Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Обсуждать какие-либо подробности.




Тоби Раис Дрьюс

 

Прочитайте нижеприводимые диалоги.

Даниела собирается позвонить Стэси. Даниела хочет, чтобы Стэси посидела с ее тремя детьми во время уик-энда, но она не намеревается просить Стэси посидеть с детьми; она намерена манипулировать приятельницей таким образом, чтобы та сама предложила ей свою помощь. Обратите внимание, какие техники использует Даниела

Стэси: Здравствуй.

Даниела: Привет (что-то мямлит). Вздох. Вздох означает «Ах, я бедняжка. Я просто так беспомощна. Спроси меня, что у меня плохо. Спасай меня».

Стэси (после долгой паузы): Ох, привет, Даниела. Рада, что ты позвонила. Как у тебя дела? Во время долгой паузы Стэси думала: «О, нет. Только не она». Вздыхает и стонет снова «О, Господи, что она хочет от меня на этот раз?»

Даниела (вздох, вздох): Дела у меня идут как всегда. Ты же знаешь, полно проблем. Что Даниела говорит на самом деле, следует понимать так: «Продолжай, спрашивай меня, что у меня не так».

Стэси (снова после долгой паузы): Что случилось? Твой голос звучит ужасно. Во время долгой паузы на этот раз Стэси думает «Я не собираюсь спрашивать, что у нее не ладится. Я не попадусь в ловушку. Я отказываюсь спрашивать ее, что у нее идет плохо». Думая таким образом, Стэси почувствовала гнев, затем вину (чувства, характерные для роли спасительницы), затем продолжала спасать Даниелу, расспрашивая ее о том, что у нее не ладится.

Даниела: О, мой муж только что узнал, что ему необходимо ехать за город в ближайший уик-энд по работе, и он очень просит, чтобы и я с ним поехала. Мне бы очень хотелось поехать с ним. Ты же знаешь, я никогда никуда не выезжаю. Но я не знаю, кого бы мне попросить посидеть с моими детьми. Мне ужасно не хочется отказать ему, но я вынуждена была отклонить его просьбу. Он так расстроился. Надеюсь, что он не слишком рассердился на меня. Ну ладно, это просто дела идут так, как это обычно и бывает, мне кажется. Вздох. Вздох. Даниела подготавливает почву. Она хочет, чтобы Стэси жалела ее, почувствовала свою вину и пожалела ее мужа. Ее слова были тщательно подобраны. Даниела, конечно же, сказала своему мужу, что поедет с ним. Она сказала мужу, что намеревается нанять Стэси понянчить детей.

Стэси (долгая, долгая пауза): Хорошо, я полагаю, что я смогу подумать, может быть, я помогу тебе. Во время паузы на этот раз Стэси думает «О, нет. Нет, нет и нет. Я ненавижу присматривать за ее детьми. Она никогда не посидит с моими детьми. Я не хочу. Я не буду. Будь она проклята за то, что она все время ставит меня в такое положение. Вздор! Но как я могу сказать «нет»? Я должна помогать людям. Работать для других. И она нуждается во мне так сильно. Господи, я не хочу, чтобы ока рассердилась на меня. Кроме того, если я ей не помогу, то кто ей поможет? У нее такая многострадальная жизнь. Но это в последний раз. Да, последний раз и больше никогда». Ее чувствами были гнев, жалость, вина, святость, и снова она возвращалась назад к гневу. Заметьте, как она унижала Даниелу, навешивая на нее ярлык беспомощности; заметьте, как велико было ее чувство ответственности, что давало ей ощущение своего величия: «Я — единственный человек в мире, который может помочь ей». Итак, заметьте, какие слова она использует для ответа. Она надеялась, что Даниела заметит недостаток ее энтузиазма и спасет ее, сказав что-то вроде: «Ладно, забудь это».

Даниела: Ты действительно можешь посидеть с детьми? Огромное спасибо. Ты такая великодушная. Я никогда не мечтала, что ты действительно сделаешь это для меня. «Ху, ах-ха! Добилась, чего хотела». Стэси: Нет проблем. Рада тебе помочь. «Я не хочу это делать. Почему это всегда со мной происходит?».

В следующем диалоге Роберт хочет, чтобы его жена, Сэлли, позвонила его начальнику и сказала ему, что Роберт болен. Накануне Роберт где-то пьянствовал до 3 часов ночи. Его алкоголизм является причиной все более усугубляющихся проблем дома и на работе. Во время разговора он чувствует себя разбитым, злым, виноватым и близким к отчаянию. Сэлли чувствует себя точно так же.

Роберт: Доброе утро, дорогая. Как моя сладенькая чувствует себя сегодня? «О, Господи, помоги мне, я чувствую себя ужасно. Я не могу пойти на работу. Она сходит с ума. Я не могу предстать перед начальником. Лучше я намылюсь к ней, пусть она позвонит за меня начальнику, и тогда я вернусь в постель. Нет, лучше мне опохмелиться. Быстро».

Сэлли: Я прекрасно себя чувствую. (Сказано сквозь зубы, мученическим голосом после холодного изумленного, ничего не видящего взгляда и долгого молчания). Сэлли имела в виду следующее: «Я испытываю боль и обиду. Я испытываю гнев. Как ты мог это сделать для меня? Тебя опять не было дома прошедшей ночью, ты опять пил. Ты обещал мне больше этого не делать. Наша жизнь рассыпается на куски, а тебе все равно. Посмотри на себя: на что ты похож? Я уже больше не могу выносить это!».

Роберт: Дорогая, я так плохо себя чувствую сегодня. Должно быть, я простудился. Я даже не могу позавтракать. Позвони моему начальнику, хорошо? Скажи ему, что я выйду на работу завтра, если мне станет лучше. Ну, будь умницей, моя малышка. Я так болен. «Я — беспомощен и ты нужна мне. Позаботься обо мне и сделай это прямо сейчас. Я знаю, ты злишься на меня, поэтому я пытаюсь вызвать у тебя жалость к себе».

Сэлли: Я не думаю, что я должна звонить твоему начальнику. Он любит говорить с тобой, когда ты не собираешься выходить на работу. У него всегда есть вопросы, и я не могу на них ответить. Не думаешь ли ты, что будет лучше, если ты позвонишь? В конце концов ты знаешь, что ты хочешь сказать. «Я ненавижу звонить его начальнику. Я терпеть не могу врать за нега Но если я скажу «нет», он рассердится. Я попытаюсь действовать более беспомощно, чем это делает он».

Роберт: Что с тобой, в конце концов? Неужели ты не можешь сделать такую мелочь для меня? Ты так эгоистична? Я знаю, ты ужасно злишься на меня. Ты всегда злишься на меня. И неудивительно, что я пью с такой женой. Ладно, держи свою марку. Не звони. Но если я потеряю свою работу, то это будет твоя вина. «Как она смеет отказывать мне?», — думает он. Затем он решает, что уже пора действовать жестко. Он решил заставить ее сделать это. Он решает взвалить на нее большую порцию вины, а сверху чуть-чуть присыпать ее страхом. Он знает, что она беспокоится, как бы он не потерял работу. Делая все это, он грунтует почву для сегодняшней выпивки.

Сэлли: Ладно. Я сделаю это. Но никогда впредь не проси меня больше. И если ты напьешься еще раз, я уйду от тебя. Чувствуя себя попавшейся в ловушку, Сэлли звонит начальнику Роберта. Роберт сделал свое дело хорошо. Он нажал на все слабые точки Сэлли. Она боится обвинений в эгоизме, потому что думает, это будет ужасно, если она будет эгоистичной; она чувствует себя виноватой, потому что она знает, что злится все время; она чувствует себя ответственной за пьянство Роберта; и она боится, что он потеряет свою работу. То заявление, что она уйдет, если он снова напьется, было пустой угрозой; никакого решения о том, чтобы оставить Роберта, она не приняла. И в следующий раз, когда Роберт попросит ее, она снова позвонит его начальнику. После того, как Сэлли позвонила, она впала в состояние ярости на Роберта, преследуя его. Затем она кончила тем, что почувствовала сильную жалость к себе, почувствовала себя жертвой. Она также продолжала испытывать сильнейшее чувство вины, думая, что с ней что-то не в порядке, что-то в ней идет не так, раз она испытывает все эти чувства и дает такие реакции, поскольку Роберт выглядит таким сильным, а она чувствует себя такой слабой и беззащитной.

В нижеприводимом диалоге консультант разговаривает с мужем-алкоголиком и его женой в группе семейной терапии. Пара представляется идеальной. Они не в первый раз посещают эту группу, но это первый раз, когда консультант сфокусировал свое внимание на них.

Консультант: Стивен и Джоан, я рада, что вы оба здесь в этот вечер. Как дела?

Стивен: У меня великолепно. Просто великолепно. Не так ли, Джоан?

Джоан (улыбается): Да. Все идет хорошо. (Нервный смех).

Консультант: Джоан, вы улыбаетесь, но я чувствую, что что-то идет не так. Это хорошо поговорить здесь. Это хорошо поговорить о ваших чувствах и это хорошо поговорить о ваших проблемах. Для этого и предназначена эта группа. Что происходит за завесой вашей улыбки?

Джоан (ее улыбка рассыпается, и она начинает плакать): Я уже больше не могу выносить все это. Я больше не могу терпеть его побои. Я больше не могу выносить, как он орет на меня. Я по горло сыта ложью. Я по горло сыта обещаниями, которые никогда не выполняются. Я сыта по горло оскорблениями, шлепками, пощечинами.

Сейчас, когда мы «услышали» разговор некоторых созависимых, давайте рассмотрим, как мы используем диалог. У многих созависимых очень слабые навыки общения. Мы тщательно выбираем свои слова, чтобы манипулировать людьми, задабривать людей, контролировать их, покрывать их и облегчать им чувство вины. Наше общение отдает репрессированными чувствами, репрессированными мыслями, скрытыми мотивами, низкой самоценностью и стыдом. Мы смеемся, когда нам хочется плакать, мы говорим, что у нас все прекрасно, когда это не так. Мы позволяем себе быть повышенными в цене и затем быть потерянными. Иногда мы реагируем невпопад. Мы оправдываем, рационализируем, компенсируем и всех вокруг принимаем за тупиц. Мы не умеем отстаивать себя неагрессивным образом. Мы дразним и угрожаем, затем отступаем. Иногда мы врем. Часто мы проявляем враждебность. Мы очень много извиняемся и намекаем на то, чего мы хотим и что нам нужно.

Созависимые — люди непрямые. Мы не говорим то, что имеем в виду, мы не имеем в виду то, что говорим.

Мы это делаем не нарочно. Мы так поступаем потому, что мы научены общаться таким путем. В некотором отношении, либо в нашем детстве, либо в семье уже в зрелые годы, мы выучили тот урок, что это нехорошо говорить о проблемах, выражать чувства, высказывать мнения. Мы выучили тот урок, что нехорошо прямо заявлять, чего мы хотим и в чем нуждаемся. И конечно же нехорошо говорить «нет» и пытаться постоять за себя. Родитель или супруг, больной алкоголизмом, будет рад обучить нас этим правилам; мы всегда слишком желали выучить и принять эти правила.

Как Джон Пауэлл ставит вопрос в названии своей блестящей книги об общении: «Почему я боюсь сказать тебе, кто я?» Почему мы боимся говорить людям кто мы есть? Каждый из нас должен сам ответить на этот вопрос. Пауэлл говорит, что это потому, что то, что мы собой представляем, это все, что у нас есть и мы боимся быть отвергнутыми. Некоторые из нас могут бояться потому, что мы не уверены, кто мы есть и что мы хотим сказать. Многие из нас длительное время тормозились и управлялись одним или большим числом семейных правил, которые я обсуждала раньше в этой главе. Некоторые из нас вынуждены были следовать этим правилам, чтобы защитить себя, чтобы выжить. Однако я полагаю, что большинство из нас боятся говорить людям, кто мы есть, потому что мы не верим, что это нормально и хорошо быть теми, кто мы есть.

Многие из нас не любят себя и не доверяют себе. Мы не доверяем своим мыслям. Мы не доверяем своим чувствам. Мы считаем свои мнения прогнившими. Мы не думаем, что у нас есть право сказать «нет». Мы не уверены в том, чего мы хотим и что нам необходимо; если же мы все-таки знаем, то мы чувствуем себя виноватыми за то, что у нас есть желания и потребности, и мы, конечно же, поворачиваемся к ним лицом. Мы можем испытывать стыд за то, что у нас есть проблемы, и нам очень хочется отказаться всякий раз, если кто-либо еще настаивает, что проблемы тут нет.

Общение не является чем-то мистическим. Слова, которые мы произносим, отражают то, кто мы есть: что мы думаем, как мы выносим суждение, что мы чувствуем, что мы ценим, что мы почитаем за честь, что мы любим, что ненавидим, чего мы боимся, чего мы желаем, на что надеемся, во что верим, чему мы посвящаем себя. Если мы думаем, что мы каким-то образом не соответствуем жизни, то наше общение будет отражать это: мы будем судить о других как о людях, имеющих ответы на все случаи жизни; мы будем испытывать гнев, обиду, страх, вину, мы будем нуждаться в людях и поддаваться их контролю. Мы будем желать управлять другими, будем стараться ублажить других любой ценой и будем бояться неодобрения и отвержения. Мы будем надеяться на все, но будем верить, что мы ничего не заслуживаем и ничего не добьемся, пока не принудим силой случиться чему-нибудь, и будем оставаться преданными тому, чтобы быть ответственными за чувства других людей и за их поведение. Мы переполнены негативными чувствами и мыслями.

Не удивительно, что у нас много проблем общения.

Говорить ясно и открыто — это не трудно. Фактически, это даже легко. И забавно. Начните с уверенности в том, что то, что мы собой представляем, то, кто мы есть — это хорошо, что мы — «о'кей». Наши чувства и мысли в порядке. Наши мнения значимы. Это хорошо говорить о наших проблемах. И это нормально и хорошо сказать «нет».

Мы можем сказать «нет» — как только мы захотим. Это легко. Скажите это прямо сейчас. Десять раз. Видите, как это было легко?

Мы можем говорить о том, чего мы ожидаем от других, не требуя, чтобы люди менялись соответственно нашим потребностям. Другие люди могут говорить о том, что они ожидают от нас, и нам не обязательно меняться в соответствии с их желаниями тоже — если мы не хотим этого. Мы можем выражать свои желания и потребности. Выучите слова: «Вот то, что мне нужно от тебя. Вот этого я хочу от тебя».

Мы можем говорить правду. Лгать о том, что мы думаем, о том, как мы чувствуем, и о том, чего мы хотим, — это невежливо.

Нам необязательно становиться управляемыми тем, что говорят другие люди; нам необязательно управлять другими людьми с помощью наших слов и специальных влияний. Нам необязательно быть манипулируемыми, виноватыми, подчиняться силе и принуждению. Мы можем открыть свой рот и позаботиться о себе! Научитесь говорить: «Я люблю тебя, но я люблю себя тоже. Это то, что мне нужно делать, чтобы заботиться о себе».

Мы можем, как говорит Эрни Ларсен, научиться игнорировать бессмыслицу. Мы можем отказаться говорить о чьей-либо болезни, будь то алкоголизм или другое компульсивное нарушение. Если в этом нет смысла, то в этом нет смысла. Мы не обязаны тратить напрасно свое время, пытаясь найти смысл в том, чтобы убедить другого человека, что нет смысла в том, что он (или она) сказал(а). Научитесь говорить: «Я не хочу это обсуждать».

Мы можем утвердить себя и отстоять себя, не прибегая к грубости или агрессии. Научитесь говорить: «Вот это та крайняя точка, до которой я дохожу. Это моя граница Я не буду переносить чего-то большего». И имейте в виду эти слова, следуйте их смыслу.

Мы можем выказать сострадание и озабоченность, не спасая. Научитесь говорить: «Твои слова говорят мне, что у тебя есть проблема. Что тебе необходимо от меня». Научитесь говорить: «Мне очень жаль, что у тебя такая проблема». Затем отпустите вожжи. Мы не обязаны управлять этим. Мы можем обсуждать наши чувства и проблемы, не ожидая, что люди нас будут спасать тоже. Все может уладиться после того, как нас выслушают. Возможно, это все, что нам когда-либо хотелось в конце концов.

Одна общая жалоба, которую я слышу от созависимых, следующая: «Никто не принимает меня всерьез!» Принимайте сами себя всерьез. Сбалансируйте это с подходящим чувством юмора, и тогда нам не придется беспокоиться о том, что кто-либо еще делает или чего кто-то не делает.

Научитесь слышать, что люди говорят и чего они не говорят. Научитесь слушать себя, тон голоса, который мы используем, слова, которые мы выбираем, тот способ, которым мы выражаем себя, и те мысли, которые проходят сквозь наше сознание.

Разговор — это и инструмент, и чудо. Мы говорим, чтобы выразить себя. Мы говорим, чтобы быть услышанными. Разговор помогает нам понимать себя и помогает нам понимать других людей. Разговор помогает нам передавать послания людям. Иногда мы говорим, чтобы достичь близости и интимности. Возможно, мы не всегда имеем сказать нечто потрясающее людям, но мы хотим контактировать с людьми. Мы хотим проложить мост через пропасть. Мы хотим поделиться и быть близкими. Иногда мы говорим для того, чтобы развлечься — чтобы поиграть, насладиться, чтобы добродушно подшучивать и занимать гостей. Бывают времена, когда мы говорим, чтобы позаботиться о себе — дать ясно понять, что нас нельзя запугать, что мы не потерпим жестокого обращения с собой, что мы любим себя и что мы приняли решение, исходя из наших лучших интересов… А иногда мы просто говорим.

Нам необходимо брать на себя ответственность за общение. Пусть наши слова отражают высокое самоуважение и уважение к другим. Будем честными. Будем прямыми. Будем открытыми. Будем деликатными и любящими, когда это уместно. Будем твердыми, когда ситуация призывает нас к твердости. И превыше всего этого еще будем теми, кто мы есть, и будем говорить то, что нам необходимо сказать.

С любовью и достоинством будем говорить правду — как мы думаем, как мы ее чувствуем и как мы ее знаем — и это сделает нас свободными.

 

Задание

Прочитайте эти книги: «Почему я боюсь говорить вам, кто я?» Джона Пауэлла и «Как женщине отстоять себя (без агрессивности) в жизни, в любви и на работе», автор Джин Бауэр. Эта последняя книга «Как женщине отстоять себя…» очень хороша также и для мужчин.

 

 

18. Работайте по программе «12 шагов»

 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных