Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Перевод группы — https://vk.com/beautiful_translation 4 страница




О да, с ним явно что-то произошло.

— Сообщи мне, когда будешь готова ехать, — сказал Фредди и убежал за свой рабочий стол.

— Ты первым об этом узнаешь.

Сэм смотрела, как он уходил, заметив на нем брюки и полосатую рубашку, вместо привычных джинсов и футболки. Неужели у моего мальчика появилась девушка? Почесав подбородок, Сэм решила понаблюдать за юным Фредди.

Вернувшись за свой стол, она еще раз внимательно перечитала рапорт из отдела внутренних расследований. Тяжело вздохнув, опустила разболевшуюся голову на руки.

— Полагаю, это можно считать ответом на мой вопрос о первом рабочем дне.

Сэм подняла голову и увидела в дверях капитана Малоуна. В его темных глазах читалась тревога. Ее наставник был таким же высоким, как и Ник, широкоплечим, седовласым. На груди был приколот значок, на поясе табельное оружие.

— Еще не пора идти домой?

— Хочу тебя огорчить, но еще даже не время обеда.

Она вновь опустила голову на стол.

— До сегодняшнего дня я не понимала фразу «будь осторожна в своих желаниях».

Малоун рассмеялся.

— Боюсь, я с этим не справлюсь. Я всего час в офисе, а меня уже припугнули переводом в патрульные.

— Ты можешь работать и там, и там.

Сэм стрельнула в него взглядом.

— Ты теперь здесь главная, лейтенант. Отладь работу участка под себя. И самое главное: распределяй обязанности.

Сэм взяла на заметку его совет.

— Я сойду с ума, если буду работать сразу над несколькими делами.

Он пожал плечами.

— Тогда выбери только одно.

Сэм улыбнулась впервые, как зашла в свой кабинет.

— Лейтенант, вы знаете, что такое подчинение? Начни отдавать приказы.

— Стал руководил всеми расследованиями, — напомнила капитану Сэм.

— Стал облажался, его подчиненные его ненавидели так же, как и начальство. Не бери его работу в пример. Найди свой стиль управления. И не перекладывай свои проблемы на меня, и тогда у нас все будет в порядке.

Сэм протянула ему лист, оставленный Сталом, и смотрела, как его губы сжались в тонкую линию.

— Мне кажется, ты хорошо запомнила этот текст, поэтому ты не возражаешь, если я покажу это Шефу?

— Ни сколько.

— Постарайся не думать об этом. Такие вещи случаются чаще, чем ты думаешь, но после детального разбора дела просто закрывают.

— Его бесит, что я получила эту должность, — сказала она, махнув рукой на кабинет. — Он не может доказать, что мое повышение было неоправданным, поэтому пытается достать с другой стороны.

— Ник никогда не был подозреваемым, — напомнил ей Малоун. — Самое худшее, что может случиться, это выговор в твоем личном деле.

— Но это все равно будет пощечиной.

— Выброси это из головы. Я попробую остановить это расследование.

— Спасибо.

— Надеюсь, дальше день будет лучше, — сказал Малоун, улыбаясь и уходя вместе с раздражающей ее бумагой.

 

***

 

Придя на работу, Ник первым делом вызвал к себе Кристину и Тревора.

— Нам нужно найти тебе заместителя, — сказала Кристина, доставая из папки лист. — Вот несколько кандидатов.

Ник пробежался глаза по списку.

— Я уже нашел себе заместителя.

— Кого?

— Терри О`Коннора.

Кристина посмотрела на него, открыв рот.

— Ты шутишь, да?

— Нет.

Теперь она побледнела.

— Но, я не понимаю. Почему он?

— Потому что его всю жизнь готовили к месту сенатора. Он, я уверен, будет намного полезней для нашей команды, чем любой из этих кандидатов.

— Ты считаешь себя обязанным О`Коннорам, да?

Ник сдержал неожиданно появившуюся злость.

— Кристина, я поступаю так, как считаю нужным.

— Но у него отвратительная репутация, — включился в разговор Тревор.

— К счастью, это осталось позади, — сказал Ник. — Что у нас дальше на повестке?

Кристина и Тревор обменялись взглядами.

— Что?

Тревор протянул ему лист из своей папки.

— Твою мать, — выругался Ник, глядя на напечатанные фото, сделанные утром возле его дома. — Они уже в сети?

— На сайте Post и Star.

— Отлично, — сказал он, представляя реакцию Сэм.

— Мы также получили данные опроса, — говорил Тревор, нервно поглядывая на Кристину. — Твой общий рейтинг составляет около 78% процентов. К сожалению, оставшиеся 22% процента не одобряют ваши отношения, — он указал на фотографии.

— Это плохо, — Ник стиснул зубы. — Повторю еще раз, я не хочу предавать свою личную жизнь огласке, но и прятаться не буду.

— Это понятно, но на выборах в следующим году это может сыграть на руку нашим конкурентам, — объяснил Тревор.

— Ник, люди будут отвлекаться от твоей политической деятельности, — сказала Кристина. — Ой, простите, сенатор.

— Народ, эта тема не обсуждается, — отрезал Ник.

— Мы можем избавиться от этих сплетен, — неуверенно продолжил Тревор. — если вы, ну… поженитесь.

— Да я даже не могу убедить ее переехать ко мне. Она к этому не готова, не говоря уже о слове на букву Б. Особенно после того, что она пережила с бывшим мужем.

— Сенатор, я понимаю, вам неприятно это слышать, но ваши с ней отношения сейчас в центре внимания. Я хочу сказать, если вы обручитесь — это ослабит внимание прессы.

— Он прав, — добавила Кристина. — Никому не интересны узаконенные отношения.

— Вы, ребята, закончили обсуждать мою личную жизнь? — спросил Ник.

Они делали это из благой цели.

Ник подался вперед, убеждаясь, что Кристина и Тревор внимательно его слушают.

— У нас уже серьезные отношения, и мне плевать на мнение других. Это понятно?

— Понятно, — ответила Кристина. — Мы просим тебя подумать над предложением Тревора, вот и все. Если вы планируете пожениться, лучше сделать это прямо сейчас.

— Ты знакома с Сэм, — сказал Ник, удивленный нелепостью этого разговора. — Как, по-твоему, она отреагирует на брак в политических целях?

— Смею предположить, что не очень хорошо, — сказала Кристина.

— Вот именно. Так что давайте закроем эту тему и вернемся к рабочим вопросам.

Кристина прочистила горло и прочитала план на сегодня.

— Через десять минут у тебя телефонный разговор с сенатором Мартином по поводу законопроекта О`Коннора-Мартина. Также звонили из офиса сенатора Кука, и, если ты свободен, он хотел бы встретиться с тобой за обедом.

— Замечательно, — он итак планировал встретиться с сенаторами и некоторыми членами демократической партии.

— А также нам выделили время в студии, чтобы мы могли записать приветственный ролик для аэропорта Вирджинии.

— Я помню, как Джон записывал его несколько лет назад, — он улыбнулся, вспоминая, что Джону потребовалось 50 дублей, чтобы записать минутный ролик. Сердце опять кольнуло от утраты, напоминающей, как ему досталось это место. Он сделал глубокий вдох, заставляя себя сконцентрироваться на работе. — Что еще?

— Есть несколько запросов на интервью, — сказал Тревор и передал ему два листа с фамилиями репортеров.

— Я позже гляну, — заверил его Ник.

— Тревор, ты не оставишь нас на минутку? — попросила Кристина.

— Конечно, — Тревор встал, вышел из кабинета, закрыв за собой дверь.

— Крис, если ты опять заведешь разговор о Сэм…

— Нет, — быстро ответила она, после чего сцепила дрожащие руки. — Я хотела спросить, не будешь ли ты против, или не будет ли это странным, если я, эм…

Ник засмеялся.

— Да говори уже.

— Друг Сэм — Томми Гонзалес пригласил меня на свидание. Вот мне и интересно, не будет ли это странным.

Пока Ник решал, как ответить, он откинулся на спинку кресла, не спуская с Кристины глаз.

— А почему я должен быть против?

— По двум причинам. Во-первых, Сэм меня ненавидит.

— Крис, она была с тобой резка только во время расследования. Поверь, это не имеет отношения к тебе лично.

— Я восприняла это как личное оскорбление.

Раз Ник не мог оспорить ее слова, он не стал ее переубеждать.

— А во-вторых?

— Джон, — тихо проговорила она. — Прошло всего несколько недель. Для меня еще слишком рано думать о свидании с другими.

Ник встал и обошел стол.

— Ты была ему верным другом. Я знаю, у тебя были к нему сильные чувства, но вы никогда не были парой. Не понимаю, почему это может стать причиной отказываться от свидания.

Кристина засияла.

— Спасибо. Сэм взбеситься, когда узнает о моем свидании с Томми.

— Возможно.

— Зная это, мне еще больше хочется пойти на свидание с ним.

— Ты обещала мне быть милой с Сэм, — напомнил Ник.

— Так и будет, — ответила Кристина, выходя из его кабинета. — Всегда.

 

Глава 8

 

 

В полдень Сенатор Роберт Кук проводил Ника в сенатскую столовую.

— Ник, я так рад, что ты смог ко мне присоединиться.

Ник нервничал в присутствии Кука. Конечно, он тесно работал с командой Кука, но лично с ним общался редко. Обед с ним наедине был полной неожиданностью.

— Спасибо за приглашение.

— Это отличная возможность познакомиться поближе, пока мы оба не участвуем в сессиях, — сказал Кук с сильным южным акцентом.

Их проводили в богато украшенный зал, где был занят всего лишь один столик.

— Хорошее место, дорогуша, — сказал Кук официантке.

— Принести Вам сладкий чай, Сенатор?

— О, да, конечно, — согласился Кук с недовольным лицом, вызвавшим у Ника улыбку.

— Я буду то же самое, — сказал он.

— Милли всем рассказала о моем повышенном давлении, — Кук прорычал, говоря о своей жене. — Я теперь не могу нигде выпить.

Ник улыбнулся от его причитаний.

— Ты должен попробовать здешний фасолевый суп, — сказал Кук.

У Ника кольнуло в груди от воспоминаний, как сильно этот суп нравился Джону.

— Я уже пробовал. Сенатор О`Коннор часто его заказывал.

— Да, точно.

Когда официантка принесла их напитки, они заказали по тарелке супа и сэндвичи с индейкой.

Сенатор Кук провел рукой по пепельным волосам.

— Это ужасно, что с ним произошло. Но не мне тебе об этом рассказывать.

— Да, сэр.

Кук выжал лимон в свой чай и пока размешивал его, было заметно, как свободно он держался. Нику же было не по себе.

— Как там говориться? — спросил Кук. — Если жизнь подкинула вам лимон, начните делать лимонад?

— Я вырос в Массачусетсе, у нас говорится: «Выдавите его на устрицу».

На лице Кука появилась улыбка.

— Мне нравится. Надо запомнить. — Он сделал глоток из стакана. — Ник, в последнее время жизнь подкинула тебе немало лимонов, пришло время выдавить их на устрицу.

— Это я и планировал сделать. Я уже поговорил с Сенатором Мартином, и строго между нами, я собираюсь встретиться со всеми членами партии и попытаться вновь включить законопроект О`Коннора-Мартина в голосование.

Кук кивнул в знак одобрения.

— Не хочется это говорить, но нам нужно правильно разыграть наши карты до того, как люди забудут о неожиданной кончине О`Коннора.

Ник был полностью уверен, что никогда не забудет о смерти Джона, но предпочел не сообщать об этом, зная, что Кук уже не первую декаду входит в состав сената и знает, о чем говорит. Пройдет совсем немного времени, и Вашингтон позабудет о Джоне, как и о других ушедших с постов сенаторов. Поэтому было важно оставить после него след в визе знакового иммиграционного законопроекта.

Кук наклонился вперед и сказал, понизив голос.

— Ник, в твоем распоряжении только год. Мне бы хотелось тебе помочь.

— Я признателен вам за это, Сенатор.

— Зови меня Боб. Как я сказал, время пролетит незаметно, но я уверен, ты хотел бы провести его плодотворно.

Ник кивнул, лакомясь любимым супом.

— Конечно.

— Я думаю, будет легче, если ты будешь действовать под моим контролем, сынок. Позволь мне облегчить тебе задачу.

Ник положил ложку, промокнул губы салфеткой. Он, конечно, моложе и неопытней, но сразу раскусил намерения Кука и задумался, а не пытался ли тот точно также привлечь на свою сторону Джона? Если да, то Джон ничего об этом не рассказывал.

— К сожалению, я вынужден отказать вам, Боб, — ответил Ник, стараясь выставить себя в глупом свете на случай, если он ошибся.

— Ладно, давай говорить начистоту. У тебя нет времени на самостоятельную работу. У нас с тобой общие цели. И если ты позволишь мне руководить, ты выполнишь поставленную задачу, и партия получит желаемое от нас обоих.

Нет. Ник не ошибся. Проглотив злобу, Ник заставил себя успокоиться и позволил мужчине рассказать о своих планах.

— Возьмем, к примеру, назначение Джуллиана Синклера.

— А что с ним?

— Не самый лучший кандидат для главного суда. Он слишком далек от политики. Я не понимаю, о чем думал Нельсон, выдвигая его кандидатуру. Он ставит нас в неловкое положение. Мы не можем позволить Республиканцам так легко нас победить.

— Синклер беспристрастный судья. Я думаю, это отличный выбор.

— Он вспыльчивый и спорный сукин сын, — высказался Кук, выражение его лица стало серьезней, когда он увидел, что у Ника есть свое мнение на этот счет. — Только не говори, что поддерживаешь его кандидатуру.

— Я не просто поддерживаю его, а также являюсь его хорошим другом. Он уважаемый юрист, и я отношусь к нему с почтением.

Кук насупился.

— Посмотрим, что ты скажешь, когда начнут выступать протестующие. Надеюсь, Синклер готов к этому. У него много врагов, и ему нужно смотреть в оба.

— Это угроза? — спросил Ник, не веря своим ушам.

— Конечно нет, — Кук отпил из своего стакана, после чего грозно посмотрел на Ника. — Сынок, ты здесь недавно, и не знаешь, какой ущерб может принести Сенату это назначение. Его приход лишь разожжет войну между партиями.

Ник видел явное удивление на лице мужчины, когда он встал и бросил на стол салфетку рядом с миской недоеденного супа.

— Сенатор, я признателен вам за вашу заботу, но уверяю, у меня хватит опыта и сил самостоятельно исполнить возложенные на меня обязанности. — Он отошел от стола, но затем развернулся. — Вы можете называть меня Ник или Сенатор, но я вам не сынок. Хорошего дня.

 

***

 

Сэм стояла в доме Кларенса Риза, прожигая взглядом его фотографию с женой и детьми. Они прочесали город, не найдя зацепки, где он мог прятаться. Пока они его не поймают, Сэм так и будет гадать, связан ли он с ранением ее отца или нет.

— Мы закончили? — спросил, стоящий в дверях Фредди. — У меня от этого места мурашки.

Взглянув последний раз на мужчину на фотографии, Сэм повернулась к своему напарнику. — Мы что-то упустили.

— Лаборатория тщательно прочесала это место, — он указал на беспорядок в доме. — Здесь больше ничего нет.

Сэм положила руки на живот, который начинал болеть, когда она нервничала.

— Что-то есть, я это чувствую.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? Где мне искать?

— Этого я не знаю, — ответила она. — Но мне бы очень этого хотелось.

— Сэм, послушай, может это просто совпадение, что у Риза…

— Ты так же, как и я не веришь в это.

С задней стороны дома послышался металлический скрежет.

— Что это было? — прошептал Фредди.

Сэм вытащила оружие и кивком приказала напарнику сделать то же самое. Затем указала на входную дверь, прося его обойти дом с другой стороны.

Направив оружие вперед, Сэм медленно продвинулась к задней двери. В аллее вновь раздался шум, который могли создать кошка, енот или глупец, вернувшийся на место преступления. Сэм молилась, чтобы ее последнее предположение оказалось верным. Дверь резко распахнулась.

— Ни с места! — Сэм мельком увидела лицо Риза до того, как он развернулся и побежал. — Полиция, ни с места! — Сэм побежала за ним вниз по ступенькам, затем в аллею, перепрыгивая через мусорные баки. Она бы открыла стрельбу, но было важно взять его живым. У него была информация, в которой она так отчаянно нуждалась. Надеясь, что Фредди удастся остановить его по ту сторону аллеи, она ускорилась, ноги начали гореть от напряжения, а легкие от быстро вдыхаемого холодного воздуха.

Риз обернулся и, увидев, что она его преследует, сделал одиночный выстрел из-за плеча. Пуля пролетела рядом с ее правым ухом, лишь раздражая ее и усиливая желание поймать его. Тебе может и удалось выстрелить в моего отца, но сейчас тебе потребуется нечто большее, чтобы остановить меня. От прилившего в кровь адреналина Сэм увернулась от летевшего в нее мусорного бака, но поскользнулась на ледяной корке.

Первым она проехалась по асфальту подбородком, но успела выставить одну руку вперед, смягчая падение. Но этого было недостаточно, она все равно ударилась локтем и коленом о дорогу. В этот момент она посмотрела на скрывающегося за углом Риза. Фредди нигде не было видно.

Минуту Сэм лежала на земле, осматривая повреждения, восстанавливая дыхание. Холодный воздух делал ее вдохи болезненными, но эта боль не шла ни в какое сравнение с ссадинами на подбородке, коленях и локтях. Заставив себя подняться, она вызвала подкрепление, приказав оцепить близлежащий район. Как оказалось, после убийства семьи у Риза не было намерений прятаться.

Испытывая боль при каждом шаге, Сэм дохромала до конца аллеи. Не увидев признаков приближающегося напарника, она завернула за угол, и нашла Фредди надевавшим наручники на черноволосого мужчину. Ее сердце забилось чаще. Он поймал Риза? Но когда он развернул его, Сэм поняла, что это был не Риз, а его брат Гектор, которого они раньше допрашивали.

— Что тут происходит? — просила она Фредди, подходя ближе.

— Что с тобой случилось? Ты ранена.

— Я в порядке. Я поскользнулась на льду, преследуя Риза. Ничего страшного. Так что у нас тут?

—У тебя кровь на подбородке, и ты говоришь ничего страшного?

Сэм быстро вытерла кровь и посмотрела устрашающим взглядом на Фредди, говорящим ему начать рассказывать о брате Риза.

— Задержал его на входе. Он сказал, ему нужно было взять несколько вещей, и у него было право находиться в доме брата.

— Это место преступления, — напомнила Гектору Сэм. — И тебе говорили держаться от него подальше.

— Мама попросила детские вещи, — ответил Гектор. — Ей тяжело справиться с потерей.

— Если так, то почему ты привел с собой своего брата? Брата, которого по твоему утреннему заявлению ты не мог найти? Брата, который убил детей, которых оплакивает твоя мать.

— Я его не приводил, и он никого не убивал.

— О, и ты хочешь, чтобы мы поверили, что вы с братом случайно оказались в его доме в одно и то же время? — Взглянув на Фредди, она добавила. — Ты поверишь в это, Круз?

— Ни на секунду, Лейтенант.

— Тебе есть, что нам рассказать, Риз? — Гектор посмотрел на нее с земли, поза говорила о враждебном настрое.

— Примем это, как «нет». — Сэм дала указание прибывшему патрульному. — Отвезите мистера Риза в участок и оформите его.

— За что? — выкрикнул Гектор. — Это дом моего брата!

— Порча места преступления, пособничество и укрывание преступника.

— Я же говорил, я не знаю где он!

Сэм приблизилась к его лицу.

— А я говорила, что не верю тебе.

— Сучка, — пробубнил себе под нос Гектор.

— Повтори. Я не расслышала, что ты сказал?

Он уставился на нее.

— Добавьте еще нарушение общественного порядка, — сказала она патрульному, отводившему Гектора в машину. — Ой, и, если он захочет рассказать нам, где скрывается его брат, я с радостью поговорю с главным прокурором о смягчении приговора.

— Да пошла ты.

— Я стараюсь быть милой, а он оскорбляет меня прямо в лицо, — сказала она напарнику. — Это так ранит мои чувства.

— Не знал, что у тебя есть чувства.

Сэм прыснула.

— Молодец, Круз. Отличная работа.

— Стараюсь. Нам нужно заехать в больницу, пусть осмотрят твою рану.

— Я дома все обработаю. — Или это сделает Ник. Она осмотрелась вокруг. — Риз прячется где-то здесь.

— Интересно, что такого важного осталось в доме, из-за чего он не побоялся вернуться.

— Я хочу оставить круглосуточный патруль. Завтра мы вновь вызовем экспертов, пусть еще раз осмотрят дом. А затем мы заманим его в ловушку и поймаем. Он вернулся раз, и не получив желаемое, вернется еще. Но в следующий раз мы будем готовы к его появлению.

 

***

 

Позже тем же вечером, после шестой удачной попытки записать приветственное обращение для аэропорта Вирджинии, Ник наконец-то смог уехать с работы домой. Стоя в двери, он слышал оглушающую музыку, доносившуюся со второго этажа. За последнее время он четко уяснил любовь Сэм к Bon Jovi, и громкость была основной составляющей этой любви.

Прислушавшись, он узнал ее любимую песню «Ты хочешь все помнить». Как бы сильно ему не хотелось увидеть Сэм, Ник воспользовался моментом и осмотрел пустующий первый этаж дома, который он уже считал своим, хотя официально еще им не владел.

Не трудно догадаться почему, подумал про себя он, снимая пальто, кладя на кухонный стол сумку и ключи. Голос Джона Бон Джови продолжал петь мелодичный припев. Подойдя к спальне, он остановился, чтобы насладиться зрелищем. Сэм спала с включенными светом и музыкальным центром, с лежащей на груди книгой.

Покачивая головой от изумления и восторга, что она была в его постели, Ник подошел к тумбочке и выключил игравший ipod, который она принесла несколько дней назад. Он не мог дождаться, когда Сэм перевезет свои вещи к нему, но пока она принесла только зубную щетку и это.

Приглядевшись к Сэм, он заметил на ее подбородке пластырь и ссадины вокруг него. Она снова поранилась. Его сердце заболело, а в голове закрутились образы, представляя, как сильно она рискует, уходя каждый день на работу. Мысль, что однажды она может не вернуться домой, вызвала холод в его душе, и желание немедленно обнять ее.

Сбросив костюм, сходив быстро в душ и выключив свет, Ник лег на кровать к Сэм. Убирая с ее груди книгу, он увидел название «Конгресс для чайников» и тихо засмеялся.

Она повернулась и посмотрела на него сонными глазами. Ник склонил голову, поцеловал ее.

— Прости, милая, — сказал он, убирая с лица ее волосы.

— Ты поздно, — сказала она, ее голос был хриплым ото сна.

— Я звонил, но, похоже, из-за играющего Bon Jovi ты не слышала звонка.

— Прости.

Ник аккуратно провел пальцем по лейкопластырю на подбородке.

— Что случилось?

— Вступила в схватку со льдом, и лед победил.

Он поморщился. Она показала два синяка и ссадины на локтях, которые были спрятаны под одеялом.

— Ой. — Поцеловав каждый локоть, он спросил. — Ты сделала рентген?

— Неее, ничего не сломано. — В доказательство Сэм выпрямила и покрутила руками. — Перестань, мне больно даже видеть твои раны. Это все?

— На коленях то же самое.

— Саманта, моя бедная малышка. — Он запечатлел на ее губах быстрый поцелуй. — Ты обработала раны?

— Да, Селия все сделала.

— Значит, были только ты и лед, да?

— Угу, — ответила она, отводя взгляд в сторону.

— Ты расскажешь мне правду, или мне нужно защекотать тебя, чтобы ты созналась? А учитывая твои ссадины, это будет не так весело, как обычно.

— Ты не сделаешь этого с раненым полицейским.

Он поднял руку, ткнув ее пальцем под ребра.

— А ты проверь.

— Ладно, я преследовала Риза. Он вернулся в дом, пока мы с Фредди проводили там осмотр.

— Без подкрепления? — взволнованно спросил Ник.

— Ты что не слышал? Со мной был Фредди.

Ник махнул ей, чтобы она продолжала и рассказала ему остальное.

— Он в тебя стрелял?

— Он просто отстреливался, не целясь. Пуля пролетела вдалеке от меня. — Ник уткнулся лицом в подушку и застонал.

— Я все слышу. Но ты сам заставил меня рассказывать.

Повернувшись на бок, Ник лег лицом к Сэм.

— Ты бы не рассказала мне, правда?

Ее брови нахмурились от непонимания.

— Что?

— Ты бы не рассказала, если бы я тебя не заставил, да?

— Мне не нравится расстраивать тебя, да и это обычное дело при моей работе. Я в порядке, поэтому, в чем смысл говорить и расстраивать тебя.

Дотянувшись до ее руки, Ник сцепил их пальцы.

— Смысл в том, что я хочу знать. Если тебя подстрелили, или ты поранилась, ты обо всем мне рассказываешь. Договорились?

— А ты обещаешь не психовать? Так у меня было с Питером. Я ничего ему не рассказывала, потому что он начинал психовать. Но было еще хуже, когда он узнавал от кого-то другого.

— Я не обещаю, что это меня не расстроит, но психовать точно не буду. Или буду злиться, но не на тебя.

— Но не кого-то из городского департамента полиции.

Он задумался.

— Ник…

— Ни на кого из департамента полиции кроме…

Она прервала его слова поцелуем.

— Никаких «кроме». Так мы договорились или нет?

— Где ты это взяла? — Он взял ее книгу и не мог поверить, что его храбрый, умный полицейский краснеет.

— Ты не должен был этого видеть. — Она выхватила из его рук книгу и бросила ее на пол.

Аккуратно, избегая касания поврежденного подбородка, Ник повернул ее лицо к себе в ожидании ответа.

Видя его серьезный настрой, она ответила.

— Я всю жизнь прожила в городе, в миле от Капитолия, но я не знаю, что там происходит.

— Я мог бы тебе рассказать.

— Я хотела быть способной поддержать с тобой беседу о твоей работе, — сказала она, нервно поглядывая в его лицо. — Мне хотелось знать, каким будет твой рабочий день.

Его сердце галопом билось в груди, когда он прижался к ее губам.

— Я люблю тебя, — прошептал он, а затем задрожал, когда ее губы приоткрылись, и она ответила на поцелуй. Пораненная рука обвила его шею, от чего Ник утонул в поцелуе. — И что ты узнала? — спросил он несколько минут спустя, покрывая поцелуями ее лицо.

— Флибустьерство — это техника, используемая в дебатах, чтобы остановить их и сразу же перейти к голосованию, — с гордой улыбкой сказала Сэм. — Мне всегда было интересно, что же это такое. — Ее улыбка переросла с ехидную, ту, что Ник очень любил. — Как думаешь, ты когда-нибудь применишь такое?

— Не знаю… — ответил он смеясь. — Полагаю, иногда отчаянные времена требуют отчаянных мер…

Сэм пожала плечами.

— О, это так сексуально, представляю, мой мужчина обрывает сенаторов своей красноречивой речью. А знаешь, что совершенно не сексуально?

Довольный, что она назвала его «своим мужчиной» Ник уткнулся в ее шею.

— И что же?

Перевернувшись на бок, Сэм положила руку Нику на грудь.

— Хлопковый четверг, — сказала она, скривив лицо.

— Что? — изумился он. — Ты не считаешь, что я буду выглядеть сексуально в моем хлопковом костюме?

— Ты серьезно?

— Милая, мне хочется пройти все традиции, относящиеся к этой должности.

— Хлопковый костюм — это совершенно не сексуально.

— На мне будет.

— Так самоуверен, да?

— Просто говорю, — Ник перекинул ногу через нее, притягивая Сэм ближе.

— Меня не будет рядом, пока ты будешь в этом костюме.

Он накрыл рукой ее грудь, зажимая между пальцами сосок.

— О, еще как будешь.

— Ни за что.

— Лейтенант, если забыть про стрельбу, как прошел твой первый день?

Сэм инстинктивно закрыла глаза, пока он играл с ее соском.

— Хорошо. Все, как всегда. И не пытайся сменить тему.

— Ты хочешь еще поговорить о Конгрессе?

— Только об одном, — она перекатилась на спину, утягивая его за собой.

— О чем? — спросил он, сгорая от желания, лежа на ней сверху, стараясь не касаться ссадин.

С широкой улыбкой Сэм приподняла бедра, вжимаясь в его эрекцию.

— Завладей мной, пират.

Смеясь, Ник так и сделал.

 

 

 

Глава 9

 

Поздним пятничным вечером, Фредди остановил свой Мустанг на парковке возле дома Элли и заглушил двигатель. Его сердце билось быстро от волнения и желания. Весь вечер она посылала сигналы, давая понять, что не прочь провести с ним ночь в ее постели. И теперь, когда время пришло, он был полон нерешительности. Хотя он принял четкое решение еще два дня назад. Пора покончить с двадцатью девятью годами воздержания.

Она развернулась к нему, положив ладонь на его руку.

— Не хочешь зайти?

Глядя на нее, в голове Фредди пронеслись образы, отдававшие болью в паху.

— Фредди?

— А можно в следующий раз? — он не мог поверить в сказанные им слова. — Сэм назначила нам дополнительные смены. Мне нужно заступить в 7 утра.

— Я читала о ней и сенаторе в газете.

— Она просто обожает все это внимание, — сказал он, закатывая глаза.

— Могу представить.

Фредди и подумать не мог, как сильно ему понравится вечер в компании Элин. Она веселая, простая, любопытная. Она сразу догадалась, что его приход в фитнесцентр был не для поиска личного тренера, поэтому, когда он пригласил ее на ужин, она тут же согласилась. Большую часть вечера Фредди пытался сдержать бушующие в нем гормоны. Но, не смотря на все намеки, он еще ни разу ее не поцеловал.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных