Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






органического вещества почв




Превращения и миграция органического вещества в почве являются важной, неотъемлемой частью общего биогеохимического круговорота углерода в биосфере На рис. 14 изображен этот круговорот и место в нем почвенного звена. Однако упрощенная схема не может отразить всей сложности именно данного звена круго­ворота.

Современная наука располагает весьма обширными сведениями о составе, строении и других статических свойствах компонентов органического вещества почв, однако этого нельзя сказать об изученности различных процессов, лежащих в основе трансформации, мигра­ции, взаимодействий этих веществ. До сих пор суще­ствуют весьма разноречивые взгляды на природу и сущность процесса гумификации. Ощущается явный недостаток сведений о процессах взаимодействия мине­ральных соединений почвы, удобрений, токсикантов с органическими компонентами почвы и т. д. Мы не мо­жем подробно останавливаться на причинах сложив­шейся ситуации. Укажем лишь на важнейшую, кото­рая, по-видимому, состоит в том, что до сих пор пред­ставление о процессах в почвах составлялось не путем изучения собственно процессов, а на основании статических данных о состоянии органического вещества на начальных и конечных стадиях трансфор­мации и взаимодействия веществ. Такой подход, есте­ственно, допускает весьма свободную интерпретацию полученных данных. Поэтому многие сложившиеся взгляды о трансформации и взаимодействиях органи­ческих веществ в почвах носят гипотетический харак­тер.

Принято считать, что растительные остатки, попа­дая в почву, подвергаются различным биохимическим и физико-химическим превращениям, в результате ко­торых они в конце концов минерализуются до конеч­ных продуктов распада — С02 и Н20. Однако в дейст­вительности разложение органических веществ может протекать двумя различными путями: 1) быстрое раз­ложение до конечных окисленных продуктов без ста­дии гумификации; 2) разложение через стадию гуми

 

Рис. 13. Схема, иллюстрирующая соотношение (баланс) структурных единиц гумусовых веществ

П — пентозы, МП — метилпентозы, Г — гексозы, АС — аминосахара, АК — аминокислоты, ВПК — бензолполикарбоновые кислоты, ФОК— феноксикислоты, ФК — вещества типа фульвокислот: 1 — неидентифицированная часть, 8 — ядерные фрагменты, 3 — периферические фрагменты

'Р и с. 14. Круговорот углерода в наземной экосистеме (Б. Болин, Био­сфера, М.: Мир, 1972)

фикации. В первом случае все органические вещества проходят фазу ресинтеза 16, связанную с формировани­ем промежуточных органических продуктов, входящих в тела микроорганизмов. Во втором случае вопрос об обязательном полном «предгумификационном» усвое­нии органических веществ микроорганизмами является дискуссионным. Все больше исследователей приходит к выводу, что частичными предшественниками гумусо­вых веществ могут быть непосредственно соединения растительных остатков.

Характерной особенностью гумусовых веществ яв­ляется их высокая микробиологическая устойчивость, поэтому процесс трансформации органического веще­ства, включающий стадию гумификации, в целом тре­бует для полного завершения значительного времени, порядка сотен и даже тысяч лет. Это подтверждается данными радиоуглеродного датирования органического вещества почвы. Данный метод позволяет оценивать скорости обновления углерода гумусовых веществ в различных частях почвенного профиля с использовани­ем изотопа углерода 14 С, имеющего период полураспа­да 5600 лет, а также величину среднестатистического времени пребывания углерода в составе почвенного гумуса. Если процесс идет минуя стадию гумификации, в большинстве минеральных почв полная минерализа­ция органических остатков завершается за несколько лет.

В почвах одновременно протекают оба процесса превращения растительных остатков. Однако в зависи­мости от конкретных условий их соотношение будет неодинаковым. Общий выход гумусовых веществ при полном разложении растительных остатков количест­венно выражается через коэффициент гумификации Кг, который представляет собой долю (или процентное содержание) углерода органических остатков, включив­шегося в гумусовые вещества почвы при полном их разложении; Кг сильно варьирует в зависимости от конкретных условий (гидротермического режима, бо­танического состава и дозы органических остатков, ха­рактера их локализации и т. д.).

Учитывая методические сложности, связанные с точной оценкой величины %г, можно указать для нее

16 Ресинтез — «вторичный» микробный синтез на основе «пер­вичного» фотосинтеза, осуществляемого преимущественно высшими растениями.

лишь ориентировочные значения. Обычно Кт составля­ет единицы процента, в отдельных случаях достигая десятков процентов.

Растительные остатки, из которых формируются гумусовые вещества почвы, представляют собой слож­ную смесь органических соединений. Поэтому естест­венно возникает вопрос о роли отдельных компонен­тов растительных остатков в гумусообразовании. Изо­топно-индикаторные исследования процесса гумифика­ции показали, что в состав гумусовых веществ включа­ется углерод практически из всех основных компонен­тов растительных остатков — углеводов, белков и про­дуктов их гидролиза, кислот жирного ряда, дубильных веществ, лигнина и т. д. Однако мнения различных ис­следователей о путях превращения веществ при гуми­фикации существенно расходятся. Так, М. М. Кононо­ва предложила схему гумификации растительных остатков (рис. 15). Сущность происходящих процессов, по Кононовой, заключается в следующем.

«1. Процесс гумификации растительных остатков со-

провождается минерализацией входящих в них компо­нентов до С02, Н20, ГЧНз и других продуктов.

2. Все компоненты растительных тканей могут быть первоисточниками структурных единиц в формах про­дуктов распада, продуктов микробного метаболизма и продуктов распада и ресинтеза.

3. Ответственным звеном процесса формирования гумусовых веществ является конденсация структурных единиц, которая происходит путем окисления фенолов ферментами типа фенолоксидаз через семихиноны до хинонов и взаимодействия последних с аминокислота­ми и пептидами.

4. Заключительное звено формирования гумусо­вых веществ — поликонденсация (полимеризация) — является химическим процессом. При гумификации органических остатков отдельные звенья процесса тесно скоординированы и могут протекать одновременно».

Таким образом, согласно изложенным представлениям, собственно процесс гумификации начинается с простых мономеров — продуктов распада биологических макромолекул или метаболитов почвенных микроорганизмов.•"

Существует иная точка зрения, родоначальником которой можно считать шведского исследователя С. А. Ваксмана, ее придерживается большая группа исследователей, в частности Л. Н. Александрова. Согласно этим представлениям, основными структурными единицами гумусовых веществ являются высокомоле­кулярные компоненты органических остатков — лигнин, белки, дубильные вещества, подвергающиеся в процессе гумификации ароматизации и карбоксилированию с окислением периферических фрагментов. Однако ни одна из приведенных концепций в полной мере не подтверждена экспериментально, поэтому их следует рассматривать как научные гипотезы.

По мнению Д. С. Орлова, оба пути могут иметь ме­сто в естественных условиях. При этом в почвах чер­ноземного типа с повышенной биологической активностью преобладает конденсационный путь с глубоким распадом исходного органического материала. В почвах типа дерново-подзолистых, с пониженной биологической активностью, глубокого распада органических остатков не происходит. Крупные фрагменты лигнина; белков, полисахаридов, пигментов путем карбоксилиро вания и деметоксилирования постепенно трансформи­руются в. гумусовые вещества. Но и в этом случае не следует полностью отрицать участия мономеров, ко­торые вступают в реакцию конденсации или обмена с гумусовыми и прогумусовыми кислотами на разных этапах процесса гумификации.

Исследования процесса гумификации, проведенные с использованием органических веществ, меченных ра­диоактивным изотопом 14С, показали, что участие от­дельных поликомпонентов растительных остатков и сам механизм и последовательность включения продуктов разложения в состав гумусовых веществ зависят от сочетания ряда факторов, среди которых важное значе­ние имеют локализация поступления органических остатков (на поверхность или в корнеобитаемый слой почвы), наличие или отсутствие водной миграции органического вещества в профиле почвы, наличие или отсутствие фонда сформированного гумуса и некоторые другие.

Таким образом, гумификация должна рассматри­ваться не абстрактно, как некий самостоятельный процесс, а в неразрывной связи с конкретными усло­виями образования и функционирования данной почвы. Так, в черноземах при поступлении органических остатков в корнеобитаемый слой и ограниченных мас­штабах водной миграции была обнаружена почти пол­ная минерализация (до конечных продуктов) простых мономерных соединений: фенолов, кислот жирного ряда, аминокислот, Сахаров и др. и преимущественное включение в состав гумуса углерода из лигнина.

В подзолистых почвах при поступлении органиче­ских остатков на поверхность почвы в сочетании с промывным типом водного режима происходит водная миграция растворимых мономеров в минеральную часть профиля и их последующее частичное включение в состав гумусовых веществ за счет конденсационных процессов.

Нерастворимые биополимеры — лигнин, клетчатка и другие, могут принять участие в формировании гуму­сового профиля только после их разложения и образования относительно простых водорастворимых про­дуктов.

Использование меченого органического материала позволило также установить, что полный цикл гумификации «в чистом виде», от исходных веществ до фор мированйя системы гумусовых соединений, осуществ­ляется на начальных стадиях формирования почвы. В большинстве современных почв, гумусовый профиль которых уже сформировался, включение продуктов раз­ложения свежих растительных остатков в состав гуму­совых веществ происходит в значительной мере по типу, названному «фрагментарным обновлением гумуса». Его суть состоит в том, что продукты разложения не формируют целиком новую гумусовую молекулу, а в результате конденсации сначала включаются в периферические фрагменты уже сформированных молекул; за­тем, после частичной минерализации, они образуют более устойчивые циклические структуры.

Таким образом, атомный и фрагментарный состав почвенного гумуса постоянно обновляется за счет но­вых поступлений органического материала. При этом периферические фрагменты обновляются, в несколько раз быстрее, чем ядерные. Существование такого механизма показано путем прямого изучения включения ме­ченых органических веществ в состав гумусовых молекул, а затем подтверждено косвенно-, методом раздель­ного радиоуглеродного датирования ядерных и перифе­рических фрагментов почвенного гумуса. При этом пе­риферические фрагменты оказались заметно «моложе» ядерных.

Методом изотопных индикаторов было также установлено, что продукты разложения включаются прак­тически одновременно во все фракции почвенного гу­муса, различающиеся по молекулярным массам, при­чем в количествах, приблизительно пропорциональных содержанию этих фракций.

Таким образом, сформированный почвенный гумус как бы регулирует свое не только количественное, но и качественное воспроизводство, действуя как своеобразная матрица (этот способ назван матричной до­стройкой гумуса). Наличие «матричного» механизма отчасти объясняет относительную стабильность качественного состава гумуса в почвах различного типа. Эту стабильность очень трудно изменить, воздействуя череп внешние факторы.

Методом изотопных индикаторов с использованием меченных 14С гумусоподобных соединений было также показано наличие иного механизма обновления гуму­совых веществ в профиле подзолистых почв за счет обменной молекулярной сорбции целых гумусовых молекул, поступающих в составе почвенного раствора из зоны формирования гумуса (лесная подстилка) в ми­неральную часть профиля, содержащую некоторое ко­личество гумуса, способного к обменным процессам. Этот механизм назван молекулярным обменно-сорбци-онным обновлением.

Итак, при различных естественных условиях и пу­тях формирования и обновления образуется устойчи­вый комплекс специфических гумусовых веществ, от­личающихся в известных пределах общими чертами строения и свойств. По выражению Д. С. Орлова, это является результатом определенного статистического «естественного отбора» соединений, термодинамиче­ски и микробиологически устойчивых в данных кон­кретных условиях. Эта точка зрения явилась основой концепции, развитой Д. С. Орловым и названной им «кинетической теорией гумификации».

Гумусовые вещества почвы, естественно, не только образуются, они трансформируются и минерализуются до конечных продуктов. С интенсивной минерализаци­ей гумуса особенно часто приходится сталкиваться в пахотных почвах, где отмечаются заметные снижения его запасов. При распашке нарушается сложившееся природное равновесие, при котором скорости всех про­цессов включения углерода в состав гумусовых ве­ществ уравновешены скоростью «выхода» углерода из гумуса за счет минерализации. Такой сдвиг может иметь серьезные негативные последствия, поскольку гумусовые вещества играют весьма важную, а по мне­нию ряда ученых — решающую роль в плодородии почв. В связи с этим в последние годы исследователей и практиков стала серьезно волновать проблема балан­са гумуса в почвах.

Все составляющие гумусового баланса почв являют­ся отдельными звеньями биогеохимических круговоро­тов углерода в естественных и агрономических биогео­ценозах. Как и любой баланс, баланс углерода гумусо­вых веществ в почвах должен включать «статьи» при­хода и расхода.

А. Приходные статьи гумусового баланса

1. Включение продуктов разложения органических остатков в гумусовые вещества почвы (за счет ра­стительных остатков и органических удобрений).

2. Аэральный привнос почвенного материала, обо­гащенного органическим веществом.

3. Привнос почвенного материала с поливными во­дами или в результате развития водной эрозии.

Б. Расходные статьи гумусового баланса

1. Минерализация почвенного гумуса.

2. Вынос органического вещества в результате раз­вития водной эрозии.

3. Вынос органического вещества в результате раз­вития ветровой эрозии.

4. Вынос органического вещества в результате внутрипочвенной миграции.

Задача исследований баланса органического вещест­ва в почвах заключается в количественном определе­нии "перечисленных потоков органического вещества с целью оптимизации гумусового режима в условиях со­временного земледелия или лесного хозяйства путем регулирования тех потоков, которые в данных кон­кретных условиях наиболее существенно влияют "на гу­мусовый баланс и одновременно поддаются регулирова­нию.

Таким образом, задача заключается не столько в определении гумусового баланса как итога совокупного действия различных факторов, сколько в выявлении , величин главных составляющих этого баланса в кон­кретных почвенно-климатических и хозяйственных ус­ловиях.

Конечно, определение самого гумусового баланса как результата совокупного действия различных пото­ков органического вещества также представляет значи­тельный интерес, однако низкая точность его опреде­ления по составляющим, значительное варьирование составляющих в пространстве и во времени (даже в пределах одного поля) ограничивают практические возможности использования этой величины.

Итак, в настоящее время научный и практический интерес представляет количественная оценка потоков органического вещества, составляющих гумусовый ба­ланс. Остановимся на данном вопросе подробнее. Пере­числение составляющих показывает, что они имеют или биохимическую природу (Л1 и Б1), или миграци­онную (все остальные). Рассмотрим сначала биохими­ческие потоки и возможности их количественного опре­деления.

Оценке включения продуктов разложения органиче­ских остатков в гумусовые вещества должно предшест­вовать определение поступления в почву самих органи­ческих остатков. В настоящее время соответствующие приемы разработаны и реализованы для различных ценозов. Обычно проводят прямой учет поступления в полву растительных остатков на учетных площадках небольшого размера, от одного до нескольких квадрат­ных метров, затем пересчитывают на большие площа­ди, обычно на 1 га.

В табл. 4 были приведены величины растительного опада для трех естественных ценозов. Эти величины варьируют от 1 до 12 т/га-год. В пахотных почвах поступление органических остатков варьирует не менее значительно и зависит от возделываемых культур, их урожая, технологии уборки и использования пожнив­ных остатков. При этом ведущую роль в гумусовом балансе даже в пределах одной почвенно-климатиче-ской зоны или одного района будут играть различные составляющие, например эрозионные, связанные с уси­ленной минерализацией гумуса при распашке и т. д. Согласно литературным данным, значения коэффи­циентов гумификации органических остатков варьиру­ют в очень широких пределах — от 0 (полная минера­лизация органических остатков) до 50% и более. Отно­сительно точная оценка величин Кт в различных усло­виях имеет исключительно важное значение, поскольку данный трансформационный поток органического уг­лерода является единственной положительной статьей гумусового баланса почв в глобальном масштабе.

Наиболее точно величина Кт может быть оценена изотопно-индикаторным методом. Для изучения вклю­чения продуктов разложения органических остатков в гумусовые соединения и определения Кг необходимо иметь меченные по углероду органические вещества. Эксперименты могут проводиться как с радиоактивным изотопом 14С, так и со стабильным — 13С, однако первый предпочтительнее ввиду значительно более высокой чувствительности его определения и возможности ис­пользования более простой аппаратуры, в том числе и в полевых условиях. Получение меченого растительно­го материала осуществляется фотосинтетическим пу­тем, при выращивании растений в герметичных про­зрачных камерах, в атмосферу которых вводится ме­ченый СОг.

Обязательным требованием при получении расти­тельной массы является ее тотальное мечение, при ко­тором изотопная метка должна в одинаковой степени пометить все основные компоненты растений, т. е. от­дельные соединения, включая как основные активные метаболиты, так и запасные вещества. Поэтому при получении растительной массы должен проводиться обязательный биохимический контроль удельной актив­ности компонентов растительных остатков.,

Несколько сложнее получение меченых органиче­ских удобрений, в частности навоза. Для этой цели обычно скармливают сельскохозяйственным животным меченые корма, например сено. В этом случае целе­сообразно применять стабильные изотопы 13С и 151М, однако при соблюдении соответствующих радиацион­ных норм можно использовать и корма, меченные ра­диоактивным изотопом 14С.

Наиболее ценная информация о скоростях разложе­ния органических веществ в почве и о включении про­дуктов разложения в гумусовые вещества может быть получена в полевом эксперименте, который целесооб­разно проводить на микроплощадках размером около

М2.

Органические остатки, измельченные до необхо­димых размеров, вносятся в почву в соответствии с за­данным по схеме опыта распределением: или равномер­но в пахотном горизонте, или локально, в соответствии с распределением корневой системы растений и т. д. В дальнейшем могут проводиться разнообразнейшие наблюдения за меченой органической массой, включая изучение в динамике химического состава меченых ор­ганических веществ, их миграции и др.

Наиболее просто могут быть проведены наблюдения за кинетикой минерализации меченых органических веществ. Если в процессе наблюдений удается достичь относительной стабилизации уровня радиоактивности почвы, то полученная кинетическая кривая уже даст относительно точное представление о величине включе ния углерода разлагающихся веществ в гумусовые соединения почвы. Это представление основывается на резком различии характерных времен для кинетики минерализации органических веществ индивидуальной природы и гумусовых веществ. Если для первых харак­терное время составляет в большинстве случаев в верх­них горизонтах почв единицы лет и менее, то для вто­рых — десятки и сотни лет.

Таким образом, кривая, характеризующая кинетику минерализации внесенного в почву меченого органиче­ского вещества, позволяет оценивать величину включе­ния продуктов разложения в гумусовые соединения и коэффициент гумификации (рис. 16).

Некоторые дополнительные сведения позволяют более точно подойти к оценке величины Кг. Так, в опытах с мечеными веществами на подзолистых и дерново-подзолистых почвах были найдены следующие параметры, характеризующие скорость разложения различных органических соединений.

1. Относительная скорость разложения (β), ха­рактеризующая уменьшение содержания вещества за год в долях; за единицу принимается количество вещества на начало каждого года. Эта величина близка к кине­тической константе.

2. Время половинного разложения T1/2 время, необходимое для распада вещества наполовину при ус­ловии, что скорость его разложения будет оставаться постоянной.

3. Время разложения вещества на 95% (практиче­ски полного разложения). Также рассчитывается для условия, что скорость разложения будет оставаться по­стоянной T0.95≈3/β

Перечисленные параметры, представленные в табл. 7, могут быть использованы в качестве критерия для установления времени полного перехода разлагаю­щихся меченых веществ в состав гумусовых веществ почвы по экспериментально полученной кинетической кривой.

Рассмотрим это на конкретном примере, полученном при изучении разложения меченых корневых остатков ячменя в условиях тяжелосуглинистых подзолистой и дерново-подзолистой почв. На рис. 16 показаны заклю­чительные фазы разложения растительных остатков. Как видно, только после 8—9 лет разложения скорость минерализации соответствует скорости разложения ве­ществ, включившихся в состав гумусовых соединений. К оценке коэффициентов гумификации по получен­ным кинетическим кривым можно подойти следующим образом. Учитывая разброс данных, по которым по­строены кривые, можно считать, что в условиях дерно­во-подзолистой почвы через 8 лет разложения, а в ус­ловиях подзолистой — через 9 лет кинетическая кри­вая выходит на плато. Если принять, что начиная с этих временных точек меченые вещества входят только в состав гумусовых соединений (что подтверждается кинетическими параметрами их минерализации), то коэффициенты гумификации с учетом статистического разброса должны быть приняты равными: для подзо­листой почвы — 10—12%, для дерново-подзолистой — 7-9%.

После 8—9 лет разложения меченых растительных остатков скорость минерализации характеризует поте­ри углерода из гумусовых веществ, что составляет уже иную статью гумусового баланса.

Косвенная оценка коэффициента гумификации, а также коэффициента минерализации гумусовых ве­ществ мг) может быть выполнена по данным радио­углеродного датирования почв для случая, когда почва находится в так называемой климаксной стадии разви­тия, т. е. пребывает в состоянии равновесия с окру­жающими факторами. На данной стадии в почве не происходит заметных направленных изменений, а гу­мусовый баланс для нее может быть представлен про­стым равенством ОпКг=СКмг. Это равенство озна­чает, что в почве имеется только одна приходная статья гумусового баланса, равная произведению вели­чины опада на его коэффициент гумификации. Кроме того, приход гумуса равен его расходу, который опре­деляется произведением запасов гумуса на коэффи­циент его минерализации. Равенство может быть при­менимо для почвенного профиля в целом или для от­дельных генетических горизонтов. Наиболее близки к климаксно-равновесному состоянию, вероятно, целин­ные почвы равнинных территорий. Пахотные почвы, находящиеся длительное время (сотни лет) в условиях относительно стабильной системы земледелия, также могут приближаться к такому состоянию.

Для условий климаксно-равновесного (по органиче­скому веществу) состояния почв величина так назы­ваемого «возраста» гумуса т, определяемого радио­углеродным методом, имеет строго определенный физический смысл: это среднестатистическое время пребывания углерода гумуса в данной части профиля, обозначаемое как СВП. Величина, обратная т, соответ­ствует в этом случае доле углерода почвенного гумуса, обновляющегося в среднем за год, и равна Кмт. Та­ким образом, коэффициенты Кит и Кг в процентах мо­гут быть определены по следующим простым равенст­вам: #мг = 100/т; Кт = О-1001{х-Оп), где т — величи­на «возраста» гумуса (СВП), определяемого радиоугле­родным методом; О — запас гумуса в любых единицах, например в т/га; Оп — величина годового опада в тех же единицах и для тех же условий, для которых опре­делена величина С

Расчет для дерново-подзолистой почвы (А4, 0— 20 см; О=60 т/га; корневой опад в Аи 0П=5 т/га; т = 200 лет) и чернозема (А4, 0—20 см; О = 200 т/га; корневой опад Оп — 8 т/га; т=1300 лет) дает значе­ния величин Кт6 и 2% и Ямг 0,5 и 0,08% соот­ветственно.

Нетрудно рассчитать, что величина включения орга­нических веществ в состав гумуса для дерново-подзо­листой почвы будет равна 300 кг/га -год и для черно­зема — 160 кг/га-год. Для данного случая этим же ве­личинам будут равны потери гумуса за счет минера­лизации. Пониженные значения Кт и Кшг в чернозе­мах по сравнению с дерново-подзолистыми почвами при более высоких запасах гумуса и величине корне­вого опада связаны с повышенной устойчивостью, инертностью гумуса черноземных почв, его медленным обновлением, с одной стороны, и повышенной минера­лизацией органических остатков вследствие высокой

 

 

Таблица 7. Кинетические параметры разложения некоторых органических веществ в почвах подзолистого типа

 

  Целинные подзолистые и дерново-под­золистые почвы, гор. А1А2 и Аь глуби­на 8—10 см Пахотные дерново-подзолистые почвы, глубина 8—10 см
Органические вещества Р, лет— ТЧг, лет То,аз, лет Р, лет-1 Т\, , лет /2 Т0,95, лет
Низкомолекулярные органические соединения (сахара, аминокислоты и др.) Растительные остатки в первый год внесения Растительные остатки на последую­щих этапах разложения Диспергированный лигнин Вещества1 разлагающихся остатков, включившихся в состав гумуса (пе­риферические фрагменты) Гумусоподобные вещества (гумус компостов) Гумус почвы 0,07-0,3 * 0,3-0,4 0,10-0,30 0,1-0,2 0,04-0,06 0,02-0,03 0,01 2,3-10* 1,7-2,3 2,3-6,9 3,4-7,0 11-17 23-35 . 70 10-40 * 7,5-10 10-30 15-30 50-75 100-150 300 0,1-0,3 * 0,5-0,7 0,2-0,4 0,07-0,1 0,06-0,08 0,015 2-7* 1-1,4 1,7-3,5 7-10 9-12 46 10-30 * 4-6 7-15 30-43 37-50 200

* В летний период. Для данной группы соединений размерность в сутках, для остальных — в годах.

 

Степень эроди- рованности почвы

Потери гумуса, т/га год Потери почвен- ной массы, дерново-подзо- т/га-год листые почвы черноземы


Таблица 8. Потерипочвенном массы иорганического вещества в результате развития водной эрозии

микробиологической активности распаханных черно­земов — с другой. Отчасти этими- особенностями черноземных почв можно объяснить колоссальные потери в них гумусовых веществ, которые в некото­рых случаях составили за период сельскохозяйствен­ного использования до половины имеющихся запасов. Причина потерь — усиление минерализации гумуса •при распашке и снижение поступления органических остатков. Существуют и другие способы, преимуще­ственно косвенные, приближенной оценки величин

Кт И Киг.

Различными методами проводится и количественное определение миграционных потоков органического ве­щества. Для оценки потерь в результате боковой по­верхностной и внутрипочвенной водной миграции чаще всего используют специально оборудованные сто­ковые площадки, в нижней части которых собираются воды поверхностного и внутрипочвенного стока. В этих водах определяют содержание любых соединений, в том числе и органических веществ. Потери органиче­ских веществ за счет водной эрозии колеблются в очень широких пределах в зависимости от степени эро-дируемости данных почв и могут достигать громадных величин (табл. 8).

Приведенные цифры свидетельствуют, что за счет эрозии пахотных почв, особенно черноземов, органиче­ское вещество может теряться в гораздо больших коли­чествах, чем за счет его минерализации при распашке. Причем эти потери ввиду их огромных размеров часто не могут быть восполнены величиной включения про­дуктов разложения органических остатков и органиче­ских удобрений в состав гумусовых веществ. Учитывая значительную эродируемость пахотных почв, можно считать, что во многих случаях эрозия является основным потоком, определяющим их гуму­совый баланс. В этих случаях регулирование гумусо­вого баланса будет определяться системой противоэро-зионных мероприятий. Водная эрозия особенно разви­та в Нечерноземной зоне РСФСР, а также в Белгород­ской, Воронежской, Орловской и других областях. Осо­бенно тяжелые последствия водной эрозии наблюдают­ся в горных районах. Потери гумуса в черноземах, о которых говорилось выше, в значительной степени связаны с эрозией почв — как водной, так и ветровой. Потери органического вещества почвами за счет ветровой эрозии в общем соизмеримы с потерями, воз­никающими при развитии водной эрозии. Ветровая эрозия особенно развита на равнинных безлесных тер­риториях, особенно в зоне сухих степей. Однако в пос­ледние годы из-за усилившейся распашки территории и по другим причинам центр развития ветровой эро­зии смещается в северном направлении.

Эрозионное перемещение и переотложение почвен­ного материала может в отдельных случаях стать при­ходной статьей гумусового баланса. Однако такие слу­чаи настолько нетипичны, что на них не стоит оста­навливаться. Основная часть мигрирующего в резуль­тате эрозии почвенного материала необратимо выносит­ся из агроценозов речным стоком в океан, концентри­руется в донных отложениях и т. д.

Наконец, в ряде почв с естественным или создан­ным искусственно, в результате орошения, промывным режимом расходной статьей гумусового баланса мо­жет стать нисходящая водная миграция органического вещества. Оценка этих потерь, выполненная с исполь­зованием различных вариантов лизиметрического метода, показывает, что они могут достигать сотен кило­граммов на гектар в год, быть соизмеримы с минерализационными потерями гумуса. Поэтому они должны учитываться в гумусовом балансе почв с промывным типом водного режима.

Изложенный материал показывает, что количествен­ная оценка гумусового баланса по составляющим пред­ставляет собой довольно сложную экспериментальную задачу, решение которой значительно усложняет пест­рота, неоднородность почвенного покрова. Однако прак­тическая важность проблемы сохранения и оптимизации гумусового состояния почв, прежде всего пахотных, ставит исследователей перед необходимостью изучения баланса органического вещества почв и поиска новых методов его определения и регулирования.

Роль органического вещества в генезисе и плодородии почв

Как уже говорилось, органическому веществу отводит­ся ведущая роль в современных почвенных процессах, связанных с биогеохимическими круговоротами различ­ных элементов. Кроме того, круговорот органического вещества во многом определяет направленность и тем­пы генезиса и эволюции почв, а также важнейшее свойство почвы — плодородие. В. Р. Вильяме писал, что в основе почвообразовательного процесса лежит синтез и распад органического вещества.

Следует подчеркнуть, что ведущее значение в функ­ционировании и свойствах почвы принадлежит именно круговороту органического вещества, а не просто его присутствию и содержанию в почвах (содержание так­же является функцией круговорота), поскольку важ­нейшие свойства почвы, включая плодородие, прояв­ляются в природе во множестве процессов.

Выше уже было показано, что круговорот органи­ческого вещества в почвах обеспечивает круговорот и создание значительного фонда элементов минерально­го питания растений. Однако роль органического ве­щества в плодородии почв этим не ограничивается. Она гораздо шире и разнообразнее. В связи с этим целесо­образно более детально рассмотреть данный вопрос, особенно для пахотных почв.

Одним из следствий экологического и биогеохими­ческого подходов к проблеме повышения продуктивно­сти наземных экосистем является признание ведущей роли не статических свойств почвы, а процессов, определяющих формирование, стабильность или измен­чивость почвенного плодородия. Исходя из этого, для характеристики почвы как важнейшего средства сель­скохозяйственного производства необходимо использо­вать не только статические параметры, которыми чаще всего пользуются в настоящее время, а прежде всего динамические, характеризующие процессы, которые всегда являются составной частью биогеохимических круговоротов.

 

Роль органического вещества в генезисе, эволюции, жизни и плодородии почв исключительно разнообразна и в полной мере еще не определена. В. Р. Вильяме писал: «...с какой бы стороны мы ни рассматривали почву, с точки ли зрения ее происхождения, ее соста­ва, ее химических или физических свойств и процес­сов, в ней происходящих, будем ли рассматривать воп­рос о плодородии почвы или о содержании в ней пи­тательных веществ, станем ли рассуждать об обработке почвы, об удобрении ее, об осушении или орошении — всюду сейчас же выплывает вопрос об органических веществах почвы как о главном факторе, определяю­щем весь характер, все свойства, всю физиологию

почвы».

Многие почвоведы совершенно обоснованно счита­ют, что главное в генезисе любой почвы — это форми­рование характерного органопрофиля17. При этом в содержание понятия «органопрофиль» следует вклю­чить не только распределение органического вещества по профилю почвы и его качественный состав, но и режимы трансформационных и миграционных процес­сов, происходящих с органическим веществом в раз­личных частях этого профиля. Формирование органо­профиля связано с многочисленными органо-минераль-ными взаимодействиями в почве, с образованием миг-рационноспособных и малоподвижных, аккумулятив­ных форм органо-минеральных соединений. Если срав­нить почвы различного генезиса, например чернозем и подзол иллювиально-железисто-гумусовый, то разли­чия между ними будут связаны прежде всего с режи­мом трансформации, миграции и аккумуляции органи­ческого вещества.

Органопрофиль черноземов сформирован при разло­жении богатых основаниями и элементами минераль­ного питания корневых остатков степного разно­травья, практически без участия процессов транзитной водной миграции, образующийся гумус обогащен ак­кумулятивными формами — преимущественно мало­растворимыми гуминовыми веществами, связанными с

кальцием.

Органопрофиль иллювиально-железисто-гумусового подзола образован наземными растительными остатка ми преимущественно хвойных пород, бедными основа­ниями и элементами минерального питания. Характер­ное распределение органического вещества по почвен­ному профилю (с двумя гумусовыми горизонтами) связано с развитием процессов транзитной водной миг­рации и аккумуляции минерально-органических соеди­нений. Гумусовые вещества связаны преимущественно с железом и алюминием, при этом преобладают более растворимые фульватные формы гумуса.

Аккумулированные в почвенном профиле органо-минеральные соединения содержат огромный запас элементов минерального питания, который в целом зна­чительно превосходит годовые потребности растений. В зрелых сформированных почвах в условиях естест­венных ценозов этот фонд медленно расходуется и по­стоянно пополняется. Это один из «механизмов» под­держания относительной стабильности почвенного пло­дородия. В большинстве типов почв с органическим веществом связано более 90% потенциально доступно­го растениям азота, более 50% фосфора, серы. Зна­чительная часть доступных форм калия, кальция, микроэлементов находится в сорбированном состоянии, причем сорбционные свойства большинства почв в зна­чительной степени определяются также органическим веществом.

Таким образом, органическое вещество почвы яв­ляется как бы своеобразным регулятором, обеспечи­вающим необходимый уровень расходования элемен­тов питания в конкретных природных условиях и пред­отвращающим непроизводительные потери питатель­ных веществ от вымывания, образования газообраз­ных продуктов и труднорастворимых минеральных соединений. Органическое вещество почв регулирует не только расход элементов минерального питания са­мой почвы, но и благотворно влияет на судьбу мине­ральных удобрений, эффективность которых в хорошо гумусированных почвах всегда выше. Таковы в общих чертах формы прямого участия органического вещества почвы в минеральном питании растений.

Резкий рост численности населения Земли, практи­чески полное использованрге ресурсов земель, удобных для сельского хозяйства, делает проблему повышения почвенного плодородия исключительно актуальной. В то же время некоторые стороны этой проблемы нуж­даются в дальнейших исследованиях и уточнениях.

Имея в виду разносторонний характер действия ор­ганического вещества, А. М. Лыков (1981 г.) назвал его решающим фактором плодородия пахотных почв в условиях современного интенсивного земледелия и аргументировал этот тезис следующими положениями: 1) причинной зависимостью между органическим ве­ществом и возникновением почвы; 2) глобальным воз­действием органического вещества на комплекс агро­номических свойств почвы; 3) наличием обратной свя­зи между агротехническими приемами и содержанием органического вещества в пахотных почвах; 4) невоз­можностью на практике форсированного воздействия на баланс органического вещества в пахотной почве или замены роли органического вещества какими-либо при­емами земледелия.

Как известно, органическое вещество почвы вклю­чает в себя остатки организмов (растительного и жи­вотного происхождения) и собственно гумус. Рас­смотрим роль этих двух групп органического вещества в формировании почвенного плодородия.

Установлено, что гумус оказывает большое положи­тельное влияние на физические свойства почвы. Вслед­ствие цементирующего действия ряда его соединений улучшается почвенная структура. В большинстве слу­чаев более гумусированные почвы характеризуются лучшими показателями водно-воздушного и теплового режимов. Кроме того, почвы с большим содержанием гумуса биологически активнее: численность микроорга­низмов в них выше, а их видовой состав разнообраз­нее, продуцирование С02 происходит интенсивнее, ферментативная активность повышена. Обнаружена, но не­достаточно исследована физиолого-биохимическая роль гумуса. Гумусированные почвы устойчивы к эрозион­ным процессам, а при неблагоприятных погодных ус­ловиях в большей степени способны обеспечивать рас­тения факторами жизни. Установлена повышенная эффективность действия минеральных удобрений на почвах с высоким уровнем гумусированности.

Таким образом, эффективное плодородие пахотных почв существенно зависит от содержания гумуса. Для подтверждения данного положения обычно указывают не только на улучшение ряда почвенных параметров и режимов, но и на тесную корреляцию между содержа­нием в почве гумуса и урожаем, причем на более гу­мусированных почвах получают также продукцию лучшего качества. Однако необходимо помнить, что корреляция еще не доказывает наличия прямой при­чинно-следственной связи между явлениями. Урожай зависит от целого комплекса факторов: уровня эффек­тивного плодородия пахотных почв, биологических осо­бенностей растений, агротехнических и метеорологиче­ских условий и ряда других. Поэтому урожайность сельскохозяйственных культур может лимитировать или стабилизировать любой из этих факторов, главным образом их сочетание.

Можно привести ряд примеров, подтверждающих это положение. На большинстве почв в странах Запад­ной Европы при низком уровне гумусированности по­лучают стабильно высокие урожаи различных куль­тур, при этом невысокое содержание гумуса не является препятствием для применения большого ко­личества * минеральных удобрений. Известны также случаи, когда низинные торфа, сапропели и другие источники обогащения почвы гумусом не оказывают положительного влияния на урожай. Варианты опытов, в которых изучалось совместное влияние торфа и ми­неральных удобрений, часто не имели достоверных пре­имуществ перед вариантами с теми же дозами одних минеральных удобрений.

- Эти примеры приведены не для того, чтобы поста­вить под сомнение большую положительную роль гу­муса. При всей зависимости урожая сельскохозяйст­венных культур от комплекса различных условий гу-мусированность почв, во многом определяя уровень почвенного плодородия, является одним из наиболее важных факторов, но, конечно, не единственным. По­этому, учитывая большое агрономическое значение гу­муса, а также резкое снижение его содержания в па­хотных почвах, в качестве одной из основных задач, решение которой направлено на повышение плодоро­дия почв, следует считать стабилизацию уровня их гумусированности. В связи с этим и возникает необ­ходимость изучения и контроля приходных и расход­ных статей гумусового баланса в почвах, а также оценка статических показателей, характеризующих гумусовое состояние пахотных почв (Гришина, Орлов, 1978).

Качественный состав гумуса, соотношение и свой­ства его групп и фракций в значительной степени оп­ределяют его влияние на формирование почвенных свойств, рост и развитие растений. Однако вопрос об оптимальном в агрономическом отношении качествен­ном составе гумуса для разных почв, а также путях его достижения и регулирования является наименее

изученным.

К основным мероприятиям по регулированию уров­ня гумусированности относятся: систематическое вне­сение в почву достаточно высоких доз органических удобрений в виде навоза и торфяных компостов, при­менение зеленых удобрений, травосеяние, рациональ­ная система обработки почвы, мелиорация, противоэрозионные мероприятия. Однако различные способы увеличения уровня гумусированности пахотных почв приводят к образованию гумуса разного качественного состава. Например, внесение торфа или торфо-минеральных компостов, содержащих много готовых специ­фических гумусовых соединений, увеличивает как бы «механически» их содержание в исходных почвах, в то время как трансформация в почве зеленых удобрений, т. е. растительной массы, и включение входящих в нее элементов в биогеохимический круговорот способству­ют интенсификации процессов обновления, «омолажи­вания» почвенного гумуса, новообразованию его со­ставляющих и, как будет показано ниже, оказывают весьма существенное влияние на плодородие почвы и урожайность. Эффективность и целесообразность раз­личных способов стабилизации содержания гумуса в почвах также требуют дальнейшего изучения.

И в заключение еще раз обратим внимание на одно обстоятельство. Многие выводы о влиянии гумуса на ряд почвенных параметров сделаны на основе корреляции, без разбора возможного механизма (химизма) и без количественной оценки масштабов его воздейст­вия. Как правило, в почве определялись содержание гумуса и параллельно другие показатели. Далее срав­нивался ряд почв и делались выводы об изменении свойств с увеличением или уменьшением уровня их гумусированности. Однако любая почва всегда содер­жит растительные остатки, причем, как правило, более гумусированные почвы наиболее богаты ими. Поэтому есть основания полагать, что положительное воздей­ствие органического вещества на свойства почвы не всегда может быть обусловлено действием только спе­цифических гумусовых соединений. Изменение величин почвенных параметров в более гумусированных почвах может объясняться и частичным действием раститель­ных остатков или, что более правильно, комплексным действием двух главных составляющих органического вещества почвы.-

Перейдем к рассмотрению вопроса о влиянии ра­
стительных остатков
на плодородие почв. Остатки ра­
стений являются основной частью органического веще­
ства почвы негумусовой природы и в большинстве почв
составляют 5—15% его количества. Говоря о сущности почвенного плодородия, напомним, что его воспроизводство — одна из наиболее важных функций почвы —возможно только при протекании биогеохимического круговорота, который является причиной возникновения, развития и поддержания плодородия. Обязательным участником круговорота являются растительные остатки.

К настоящему времени достаточно хорошо установ­лены величины биомассы и количество растительных остатков, поступающих в почву с опадом в природных условиях (см. табл. 4). Количество пожнивных и кор­невых остатков, которое оставляют различные сельско­хозяйственные культуры, также хорошо изучено. Ре­зультаты этих исследований представлены в табл. 9. Наибольшее количество растительных остатков остав­ляют клевер и его смеси со злаками; среди зерновых — озимые культуры. Много растительных остатков оста­ется после других культур, таких, как люпин, серадел­ла, люцерна и др. Пропашные характеризуются наименьшим количеством растительных остатков.

В отличие от природных экосистем в агроценозах главной особенностью круговорота является ежегодное необратимое отчуждение с урожаем значительной части биомассы, а следовательно, элементов питания. Доля возврата последних в почву в виде пожнивно-корневых остатков сильно колеблется, но в большинст­ве случаев составляет 20—30% от выноса. Но даже если удается создать бездефицитный баланс основных биофильных элементов за счет внесения органических и минеральных удобрений, формы, в которой они по­падают в почву, их соотношение, а следовательно, и влияние на основные агрономические свойства почвы характеризуются существенным качественным отли­чием от таковых при внесении растительных остатков. Данных сравнительных исследований о действии растительных остатков и удобрений на свойства почвы

Таблица 9. Количество растительных остатков, оставляемых полевыми культ/рами аа ротацию 9-полышго севооборота (данные Б. И, Алиевой)

Воздушно-сухой вес, ц/га, при урожаях *

средних

Культура

25,0 45,0 65,0 35,0 28,0 40,0 40,0 17,0 35,0 330.0 36,7
22,0 30,0 50,0 25,0 25,0 30.0 25,0 11,0 25,0 243,0 27,0
16,0 23,0 30,0 18,0 16,0 23,0 20,0 7,0 18,0 171,0 19.0

Пар занятый (горох, люпин,

вико-люпин)

Озимая пшеница

Клевер 1-го года пользования

Ярогые зерновые (яровая пше­ница, овес, ячмень)

Пар занятый (горох, люпин,

вико-овес)

Озимая пшеница

Бобовые культуры (кормовые

бобы и др.)

Картофель

Яровые зерновые

Всего за ротацию

Среднее за год

* Низкие: зерно 10—15 ц/га, сено 15—20, картофель 100; средние — со­ответственно 20—25, 30—35, 200; высокие — 30—40, 50—60 и 250— 300 ц/га.

и урожайность сельскохозяйственных растений очень мало. Между тем растительные остатки являются пол­ноценным, сбалансированным источником питания. Так, в природных ценозах лесной опад представляет собой как бы естественное удобрение, содержащее все необходимые вещества в формах, легко усвояемых ра­стениями. Лесная подстилка обладает наибольшим пло­дородием по сравнению с другими горизонтами лесных почв.

В вегетационных опытах Ганжй (цит. по: Роде Смирнов, 1972) в сосудах с лесной подстилкой расте­ния развивали большую биомассу, чем на других го­ризонтах подзолистой почвы (каждый сосуд был запол­нен почвой определенного горизонта: А0, А4, А2, 'В, ВС). Кроме того, рядом исследователей замечено, что лесная подстилка, содержащая наибольшее количество органических остатков, характеризуется самой высокой концентрацией корней вегетирующих растений (Валь­тер, 1974; Пономарева, 1976).

 

Исследования, проведенные в естественных лесных биогеоценозах, показали, что 80—90% всех зольных элементов поступает в растения из наземного опада. При этом фосфор усваивается не менее чем на 95%, железо — на 70%. Таким образом, растения лесных ценозов получают элементы зольного питания почти полностью из растительных остатков собственного опа­да или от предшествующих поколений. При этом бла­годаря высоким значениям коэффициентов использо­вания зольных элементов из растительных остатков природные ценозы «работают» и продуцируют биомас­су с ничтожными потерями зольных элементов из кор-необитаемого слоя. Практически полным возвратом элементов в почву в составе растительного опада и полным использованием их из органических остатков предыдущих лет обеспечивается сбалансированность биогеохимического круговорота в природных условиях, благодаря которому и происходит воспроизводство пло­дородия в естественных ценозах.

Очевидно, что в агроценозах даже небольшие ко­личества растительных остатков вносят определенный вклад в питание сельскохозяйственных культур. Срав­нительное изучение коэффициентов использования культурными растениями ряда элементов минерально­го питания из удобрении и растительных остатков по­казало существенное преимущество последних. Таким образом, исследования подтверждают значительный вклад растительных остатков в создание бездефицит­ного гумусового баланса в пахотных почвах. При раз­работке доз необходимо учитывать запасы питатель­ных элементов, сосредоточенные в их составе.


Так, в опытах с радиоактивным изотопом (фосфор-32) было показано, что озимая пшеница, идущая по пласту многолетних трав, использует-фосфор из расти­тельных остатков не менее чем па 60%, в то время как фосфор минеральных удобрений использовался не более чем на 15—18%. Аналогичные эксперименталь­ные результаты были получены с кальцием и цинком. Анализ причин этого явления показал, что повышен­ное использование элементов минерального питания из растительных остатков связано с локализацией актив­ных корней живых растений в зонах почвы, обогащен­ных мертвыми корнями. В свою очередь локализация обусловлена тем, что живые корни находят в расти­тельных остатках полноценное и сбалансированное ми неральное питание, т. е. содержащее все макро- и микроэлементы в нужном соотношении. На рис. 17 по­казан один из результатов опыта, иллюстрирующий эффект локализации живых корней в искусственно со­зданной зоне, обогащенной растительными остатками. Не исключено, что в зоне разлагающегося органи­ческого вещества живые корни, помимо минеральной пищи, находят определенные продукты микробного синтеза, оказывающие положительное влияние на рост и развитие растений. Некоторые экспериментальные наблюдения дают основание для такого предположе­ния, однако данный вопрос требует изучения.

 

 

Рис. 17. Кривые распределения живой корневой массы в условиях вегетационного опыта с дерново-подзолистыми почвами. Наличие пика наблюдалось в вариантах при обогащении слоя 5—6 см растительными остатками

 

В экспериментальных исследованиях по влиянию растительных остатков на рост и развитие сельскохо­зяйственных культур получены очень выразительные результаты, особенно при низких уровнях содеряшния растительных остатков в почве. На рис. 18 показаны два варианта вегетационного опыта с ячменем (данные И. Ю. Мишиной). В варианте с резко пониженным уровнем биомассы были тщательно отобраны расти­тельные остатки. Возникший при этом отрицательный эффект не удавалось устранить ни соответствующими дозами минеральных удобрений, ни увеличением со­держания в почве собственно гумусовых веществ. Эти и аналогичные результаты дают основание рассматри­вать растительные остатки и весь комплекс процессов, связанных с их превращением, как важное условие формирования почвенного плодородия не только в ес­тественных, но и в агрономических ценозах.

Растительные остатки, как и гумусовые вещества, оказывают комплексное влияние на физические свой­ства почвы и многие статические показатели, а также на характеристику происходящих в почве процессов и ее плодородие.

Положительная роль органического вещества не ог­раничивается влиянием на показатели почвенного пло­дородия. Наличие в почве разлагающейся органической массы оказывает благотворное действие на биологиче­скую продуктивность за счет выделения из почвы и создания в приземном слое повышенной концентрации двуокиси углерода. В ряде работ показано, что в ус­ловиях высокой обеспеченности сельскохозяйственных растений влагой, минеральной пищей и другими чисто почвенными факторами продуктивность агроценозов может лимитироваться содержанием С02 в воздухе.

Итак, можно считать установленным, что главные компоненты органического вещества ночи ■— собственно гумусовые вещества и органические остатки раститель­ного происхождения —: оказывают существенное влия­ние на почвенное плодородие. Сформированный фонд гумусовых веществ придает определенную стабиль­ность структурному состоянию почвы, сорбционным параметрам, буферности, наличию потенциально до­ступных для растений элементов минерального пита­ния, в первую очередь азота, а также другим, преиму­щественно статическим свойствам почвы. Постоянное пополнение в почве фонда отмерших растительных ос­татков стимулирует прежде всего нормальное проте­кание процессов микробиологической трансформации органических остатков, обновление и воспроизводство почвенного гумуса, минерального питания растений. В то же время многие вопросы, связанные с гумифи­кацией органических остатков и ролью всего органи­ческого комплекса почвы в ее нормальном функциони­ровании и плодородии, требуют дальнейшего изучения. Прежде всего следует отметить недостаточность знаний механизмов участия органического вещества в различных биологических и абиотических процессах, происходящих в почвах, в частности процессов, иду­щих на молекулярном уровне. Только глубокие знания сущности явлений могут стать основой направленного регулирования и оптимизации процессов, происходя­щих в пахотных почвах и агроэкосистемах. Решение этих вопросов во многом зависит от перехода на ка­чественно новый уровень теоретических и эксперимен­тальных исследований. В почвоведении еще предстоит переход от преимущественно «мертвых» почвенных образцов к изучению собственно процессов в «живом» почвенном объекте.

 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных