Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Языковая ситуация на западе и востоке Европы в эпоху позднего Средневековья. Соотношение богословия, философии и грамматики.




 

Для эпохи позднего Средневековья характерно двуязычие: латынь в сфере письменного использования + ≈ к концу XV века сфера употребления родных языков в письме постепенно расширяется.

На востоке роль латыни играет церковно-славянский (старославянский) язык.

Интересы ученых связаны, прежде всего, с этими языками. Проблемы языка рассматривались в тесной связи с философской проблематикой. Филологическое знание было инкорпорировано в христианское мировоззрение («философская филология»). Грамматическое учение = схоластическая философия.

Средневековую грамматику можно считать философской, богословской. Связи грамматики с философией и богословием носили двусторонний характер. Богословы и философы уделяли словесным наукам (тривиум – грамматика, логика, риторика) огромное внимание.

Тривиум занимал центральное положение в средневековой науке. Наибольший интерес к философским проблемам теории языка, меньше внимания многообразию языковых явлений. Задача – создание общей теории, увидеть универсальное, специфическое выносилось за скобки. Это была тенденция всей европейской науки – и на западе, и на востоке. Однако, ситуация складывалась по-разному.

В католической Европе богослужение было на латинском языке. В восточной Европе языком церкви был не греческий, а церковно-славянский язык, отсюда другая задача – задача перевода Священного Писания (с греческого на церковно-славянский). На востоке оживленно обсуждаются принципы и методология перевода. Появляется теория перевода, была наиболее часто обсуждаемой темой в древнерусской культуре.

Две концепции перевода:

 

Свободный Буквальный (дословный)
Восходит к Кириллу и Мефодию. Главное – передача содержательного смысла, а буквальный перевод не обязателен: дух важнее буквы. Была порождена боязнью различных еретических уклонов. Отклонение от буквы – ересь, отсюда появление большого числа кАлек, лексических и синтаксических грецизмов. Больше у восточных и южных славян.

 

Возникает глоссировка церковно-славянских текстов – новые славянские соответствия греческим словам-оригиналам, разъясняют значение непонятных слов. Древнерусское слово выступает в качестве глоссы к церковно-славянскому. Самые ранние глоссы – XIII в.

XVI в. – появление перевода на русский язык латинской грамматики Доната (пер. Дмитрий Герасимов). Латинская терминология и примеры были переведены на русский.

На западе развивается направление модистов.
34. Грамматическое учение модистов.

 

В то время как на востоке развивается теория перевода, на западе появляется направление modistae.

Modus significandi – способ обозначения. Учение модистов – вершина всех попыток проникновения в природу языка. Первая целостная теория языка в европейской традиции. Расцвет – последнее 10-летие XIII в. – первое 10-летие XIV в.

Центр – Парижский университет, Сорбонна. Главный представитель – Thomas Erfurt, трактат «De modus significandi sive Grammatica speculativa» («О способах обозначения или спекулятивная грамматика», ≈ конец XIII в.) – наиболее полное изложение доктрины модистов. Фламандское направление: Michel de Marrbaix, Sigor de Courtrai (трактат «Summa modorum sigificandi») завершает период активности модистов.

До этого в раннем Средневековье грамматики репродуцировали Доната, Присциана и др. латинских грамматиков, преследуя сугубо нормативные/педагогические цели – подготовка к чтению латинских текстов (прежде всего, Библии и патристики). Выписки, необходимые для самого элементарного обучения (конспекты).

В XII в. картина меняется – появляется спекулятивная грамматика, которая строится на умозрительном знании, без обращения к чувственному опыту, практике. Изучение ведется, исходя из «чистой силы ума». Все это происходит на фоне общекультурного подъема в западной Европе, возрастания интереса к логике и философии (научные диспуты, полемика). Появляется интерес к трудам Аристотеля, под его влиянием развивается спекулятивная грамматика в XII-XIII вв.

По Аристотелю объектом науки могут быть только общие свойства вещей, «единое во многом» («Аналитика»). Отсюда задача науки – обнаруживать это единое во многом и отделять от него все случайное, преходящее, все то, о чем нет знания через доказательство. Все это применяется и к языку.

Случайные черты – это языковой строй языка. Отдельные языки различаются между собой только внешней звуковой оболочкой, а глубинная структура одинакова у всех народов. Это обстоятельство делает грамматику универсальной, а науку о языке – действительной наукой.

Общими оказываются грамматические значения, которые выражаются частями речи. Именно эти родовые значения, универсалии, представляют интерес для грамматики. Грамматика модистов – философская. Модисты были также авторами трудов по логике и философии.

В Средние Века все науки были частью философии. Задача частных наук – поставлять материал для философии, вносить свой вклад в создание общей универсальной картины мироздания.

Грамматика универсальна, так как у всех людей одно и то же мышление, одна и та же логика. Общность логики порождена общностью окружающего материального мира. Различия – в звуковом облике, содержательная сторона одинакова. Отсюда модисты считают правомерным изучать только один язык – латынь. Положение о том, что грамматика у всех одинакова, декларируется модистами, не доказывается.

Единственный достойный объект исследования – грамматический строй, звуковой строй не рассматривается.

Восходит к спору физикалистов и номиналистов. Модисты: отдельные слова – это условные знаки, звуковая оболочка языка конвенциональна. Другое дело – внутренняя структура языка, грамматический строй. Такую связь с сознанием следует признать естественной, так как грамматический строй отражает структуру нашего сознания и, соответственно, структуру объективной реальности.

Модисты сравнивают грамматику с геометрией, так как ее тоже необходимо рассматривать в полном отвлечении от конкретного языкового материала (фундаментальный принцип спекулятивной грамматики). В грамматике, как и в геометрии, все строго детерминировано. Principia – первоначала в основании грамматики, которые определяет весь грамматический строй. Грамматика вторична по отношению к этим принципам (принимаются как аксиомы в геометрии, без доказательства). Все прочие положения должны быть логически строго выведены из этих первоначал. Таким образом, метод модистов – дедуктивный. Поэтому они опираются не на языковой узус, а на силлогические выводы.

Так, каждое явление грамматического строя может получить исчерпывающее объяснение, причина (causa) каждого явления может быть установлена. Познать явление = выявить его причину.


vikidalka.ru - 2015-2017 год. Все права принадлежат их авторам!