Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Автор перевода: Ира Белинская 7 страница




Мужественного, благородного мужчины, которые заслуживает любить и быть любимым.

Он потёр большими пальцами её тазовые косточки.

— Ты хотя бы представляешь, что ты прямо сейчас со мной делаешь, показывая мне то, что действительно любишь? Обладая страстью к своему веб-сайту? Это горячо, детка.

Он считал её сексуальной со всем этим? Её пульс во всю танцевал, кровь стучала в ушах. Каждое прикосновение кончиков его пальцев отдавалось током в её сосках. Внизу живота собралась нужда. Это произошло так быстро, что она едва могла дышать.

— Твои высыхающие волосы разбросаны, ещё это нелепое оправдание тому, что твою грудь облипает бикини, демонстрируя твои твёрдые соски, — его взгляд поднялся к её глазам, — которые молят о моих руках и губах.

От него исходило горячее напряжение. Её соски напряглись до боли, сходя с ума от желания его прикосновения. Алисса не могла сдвинуться, замерев на месте под его испепеляющим внимательным взглядом.

— Я хочу тебя, Лисси, именно такой, какая ты сейчас, дикой, свободной, когда ты не сдерживаешься ни от меня, ни от себя. Я не собираюсь отводить тебя в свою спальню, выключать свет и заниматься культурным сексом.

Ничего, чем они пока занимались вместе, не было культурным, и она хотела большего. Полосы жара устремились к её центру и крепко сжались. Девушка вцепилась пальцами в плотные мышцы его плеч.

— Я не хочу культурного секса.

Она хотела этого. Их.

— У меня одна тонкая ниточка контроля. Одна. Я попробовал тебя на вкус и теперь чуть не схожу с ума от необходимости овладеть каждым твоим дюймом. Не сдерживаясь. Ты отдашь мне всё, позволишь мне целовать, трогать и трахать тебя до криков удовольствия. — в его глазах отражался голод. — Если ты передумала или не готова – уходи. Иди в дом, а я пойду в свою мастерскую. Но если ты останешься, ты – моя.

Её сердце затрепетало. Она едва видела молодого мужчину, которого помнила. Этот мужчина источал опасность, защиту и первобытную сексуальную нужду, но самым сексуальным было то, что её нужды были так же важны, как и его. Тогда до неё дошло, что Хант тоже сдерживался. Он позволял ей видеть его прямо с эрекцией, натянувшей его пляжные шорты.

Алисса прильнула ближе к нему.

— Я остаюсь.

Какой бы у него ни был контроль, он исчез, и Хантер подскочил, подхватил девушку и усадил её на мягкое сидение стула. Прежде чем она смогла привыкнуть, он накрыл её губы своими. Он завладел ею, скользя языком по её языку. Запустив руку в волосы, он наклонил её голову назад и углубил поцелуй. Касаясь кончиком языка её нёба, он вызывал в ней дикие покалывания.

Алисса забыла как дышать, могла только чувствовать. Сердце громко стучало, кровь пульсировала, девушка вцепилась пальцами в его крепкие плечи.

Оторвав от неё губы, он посмотрел ей в глаза.

— Я хочу тебя видеть. — Хант поднял кончики пальцев на её шею, где был завязан верх бикини. — Здесь никого нет, только мы. Я убедился в этом, заблокировав ворота на территорию, — мужчина сузил глаза. — Ты только для моих глаз.

Она верила ему, доверяла ему.

Опустившись, его взгляд сосредоточился на её груди.

Прохладный воздух коснулся её влажной кожи с ярким ощущением. Будет ли он разочарован? В отделе сисек она определённо стояла в очереди к стеллажу с маленьким размером.

— Красавица. Такая чертовски идеальная.

Хант бросил топик на бар и взял её груди в руки, потирая большими пальцами набухшие кончики.

Волны жара отправились прямо к её центру, заставляя извиваться. Алисса старалась сидеть смирно, не желая останавливать его.

Его глаза сузились.

— Скажи мне.

Рык в его голосе разорвал ещё один слой сопротивления.

— Не прекращай.

— Это?

Он сжал её грудь, разжигая испепеляющую дорожку к её чреву.

— О, Боже! — внизу её живота всё сжалось. Зашипело. Она не могла сидеть ровно. — Да. Этого никогда не достаточно.

— Хорошая девочка.

Эти слова были наполнены горячим одобрением. Он погрузился в её рот и продолжил свои чувственные нападки на её грудь, а затем проложил дорожку из поцелуев к её уху и прошептал.

— Я буду лизать твои сладкие соски, а потом царапать их зубами.

Он ущипнул уже чувствительные соски как раз достаточно.

Из её горла вырвался звук, который она не узнала. Мольба. Её груди были быстрым путём к либидо, и он заботился достаточно, чтобы это выяснить.

— О да, тебе нравится слушать, что я буду с тобой делать, так же сильно, как мне понравилось, как ты требовала прикоснуться ко мне.

Хант опустил одну руку на её живот, обводя пупок, затем уронил ладонь на её бедро, ведя пальцами выше и выше. За его прикосновением следовали мурашки.

Он лизнул раковину её уха, затем опустился к изгибу челюсти. Слишком много ощущений.

— Хант.

Алисса вцепилась в его плечи. На улице, с блестящим освещением бассейна и светящейся водой, она смотрела, как он спускается губами к её соску и проводит своим мокрым, слегка грубым языком по твёрдому кончику.

Молния отправилась прямо вниз. Хант разместил свои бёдра между её ног, толстый член касался внутренней стороны её бедра через его пляжные шорты. Наклонившись, он подразнил её сосок лёгким прикосновением зубов. Она не смогла выносить этого и запустила пальцы в его волосы, прижимая мужчину к себе.

— Моя смелая, сексуальная девочка. Ты лишаешь меня дыхания, а затем отдаёшь обратно с каждым вздохом и стоном,— он добрался пальцами до края её трусиков. — Обопрись на мои плечи. Поднимись.

Ещё больше возбуждения распалилось при мысли о том, что он разденет её догола. Хант стянул её трусики, а затем вернулся, положив руки на её бёдра и мягко раздвинув их, чтобы открыть для своего доступа. По её венам бежал жар, а сердце отдавалось стуком в ушах.

— Когда я вижу тебя такой, когда ты делишься собой со мной, ты – свет, которого не хватало в моём мире. Красивая, но всё же достаточно могущественная, чтобы поставить меня на колени.

Выражение его лица было таким, какого она раньше не видела, и это заполнило ту её часть, которая изголодалась по признанию и ласке.

Хант провёл подушечкой пальца по клитору вниз к складочкам и обратно. Его суровое лицо приобрело более тёмный оттенок, пока он дразнил её влагалище лёгкими поглаживаниями. Положив руку ей на спину, он произнёс.

— Наклонись назад. Я держу тебя.

Алисса откинулась на его сильную руку.

Хант накрыл один из её сосков ртом, в ту же секунду, как в неё проник один длинный палец, скользя по чувствительной стенке. Он обводил большим пальцем её ноющий клитор, увеличивая желание, задавая ритм своим пальцем, чертя круги подушечкой пальца, и в это время лизал и сосал её соски.

Взорвались буйные ощущения. Она никогда раньше не осознавала своё тело и желание так ярко. Удовольствие росло, и Алисса откинула голову назад, отдаваясь ощущению. Ощущению его горячего влажного рта, длинных знающих пальцев. Каждое движение посылало разряды молний. Напряжение увеличилось. Алисса ахнула, когда её настиг оргазм. Такой мощный, что девушка вскрикнула.

Хант притянул её к своей груди, его пальцы гладили Лисси, пока он с низким рычанием говорил.

— В следующий раз я окажусь глубоко внутри тебя, чувствуя, как ты сжимаешь мой член, когда мы оба теряем контроль.

От этих слов по её телу прошлась очередная волна удовольствия.


Глава 9

 

Внутри него что-то поселилось. Нужда, такая яростная, что Хант слепо подчинялся ей.

Он должен был оказаться в Лисси – сделать её своей.

Он не мог сдерживаться, рвение нахлынуло безжалостно. Удерживая её одной рукой, мужчина спустил свои пляжные шорты, освобождая набухший, нетерпеливый член. Отшвырнув шорты, Хантер зажал в кулаке спутанные волосы девушки и наклонил её голову назад. Её веки затрепетали, зрачки расширились. Она дарила ему этот подарок, отдавалась ему, не сдерживаясь.

— Мне нужна ты. Это, — слова царапали ему горло.

Он ничего не контролировал. Он знал это. Ему было плевать. Пока это было с ней, с его Лисси. Соединив их губы, он распробовал вкус вина, половину бокала которого она выпила у бассейна, и этот принадлежащий ей более сладкий ванильный запах.

Лисси скользнула руками по его бокам к бёдрам и погладила большими пальцами ямочки на его тазовой кости, сводя его с ума, посылая полосы жара к его яйцам. Нежная кожа внутренней стороны её бёдер касалась его кожи, подпитывая его импульсивное желание погрузиться внутрь неё. Подтянув девушку вперёд на стуле, он приставил набухший кончик к её входу.

Его спину прострелило от тёплого скользкого ощущения, в котором купалась его чувствительная головка, и раздался её тихий вздох, когда он толкнулся внутрь. Хант окунулся в неё. Поддерживая одной рукой спину Лисси, он сходил с ума от обжигающего жаркого ощущения того, как её нежные стенки сжимаются вокруг него.

Ничто в его жизни никогда не вызывало таких чувств.

Он вышел из неё, толкнулся внутрь и завладел её ртом, проникая глубже, пока погружался в неё снова и снова.

— О, Боже.

Её тело изгибалось под ним, и она вцепилась руками в его волосы.

Оторвавшись от её рта, он принял во внимание её покрасневшее лицо и рассредоточенный взгляд. Такая красивая, нуждающаяся и его. Это оттолкнуло предстоящий оргазм назад как раз достаточно, пока он вторгался в неё.

— Не могу сдерживаться. Ты близко?

— Не совсем. Пожалуйста.

Она потянула его за волосы, её бёдра двигались с ним в такт, пока в глазах появлялась настойчивость.

Её сладкая мольба полностью раскрепостила его. Каждый его инстинкт с рычанием пробудился к жизни. Протянув руку между ними, он скользнул большим пальцем по клитору, чувствуя, как её бёдра дрожат в ответ. Из горла Лисси вылетел низкий стон. Она откинула голову назад, когда её удовольствие взорвалось.

— Хант! — вырвалось пронзительно и дико, её пальцы вцепились в его плечи.

Хант погрузился в неё и зарычал, освобождение уничтожало его. Дикое удовольствие разобрало его на части, волна за волной. Минутами или часами позже он едва мог двигаться. Находясь в Лисси глубоко по самые яйца, он не хотел уходить. Его грудь наполнилась тяжёлым удовлетворением, пока он гладил девушку по волосам, и их окружали успокаивающие звуки ночи.

Пока её взгляд не зацепился за пляжные шорты, валяющиеся там, куда он их отбросил.

Из кармана торчал всё ещё запакованный презерватив.

— Ох, чёрт.

Лисси подняла голову.

— Что?

Ему следовало больше паниковать, больше психовать, но её кожа была такой пылающей, а взгляд таким нежным, что это пламя переживания, которое пыталось разрастись в его животе, исчезло. Хант провёл пальцами вниз по её спине, чувствуя, как тело Лисси трепещет вокруг его члена от прикосновения.

— Я забыл использовать презерватив.

Этого никогда не случалось. Только с Лисси.

—Оу. Я тоже об этом не подумала.

Вспышка напряжения вернулась.

Она гладила его плечи и бицепсы, проводя пальцем по его татуировке.

— Но всё должно быть безопасно. Я рассчитывала, что моя последняя противозачаточная таблетка будет действовать до... — между её бровей залегла небольшая складка. — Да, она должна действовать ещё пару недель.

Он прислонился к её лбу своим. Девушка не хотела упоминать свою свадьбу, ничему из этой сторонней ерунды не было места рядом с ними.

— Вот что ты со мной делаешь, сводишь меня с ума. Но теперь мы будем использовать презервативы.

Последнее, чего он хотел, так это ребёнка или оставить Лисси беременной и одинокой.

 

***

 

— Доброе утро.

Алисса открыла глаза и увидела спальню Ханта. Она лежала на боку, повернувшись к нему спиной, её обвивали его руки.

— Я уснула с тобой. — она не могла поверить, что сделала это. Меньше всего она хотела, чтобы он переживал за её понимание того, что это был просто секс. Во всяком случае, для него. — Я собиралась вернуться в свою комнату.

— Я хотел, чтобы ты была здесь,— его голос был по-утреннему грубым и сексуальным. Хантер прижал ладонь к её животу, проводя пальцами по татуировке, а затем коснувшись слезы, выбитой в центре.

— Что это означает?

Повернув голову, она попала под полное влияние нависшего над ней Ханта.

— Это слеза дракона.

Нежно поглаживая её, он сохранял зрительный контакт.

— Зачем это? У тебя нет никаких других татуировок. Это что-то значит.

— Ты берёшь у меня интервью, морпех?

— Не на камеру. Ни за что в мире я не позволю никому другому увидеть то, что вижу я.

— И что же это?

— Настоящая Алисса Брукс, обнажённая и бесцензурная на моей кровати, и чертовски горячая, — он наклонился ближе. — Женщина, которой я позволил взять у меня интервью на запись и поверил, что это никуда не выйдет.

Это укротило её. Хант доверился ей и разрешил записать его на камеру, без раскрытия миру его мрачной борьбы. Перевернувшись на спину, девушка накрыла ладонью его руку, лежащую на её животе.

— Здесь я вынашивала Эли. Я отдала его, но никогда его не забуду. Я так сильно любила его, Хант. Я не хотела его отпускать.

На мгновение она вернулась обратно в больничную палату, где держала на руках своего малыша. Такого крошечного, хрупкого и прекрасного. Её переполняла такая любовь, от которой она чуть не ломалась.

— Ты жалеешь об этом, Лисси?

Его слова вернули её назад.

— Я жалею о том, что подвела его, не стала той матерью, которую он заслуживает, но я сделала для него правильный поступок. Я была слишком юной и сломанной.

Хантер перевернул руку, переплетая их пальцы.

— Ты не сломалась.

— Почти, — ей надоело скрываться. — Всю свою жизнь я была довольно избалованной и защищённой, и вдруг в семнадцать лет я стала беременной и напуганной. Затем авария, которая убила мою маму и... — она не была уверена, как это описать. — Помнишь песню «Tears of the Dragon» Брюса Дикинсона?

Он кивнул, поглаживая её большой палец своим, там, где соединялись их ладони.

— Тебе нравилось, когда я включал её в мастерской.

Каждое прикосновение его пальцев проникало всё глубже в неё.

— Так я себя чувствовала, спотыкалась в темноте, меня душили и топили слёзы, которые я не могла выплакать. Я выбила слезу в знак части моего сердца, которая всегда будет принадлежать моему сыну. — Алисса сглотнула формирующиеся в горле эмоции. — Я отдала его, но никогда не перестану любить.

Приобняв её за плечи, мужчина притянул её к себе.

— Ты никогда не плакала? Моя девочка, которая раньше плакала над рекламой?

Он всегда дразнил её по этому поводу, как и вся его семья.

— До того как я родила его, да, но в то утро не могла. Не посмела. Я действительно сломалась и отказывалась это делать. Что, если я понадоблюсь ему в какой-то момент? Или он захочет меня найти, когда повзрослеет?

Хант обхватил ладонями её лицо.

— Это сильный поступок, и я чертовски горжусь тобой. Ты сделала сложный выбор не только ради себя, но и ради своего сына.

— Я надеюсь на это. Марк и Дженис казались такими людьми, которые будут любить его. Надеюсь, я сделала правильный выбор.

Она верила, что они те, кто был нужен её мальчику.

— У меня для тебя кое-что есть.

На сменившуюся тему она переключилась с трудом.

— Мы только что проснулись. Когда...

Ты только что проснулась. Меня мой телефон разбудил некоторое время назад. — он потянулся и взял свой мобильник. — Это видео.

— Какое? Подожди, это по поводу фотографии, которая вчера появилась в СМИ?

Какой бы расстроенной она ни была, Алисса ничего не могла с этим поделать. Всё раскрылось.

— Нет. Вчера ты так переживала за Эли после того, как разлетелась фотография нашего поцелуя, что я попросил Гриффа узнать, разрешат ли родители Эли сделать для тебя короткое видео с ним.

Её взгляд был прикован к гладкому чёрному телефону в его руке.

— У тебя оно есть?

Она не могла толком дышать, когда её охватило лютое желание увидеть Эли. Девушка поднялась в сидячее положение.

Хант сел рядом с ней.

— Оно длиной всего пару минут. Хочешь посмотреть его одна?

Алисса сжала вместе свои вспотевшие ладони, в её животе столкнулись восторг и тревога.

— Нет.

Она не хотела, чтобы он оставлял её. Все эти разы, когда она получала приходящее раз в год электронное письмо с фотографией и несколькими деталями его жизни, она была одна. Не с кем было разделить этот момент, поговорить о том, что у него глаза её мамы, или о том, что он становился таким большим. Не с кем поделиться ребёнком, который значительно её изменил.

— Ты посмотришь его со мной?

Он обвил её рукой и притянул ближе.

— Готова?

Нет. Да. Она не знала, так что кивнула головой, сосредоточив взгляд на экране его телефона. Через несколько секунд всё остальное исчезло, пока она смотрела, как худощавый мальчик с каштановыми волосами и длинными ногами гоняет футбольный мяч. На нём были светло-коричневые шорты и футболка.

Эли остановил мяч, перепрыгнул через него, потом пнул его в другом направлении.

Алисса наклонилась вперёд, упиваясь им, пока камера приближалась. Его волосы были светлее, чем у неё, глаза отдавали зелёным, как у её мамы, и он смеялся.

— Я сделал это!

В кадре появился высокий лысый мужчина и подхватил мальчика в свои большие руки.

— Ты скоро будешь лучше меня.

Глаза Эли наполнились гордостью, и он обнял мужчину.

— Это не значит, что ты сможешь победить маму. — Дженис подошла к ним с мячом в руках, её лицо сияло. — Давайте сделаем это, мальчики.

Она бросила мяч и пнула его.

Маркус поставил Эли на ноги, и через пару минут они все смеялись и пытались отобрать друг у друга мяч. В последней сцене Дженис споткнулась, упав на колени. Эли забыл о мяче, побежал к своей маме и обнял её. Женщина подняла глаза на камеру, обвивая мальчика руками, и одними губами проговорила два простых слова. «Спасибо тебе».

Видео закончилось.

Глаза Алиссы наполнились слезами, которые ничто не смогло остановить, которые были смесью счастья и горя.

Хант притянул её к себе на колени, прижимая ближе.

— Отпусти себя, детка. Я знаю, это больно, но плакать нормально. — он поцеловал её волосы. — Но знай, что ты сделала правильный выбор из любви.

 

***

 

Хант положил руку на кухонный островок и посмотрел на Сиенну в открытом на экране ноутбука окошке «Скайпа».

— Что ты нашла?

Женщина откинулась на спинку своего кресла.

— Я поговорила с обеими бывшими секретаршами Алиссы, и они настаивают, что не шпионили за ней для Мэддена.

— Ты им веришь?

Сиенна фыркнула.

— Нет. Но я уверена, что он платил наличкой, и сейчас нет способа это отследить. Они обе были на работе, когда, как мы думаем, кто-то пробрался в дом Алиссы под видом доставки одежды. Они – тупик.

Чёрт.

— Что насчёт того парня в Аризоне, который ковырялся в машине?

— Джеймс Фрай. Местный механик с хорошим послужным списком. Его история такова, что он искал свою потерявшуюся собаку.

— Под машиной в четыре утра?

Хант сделал глоток своего кофе.

— Ага. Копы не нашли следов никаких денег, при условии, что ему платили наличными.

Чёрт.

— Мэдден некоторое время наблюдает за ребёнком, и, вероятно, у него есть кто-то, кто с этим справляется. Он был осторожен, чтобы не замарать руки, убедившись, что к нему тянется как можно меньше нитей, потому что за него всю грязную работу делают другие.

Хантер хотел ответов, чтобы найти способ нейтрализовать Нейта как угрозу для Лисси, но не хотел, чтобы это дело заканчивалось, потому что тогда он потеряет её.

— Да, но в прошлом он мог и сам делать грязную работу. Я получила отчёт полиции о смерти Лорелей Мэдден. Время смерти около половины двенадцатого вечера, предполагается, что она спала, встала, чтобы спуститься вниз по какой-то причине, и упала. Её сын нашёл её на следующее утро, когда зашёл для их воскресного завтрака. Его звонок в 911 поступил в 8:52 утра. Сцена казалась несчастным случаем, но сосед, пожилой джентльмен, сказал копам присмотреть за сыном. Сказал, что Лорелей стала всё больше его бояться.

Мурашки на его шее опустились вниз по спине.

— И?

— Вскрытие показало, что смерть наступила от падения. Плюс, проверили алиби Мэддена. Он провёл ночь в квартире своей девушки Тэми Нэш. Она сказала, что в половину двенадцатого они смотрели фильм. — Сиенна приподняла брови над очками. — Я разговаривала с детективом полиции. Он не был убеждён, что падение было несчастным случаем, и тот факт, что Мэдден получил выгоду от значительной страховки жизни, добавило подозрения. Просто не нашлось достаточно свидетелей, чтобы произвести арест, а девушка вцепилась в свою историю. Я попрошу Адама разобраться с ней, проверить, по-прежнему ли она придерживается той истории.

— Адама?

Теперь в это дело был вовлечён его босс – Адам Вэйтерс.

— Алисса высококлассный клиент, и я держала его в курсе событий. Он предложил взять на себя эту свидетельницу, так как тебе нужно защищать клиентку, и мы подумали, что с мисс Нэш может понадобиться кто-то более тактичный, чем Купер.

Он начал соглашаться, когда вмешался новый голос.

— Хант?

Он резко поднял голову. Алисса подошла к нему в коротеньких шортиках и с телефоном в руке. Её красивое лицо осунулось из-за напряжения. Он подскочил на ноги и подошёл к ней за два шага.

— Что?

— Сообщение.

Девушка протянула свой телефон.

Он взял аппарат из её холодных пальцев и прочёл сообщение на экране. «Тебе не спрятаться. И ты только что показала всему миру, какая ты грязная шлюха. Не удивительно, что ты залетела в семнадцать. Теперь этому конец. Я жду тебя дома, готовой к пресс-конференции в понедельник утром, где ты объяснишь, что струсила и совершила ужасную ошибку, о которой сожалеешь. Свадьба состоится, и мы поженимся. Не будь проблемой. Может, я не могу добраться до этого ребёнка, но всегда могу добраться до тебя или кого-либо другого, кого выберу. Разозлишь меня ещё больше и поплатишься такими способами, которые никогда не представляла».

В его груди засела ярость. Он положил телефон, чтобы позже устроить проверку, но Мэдден будет достаточно умён, чтобы использовать одноразовый телефон. Хантер обвил рукой Лисси.

— Он когда-нибудь раньше называл тебя шлюхой?

Ханту действительно нужно было добраться до этого парня.

— Нет, но он всегда говорил, что я не лучше вульгарной актрисы и должна это помнить.

Ему не нравилась эта чушь.

— Твоя мать была актрисой.

Она кивнула.

— Он восхищался ею. Считал, что она умная, раз воспользовалась несколькими счастливыми случаями, чтобы построить империю.

— Счастливыми случаями? — это и, правда, выводило его из себя. — Твоя мама с детства была актрисой, которая...

Лисси подняла руку.

— Я знаю историю, но если бы она не получила ту ведущую роль «Плач по Мелиссе», когда была взрослой, её карьера, вероятно, исчезла бы, как у многих других детских актёров. Вместо этого роль помогла ей достичь редкого уровня известности, и тогда она занялась тем, что действительно любила: писательством и продюссированием. Нейт не принижал мою маму, он толкал меня к тому, чтобы я была точно такой же, — девушка сузила глаза. — Я не моя мама, и она не хотела бы этого для меня, я знаю это. Я не позволю Нейту или Паркеру сделать такое со мной.

Хант притянул её ближе.

— Паркер по-прежнему пытается заставить тебя поговорить с ним?

— Да. Бешеные сообщения и электронные письма о том, что «Крыло Дракона» во мне нуждается, и что я не могу просто так уйти. Что я веду себя эгоистично, и они могут всё объяснить, если я вернусь. Он отказывается верить, что Нейт опасен.

— Мы разберёмся с Мэдденом, Лисси. Это займёт время, но в итоге он сделает что-нибудь глупое и сам посадит себя в тюрьму. Тебе нужно знать, что мы разбираемся со смертью его матери.

Хант потянул её на кухню и показал ей Сиенну на ноутбуке. Мужчина налил кофе, пока Си всё рассказывала.

— И что теперь? Я не могу прятаться вечно. Не буду. Я ушла из «Крыла Дракона», чтобы жить своей собственной жизнью и достичь своих целей, а не прятаться.

В ней горел огонь, от которого у Ханта чесались руки, желая запечатлеть абсолютную красоту того, как Лисси вырывается на свободу и обнаруживает свою собственную силу, сексуальную и эмоциональную. Это было сексуально, соблазнительно и чертовски пугало его, потому что у таких взвинченных парней, как Мэдден, была привычка появляться совершенно неожиданными способами.

— Останься здесь ещё чуть дольше. Дай ему вернуться из Европы и понять, что он не может тебя контролировать. Это окажет на него большее давление, и мы посмотрим, что он сделает. Он может совершить достаточно большую ошибку, чтобы мы могли поймать его, и угрозы в вашу с Эли сторону прекратятся.

Как и его отношения с Лисси.


Глава 10

 

Алисса бежала под ритм «Dark Horse» Кэти Перри. Она наматывала круги по всему винограднику, смакуя свободу, отдавая себя музыке и бегу. Девушка находилась здесь полторы недели, и каждый день чувствовала себя всё более живой, трепещущей и сильной.

За ритмом музыки был глухой стук переживания. Был понедельник. Нейт, должно быть, к этому времени уже заметил, что она не делала того, что он от неё требовал. Она не собиралась возвращаться к нему. Каков будет его следующий...

Ужасный визг или крик перебил музыку в её ушах. Замедлившись, Алисса огляделась вокруг. Что это было? Больше на территории никого не было, кроме Ханта. Может быть, это машина свернула за углом? Или СМИ? Та фотография в интернете поймала профиль Алиссы, но большую её часть загораживало лицо Ханта. СМИ пытались выяснить, кто он. Как только это произойдёт, они закопошатся. Хоть Алисса не видела никаких автомобилей СМИ, она развернулась, чтобы побежать по главной дороге к дому. Последнее, чего она хотела, так это больше фотографий её на...

Сквозь музыку прорвался очередной скулящий крик.

Её сердце запнулось, а на вспотевшей коже появились мурашки. Достав наушники, девушка услышала позади себя скулёж. Или ребёнок, или животное. Безумные крики запустили в её кровь адреналин. Алисса побежала к длинным воротам, растянутым на входе в виноградник. Схватившись за толстые кованые железные прутья, она взглядом осмотрела дорогу. На маленькой тихой улице располагалось всего несколько домов, и движение было маленьким.

Вот оно. О, Боже! Маленькая коричневая с белым собака лежала на дороге, истекая кровью. Должно быть, её кто-то сбил. Алисса побежала к блоку управления и нажала на кнопку. Ворота начали медленно раздвигаться.

Девушка протиснулась через них, поискала взглядом машины, не увидела ни одной и побежала к животному. Присев на корточки, она переборола себя, чтобы взять под контроль свою панику. Маленький пёсик нуждался в помощи. Он лежал на правом боку, и, похоже, левое плечо и лапа были ранены. Кровь спутала его длинную шерсть. Пёс тяжело дышал и скулил.

— Хорошо, милый, всё хорошо.

Осторожно, не задевая раненных частей, она погладила пса по морде.

Ладно, хорошо. Он не пытался её укусить, но закатывал глаза в очевидном страхе.

Следует ли ей его двигать? Алисса не знала, но не могла оставить этого малыша на дороге. Она потянулась к своему телефону, засунутому в лифчик, чтобы позвать на помощь Ханта, когда рёв двигателя автомобиля заставил её резко поднять голову.

Маленький грузовик с тонированными стёклами приближался достаточно быстро. Слишком быстро.

Взорвалась горячая паника, отбрасывая её назад во времени. Машина выскальзывает из-под контроля, дико кружась. Ужасная авария, скрежет металла, крики...

Пронзительный визг пса вырвал её из воспоминаний к настоящему. Грузовик приближался, тёмный и ужасающий. Девушка подхватила пса, вскочила на ноги и побежала. Пёс выл от боли. Глаза Алиссы жгли слёзы. Шины грузовика завизжали.

Боковым зрением она видела, что машина направляется прямо на неё. Адреналин яростно пульсировал, заставляя её сердце стучаться о рёбра. Грузовик рычал всё ближе и ближе. Она не успеет.

Её тело приготовилось к столкновению. О, Боже, о...

Всего в футе от неё грузовик вдруг свернул. Двигатель разогнался до максимума, и грузовик помчался вниз по дороге в то же время, как Хант выбежал из ворот, его взгляд просканировал улицу со всех сторон, прежде чем остановиться на девушке.

— Лисси, что случилось?

Пёс дрожал и скулил в её руках. Колени девушки обмякли, будто став дряхлыми, пока её мышцы охватывала дрожь. В голове появился туман, а в ушах зазвенело. Она сделала шаг и споткнулась.

Хант поймал её локти, помогая стоять ровно.

— Посмотри на меня. Скажи мне. Сейчас же.

Его тёплые руки обхватили её локти, а резкие слова прогнали шок.

— Кто-то пытался меня сбить. Они свернули прямо перед тем, как врезаться в меня.

 

***

 

Его переполнила холодная ярость. Всё переключилось на гипербдительность. Зайдя за ворота, он произнёс.

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных