Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Древнейшая в мире эпическая поэма




 

Под влиянием волшебных сказок из «Тысячи и одной ночи» Лэйярд грезил о путешесгвиях по Ближнему Востоку, а когда его мечты осуществились, он неожиданно наткнулся на загадочные холмы Месопотамии. Лэйярд был человеком действия и отличался упорством в достижении цели, но все-таки главным мотивом его деятельности были романтические устремления. От романтических мечтаний до научных открытий - пот удивительный путь, проделанный им.

Совершенно противоположным, современным по типу археологом можно назвать англичанина Джорджа Смита. Этот скромный, рассудительный и трудолюбивый человек зарабатывал себе на жизнь, работая гравером в государственном монетном дворе в Лондоне. Джордж с детских лет проявлял большую любовь к учебе, но его родители были настолько бедны, что не смогли дать сыну высшего образования. Вот и получилось так, что юноша с выдающимися способностями нанялся в граверную мастерскую, где и проработал долгие годы в качестве подмастерья.

Но Смита не оставляли честолюбивые замыслы. Каждую свободную от работы минуту он использовал для того, чтобы пополнить свое образование. Прежде всего он изучал иностранные языки и зачитывался историческими сочинениями. С ассирологией Смит столкнулся совершенно случайно. Британский музей приступил к изданию альбома под названием «Клинописные тексты Западной Азии» и доверил Смиту исполнение типографских клише для этого труда. Это была механическая работа, но гравера-копировальщика странные знаки заинтересовали настолько, что он решил научиться искусству их чтения.

Это была мысль дерзкая, и, казалось, труд Смита заранее был обречен на неудачу. Скольких трудов и усилий, скольких бессонных ночей стоило этому самоучке овладение сокровенными тайнами ассирологии. Исключительные способности и благородный энтузиазм позволили Смиту преодолеть все встреченные трудности. В своих воспоминаниях, которые завоевали настолько большую популярность, что выдержали семь изданий, Смит следующим образом определяет цель своей жизни:

«Каждому свойственны определенные склонности и увлечения, которые при благоприятных обстоятельствах могут озарить его жизнь. Меня всегда привлекали ориентальные науки; я с молодости интересовался археологическими изысканиями и открытиями на Востоке, а в особенности выдающимися работами Лэйярда и Роулинсона. В первые годы я сделал мало, даже почти ничего, но в 1866 г., видя неудовлетворительное состояние наших знаний о тех частях Азии, которые связаны с библейской историей, я решил сделать что-либо для разрешения некоторых спорных вопросов».

В том же году, имея за плечами всего лишь 26 лет, Смит опубликовал первый труд по ассирологии, который тотчас же принес ему широкую известность в научных кругах и превратил его из самоучки-любителя в общепризнанный научный авторитет в области ассирологии. В следующем году пришла желанная награда за все усилия: молодой ученый получил назначение на должность ассистента египетско-ассирийского отдела Британского музея, где мог уже целиком посвятить себя любимой работе.

Казалось, что его жизнь теперь потечет спокойно в тиши научного кабинета. Но судьба решила иначе. Смит был ученым с весьма трезвым рассудком, его отношение к жизни ни в коей мере не отличалось романтичностью. Поэтому и сам он, наверно, был немало озадачен, когда на него, как из рога изобилия, посыпались всевозможные приключения, о которых мог бы мечтать лишь неисправимый романтик. Этот скромный труженик науки сначала изумил мир своими открытиями, а затем предпринял путешествия, фантастическая цель которых преподносилась как сенсация на страницах британских бульварных газет. Даже смерти Смита сопутствовали необыкновенные и драматические обстоятельства, словно капризная судьба до последней минуты не хотела отказаться от шуток над этим романтиком поневоле.

Вначале ничто, собственно говоря, не предвещало сенсации. В подвалах Британского музея в ящиках хранились сотни клинописных табличек из библиотеки Ашшурбанипала, присланных в свое время Лэйярдом и Рассамом с холма Куюнджик. Вполне понятно, что они очень заинтересовали Смита. Клинописные таблички, сваленные лопатами в ящик, имели плачевный вид. Это была огромная груда черепков, разбитых на мелкие части и покрытых к тому же толстым слоем пыли. Сложить из них целые таблички и очистить от грязи таким образом, чтобы не повредить клинообразных знаков,- вот задача, которая встала перед молодым ассистентом музея.

Смит занялся разрешением головоломки и через несколько месяцев кропотливой подготовительной работы приступил к главному - дешифровке надписей. По мере того как он читал слово за словом, его охватывало все большее волнение. Перед его глазами предстал, как живой, герой древнейшего в мире народного эпоса, могучий и благородный Гильгамеш, фигура до тех пор совершенно неизвестная науке. Читая о его приключениях, Смит пришел к выводу, что открыл Гомера Месопотамии, который на много столетий старше Гомера греческого народа, что перед ним - прототип эпической поэзии, относящийся к заре человеческой цивилизации.

Гильгамеш был властелином города Урука и жестоко угнетал его жителей, заставляя их тяжко трудиться на строительстве крепостных стен и храмов. Жители пожаловались богам на свою нелегкую долю, и те, посоветовавшись между собой, решили освободить их от беспощадного деспота. Для этого боги создали великана, наделенного сверхчеловеческой силой, и назвали его Энкиду. Он должен был вступить в борьбу с Гильгамешем и убить его. Энкиду жил в глухой лесной чаще, был дружен со зверями и часто спасал их от преследований охотников.

Узнав о его существовании, Гильгамеш прибегнул к хитрости. Он подослал к Энкиду красивую жрицу с тем, чтобы она его соблазнила и привела в город Урук. Между богатырями состоялся поединок, который, однако, ни одному из них не принес победы, чего не могли предусмотреть ни боги, ни люди. Энкиду и Гильгамеш, убедившись, что силы их равны, стали верными друзьями и с тех пор совместно совершали свои бесчисленные героические подвиги. Отвагу они проявили в борьбе с могучими львами, освободили богиню Иштар из лап лесного чудовища Гумбабы, убили гигантского быка, посланного против них богом Ану.

Однажды Энкиду тяжело занемог и, чувствуя приближающуюся смерть, попрощался с любимым другом. Гильгамеш горько оплакивал потерю Энкиду и впервые в жизни задумался над таинственной загадкой смерти:

 

Шесть ночей миновало, семь дней миновало,

Пока в его нос не проникли черви…

Устрашился я смерти, не найти мне жизни,

Словно разбойник, брожу в пустыне:

Мысль о герое не дает мне покоя -

Дальней дорогой бегу в пустыне:

Мысль об Энхиду, герое, не дает мне покоя -

Дальним путем скитаюсь в пустыне!

Как же смолчу я, как успокоюсь?

Друг мой любимый стал землею!

Так же, как он, и я не лягу ль,

Чтоб не встать во веки веков?

 

Перевод И. М. Дьяконова

Терзаемый тревогой, Гильгамеш решил отыскать своего предка Утнапиштнма, единственного человека на земле, которого не брала смерть. Он надеялся узнать от него тайну вечной жизни. Но на пути его встали невероятные преграды и колдовские искушения. Гильгамеш должен был победить людей-скорпионов, противостоять сказочному очарованию райской страны, где на деревьях росли вместо плодов драгоценные камни, и разрушить чары богини Сидури, которая призывала его забыть о смерти и целиком отдаться радостям жизни.

В горах «Захода Солнца» он блуждал двенадцать часов в кромешной тьме, пока не подошел к «Водам Смерти», где перевозчик Уршанаби согласился переправить его на другой берег к Утнапиштиму.

Гильгамеш сначала был сильно разочарован - Утнапиштим не соглашался выдать тайну бессмертия, ибо, как он говорил, смерть является естественным и неотвратимым атрибутом жизни. Только под влиянием жены он объявил ему, что на дне моря растет чудесная трава, дающая вечную жизнь. Гильгамеш бросился в глубины моря и с триумфом вернулся на сушу с волшебным растением в руках. Им овладели возвышенные и благородные мечты: он не будет таким самолюбом, как Утнапиштим, траву вечной молодости он принесет в свой родной город и наделит ею всех его жителей. К сожалению, в то время, как он купался, траву бессмертия похитила змея и пожрала ее. Гильгамеш, не осуществивший своих замыслов, достойных Прометея, вернулся в Урук с пустыми руками и с тех пор предавался размышлениям над тайнами жизни и смерти. Народная легенда вызывала восхищение не только своим поэтическим очарованием, но и глубиной заключенных в ней мыслей. В рассказах о бурной жизни Гильгамеша отразились мечты и стремления древних поколений людей, их тревоги и желание победить силы природы, их трудный путь от варварства к цивилизации. Беспощадный властелин Урука, на которого его подданные имели все основания жаловаться богам, под влиянием жизненных впечатлений превращается в благородного героя, считающего целью своей жизни борьбу за благополучие и счастье народа.

Поэма была написана на вавилонском языке, но ее шумерское происхождение не вызывало никакого сомнения. Ведь имя Гильгамеша неоднократно встречается в древних шумерских надписях. Найдены были изображения Гильгамеша, вырезанные на цилиндрических печатях предвавилонского периода, свидетельствующие об огромной популярности героя эпоса в Шумере. Поэму затем перевели на свои языки наследники шумеров - вавилоняне и ассирийцы.

Утнапиштим рассказал Гильгамешу, каким образом он получил бессмертие. Когда он жил в городе Шурупаке, лежащем на берегу Евфрата, во сне ему явился бог Эа и предупредил, что намеревается покарать людей потопом за совершенные грехи. И только его семью он решил спасти от смерти. Он посоветовал ему построить большой ковчег, перенести туда имущество и поселиться в нем вместе со всей семьей и животными. Неожиданно небо заволокла огромная черная туча, и землю окутала кромешная тьма. Шесть дней продолжался ливень, и все утонуло п воде. На седьмой день корабль подплыл к вершине горы Ницир,

Когда в 1872 г. Джордж Смит принялся за перевод эпоса, он понял, что в рассказе Утнапиштима о потопе есть серьезные пробелы из-за отсутствия целого ряда клинописных табличек. Но даже то, что он сумел прочесть, глубоко обеспокоило ханжей-пуритан викторианской Англии, для которых Ветхий завет был непогрешимым источником человеческих знаний. А тут вдруг оказалось, что история Ноя - это народная легенда, заимствованная древними евреями у шумеров.

На страницах английских газет разгорелся жаркий спор. В этой полемике защитники Ветхого завета не признали себя побежденными. Они утверждали, что немыслимо говорить о какой-то связи эпоса о Гильгамеше с историей Ноя, если не известен конец - основная часть рассказа Утнапиштима. То, что прочел Смит, свидетельствовало, по их мнению, всего лишь о случайном совпадении некоторых деталей. Спор можно было разрешить, отыскав недостающие клинописные таблички, а это казалось совершенно нереальным.

Газета «Дейли телеграф», желая произвести сенсацию и создать себе рекламу, обещала 1000 фунтов в награду тому, кто разыщет недостающие таблички. Хозяева газеты, видимо, решили, что вряд ли найдется человек, который на собственные средства захочет предпринять столь далекое путешествие, чтобы отыскать в огромных грудах песка и обломков кирпичей несколько невзрачных глиняных табличек. Это представлялось столь же безнадежным, как поиски иголки в стоге сена.

Тем большим было всеобщее изумление, когда Смит добровольно вызвался совершить такое путешествие. Что заставило этого скромного труженика, влюбленного в науку, поднять перчатку и бросить свое доброе имя на торжище сенсации? Ведь просто невозможно заподозрить его в том, что он соблазнился наградой или что в нем зашевелилась дремавшая до той поры авантюрная жилка.

Но за этим, на первый взгляд легкомысленным, решением скрывался трезвый расчет специалиста-ассиролога. Смит лично убедился в том, что клинописные таблички были свалены в ящики с варварской небрежностью. Лэйярд и Рассам, разыскивая только эффектные археологические памятники, относились с полнейшим равнодушием к невзрачным черепкам. Неужели поэтому не существовала возможность найти остальные клинописные таблички, которые не были ими замечены и продолжали валяться в руинах холма Куюнджик, а среди них и недостающие фрагменты рассказа Утнапиштима? Если счастье хоть чуть-чуть улыбнется, их можно будет там обнаружить.

И снова сенсация. Словно по волшебству сбылось то, что всюду считалось бесплодной, нереальной мечтой. За три путешествия в Месопотамию, полных приключений и трудностей, продолжавшихся в общей сложности почти четыре месяца, Смит обнаружил свыше 3 тыс. клинописных табличек и отобрал из их числа 380 обломков, содержавших недостающие части рассказа Утнапиштима.

И вот, наконец, клинописный текст расшифрован и переведен. Отрывки звучали следующим образом:

 

Нагрузил его всем, что имел я,

Нагрузил его всем, что имел серебра я,

Нагрузил его всем, что имел я злата,

Нагрузил его всем, что имел живой я твари,

Поднял на корабль всю семью и род мой,

Скот степной и зверье, всех мастеров я поднял…

Едва занялось сияние утра,

С основанья небес встала черная туча…

Что было светлым,- во тьму обратилось…

Первый день бушует южный ветер,

Быстро налетел, затопляя горы,

Словно войною, людей настигая.

Не видит один другого,

И с небес не видать людей.

Боги потопа устрашились,

Поднялись, удалились на небо Ану.

Прижались, как псы, растянулись снаружи…

Ходит ветер шесть дней, семь ночей,

Потопом буря покрывает аемлю,

При наступлении дня седьмого

Буря с потопом войну прекратили.

Успокоилось море, утих ураган - потоп прекратился.

Я открыл отдушину - свет упал на лицо мне.

Я взглянул на море - тишь настала,

И все человечество стало глиной!

Плоской, как крыша, сделалась равнина.

Я пал на колени, сел и плачу!

По лицу моему побежали слезы.

Стал высматривать берег в открытом море -

В двенадцати поприщах поднялся остров.

У горы Ницир корабль остановился.

Гора Нйцир корабль удержала, не дает качаться…

При наступлении дня седьмого

Вынес голубя и отпустил я,

Отправившись, голубь назад вернулся:

Места не нашел, прилетел обратно.

Вынес ласточку и отпустил я,

Отправившись, ласточка назад вернулась:

Места не нашла, прилетела обратно.

Вынес ворона и отпустил я;

Ворон же, отправившись, спад воды увидел,

Не вернулся…

 

Перевод И. М. Дьяконова

Кто же мог теперь возражать против того, что история Утнапиштима является источником и праверсией библейского потопа? На это указывали одни и те же детали обоих текстов: полет на волю голубя и ворона, гора, на которой осел ковчег, продолжительность потопа, да и сама мораль этой притчи - кара людей за совершенные грехи и награда богобоязненного Утнапиштима - Ноя. Библия оказалась собранием, компиляцией доисторических мифов, народных преданий и легенд.

Бурная жизнь Смита закончилась трагически. Во время третьего путешествия он стал жертвой эпидемии холеры, которая в то время свирепствовала на Ближнем Востоке, и 19 августа 1876 г., на 36-м году жизни,он умер в Алеппо. В дневнике, который Смит вел почти до последней минуты, он записал:

«Я трудился всецело для моей науки… В моей коллекции найдется богатое поле для изысканий. Я собирался разработать сам, но теперь желаю, чтобы доступ ко всем моим древностям и заметкам был открыт всем исследователям. Я всегда старался исполнить свой долг…»

 

 

По следам потопа

 

Можно, конечно, согласиться, что картина потопа в шумерской поэме является плодом народной поэтической фантазии, но все же возникает вопрос, не заключается ли и в этой поэме, как это уже не раз бывало с преданиями и легендами, хотя бы малое зерно исторической правды.

Рассказ о приключениях Утнапиштима вполне мог быть эхом, слабым воспоминанием о каком-то древнейшем стихийном бедствии.

Такой вопрос казался тем более уместным, что сами шумеры ничуть не сомневались относительно реальности потопа. Перечисляя в династических сводах царей Месопотамии, они делили их на две четко разграниченные группы: на царей до потопа и после потопа. «А потом был потоп, а после потопа цари снова сошли с неба», - такова формула, которую часто можно встретить в хрониках шумеров.

Английский археолог Вулли, проводя в 1922 - 1934 гг. раскопки в Уре, столкнулся с этим вопросом совершенно случайно. Возле крепостной стены города возвышался холм из черепков, обломков кирпичей и пепла - здесь, по всей вероятности, была когда-то свалка, куда жители города сбрасывали мусор прямо с крепостной стены. Свалки, на которых можно сделать немало археологических находок, всегда являются ценным источником сведений о материальной культуре древних народов, поэтому холм у стен Ура вызвал исключительный интерес археолога.

Вулли приказал выкопать пробный колодец глубиной в 14 метров. Рабочие выбрасывали лопатами камни и мусор, пепел от костров, сажу, полуистлевшие головешки, старые кирпичи и огромное количество черепков глиняной посуды. Высота холма, а также большое число культурных слоев, хорошо различимых на стене колодца-раскопа, свидетельствовали о том, что жители Ура, видимо, использовали это место для свалки в течение многих столетий.

На дне колодца Вулли ожидало его самое крупное археологическое открытие. Под 14-метровым слоем мусора находилось кладбище, настолько древнее, что даже шумеры не имели понятия о его существовании. Неопровержимым доказательством этого было то, что его засыпали мусором.

Да и само кладбище насчитывало несколько сот лет. Могилы располагались друг на друге двумя, тремя, а местами и шестью этажами. Многие поколения копали здесь для умерших могилы и строили гробницы, не зная о том, что под ними кроются забытые могилы их прадедов. На кладбище была открыта гробница ранних царей шумерского города-государства Ура с бесценными сокровищами из золота и драгоценных камней.

Но Вулли не удовлетворился этим открытием. Он непременно хотел знать, что находится под кладбищем. Каковы были судьбы этого кусочка земли до того, как он стал пристанищем покойных ? Возможно, его засевали земледельцы, а может быть, здесь размещалось какое-то поселение? Ответы на эти вопросы могли дать только лопата и кирка. Археолога ждал новый, необычный сюрприз: под кладбищем находилась другая свалка, относившаяся к более древнему периоду города Ура, а следовательно, необычайно старая, гораздо старше, чем открытые на кладбище царские могилы. Пройдя довольно толстый слой мусора, рабочие наткнулись на твердый, слежавшийся пласт ила, нанесенного сюда когда-то водой и лишенного каких бы то ни было следов присутствия человека. Все свидетельствовало о том, что достигнуто наконец дно речной дельты того древнейшего периода, когда здесь еще не было никаких поселенцев. Рабочие, убедившись в этом, заявили, что копать дальше незачем. Вначале и Вулли был того же мнения, однако потом, приглядевшись к окрестностям, он пришел к выводу, что уровень илистого слоя гораздо выше, чем равнина, раскинувшаяся вокруг. Триангуляционные измерения полностью подтвердили это. Так как трудно было предположить, что дно реки лежало выше, чем окружавшая ее долина, то холм, видимо, являлся творением рук человека и хранил в своем чреве какую-то тайну. С другой стороны, непонятным казалось наличие пласта ила, очевидно, нанесенного сюда речными водами.

Снова были пущены в ход лопаты. Но дело представлялось весьма безнадежным. Миновал час, другой, третий, а из колодца выбрасывали одну только речную глину, какие-либо следы человеческой деятельности отсутствовали. Создавалось впечатление, что, вопреки измерениям, толстый слой ила являлся древним дном реки еще того периода, когда территория Месопотамии представляла собой безлюдные болота.

На глубине около 2,5 метров арабы-рабочие вдруг перестали копать, пораженные тем, что увидели. Они тотчас же позвали Вулли, и вот под толстым покрывалом речного ила снова появились обломки кирпичей, черепки посуды, мусор и сажа. Было открыто какое-то исключительно древнее поселение людей.

Наметанный глаз археолога сразу же определил, что принадлежало оно совершенно самобытной культуре, в корне отличающейся от культуры шумеров и, вполне понятно, гораздо более древней хронологически, а следовательно, более примитивной. Отдельные мотивы орнаментации посуды, оружия из полированного камня, а также характерные, выпуклые кирпичи, по форме похожие на те, что были найдены при раскопках в селении Эль-Обейд, бесспорно свидетельствовали о том, что все это - памятники эпохи неолита.

Слой ила в 2,5 метра, нанесенный потоками вод, резкой границей разделял две абсолютно чуждые цивилизации: над пластом покоились остатки шумерской, далеко ушедшей вперед в своем развитии, с посудой, сделанной на гончарном круге, а под слоем - остатки первобытной культуры другого, неизвестного народа.

Как объяснить наличие толстого слоя глины? Ответ может быть только один: наводнение. Но наводнение, которое оставило такие следы, не могло быть обычным явлением природы. Это была, безусловно, страшная катастрофа небывалых размеров, которая так трагически закончилась для всего живого. Чтобы мог возникнуть пласт ила и тины в 2,5 метра, вода должна была долгое время стоять на высоте без малого восьми метров. При таком уровне воды вся страна, от пустыни Ирака до предгорий Элама, от Нилла, т. е. древнейшего Вавилона, до Персидского залива, стала жертвой наводнения. Вода затопила все деревни и города за исключением тех, что лежали на очень высоких холмах. И действительно, шумерские хроники сообщают, что некоторые города по воле богов от катастрофы не пострадали.

Наводнение, естественно, не было катастрофой повсеместной, как об этом говорят шумерские и древнееврейские предания, а являлось локальным стихийным бедствием в бассейне Тигра и Евфрата, распространившимся на территории площадью в 650 на 150 километров. Но для местных жителей в этом пространстве заключался целый мир, а наводнение означало всемирный потоп, которым грозный и справедливый бог покарал грешных людей.

Наводнение объяснило загадку неожиданного исчезновения посуды, слепленной вручную и украшенной своеобразным орнаментом, которая - это показывают раскопки - была когда-то распространена по всей Месопотамии. Племена, изготовлявшие такую посуду, погибли во время наводнения, а малочисленные группки людей, чудом уцелевших от смерти, были далеко отброшены назад в своем развитии и вели нищенское существование первобытных людей. Земли, некогда столь плодородные, превратились в болота, селения снесла вода, а домашние животные погибли все до одного. Цивилизация этих неизвестных племен, грубо уничтоженная стихией, уже никогда не смогла возродиться.

По мере того как высыхали болота, а воды входили в русла Тигра и Евфрата, сюда пришли новые люди и постепенно смешались с остатками местных племен. Это были шумеры. Ветхий завет цитирует шумерскую легенду, которая утверждает, что шумеры «пришли с востока и заняли равнину Шинар», т. е. Вавилонию. Еще одна легенда гласит, что пришли они с юга из-за моря, принеся с собой искусство земледелия, письменность и умение обрабатывать металлы. «И с той поры, - говорит далее легенда,- никто не сделал новых изобретений». Эти два народа, объединившись, создали шумерскую культуру.

 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных