Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Явление двенадцатое 4 страница. Подхалюзин . Что вы, что вы, тятенька?




Подхалюзин . Что вы, что вы, тятенька? Полноте! Бог милостив! Что это вы? Поправим как-нибудь. Все в наших руках!

Большов . Денег надо, Лазарь, денег. Больше нечем поправить. Либо. денег, либо в Сибирь.

Подхалюзин . И денег дадим-с, только бы отвязались! Я, так и быть, еще пять копеечек прибавлю.

Большов . Эки года! Есть ли в вас христианство? Двадцать пять копеек надо, Лазарь!

Подхалюзин . Нет, это, тятенька, много-с, ей-богу много!

Большов . Змеи вы подколодные! (Опускается головой на стол.)

Аграфена Кондратьевна . Варвар ты, варвар! Разбойник ты эдакой! Нет тебе моего благословения! Иссохнешь ведь и с деньгами-то, иссохнешь, не доживя веку. Разбойник ты, эдакой разбойник!

Подхалюзин . Полноте, маменька, бога-то гневить! Что это вы клянете нас, не разобрамши дела-то! Вы видите, тятенька захмелел маненько, а вы уж и на-поди.

Олимпиада Самсоновна . Уж вы, маменька, молчали бы лучше! А то вы рады проклять в треисподнюю. Знаю я: вас на это станет. За то вам, должно быть, и других детей-то бог не дал.

Аграфена Кондратьевна . Сама ты молчи, беспутная! И одну-то тебя бог в наказание послал.

Олимпиада Самсоновна . У вас все беспутные — вы одни хороши. На себя-то посмотрели бы, только что понедельничаете, а то дня не пройдет, чтоб не облаять кого-нибудь.

Аграфена Кондратьевна . Ишь ты! Ишь ты! Ах, ах, ах!.. Да я прокляну тебя на всех соборах!

Олимпиада Самсоновна . Проклинайте, пожалуй!

Аграфена Кондратьевна . Да! Вот как! Умрешь, не сгниешь! Да!..

Олимпиада Самсоновна . Очень нужно!

Большов (встает) . Ну, прощайте, дети.

Подхалюзин . Что вы, тятенька, посидите! Надобно же как-нибудь дело-то кончить!

Большов . Да что кончать-то? Уж я вижу, что дело-то кончено. Сама себя раба бьет, коли не чисто жнет! Ты уж не плати за меня ничего: пусть что хотят со мной, то и делают. Прощайте, пора мне!

Подхалюзин . Прощайте, тятенька! Бог милостив — как-нибудь обойдется!

Большов . Прощай, жена!

Аграфена Кондратьевна . Прощай, батюшко Самсон Силыч! Когда к вам в яму-то пущают?

Большов . Не знаю!

Аграфена Кондратьевна . Ну, так я наведаюсь: а то умрешь тут, не видамши-то тебя.

Большов . Прощай, дочка! Прощайте, Алимпияда Самсоновна! Ну, вот вы теперь будете богаты, заживете по-барски. По гуляньям это, по балам — дьявола тешить! А не забудьте вы, Алимпияда Самсоновна, что есть клетки с железными решетками, сидят там бедные-заключенные. Не забудьте нас, бедных-заключенных. (Уходит с Аграфеной Кондратьевной.)

Подхалюзин . Эх, Алимпияда Самсоновна-с! Неловко-с! Жаль тятеньку, ей-богу, жаль-с! Нешто поехать самому поторговаться с кредиторами! Аль не надо-с? Он-то сам лучше их разжалобит. А? али ехать? Поеду-с! Тишка!

Олимпиада Самсоновна . Как хотите, так и делайте — ваше дело.

Подхалюзин . Тишка!

Входит.

Подай старый сертук, которого хуже нет.

Тишка уходит.

А то подумают; богат, должно быть, в те поры и не сговоришь.

 

Явление пятое

 

Те же, Рисположенский и Аграфена Кондратьевна.

Рисположенский . Вы, матушка, Аграфена Кондратьевна, огурчиков еще не изволили солить?

Аграфена Кондратьевна . Нет, батюшко! Какие теперь огурчики! До того ли уж мне? А вы посолили?

Рисположенский . Как же, матушка, посолили. Дороги нынче очень; говорят, морозом хватило. Лазарь Елизарыч, батюшка, здравствуйте. Это водочка? Я, Лазарь Елизарыч, рюмочку выпью.

Аграфена Кондратьевна уходит с Олимпиадой Самсоновной.

Подхалюзин . А за чем это вы к дам пожаловали?

Рисположенский . Хе, хе, хе!.. Какой вы шут-с-ник, Лазарь Елизарыч! Известное дело, за чем!

Подхалюзин . А за чем бы это, желательно знать-с?

Рисположенский . За деньгами, Лазарь Елизарыч, за деньгами! Кто за чем, а я все за деньгами

Подхалюзин . Да уж вы за деньгами-то больно часто ходите.

Рисположенский . Да как же не ходить-то, Лазарь Елизарыч, когда вы по пяти целковых даете. Ведь у меня семейство.

Подхалюзин . Что ж, вам не по сту же давать.

Рисположенский . А уж отдали бы зараз, так я бы к вам и не ходил.

Подхалюзин . То-то вы ни уха, ни рыла не смыслите, а еще хапанцы берете. За что вам давать-то!

Рисположенский . Как за что? — Сами обещали!

Подхалюзин . Сами обещали! Ведь давали тебе — попользовался, ну и будет, нора честь знать.

Рисположенский . Как пора честь знать? Да вы мне еще тысячи полторы должны.

Подхалюзин . Должны! Тож «должны!» Словно у него документ! А за что — за мошенничество!

Рисположенский . Как за мошенничество? За труды, а не за мошенничество!

Подхалюзин . За труды!

Рисположенский . Ну, да там за что бы то ни было, а давайте деньги, а то документ.

Подхалюзин . Чего-с? Документ! Нет, уж это после придите.

Рисположенский . Так что ж, ты Меня грабить что ли, хочешь с малыми детьми?

Подхалюзин . Что за грабеж! А ведь возьми еще пять целковых, да и ступай с богом.

Рисположенский . Нет, погоди! Ты от меня этим не отделаешься!

Тишка входит.

Подхалюзин . А что же ты со мной сделаешь?

Рисположенский . Язык-то у меня не купленый.

Подхалюзин . Что ж ты, лизать, что ли, меня хочешь?

Рисположенский . Нет, не лизать, а добрым людям рассказывать.

Подхалюзин . Об чем рассказывать-то, купоросная душа! Да кто тебе поверит-то еще?

Рисположенский . Кто поверит?

Подхалюзин . Да! Кто поверит? Погляди-тко ты на себя.

Рисположенский . Кто поверит? Кто поверит? А вот увидишь! А вот увидишь! Батюшки мои, да что ж мне делать-то? Смерть моя! Грабит меня, разбойник, грабит! Нет, ты погоди! Ты увидишь! Грабить не приказано!

Подхалюзин . Да что увидать-то?

Рисположенский . А вот что увидишь! Постой еще, постой, постой! Ты думаешь, я на тебя суда не найду? Погоди!

Подхалюзин . Погоди да погоди! Уж я и так ждал довольно. Ты полно пужать-то: не страшно.

Рисположенский . Ты думаешь, мне никто не поверит? Не поверит? Ну, пускай обижают! Я… я вот что сделаю: почтеннейшая публика!

Подхалюзин . Что ты! Что ты! Очнись!

Тишка . Ишь ты, с пьяных-то глаз куда лезет!

Рисположенский . Постой, постой!.. Почтеннейшая публика! Жена, четверо детей — вот сапоги худые!..

Подхалюзин . Все врет-с! Самый пустой человек-с! Полно ты, полно… Ты прежде на себя-то посмотри, ну куда ты лезешь!

Рисположенский . Пусти! Тестя обокрал! И меня грабит… Жена, четверо детей, сапоги худые!

Тишка . Подметки подкинуть можно!

Рисположенский . Ты что? Ты такой же грабитель!

Тишка . Ничего-с, проехали!

Подхалюзин . Ах! Ну, что ты мораль-то эдакую пущаешь!

Рисположенский . Нет, ты погоди! Я тебе припомню! Я тебя в Сибирь упеку!

Подхалюзин . Не верьте, все врет-с! Так-с, самый пустой человек-с, внимания не стоящий! Эх, братец, какой ты безобразный! Ну, не знал я тебя — ни за какие бы благополучия и связываться не стал.

Рисположенский . Что, взял, а! Что, взял! Вот тебе, собака! Ну, теперь подавись моими деньгами, черт с тобой! (Уходит.)

Подхалюзин . Какой горячий-с! (К публике.) Вы ему не верьте, это он, что говорил-с, — это все врет. Ничего этого и не было. Это ему, должно быть, во сне приснилось. А вот мы магазинчик открываем, милости просим! Малого ребенка пришлете — в луковице не обочтем.

 

 

Утро молодого человека*

 

ЛИЦА:

Недопекин, Семен Парамоныч.

Лисавский, Сидор Дмитрич.

1-й молодой человек.

2-й молодой человек.

Смуров, купец, дядя Недопекина.

Вася, племянник Смурова, двоюродный брат Недопекина.

Сидорыч, приказчик тетки Недопекина.

Иван, лакей.

Гришка, мальчик.

 

Богато меблированная комната. На задней стене дверь в переднюю, на левой — в кабинет; направо от зрителей турецкий диван и всякого рода мягкая мебель; с левой стороны — письменный стол с богатыми принадлежностями; ближе к зрителям трюмо; окна роскошно драпированы; на стенах эстампы.

 

I

 

Иван и Сидорыч сидят на креслах. Гришка стоит.

Иван . Да посиди, куда ты?

Сидорыч . Пора-с, еще надо кое-куда зайти.

Иван . Еще успеешь. Да тебе на что Семена-то Пара-моныча?

Сидорыч . Да тетенька их завтрашнего числа к себе на вечер просят.

Иван . Ну, так не поедет, и дожидаться тебе нечего.

Сидорыч . Отчего ж не поедут-с?

Иван . Нечего ему делать у вас, вот тебе и все. Ваши-то ведь как есть русаки. Ведь вы по будням-то из одной чашки едите, в восьмом часу спать ложитесь. Только в именины да по праздникам и раскошеливаетесь. А мы, видишь, как живем? Смотри! (Показывает кругом.) То-то вот оно и есть! Так-то, братец ты мой! Да теперь будем говорить насчет компании: какая у вас компания? Ни обращения никакого, ни политики. Нам, брат, у вас нечего делать. Вот он меня за что уважает? потому я все эти порядки знаю. Я, брат, служил все у хороших людей: у генерала Симевича два года служил, у советника служил. Так уж мне пора знать. Уж он так меня и спрашивает: «Что, говорит, Иван, это как у генерала?» Вот, говорю, так и так; «а это как?» а это вот так, мол. «Хорошо», говорит.

Сидорыч . А скоро они встанут?

Иван . А ты вот смотри на часы. У нас уж тенп известный. Уж поневолится, да проспит до второго часу. Я еще такого и не видывал, чтобы кто так моде подражал. Вот теперь встает во втором часу; а скажи ему, что господа встают с петухами вместе, ведь и он тоже с петухами станет вставать.

Сидорыч . Тон наблюдают-с.

Иван . Уж как наблюдает-то, просто смех смотреть на него. Увидит где на гулянье или в театре, как кто одет, как кто ходит, сейчас и перенимает; вот здесь и учится перед зеркалом. Ей-богу! А все-таки, брат, у нас чего нет, все это на барскую ногу. Видишь, как мы живем! А вы что! Вам хоть горы золотые давай: уж это все одно; заведение такое, самое необразованное. А мы, видишь, как живем! Вот, хочешь книжку почитать?

Сидорыч . Коли можно, так дайте какую-нибудь позанятнее.

Иван . Уж что тут толковать!

Сидорыч . Да не спросили бы неравно.

Иван . Ах ты, какой человек! Говорят: бери, так бери. Вот тебе. (Дает книгу.) У нас, брат, все есть: всякие книги, журналы, ноты всякие; вот, видишь (показывает ему) . Мы, брат, по-барски живем. Вот, хочешь цыгар?

Сидорыч . Пожалуйте парочку.

Иван . Что парочку! бери десяток. У нас, брат, хорошие цыгары: пятьдесят рублей сотня.

Сидорыч . Ну, как узнают! Забранятся, пожалуй.

Иван . Что толковать! уж ты бери, коли дают. Приходи в другой раз: еще дам; у нас этого добра не переводится.

Сидорыч . Затем прощайте-с. Неколи мне ждать-то. Я уж завтра зайду-с.

Иван . А нам, брат, не рука по вашим вечеринкам ездить!

Сидорыч уходит. Гришка за ним. Иван садятся на кресло и берет газету. Гришка возвращается.

А я тебе, Гришка, один раз навсегда говорю: коли хочешь ты быть человеком, ты старших слушай, да не огрызайся; ты со старших пример бери.

Гришка . Да, со старших! А ты зачем бариновы цыгарки раздаешь?

Иван . Не тебя ли еще спрашиваться! А ты платье вычистил?

Гришка . Да когда чистить-то?

Иван . А что ж ты целое утро делал-то?

Гришка . Небось, ничего не делал.

Иван . Ну, смотри!

Гришка . Да что смотреть! Я, небось, ходил. А сам что делал? Все утро «Пчелу» читал!

Иван . Так вот я и стану тебе платье чистить! (Передразнивает его.) «Пчелу» читал! Я, брат, свое дело знаю!

Звонят.

Отопри, пошел! (Встает со стула.)

 

II

 

Лисавский (входит, свищет) . Сенечка дома?

Иван . Семен Парамоныч?

Лисавский . Ну да!

Иван . Да вы не очень кричите: почивает-с.

Лисавский . Ну, я подожду. (Садится на кресло, разбирает книги.) А где «Библиотека для чтения»?

Иван . А я почем знаю? чай, сами же взяли.

Лисавский . Что ты врешь!

Иван . Что мне врать-то? Вы, Сидор Митрнч, книжки-то, которые взяли, принесите.

Лисавский . Ну, уж это не твое дело.

Иван . Конечно, не мое. А неравно спросят, я должен отвечать-то.

Лисавский . Дай огню. (Берет сигару, а две кладет d карман.)

Иван . Гришка, подай огню. Вот вы, Сидор Митрич, всегда у барина цыгары берете, а он спрашивает. Отчего, говорит, Иван, скоро цыгары выходят; ты, говорит, смотри, чтоб не таскали.

Лисавский . Пошел, братец; ты мне надоел уж. Ну, скажи, что я беру.

Иван . То-то скажи! А оно нехорошо; в нашего брата спрашивают. (Уходит.)

Лисавский (молча читает какой-то журнал) . Что такое? Статья о театре! Посмотрим, посмотрим. (Читает.) «Где найдешь не знаешь, потеряешь не ожидаешь, или не берись за гуж, если не дюж. Шутка в одном действии, а если бы не дверь на улицу, так была бы не шутка, а серьезное дело, водевиль Лисавского». (Читает про себя.) Нет, это выше сил! Это ни на что не похоже! «Ни малейшего таланта!» Ах он мерзавец! Желал бы я знать, кто это написал? Кто бы? (Думает.) Нет, не он: где ему! Разве вот этот? Да уж, кроме его, некому. Он думает, может быть, что я не узнаю. Нет, погоди, голубчик; ведь уж этого не скроешь. Это чорт знает что такое! «Ни малейшего таланта». Только бы мне узнать, уж я доеду. Да это он; нечего и толковать, по глазам видно, что мерзавец! Однако это неприятно; вдруг тебя ругают публично. И кто! Андронову до сих пор пятнадцать целковых должен; да и у меня, кажется, просил. Да! просил, просил! Это я помню! (Смотрит на рукав.) Ну, одно за другим: там какая-то скотина ругается, тут фрак протерся! (С отчаянием махнувши рукой.) Это со мной только с одним и может случиться. Гонит судьба, преследует. (Сидит несколько времени задумавшись.) Кажется, у Сенечки лишний есть?.. Иван!

Иван (входит) . Что угодно?

Лисавский . Что, Сенечка зеленый фрак не носит?

Иван . Не носит.

Лисавский . Ну, так ты. Ваня, завяжи его в платок.

Иван . Уж это я без приказания не могу-с.

Лисавский . Ну, так прикажут.

Иван . А тогда дело другого рода, хоть два завяжем. А без приказания не могу. Вот вы бекешку-то взяли один раз надеть, да и заносили совсем. Этак всякому раздавать, так не напасешься. Мне что за дело: не мое, а барское. Наше дело, известно, лакейское, а и то совесть знаешь.

Лисавский . Ведь вот, Ваня, ты и обижаешь меня а я ведь тебя люблю.

Иван . Ваша любовь-то известно какая: из нее шубу не сошьешь. Вы у барина и то, и се берете, а я еще от вас гривенника не видал. Хоть бы когда в глаза плюнули. Только кричите: подай то, подай другое. Я и у хороших людей жил, да этакого обращения не видал. Известно, уж благородного человека сейчас видно.

Лисавский . Да нельзя же мне при людях к тебе на шею кидаться. А наедине я с тобой всегда по-дружески. Ей-богу, Ваня, по-дружески. Да чем мне гордиться-то перед тобой? Чем ты хуже меня? Ты свое дело знаешь, ты честен. Честность ведь, Ваня, великое дело. Я больше за честность и люблю тебя. Я всякому готов быть другом, только будь честен.

Иван . Какое же в этом дружество может заключаться? Сказано — лакей. Какая от этого может честность произойти!

Гришка (входит) . Приехал кто-то.

Иван . Проси.

Лисавский . Разбуди поди.

Иван . Разбуди! не велит будить-то,

Лисавский . Ну, так я сам пойду. (Уходит.)

 

III

 

Входят двое молодых людей: 1-й входит в комнату, 2-й остается в дверях.

2-й молодой человек . Нет, нет!

1-й молодой человек . Да полно, братец, что за вздор!

2-й молодой человек . Ни за что на свете!

1-й молодой человек . Помилуй, ты его не знаешь: он отличный малый.

2-й молодой человек . Я с ним незнаком. Да и с какой стати я явлюсь к нему вдруг знакомиться. Что он за птица!

1-й молодой человек . Какое тебе дело! В нынешний век на это надо смотреть с философской точки зрения; хорошо кормит, вино хорошее — чего ж тебе еще! Очень нужно тебе его образование и манеры. Нет, ты останься; посмотри, как он рад будет с тобой познакомиться.

2-й молодой человек . Ведь мы ему делаем честь своим знакомством, а не он нам, значит — неприлично мне к нему являться первому. Он может подумать, что я нарочно для того набиваюсь на знакомство, чтобы обедать на его счет.

1-й молодой человек . А тебе-то что за дело, что он подумает!

2-й молодой человек . Не пойду, воля твоя, не пойду.

1-й молодой человек . Ты то возьми: у него денег можно занять.

2-й молодой человек . Да я все это понимаю! Что ты мне еще рассказываешь! Да все-таки, как-то тяжело. Ты подумай, какую мы будем роль играть.

1-й молодой человек . Никакой роли! Поедим, выпьем, и все тут.

2-й молодой человек . Нет. Прощай,

1-й молодой человек . Ну, так ты вот что: отправляйся к Шевалье и жди, а я его привезу туда. Там и познакомитесь; он нас обедом угостит.

2-й молодой человек . Ну, вот это другое дело, а то все как-то неловко. Прощай! (Уходит.)

Лисавский (выходя из кабинета) . А! Здравствуйте!

1-й молодой человек . Что он, проснулся?

Лисавский . Одевается.

1-й молодой человек . Послушайте, господин Лисавский, это вы ему писали письмо в стихах к одной особе? Мне его показывали.

Лисавский . Конечно, я, где ж ему-с.

1-й молодой человек . Я так и думал. Очень хорошо написано, очень хорошо.

Лисавский . А вы видели мой водевиль: «Один жених за троих, или то же, да не то?»

1-й молодой человек . Нет, не видал. А что же?

Лисавский . Там у меня есть куплетец;

 

Хоть он в рядах торгует плохо,

А лезет в кресла в первый ряд.

 

1-й молодой человек . А, понимаю. Очень хорошо написано и, главное дело, очень похоже.

 

IV

 

Недопекин входит и махает Лисавскому; тот уходит.

1-й молодой человек . Bonjour, m-r Недопекин!

Недопекин . Извините, я вас заставил дожидаться Я вчера поздно приехал. А впрочем, я всегда так встаю — в половине первого. (Вынимает часы.) Вот, ровно половина первого. Я читаю долго по вечерам.

1-й молодой человек . Вы читаете?

Недопекин . Читаю. Знаете, нельзя-с.

1-й молодой человек . Что же вы читаете?

Недопекин . Журналы, ученые сочинения. Я все почти журналы выписываю.

1-й молодой человек . Русские?

Недопекин . Русские.

1-й молодой человек . Полноте, что вы! (Смеется.) Да что там читать-то? Переводные французские романы?

Недопекин . Да-с, французские романы.

1-й молодой человек . Так уж лучше их в подлиннике прочесть.

Недопекин . Да-с, это несравненно лучше-с.

1-й молодой человек . А вы сами ничего не пишете?

Недопекин . Я думаю что-нибудь написать. Я стихи пишу-с. Я петь хочу учиться; только не знаю, где взять учителя, чтобы самого лучшего. Не знаете ли вы?

1-й молодой человек . Самых лучших нет здесь. А вот если вы хотите, я вас познакомлю с одним литератором — умнейший малый.

Недопекин . Ах, сделайте одолжение!

1-й молодой человек . Вы приходите нынче обедать к Шевалье, я вас отрекомендую.

Недопекин . Непременно буду-с.

1-й молодой человек . Так прощайте, до свидания!

Недопекин . Прощайте-с. Я непременно, непременно буду-с.

 

V

 

Лисавский (из двери) . Что, ушел?

Недопекин . Ушел. Послушай, скоро ли ты меня по-французски-то выучишь?

Лисавский . Да зачем тебе так скоро понадобилось?

Недопекин . Как зачем? читать французские книги. Не русские же читать! Ха-ха-ха! Кто же русские читает! Нет, брат, нас не обманешь. (Ходят обнявшись.)

Лисавский . Послушай, Сенечка! А ведь ты хорош, ей-богу, хорош. Ведь ты себе цены не знаешь. Погляди-ка ты на себя. Ведь это идеал мужчины! Аполлон, Аполлон, просто Аполлон! (Недопекин стоит перед зеркалом и улыбается.) Знаешь ли что, Сеня?

Недопекин . А что?

Лисавский . Ты красавец, решительно красавец; только позволь, друг, тебе правду сказать.

Недопекин . Говори.

Лисавский . Только ты, Сеня, не сердись! Ты одеваться не умеешь. Имей-ка я твое состояние, так я бы, знаешь ли, как одевался.

Недопекин . А как?

Лисавский . Убил бы всех, да и все тут. Ну, вот теперь ты порядочно одет, можно сказать, безукоризненно. А иногда надеваешь чорт знает что! Зеленые фраки носишь, просто гадость.

Недопекин . Да с чего же ты взял? я уж зеленого давно не ношу.

Лисавский . Как не носишь, да недавно надевал.

Недопекин . Когда надевал? Что ты врешь-то! Стану Я зеленый фрак носить!

Лисавский . Толкуй, толкуй! А зачем же ты его сшил?

Недопекин . Так, сшил, да и все тут. Что ж не сшить! Денег, что ли, у меня нет?

Лисавский . Счастливец ты, Сеня: богат, как чорт!.. хорош!.. Я, брат, все любуюсь на тебя! Ведь угораздило же тебя таким красавцем родиться! Каково, я думаю, на тебя смотреть женщинам. Ведь это, брат, смерть, ей-богу, смерть! Только ты уж, Сеня, не дурачься: зеленых фраков не носи.

Недопекин . Говорят тебе, не ношу.

Лисавский . Ох, Сеня, боюсь, осрамишь ты мою головушку.

Недопекин . Да ей-богу, не надену.

Лисавский . А вот взять его у тебя, так короче дело-то будет.

Недопекин . Да возьми, пожалуй! Ты думаешь, одеваться не умею? Да я захочу, так у меня завтра сто фраков будет. Я, брат, знаю, как одеваться, ты меня не учи, сделай милость. А то важность мне зеленый фрак! (Ходит перед зеркалом.)

Лисавский . Ты, Сеня, не сердись: я любя, ей-богу любя. Иван!

Входит Иван.

Завяжи в платок зеленый фрак.

Иван уходит.

А что мы, Сеня, с тобой завтракать будем?

Недопекин . Да мне что-то не хочется.

Лисавский . Как это ты, Сеня, говоришь: не хочется. Дивлюсь я на тебя. Да веди ты, братец, правильную жизнь. Положи ты себе за правило: завтракать в час, обедать в четыре. Все порядочные люди так делают.

Недопекин . Разве все в час завтракают?

Лисавский . Да разумеется, что все; а то как же?

Недопекин . Что ж, давай закусим что-нибудь.

Лисавский . Да не что-нибудь, а надобно выбрать полегче, поизящнее. Вот, например: спаржу, из дачи что-нибудь, лафиту хорошего.

Недопекин . Ну, уж это мы с завтрашнего дня заведем, а теперь так что-нибудь; уж один день не в счет; ведь мне еще нынче обедать у Шевалье. Иван!

Входит Иван.

Принеси нам позавтракать, да вина дай получше.

Иван уходит.

С каким, братец, я там писателем нынче познакомлюсь, не тебе чета. Вот ты и знай наших!

Лисавский . Сеня, возьми меня!

Недопекин . А тебе что там делать? Это, брат, твое общество.

Лисавский . А ты думаешь, твое? Они же над тобой после смеются, а я бы тебя, по крайней мере, поддерживал.

Недопекин . Толкуй, толкуй!

Иван приносит завтрак. Садятся.

Лисавский . Ведь мне все равно, как хочешь, так и делай; я тебе по дружбе говорю.

Недопекин (показывая ему бутылку) . Погляди-ка! А! Какова штука-то! Ты посмотри, чего стоит-то! Ты, я думаю, сроду не пивал. Только этого уж я тебе не дам.

Лисавский . Полно дурачиться-то, наливай!

Недопекин . Нет уж, не дам.

Лисавский . Вот уж не люблю.

Недопекин . Нет, жирно будет вас этаким вином поить. Атанде-с!

Лисавский . Что ломаешься-то! Ведь ты вкуса не знаешь в этом; тебе бы только ярлык дорогой, а там хоть уксусу налей.

Недопекин . Рассказывай, рассказывай!

Лисавский . Велика важность! Да я и сам не хочу; и просить будешь, так не стану.

Недопекин . Да не беспокойся, я и не дам.

Лисавский . Да я и завтракать не стану. (Встает.) И чорт меня дернул связываться-то с тобой!

Недопекин . Да ты и не связывайся.

Лисавский . А ты думаешь, нужно очень! Вашего брата и по-русски-то говорить порядочно выучишь, а вы уж и зазнаетесь. Без меня-то ты до сих пор говорил бы: оттедова, откуличи, а́хтер.

Недопекин . Ты мне деньги-то отдай, которые брал.

Лисавский (садясь к столу) . Нет, ведь вот, Сеня, что душу-то возмущает — это неблагодарность!

Недопекин . Ну, полно, не сердись. (Наливает ему.) Я пошутил,

Лисавский . Нет, ведь, ей-богу, Сеня, обидно!

Недопекин . Что ж, ты принес стихи?

Лисавский (отдает) . На, возьми. Только ты, пожалуйста, Сеня, будь осторожен в словах. Я знаю, что это шутка; да все-таки, не хорошо — дурные замашки: между порядочными людьми этого не бывает. Ты знаешь, я щекотливый человек.

Недопекин (читает) . Ну уж хорошо, будет толковать-то. Что это, я не разберу.

Лисавский (берет у него и читает) .

 

Я видел вас, как вы сидели в ложе,

И, боже мой, как были вы похожи

На пери, на жизель, на этих фей…

 

Недопекин . Что такое «фей»?

Лисавский . Ах, как ты этого не знаешь! Это такие воздушные существа.

Недопекин . Хорошо, хорошо, читай!




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных