Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 3 страница




— Полагаю, ты согласна с моей теорией, — сказал он, когда им пришлось прервать поцелуй из-за нехватки воздуха. Он отчаянно ее желал, словно они не были вместе целую вечность, а не несколько часов.

— Это отличная теория, и отличный способ провести весь последующий год. — Улыбаясь, Сэм прижалась к его эрекции. — Но мне не хочется, чтобы моего любимого сенатора поймали за непристойным поведением в первый же рабочий день.

Ник с сожалением поставил Сэм на землю.

— Тогда давай сбежим отсюда.

— Мы не можем уйти с собственной вечеринки.

— Я тебя уверяю, никто даже не заметит нашего отсутствия.

 

***

Ник удивил ее, подвозя их к району, где жил ее отец. После их стремительного побега с вечеринки, Сэм полагала, что ему не терпится остаться с ней наедине, поэтому он повезет ее к себе в Арлингтон.

— Мы едем к моему отцу? — спросила она.

— Не-а.

— Тогда куда?

— Скоро увидишь.

Сэм подозрительно прищурила глаза.

— Что ты задумал?

— Ничего, — спокойно ответил он, улыбаясь.

— Расскажи!

— Терпение, Саманта!

— Ты же знаешь, у меня его нет.

— Серьезно?

Она пыталась обидеться, потом подлизываться, даже использовала парочку грязных приемчиков, но ничего не помогло. За исключение нескольких страстных поцелуев на светофорах, Ник держал рот на замке, пока не привез ее к недавно купленному дому на 9-й улице.

— Зачем мы сюда приехали?

Выйдя из машины, он подал ей руку.

— Пойдем. Хочу кое-что тебе показать.

Недолго подумав, Сэм пошла за ним в дом, стоящий через три дома от дома ее отца.

— Ты уже полноправно владеешь этим местом? — поинтересовалась она, пока Ник открывал дверь.

— Еще нет, но владельцы не возражали, когда я завез сюда парочку вещей.

— Каких еще вещей?

— Боже, да ты настоящая заноза в заднице!

— Спасибо.

Повернувшись, Ник чмокнул ее в нос и взял ее пальто.

— Ты единственная из знакомых мне женщин, кто принимает эти слова за комплимент.

— Именно за это ты меня и любишь.

Рассмеявшись, Ник провел ее на кухню.

— Что скажешь?

— Ой, — только и смогла вымолвить она, осматривая огромную кухню, обставленную по последнему слову техники. — Я знала, что ты будешь здесь все менять, но не думала, что настолько. — Она провела рукой по гранитной столешнице. Гарнитур был из темного дерева, техника — хромированная, а от бара до гостиной по потолку тянулись встроенные лампы. — Мне нравится.

— Я на это надеялся.

Сэм прошла в гостиную и замерла при виде ее размера. В дальнем конце комнаты располагался настоящий камин.

— Какого черта?

— Полагаю, ты не знала, что хозяева купили соседний дом и объединили их, да?

— Понятия не имела! Такой огромный дом. Что мы будем делать со всем этим пространством?

Он пожал плечами.

— Может, нарожаем десяток детишек?

Сердце Сэм замерло при упоминании детей. Ник знал, она не могла их иметь, и он ясно дал понять, что ему все равно, и, если захотят, всегда смогут усыновить одного или двух.

— Сэм? Ты в порядке?

— Конечно, — ответила она, прогоняя грустные мысли. — Покажи мне остальной дом.

Помимо кухни и гостиной, на первом этаже располагались огромная столовая и полноценная ванная комната. Полы были заменены и застелены светлым паркетом. На втором этаже были четыре спальни и еще две ванные комнаты.

— Я подумал, для начала одну из комнат мы можем оставить под комнату для гостей, другую переделать под кабинет или тренажерный зал.

— Я смотрю, ты уже все продумал.

— Как только я сюда зашел, то представил нашу совместную жизнь в этом доме, именно поэтому я его и купил.

— Это и, правда, хороший дом. Я еще никогда не жила в таких условиях.

— Как и я. Пойдем, посмотрим дальше. — Он провел ее в хозяйскую спальню с новенькой двуспальной кроватью с кованным изголовьем. Кровать была единственным, что стояло в спальне. — Ты уже и кровать купил?

— Ага. — Ник уселся на кровать и скинул ботинки. — Я хотел переночевать сегодня здесь.

— И они просто взяли и позволили занести сюда кровать?

— Понимаешь, они вроде как рады продать дом сенатору.

Его смущение вызвало у Сэм улыбку.

— Уже начал пользоваться своим положением, да?

— Я этого не говорил. Загляни в шкаф. Думаю, он тебе особенно понравится.

— Ловко ты сменил тему, — Сэм подошла к огромному встроенному шкафу, внимательно осмотрела его, решив, что сюда поместится только половина ее одежды.

— Правда, он классный? — улыбаясь, спросил Ник.

— А куда ты повесишь свою одежду?

С его лица спала улыбка.

— Я думал, мы займем его вместе.

— О, ладно, конечно.

— У тебя же не так много туфель, да?

— В доме отца только десятая часть из моих вещей, остальное в гараже.

— Ты шутишь?

— Я никогда не шучу насчет обуви.

Ник почесал подбородок, поглядывая на Сэм.

— Ладно, тренажерный зал можно перенести на третий этаж, а оду из спален переделаем в твою гардеробную.

Она опустилась рядом с ним на кровать.

— Ты пойдешь на это ради меня?

— Конечно, пойду. К тому же, нам лучше не делить шкаф. Ты не такая, эммм, опрятная, как я.

— Ты хотел сказать чистоплюйка?

— Я предпочитаю считать это опрятностью.

Она продолжала, смеясь:

— Не сомневаюсь. — Поцеловав Ника, она опустила голову ему на плечо. — Потрясающий дом.

— Рад, что тебе понравилось. Покупая его, не посоветовавшись с тобой, мне казалось, я делаю ошибку.

— Это не ошибка. Такой дом надолго бы не задержался на рынке.

— Риэлтор сказал то же самое. — Ник поглаживал ее спину, уткнувшись лицом в шею. — Сэм, я хочу, чтобы ты жила здесь со мной. — Он аккуратно вложил ей в руку ключ.

Тронутая его словами Сэм убрала ключ в задний карман.

— Обещаю проводить здесь столько времени, что тебе покажется, будто я здесь живу.

— Это не одно и то же.

— Но для начала этого будет достаточно?

— Наверное, мне стоит принимать все, что ты мне даешь, — он ответил с такой грустью, и казалось, что его глаза потускнели.

— Мне противно разочаровывать тебя.

Ник поднес ее руку к губам.

— Ты меня не разочаровываешь. — Поднявшись с кровати, он утащил за собой Сэм. — Пойдем, хочу показать тебе еще парочку сюрпризов. — В хозяйской ванной он указал на огромное джакузи.

— Ох, черт, оно настоящее?

— У тебя что, слабость к джакузи?

— Да я их просто обожаю и всегда хотела иметь у себя дома. — Сэм стояла, переминаясь с ноги на ногу. — Так нечестно.

— Одно слово, и все это может быть твоим.

Она зарычала.

— А что еще?

Он указал туда, откуда они пришли. В спальне он подошел к камину, и открыв панель, включил газ.

Сэм выдохнула.

— Так нечестно.

— Дай угадаю. У тебя слабость к каминам, и ты всегда хотела себе такой, да?

Она кивнула, стянув с кровати покрывало, подушки, укладывая их на пол перед камином.

— Что ты делаешь?

— Разбиваю лагерь.

— Чтобы я не смог спать на удобной постели?

Сэм задрала его свитер, стянула его через голову и отбросила в сторону.

— Ага. — Толкнув его на пол, начала покрывать поцелуями его грудь, плавно спускаясь ниже.

Ник жадно втянул воздух и запустил пальцы ей в волосы.

— Я заслужил такое особое обращение только благодаря джакузи, да?

— Нет, — сказала она, подключая к делу язык.

— Тогда чем? — Он ахнул, когда она расстегнула его ширинку и, запустив пальцы в джинсы, обхватила его внушительную плоть.

Сэм посмотрела на него снизу вверх, даря довольную улыбку.

— Я всегда мечтала соблазнить сенатора. — После чего неторопливо взяла его в рот.

Его смех перешел в стон.

— Сэм.

— Что? — она облизала головку, лаская его словно голодная кошка, слизывающая любимые сливки.

Вздыхая, Ник опустился на подушки. — Господи, ты потрясающе это делаешь.

— Могу я добавить эти навыки в свое резюме?

Он ответил, мотая головой.

— Нет, это только для меня. — Потянув Сэм, Ник усадил ее на себя. — Поцелуй меня.

Ее губы жадно сливались с его, разорвавшись только на время, пока она срывала с себя свитер. Сэм помогла ему избавиться от остальной одежды, орудуя быстро, сгорая от нетерпения прижаться к его коже, к мягким волоскам на груди, упругим мышцам и вдохнуть его аромат. Все в нем ее восхищало и одновременно пугало. Было опасно любить его так сильно, и после неудачного брака Сэм поклялась себе не испытывать таких сильных чувств.

— Что такое? — спросил он между поцелуями.

— Просто подумала, что если так проведу весь следующий год, то уже считаю его весьма удачным.

— Ты думала не об этом, — сказал он, переворачивая их, оказываясь сверху. Его поцелуй был неторопливым, он внимательно смотрел в ее глаза, показывая, что ей никогда не удастся ничего от него скрыть.

— Я думала, как сильно я тебя люблю, и как будет плохо, если…

— Не говори так, — Ник одним толчком погрузился в нее. — Даже не думай об этом. Этого никогда не случиться.

Сэм выгнула спину, позволяя ему проникнуть глубже.

— Ник.

— Что, милая?

— Быстрее.

— Не сегодня.

— Почему?

— Сегодня я прочитал статью, — он склонился ниже, шепча ей прямо в ухо, двигаясь плавно и неторопливо, — один сексопатолог говорил, что ласки должны длиться от 3 до 13 минут.

Как он мог сейчас говорить? — подумала Сэм. — Я едва могу дышать!

— И раз мы с тобой частенько торопимся, — продолжил он, — я решил попробовать чуть изменить наш привычный способ занятия любовью.

Сгорая от нетерпения, Сэм вцепилась в его шелковистые волосы, обвив его талию ногами. 13 минут? Да она умрет через 5. Но, чтобы она не предпринимала, как не старалась, Ник не ускорил свои движения.

Его губы вновь нашли ее, язык боролся с ее, а руки сжимали грудь. Затем он резко отстранился и обхватил губами сосок.

Сэм была готова захныкать от его сладкой пытки, когда ощутила знакомое покалывание, первый признак приближающегося оргазма. С Ником она каждый раз и с легкостью испытывала оргазм, и почти забыла, как в прошлых отношениях занималась сексом без особого наслаждения.

Теперь его губы двинулись к ее живому, постепенно продвигаясь к изнывающему центру.

Капельки пота на его теле сверкали в свете горевшего камина. Сэм задыхалась от одного только взгляда на Ника, но то, как он смотрел на нее, пока ласкал, было самым сексуальным зрелищем из всех. Сэм вновь потянулась к нему.

Но Ник остановил ее.

— Еще рано. — Широкими плечами, он развел ее ноги в сторону, занимая удобную позу. Касаясь ее языком, Ник продолжал медленную пытку, мучая ее до тех пор, пока ее ноги не затряслись, и сердце едва не выпрыгнуло из груди. Пока она извивалась, Ник прополз вверх по ее телу, прильнул к губам и вошел в нее, доводя Сэм до края, заставляя резко вскрикнуть от удивительного оргазма, сжимаясь вокруг него. Нику потребовалось немного времени, чтобы последовал за ней, испытывая не меньшее удовольствие.

— Счастливого Нового года, — прошептал он, утыкаясь носом в ее шею.

 

 

Глава 6

Пока Ник проводил первое января, пакуя вещи в доме в Арлингтоне, Сэм изучала информацию на компьютере обо всем, найденном в доме Кларенса Риза. В это же время Гонзо и Ардольд прочесывали улицы в его поисках. Посмотрев материалы, Сэм узнала, что он вырос всего в паре кварталов от дома ее отца, и задумалась, может это была месть за события, случившиеся в его детстве. Звонок Трейси, которая была всего лишь на год старше Кларенса, не принес никаких результатов, потому что она не помнила ни соседа, ни ученика в школе с такой фамилией.

К полудню Сэм была готова рвать на себе волосы. Должна же быть связь. Должна. В животе заурчало, и она решила спуститься вниз и перекусить. На кухне она нашла отца, читающим газету на планшете, закрепленном в ручке его инвалидного кресла. Поцеловав его в щеку, она спросила:

— Как дела?

— Все хорошо. А где ты пропадала все утро?

— Проверяла отчеты.

— Вчера была отличная вечеринка.

— Благодарить за это нужно Ника.

— Серьезно?

Она закатила глаза от его саркастичного замечания.

— Я бы устроила ее в баре О`Лири с пивом и закусками.

— Этот парень не прочь потратить на тебя немного денег. Это мне в нем очень нравится.

Желая сменить тему разговора, она указала на планшет.

— Что читаешь?

— Post.

— Что там написано о вчерашнем убийстве? — спросила она, мысленно молясь, чтобы ее тон звучал непринужденно, пока она открывала диетическую колу и садилась рядом с ним.

— В основном то, что ты итак знаешь. Они опрашивали шокированных соседей и друзей. Никто не мог предположить, что он на это способен. Типичная семья: открытая мать и дети, и слегка замкнутый отец. Очевидно, его просто все достало.

— Его имя кажется мен немного знакомым. — Сэм следила за реакцией отца. — А тебе? Никого не припоминаешь с такой фамилией?

— Нет.

Ей едва удалось скрыть разочарование.

— В отчете указано, он вырос на 7 улице.

— Я тоже это прочитал. Кто ведет расследование?

Никакой реакции. Сэм пришла к выводу: даже если Скип Холланд и встречал Кларенса Риза, то он этого не помнил.

— Гонзо и Арнольд.

— Его увольнение могло спровоцировать убийства.

— Возможно. Судя по их дому, им было нелегко, и увольнение могло стать последней каплей.

— Если хочешь, можешь прочитать отличную статью про Ника. Post провели вчера опрос, и почти 80% избирателей Виржинии одобряют Ника и его планы закончить законопроект О`Коннора. По мне, это чертовски отличный рейтинг в самом начале карьеры.

Сэм потянулась к первой странице и подавилась газировкой, когда увидела огромную фотографию себя, держащую библию пока Ник принимает присягу.

— Боже мой! Почему ты меня не предупредил?

— И упустил бы шанс увидеть твою реакцию?

Сэм начала читать статью «Лейтенант городской полиции Сэм Холланд держала библию, пока Верховный судья принимал присягу у Николаса Каппуано. Член демократической партии Виржинии Каппуано до недавнего времени был руководителем предвыборного штаба убитого сенатора Джона О`Коннора. За последние несколько недель бурно развивающийся роман между Каппуано и Холланд стал главной темой обсуждения на Капитолийском холме».

Скип засмеялся.

— Какой снимок. Ты выглядишь слегка зажатой.

Сэм уронила голову на стол.

— Почему всем так интересны наши отношения? Почему?

— Вы оба молоды, красивы, занимаете важные посты, и люди всегда неравнодушны к старой доброй романтике.

— Не понимаю, зачем лезть в наши дела?

— Милая, это только начало. Думаю, дальше будет хуже, хотя есть вероятность, что они скоро потеряют к вам интерес, но я в этом сомневаюсь.

— Супер.

На кухне появилась Селия, сиделка и по совместительству его невеста, неся в руках корзину с чистым бельем.

— Привет, Сэм. Ты уже видела газету? Получился хороший снимок.

Скип улыбнулся, когда Сэм застонала.

— Да, просто чудесный, — ответила Сэм.

— Сэм не очень рада такому вниманию, — сказал Скип.

— А мне кажется, это довольно мило, — ответила Селия с мечтательным лицом. — Вы двое такая прекрасная пара.

Скип залился смехом, в то время как Сэм билась головой о стол.

 

***

 

Детектив Фредди Круз расхаживал по тротуару перед «Total Fitness» на Шестнадцатой улице. Первый день нового года был связан с клятвой, но она не имела никакого отношения к регулярным занятиям фитнесом. Нет, в этом году он наконец-то трахнется. Не важно, сколько это займет времени, сил и перечеркнет его убеждения, но в этом году он займется сексом.

Воспитанный матерью-одиночкой набожной христианкой, он 29 лет старался угодить матери и берег себя до брака. Но раз у него не было девушки, которая впоследствии могла бы стать его невестой, Фредди решил сдаться и поддаться зову природы и бушующим гормонам.

Джинджир — девушка на вечеринке Ника — буквально в открытую предлагала себя, но Фредди она не интересовала.

С тех пор, как они с Сэм допрашивали тренера Элин Сведсен во время расследования дела О`Коннора, Фредди мечтал о ней день и ночь. То, с какой открытостью она говорила о своей сексуальности или грязном сексе с убитым сенатором. Она была единственной, о ком он думал. И хотел он тоже только ее.

Именно поэтому он стоял на пороге «Total Fitness» в привычном для него плаще, набираясь храбрости зайти и заговорить о тренере. Она не должна догадаться, что его интересует личный тренер в немного другой области. По крайней мере, пока.

— Детектив Круз?

Фредди резко поднял голову и встретился с ее взглядом. Высокая, светловолосая, ее волосы были почти белыми, темно-синие глаза и белозубая улыбка, словно с рекламы зубной пасты. Она несла в руке подставку с четырьмя стаканами кофе, на ней был голубой топ и черные штаны для йоги. Фредди только и мог, что стоять и пускать слюни при виде ее. Она была еще сексуальней, чем он запомнил, а он в мельчайших подробностях помнил ночь в отеле, когда она находилась под его защитой, пока полиция разыскивала Томаса О`Коннора, охотившегося за бывшими подружками отца.

—Так и думала, что это вы, - сказала она. — Как вы?

— Я, я, эмм, в порядке. А вы?

— Безумный день. Самый загруженный день в году, сами понимаете клятвы и желания начать новую жизнь.

— Точно, - сказал Фредди, вспоминая свою клятву.

— Вы работаете над делом?

— Кто, я? — Нет, идиот, подумал Фредди, парень, с которым она сейчас разговаривает. — Не сегодня. Я был неподалеку и тоже подумал о клятве.

Она улыбнулась.

От этой улыбки его член встал колом, но длинный плащ скрывал его позор.

— Не хотите зайти? Я покажу вам зал и расскажу о наших программах тренировок.

— Эмм, конечно, почему бы нет. — А интересно, она посчитает его странным, если он останется в плаще?

 

***

 

После проведенного воскресенья в сборах у Ника на квартире, в понедельник утром Сэм проснулась с болью в желудке. Она лежала, не двигаясь, на новой огромной кровати Ника, глубоко дыша, стараясь тем самым унять боль. Боль появлялась каждый раз, когда она нервничала или беспокоилась. И, судя по резкой боли, она нервничала.

Сегодня она официально примет на себя командование целым участком. Она мечтала об этой должности с тех пор, как получила звание детектива, но боялась ответственности за работу почти 40 детективов и сотню дел в год.

От следующего болевого спазма она вскрикнула. Ник обнял ее рукой.

— Что такое?

— Желудок.

— Ну, все. Сегодня же запишу тебя на прием.

— Не надо, я сама.

— Обещаешь?

Сэм закусила губу и кивнула, испытывая резкую боль.

— Иди ко мне, — Ник положил ее голову себе на плечо, а сам нежно поглаживал ее по спине, шепча слова утешения.

Сэм машинально расслабилась в его объятиях. Окруженная его ароматом из смеси мыла и дезодоранта, Сэм сосредоточилась на дыхании, прогоняя беспокойные мысли и боль.

— Ты не волнуешься? — спросила она. — Не страшно идти на работу?

— Не-а, мы оба идем на ту же работу с теми же людьми.

— Да, только теперь мы с тобой начальники.

— Думаешь, должность изменит тебя?

— Я не позволю работе изменить меня, — ответила она.

— Я тоже. Так что все будет хорошо. Будь собой, будь справедливой, и все будет хорошо. Другие детективы обожают тебя. Они на все готовы ради тебя, и знают, ты сделаешь то же самое.

— Некоторые в департаменте считают, что я получила повышение благодаря отцу и личным связям.

— Но ты знаешь, что это неправда.

Сэм тяжело сглотнула и посмотрела на Ника.

— На самом деле, правда.

Ник немного нахмурился.

— Что ты имеешь в виду?

— У меня были сложности с экзаменом. Я дважды его проваливала из-за своей дислексии. На этот раз я тоже едва сдала.

— Но ведь сдала.

— Отец рассказал Фарсуорду о дислексии. Он использовал свои связи, чтобы продвинуть меня. Если эта информация вплывет, все будут думать, что я получила должность незаслуженно.

— А экзамен заключается только в сдаче теста?

— Нет, помимо письменной части учитывались физическая подготовка, собеседование и опыт работы. Все, над чем я так упорно работала все эти годы.

— Ну, как по мне, так Фарнсуорт выбрал самого достойного кандидата.

Сэм улыбнулась, понимая, что желудок больше не болит.

— Тебя сложно назвать объективным.

— Я так не считаю, — ответил он, приподнимая ее подбородок для поцелуя. — Убежден, ты будешь самым лучшим лейтенантом этого участка.

Сэм пора было вставать и начать собираться, но не хотелось выбираться из его теплых объятий.

— Спасибо.

— Не за что, — Ник перевернулся, накрывая ее своим телом.

— Что ты делаешь? — игриво спросила его Сэм.

— Забочусь, чтобы у тебя было замечательное утро в первый рабочий день, — сказал он и вошел в нее.

Она засмеялась, после чего застонала.

— У нас нет на это времени.

— Тогда мы все сделаем по-быстрому.

— Ммм, — промурлыкала Сэм. — Обожаю, когда по-быстрому.

 

 

 

Глава 7

 

Сорок пять минут спустя, Сэм вышла из дома Ника и была ослеплена вспышками фотокамер.

— Какого черта? — проворчала она, прикрывая глаза рукой.

Взяв ее под руку, Ник помог ей спуститься по ступенькам.

— Дайте нам пройти, — раздраженно сказал он, проталкиваясь через полдюжины репортеров. — Черт возьми, — тихо выругался он.

Решив не давать репортерам новую тему для сюжетов, Сэм попыталась стряхнуть его руку, но Ник лишь крепче сжал ее.

Они дошли до ее машины, и Ник забрал у Сэм ключи. Вспышки вокруг них продолжались, и Сэм натянуто улыбнулась.

— А это весело.

На лице Ника были непонятные эмоции.

— Я тебе позвоню. Удачи на работе.

— Тебе тоже. — Не поцеловавшись на прощание, Сэм села в машину, а Ник закрыл дверь. Она смотрела на него, дожидаясь, когда он окажется в своем БМВ. В машине раздался телефонный звонок, и Сэм взяла трубку, не глядя на экран. — Холланд.

— Ты как? — спросил Ник.

— Замечательно. А ты?

— Потрясающе, — смеясь, ответил он. — Прости меня.

— За что?

— За всю эту шумиху и внимание. Я постараюсь избавить нас от этого как можно быстрее.

— Я в этом сомневаюсь.

— Ты кажешься взбешенной, — сказал он.

— Я больше растеряна.

— И когда ты собиралась мне об этом сказать?

— Когда все выйдет из-под контроля, — пошутила она. Его томный голос и легкое поддразнивание вернули хорошее настроение.

— Жду не дождусь, — сказал он. — Увидимся позже?

— Конечно. Люблю тебя.

— А я тебя, милая. Будь осторожна.

— Я всегда осторожна.

Сэм выехала на оживленную дорогу и через 15 минут была уже на работе. Ее хорошее настроение тут же испарилось, стоило ей увидеть лейтенанта Стала рядом со своим кабинетом, который раньше принадлежал ему.

— Нужно вызвать дезинсекторов, — Сэм в кабинете сняла пальто. — Очевидно, крысоловки не справляются со своей задачей.

— Думаешь, это смешно, да?

Сэм едва не стошнило, от одного только взгляда на его трясущийся второй подбородок.

— Как дела в крысином гнезде? — спросила она, намекая на его новую должность в отделе внутренних расследований.

— Именно поэтому я здесь. — Он откусил заусенец и выплюнул его на пол. — Мое первое дело связано с тобой.

— Я польщена.

Сэм смотрела на его отвратительное лицо.

— Я бы на твоем месте следил за тем, что говоришь, особенно когда начато расследование о твоей интрижке с главным свидетелем по незакрытому делу.

Сэм оперлась на свой стол и склонилась к нему.

— Мой ответ будет простым, лейтенант. Я вас не боюсь.

Кипя от злости, Стал оторвал свою жирную задницу от стула.

— Твоя судьба в моих руках, — он шлепнул на стол листок бумаги. — Слушанье состоится на следующей неделе. Будь там и приготовься объяснить ситуацию.

— Жду с нетерпением, — ответила Сэм, стараясь унять боли в желудке.

— Лейтенант, и не надейся на помощь своего дорогого папочки. — Он остановился у двери и повернулся к ней с ехидной улыбкой. — Наслаждайся должностью, пока есть время. Когда я с тобой закончу, ты будешь радоваться, если тебя возьмут на работу хотя бы патрульным.

Сэм позволила ему оставить за ним последнее слово, потому что не могла произнести ни слова. Оставшись одна, она опустилась на стул в приступе боли. Не так она хотела начать первый день в должности лейтенанта.

В дверях появился Фредди.

— Решили поспать, лейтенант? — Он внимательно посмотрел на Сэм. — Что случилось?

Сэм силой заставила себя забыть о боли и злости.

— Ничего. Ты как? Хорошо повеселился на праздниках?

Он зашел в кабинет и закрыл за собой дверь.

— Ты бледная, как смерть. Что с тобой?

Сэм протянула ему бумагу, оставленную Сталом.

Читая ее, Фредди начал хмуриться.

— Какого черта они начали внутреннее расследование?

— Из-за Ника.

— А что с ним?

— Стал начал внутреннее расследование из-за моей связи с Ником в разгар дела О`Коннора.

— Ты что шутишь? Если бы не Ник, мы бы вообще не поймали убийцу О`Коннора.

— Он обнаружил труп, так что технически я спала со свидетелем. И Стал хочет найти способ меня уничтожить.

— Тебе не о чем волноваться. Фарнсуорт и Малоун прикроют твою спину.

— Их заставят подтвердить, что я вступила в связь со свидетелем во время текущего расследования. — Она провела рукой по волосам, которые как обычно на работе были собраны в хвост. — Чертов Питер. — От одной только мысли о бывшем муже в желудке появились неприятные ощущения, не боль, больше отвращение. В порыве ревности он подложил бомбы в машину ей и Нику. Когда машина взорвалась, осколки ранили их обоих, но еще хуже то, что взрыв предал огласке их отношения. — Это он во всем виноват. Если бы он не преследовал меня, никто бы не узнал о нас с Ником до тех пор, пока бы мы не засадили Томаса О`Коннора за решетку.

— Сэм, все будет хорошо. Стал беситься, что ты получила его место. Дело именно в этом, и все об этом знают.

̶ Надеюсь, ты прав, — она говорила без малейшей уверенности. — Сделай мне одолжение. Не говори об этом Нику и моему отцу.

— Ты не хочешь говорить об этом Нику? — удивляясь, спросил Фредди.

— Нет, если мне удастся выиграть дело. У него сейчас достаточно своих переживаний, не хочу расстраивать его лишний раз.

— А разве он не расстроится еще больше, когда узнает, что ты держала его в неведении?

Сэм лишь прорычала в ответ. Это ее проблема, и решать ее она будет самостоятельно, а если Нику это не понравится, то это его дело. Она же не собиралась советовать ему, как правильно начинать свою карьеру. — Гонзо и Арнольд уже на месте?

— Они заняты делом об изнасиловании. Уехали в центральную больницу опрашивать потерпевшую.

— Отправь их ко мне, когда вернуться. Я хочу знать, есть ли новая информация по делу Кларенса Риза. Я упомянула его имя в разговоре с отцом, но он никак не отреагировал. Если он и контактировал с Ризом, то он этого не помнит.

— Странно.

— Не говори. Я сама постоянно задаю себе вопрос: Если Риз не замешан в стрельбе, зачем он держал у себя эти вещи? Давай дождемся Гонзо и Арнольда, и, может, вместе найдем ответ на этот вопрос. Я хочу поговорить с матерью и братом Риза.

— Ты у нас главная, лейтенант.

— Первое время будет немного странно. Но я пойму, если ты захочешь сменить напарника…

Фредди поднял руку, останавливая ее на полуслове.

— Меня вполне устраивает мой напарник.

— На следующей неделе я хочу поработать во вторую и ночную смены, чтобы ближе познакомится со всеми. Тебе не обязательно этого делать.

— Я буду работать так же, как и мой напарник.

Сэм прищурила глаза.

— Ты что подлизываешься?

— Конечно.

Сэм продолжала внимательно смотреть на своего напарника.

— Ты сегодня какой-то не такой. Весь сияешь. Что-то случилось?

— Ничего, — ответил Фредди и тут же покраснел.

Сэм встала, и, обойдя стол, осмотрела Фредди с ног до головы. Стоя буквально в миллиметре от него, она придала лицу самый грозный вид.

— Говори правду, ты что, переспал с той цыпочкой Джинджер с вечеринки Ника?

— Нет!

Принюхавшись, она поняла, что Фредди надушился.

— Что-то произошло.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь. — Фредди сделал шаг назад. — Если ты сейчас вся в любви, это не значит, что и остальные испытывают то же самое.

Она вскинула бровь.

— А кто говорит о любви?

— Мне пора работать, — огрызнулся он, и его симпатичное лицо вновь покраснело.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных