имя я хочу слышать из твоих уст, Мэдди. Ты — моя, — произнес он с рыком. — Никогда не забывай это.

 


Глава 30

 

Его губы стали нежными, а руки ласковыми. Я начала таять, ощущая себя в его объятиях невесомой. Но вскоре он вышел из меня и поставил на ноги. Еще на миг его ладони задержались на моем теле, словно он проверял, устою ли я.

— Ты в порядке? — обеспокоено спросил он.

— Да, — тяжело дыша, сказала я.

С пристыженным видом он потер свой затылок.

— Я увлекся. Просто адски испугался, что ты уйдешь.

— Как это сделал ты? — не удержавшись, спросила.

Отступив на шаг, даже не глядя на меня, он застегнул джинсы. Я узнала этот миг, когда он снова прикрывал занавесом свои эмоции, защищаясь от чего-то мне непонятного. Наклонившись, он поднял с пола мои джинсы вместе с бельем и протянул их мне.

— На. Одевайся. Надо проводить тебя обратно.

Он замкнулся и снова стал холодным, а слова его ударили подобно пощечине. По телу пробежал холодок, напомнивший, что всего секунду назад этот человек опалял меня своим жаром.

— Вышвыриваешь меня из собственного дома, Райдер? Это низко даже для тебя, — произнесла я и поспешила натянуть джинсы. — Видимо, мне показалось, что мы больше не будем бежать друг от друга?

Райдер стоял неподвижно, ничего не отвечая, даже ни один мускул на его лице не дернулся. Он проследил, как трясущимися руками я застегнула рубашку, при этом его глаза дольше необходимого задержались на моем выступающем животе.

Из-за его молчания в горле образовался комок, но я ни за что не заплачу у него на глазах. Скачущие гормоны просто издевались и опустошали меня. В одно мгновение мне хотелось улыбаться, а в следующее — рыдать.

Я подняла подбородок и упрямо заглянула ему в глаза.

Вздохнув, он отошел на несколько шагов. Наклонился поднять с ковра мои куртку и шарф и, свернув, бросил их мне. Продолжая смотреть на него, одой рукой я поймала этот куль.

— Не смотри на меня так, Мэдди. Я не отталкиваю тебя. Просто хочу обеспечить тебе безопасность, — мирным тоном произнес он.

— Мне все равно, — сказала я, просовывая руки в рукава куртки. Глядя на него, обернула шарф вокруг шеи, затягивая потуже, в то время как внутри меня росла злость. Почему я злилась? Понятия не имею. Эмоции били через край.

Не дожидаясь, я развернулась и побрела по коридору, не заботясь о том, идет он за мной или нет.

— Погоди! — крикнул Райдер, его голос разнесся по дому подобно выстрелу из дробовика.

Я замерла и обернулась. Двумя шагами он нагнал меня и навис надо мной, излучая опасность. Своим телом он перекрывал мне дорогу.

Несмотря на темноту, я встретила его взгляд. Когда он так ничего и не сказал, я решила, что довольно с меня этой тишины.

— Просто отведи меня домой, Райдер, — попросила я.

Обхватив за затылок, он притянул меня к себе. Его расправленная ладонь потянулась к моему животу, в то время как пальцы другой руки запутались в волосах.

— Давай перед твоим уходом кое-что проясним, Мэдди. Это мой ребенок, — прорычал он, его глубокий голос эхом прозвучал в темноте. — Твое тело и сердце — тоже мои. Я буду бороться за них, даже ценой собственной жизни. Никогда этого не забывай.

Я уже открыла рот, чтобы сказать ему все, что думаю насчет его собственнических замашек, но его рот быстро пресек этот порыв. Рука у меня в волосах напряглась, пока губы заявляли на меня права. Несмотря на то, что в доме было холодно, мое тело снова начало согреваться.

Завершив поцелуй, он отстранился, заглядывая мне в глаза. Не говоря больше ни слова, он отпустил меня и оставил в темном коридоре. Я стояла в шоке, чувствуя, будто падаю и не могу ни за что ухватиться.

Отношения с Райдером напоминали бесконечный заезд по американским горкам. С кучей резких поворотов, взлетов и падений. А что будет за следующим поворотом — тот еще сюрприз. Причем поездка эта была довольно ухабистой и жесткой. В один миг хотелось хохотать, а в следующий кричать. Но, тем не менее, это было так волнующе. Заезд всей жизни.

И мне не хотелось, чтобы он заканчивался.

Я провела языком вдоль нижней губы, ощущая его вкус на ней. На секунду я позволила себе окунуться в счастье, оставшееся в нескольких минутах позади — когда он обнимал меня и говорил слова, которые я никогда не смогу забыть.

Из глубины дома раздался глухой грохот. Я быстро осмотрелась вокруг. Я стояла одна посреди коридора в кромешной темноте. Шум вернул меня на несколько месяцев назад, напоминая о зле, проникшем в этот дом. Тело Райдера помогло забыть о том кошмаре, но он вернулся и оглушительно набросился на меня.

Я помчалась к Райдеру, оставляя темноту за спиной. Он нашелся на кухне, зажигал спичку. Я посмотрела, как маленький огонек вспыхнул и осветил его лицо. Приманивая меня.

Обняв саму себя, я попыталась унять бешеное сердцебиение и проследила, как Райдер зажигает небольшую свечу. По телу пробежал холодок, но я не поняла, из-за упавшей температуры или же от ужасных воспоминаний. И только один человек мог избавить меня от него, и он стоял всего в нескольких шагах от меня, обдавая попеременно то жаром, то льдом.

Райдер отбросил погасшую спичку на стол, рядом с бутылкой водки. Мой взгляд переместился на нашу фотографию. На ней мы были счастливы. Вместе. Дети, которые не волновались о тяготах мира.

Он тоже смотрел на нее. Мой сердце заколотилось, когда он взял ее в руки. Я боялась, что он сомнет ее в кулаке. Разорвет на кусочки. Уничтожит голыми руками. Но вместо этого он посмотрел на меня. Пламя свечи отражалось в голубых глазах и рождало во мне желание.

Не отводя взгляда, он засунул фотографию в карман своей куртки, тот, что у самого сердца. Я уловила символичность, но сомневалась, что он понял, что только что сделал.

— Хочешь еще чего-то, пока мы не ушли? — спросил он.

Взглядом я пробежалась по кухне, отмечая папины вещи и вспоминая все с ними связанное. Мне столько всего хотелось, но это уже невозможно. Папочка. Моя прежняя жизнь. Чтобы смерти и отчаяние прекратились.

На глазах выступили слезы, застилая обзор. Ева была права. Беременность сделала меня очень эмоциональной. Превратилась в какую-то нюню! Я отвернулась от Райдера, не желая, чтобы он видел моих слез.

— Мэдди? — позвал он.

Я сделала глубокий вдох.

— Я хочу вернуть свою жизнь, чтобы все стало как прежде, — пробормотала я. — Тогда было проще. Я скучаю по папе и своим друзьям. Скучаю по колледжу. Но больше всего я скучаю по нам, Райдер. Я мечтаю, чтобы мы снова стали теми нормальными детьми.

— Нормальными детьми, которые не полюбили друг друга? — резко переспросил Райдер. — Ты это пытаешься сказать?

Вот черт!

— Райдер, я не это имела в виду.

— А мне кажется, это, Мэдди, — сказал он, обходя меня и подхватывая с пола свою сумку с вещами. Швырнув ее на стол, он начал складывать туда вещи: несколько свечей, непонятно где найденные консервы и небольшую коробочку, что лежала в шкатулке с вещами, напоминающими о маме.

— Не уверен, что смогу рядом с тобой быть «нормальным», но приложу к этому все усилия. Забудем про лучших друзей, сгорающих от страсти друг к другу, — прошипел он, хватаясь за бутылку водки. Отвернув крышку, он, глядя мне в глаза, поднес бутылку к губам.

Я видела, как он допивает остатки алкоголя, выглядя при этом так сексуально, что мне захотелось отвесить самой себе подзатыльник.

— Ах да, забыл упомянуть про любовь, — сказал он, ударив пустой бутылкой по столу. — Потому что я люблю тебя больше гребаной жизни, но раз уж ты так хочешь «нормальности», да будет так.

Он закинул сумку себе на плечо. Задул свечу и пошел ко мне. Дойдя, схватил за предплечье и потащил за собой.

— Райдер, да ты, оказывается, прекрасно владеешь языком, — съязвила я, не сопротивляясь, пока он вел меня к двери.

— Ты и понятия не имеешь, что я умею делать своим языком, Мэдди.

Я застыла с открытым ртом. Когда уголок его рта дернулся к ухмылке, которая никак не соответствовала застывшему в глазах льду, я закрыла рот. Меня начало разбирать раздражение.

— Какая же ты сволочь, — сказала я, желая возненавидеть его, но понимая, что не смогу. Ругаться с ним было не лучшей идеей. — Я не хочу нормального — я хочу тебя. Но прямо сейчас мне безумно хочется хорошенько долбануть тебя по лицу. Я беременна, мои эмоции неустойчивы, и мне дико хочется прибить тебя.

— Знаю, детка, — пробормотал он. — Вперед, если тебе от этого станет легче. Для этого я и здесь.

Открыв дверь, он потянул меня, но холодный ветер едва не сбил меня с ног. Удивившись, я обвела глазами двор. В свете луны сияли крупные снежинки, тихо опускавшиеся на землю. На земле мерцал плотный белый ковер из снега.

— Черт! — выругался Райдер, заслоняя меня своим телом от ветра. Но холод все равно проникал сквозь тонкую куртку и фланелевую рубашку.

Райдер развернулся и, заведя меня в дом, захлопнул дверь.

— Планы меняются, — ответил он, выпуская мою руку и подходя к столу. Скинув сумку на его поверхность, он полез в карман джинсов. Секундой спустя зажглась очередная спичка. Он снова зажег свечу и погрузил комнату в желтоватое свечение.

— Что мы будем делать? — спросила я.

— Останемся здесь на ночь, — сказал он, не выглядя счастливым от такой перспективы. Он выудил из сумки пистолет. Вытащив магазин, он пересчитал количество патронов. — Слишком холодно, в такую погоду я тебя никуда не потащу.

— Я в порядке.

— Я не спрашивал этого, — сказал он. Положив пистолет на стол, он наконец посмотрел мне в глаза. — Я пойду найду твою лошадь и отведу в амбар к своей.

Он залез в сумку и вытащил бейсболку. Одну из тех, что я купила ему, учась на первом курсе колледжа. Сердце мое затрепетало от осознания, что он хранил ее все это время.

Надев ее, он натянул козырек пониже, пряча свои глаза.

— Но меня же начнут искать, — сказала я. — Мне надо вернуться. Единственная, кто знала, куда я поехала — Ева, и я взяла с нее слово, что она никому не расскажет, но когда она поймет, что я в такую погоду где-то совсем одна, то сойдет с ума от беспокойства.

Он посмотрел на меня совершенно пустым от эмоций лицом. У него слишком хорошо выходило скрывать чувства.

— Они прекрасно знают, где ты. Так что не переживай об этом, — сказал он.

Я нахмурилась, ничего не понимая.

— Что? Как?

Райдер вздохнул.

— Потому что Кэш всю дорогу вел тебя. Я видел его.

Его слова оказались подобно ледяной воде. Но не из-за того, что Кэш вел меня. Страшным было то, что я даже не поняла, что за мной следят. А если бы на его месте был чужак? Я бы уже могла валяться где-то раненой или мертвой.

От этой мысли стало не по себе. Ужас вернулся, угрожая снова накрыть с головой.

— Я вернусь через секунду, — произнес Райдер и прошел мимо меня. Оставляя с растущей паникой.

Звук удаляющихся шагов приковал меня на месте. Меня начало трясти. Сперва руки, потом и ноги. Я ненавидела чувствовать себя такой слабой! К черту все, внушала я себе. Но меня чуть не изнасиловали в этом доме. И сколько бы я ни пыталась, избавиться от этого страха я не могла.

Дрожащими руками я потерла виски, пытаясь сосредоточиться на дыхании. Бесполезно. Я начала дышать слишком часто. Паника нарастала.

Я не услышала, когда Райдер вернулся. В одну секунду я была одна, прислушивалась к его удаляющимся шагам. А в следующую он оказался рядом и дарил свое тепло.

Он поднял мою голову, привлекая к себе внимание.

— Посмотри на меня, Мэдди.

Я встретилась с его взглядом, прикрытым бейсболкой. Он по-прежнему был суровым, но сквозь суровость проступало и волнение с переживанием. За меня.

— Дыши, — прошептал он, его хриплый голос обволакивал меня.

Через нос мне удалось сделать глубокий вдох.

— Еще, — сказал он.

Я послушалась, сосредоточившись на его лице. Пришло спокойствие, дыхание выравнивалось, и сердцебиение приходило в норму.

— Лучше?

Я кивнула, ощущая, как паника рассеивается.

Он провел большим пальцем по моей нижней губе, провожая взглядом это действие.

— Это лишь воспоминания, Мэдди. Они не могут тебе ничего сделать. Заменяй их мыслями о том, чем мы недавно занимались. Как я прислонял тебя к стене, как ты обнимала меня ногами. — Он подошел ближе, его теплые пальцы переместились мне на затылок. — Как я говорил тебе, что люблю больше всего на свете. Я хочу, чтобы ты помнила только об этом.

Изучив меня еще мгновение, он развернулся и пошел на кухню, оставляя наедине с домом, полным воспоминаний.

Новых воспоминаний.

 


Глава 31

 

Стоя в гостиной, я смотрела на куль из одеял и подушек, сваленный на диван. Последние несколько дней Райдер жил здесь. Спрятавшись от меня. Думая, что он мне не нужен.

В какой-то момент Райдер принес ветки и деревяшки, и я поспешила развести огонь в камине. Через несколько минут раздался треск ожившего пламени.

Озираясь на темные угольки, я поплотнее закуталась в одеяло. Опустившись на пол, я покрепче перехватила кочергу. Пускай у меня и появились новые воспоминания, связанные с этим домом, но старые пока до конца не исчезли.

Я так и сидела, глядя на огонь, когда задняя дверь резко распахнулась, заставив меня подскочить. Но как только выяснилось, что это вернулся Райдер — я смогла выдохнуть и расслабиться. Мгновение спустя я услышала приближающиеся шаги.

— Она в сарае (амбаре)

Я взглянула на возвышающегося надо мной Райдера. Его нос и щеки раскраснелись, а бейсболки и след пропал. На секунду его взгляд задержался на огне, прикованный танцем языков пламени. Когда у меня громко заурчал желудок, его внимание переключилось на меня. Свет от огня отражался в его глазах, медленно изучающих мое тело.

— Ты когда ела в последний раз? — спросил он.

Я пожала плечами, пытаясь вспомнить, что такое настоящая еда. Полноценная сбалансированная еда.

— За завтраком? — ответила я.

— Чтоб тебя, Мэдди, — выругался он себе под нос. Не говоря больше ни слова, он развернулся и пошел на кухню. Я слышала, как он ходил туда-суда, его ботинки глухо стучали по покрытому линолеумом полу.

Несколько минут спустя он вернулся, держа в руках две консервные банки, кастрюльку и стальную канистру с водой. Усевшись возле камина, он поставил кастрюльку в портал к огню. Карманным ножом открыл сперва одну банку спэма[8] и высыпал ее в кастюлю, предварительно нарезав на мелкие кусочки. А затем и вторую, в которой оказался консервированный картофель. Присев на корточки, он наблюдал за готовящейся едой.

Блики пламени отсвечивали у него на лице, подчеркивая красивый профиль. Мышцы на плечах напряглись, когда он потянулся, чтобы помешать содержимое кастрюли. Под рубашкой явно выделялись его бицепсы, прямо как когда он прижимал меня к стене.

Он обернулся и перехватил мой взгляд. Убрав карманный нож, он повернулся ко мне.

— Хочу, чтобы ты знала — я никогда не оставлю тебя, Мэдди. Я держался неподалеку и присматривал за тобой. Все знали, где я. Все, кроме тебя.

— Все знали? — ошеломленно переспросила я.

Райдер кивнул, внимательно следя за моей реакцией.

— Гэвин?

Райдер посмотрел на огонь.

— Он нашел меня той же ночью. Дьявол, он прекрасно знал, где меня искать. Там, куда я всегда убегал, когда мне было дерьмово — у тебя дома. Мы перекинулись парой словечек и несколькими угрозами. Он объяснил мне, почему поцеловал тебя. А я донес, что с ним будет, если он попытается это повторить.

— А Ева знала, где ты?

— Да. Я сказал ей, перед тем как уйти.

Ладно, это больно. Ева всегда все мне рассказывала. Никаких секретов — таким было наше правило.

— Мне она сказала, что не знает, где ты, — нахмурившись, произнесла я. — И она была на тебя зла.

Он фыркнул.

— Скорее в бешенстве. Я пригрозил придушить ее, если она тебе проболтается. Броди даже готов был кляпом ее затыкать, лишь бы он молчала.

— Теперь понятно, почему они ругались, — сказала я. Еще никто не грозился заткнуть Еву. Он явно совершил гигантскую ошибку. Ну теперь хоть понятно, почему никто не переживал о местонахождении Райдера. Все и так с самого начала знали, где он. Но почему никто не сказал этого мне?

— На. Ешь, — сказал Райдер, ставя кастрюльку передо мной.

Я посмотрела на еду и неожиданно осознала, насколько голодна.

— Почему мне никто ничего не рассказал? — спросила я, игнорируя еду.

— Забей, Мэдди, — пробормотал он. — Ешь.

Такие увиливание меня только сильнее бесили. Я взяла вилку и наколола на нее кусочек спэма. Тщательно пережевав, с трудом проглотила, ощущение такое словно свинец глотала. Каким-то непостижимым образом мне удалось умять половину получившегося блюда. Может быть, это от того, что я настолько злилась, что не думала о том, что ем?

Отпихнув от себя кастрюльку, я придвинулась к нему как можно ближе, чтобы хорошенько треснуть. Или пнуть. А лучше все сразу.

— Почему ты ушел, Райдер? Знаю, что сама тебя послала, но мной руководили эмоции. Я и представить не могла, что ты уйдешь. Так почему? — прошептала я, глядя на него, а он опустил руки на колени и отвернулся к пламени.

Он молча смотрел на огонь. Когда стало очевидным, что он не собирается отвечать, я начала подниматься на ноги, но он остановил меня, перехватив за запястье.

Он притянул меня к себе на колени. Я охотно села и обхватила его ногами за талию. Его руки двинулись вверх по моим бедрам и замерли на ягодицах.

— Потому что так было надо, — хрипло произнес он.

Я видела, как дернулся его кадык. Райдер смотрел мне прямо в глаза, заглядывая в самую душу. В этот раз он не скрывал от меня своих истинных эмоций. Он позволил мне увидеть все.

— Ты должна ненавидеть меня, Мэдди, за все. За все пьяные звонки. За все синяки и перебитый нос, над которым ты охала. Ты должна ненавидеть меня за всех тех женщин, которыми я пытался заменить тебя. Я очень жалею обо всем этом.

Его руки отпустили мои ягодицы и, обхватив лицо, приподняли выше.

— Я недостоин тебя. И так было всегда. Мой уход только доказывает это. Я истинный наследник своей биологической матери, абсолютно безнадежный. Я так сильно ревновал тебя, потому что Гэвин весь такой идеальный, не то что я, а ты... — Он глубоко вздохнул. — Ты — моя жизнь, и я не хочу терять тебя. Я боюсь, что однажды ты проснешься и осознаешь, что я весь состою из дерьма.

— Райдер, это не так...

Он помотал головой, не давая мне продолжить.

— Когда я узнал, что Гэвин поцеловал тебя, меня охватило такое бешенство. Я взорвался. Мне хотелось растереть его в порошок. Ты была моей, Мэдди. Моей, — сказал он с пылающим взглядом. — И то, что я ощутил, меня чертовски напугало. Я не хотел никому делать больно. Я просто хотел быть с тобой.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных