Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Проверить, было ли определение неандертальца как казака! 11 страница




Появление культуры раннединастического периода: "Период Джемдет Насра обрывается внезапно". Трехцветная керамика исчезла "сразу".

"В напластованиях раннединастического периода уже невозможно найти ни черепка. Даже типичные для периода Джемдет Насра формы сосудов исчезают бесследно. Все здания эпохи Джемдет Насра были, как видно, беспощадно разрушены, а на их месте появляются совершенно непохожие по типу строения".

Удобный плоский прямоугольный кирпич сменяется неудобным плоско-выпуклым – с верхней частью, как у каравая (Вулли 1961: 48 – 50).

На сей раз Вулли говорит не об инвазии, а о восстании старого местного населения (стало быть, урукцев) против народа культуры джемдет-наср. А поскольку культуры всё-таки смешались, шумеров он считает результатом этого слияния, в котором как-то участвовали даже носители обейдской культуры (тут некий элемент комбинационизма).

В самом поселении Эль Обейд в храме периода джемдет-наср была найдена табличка с именем одного из царей первой династии Ура, считавшейся мифической. Она оказалась историчной и относящейся к периоду джемдет-наср. Современные ориенталисты склоняются к отождествлению ранних шумеров с джемдет-насром, урукскую культуру отводят первой инфильтрации семитов, а обейд – какому-то не-шумерскому и не-семитскому народу, но нас здесь занимает не современное состояние вопроса, а взгляды и способ рассуждения Вулли.

Вулли не забыл свое теологическое образование и порассуждал об Аврааме, о халдеях Ура (как в Библии), о потопе. Когда его рабочие копали обейдские слои, они наткнулись на чистый ил и приняли его за материк. Но Вулли измерил глубины и нашел, что до настоящего материка (как вокруг холма) еще далеко, велел копать дальше. Через два с половиной метра опять пошли находки. Вулли рассказывает, что сразу пришел к определенному выводу, но решил опросить других участников. Те "стали в тупик. Подошла моя жена, и я обратился к ней с тем же вопросом.

- Ну, конечно, здесь был потоп! – ответила она, не задумываясь. И это был правильный ответ" (Вулли 1961: 27).

Упоминания легендарного потопа есть в шумерских документах, и Вулли тотчас отождествил его с библейским всемирным потопом. "В Библии говорится, что вода поднялась на восемь метров. По-видимому, так оно и было". Более того, в Библии говорится, что предупрежденный о потопе Ной построил свой ковчег из легкого дерева, просмолив его битумом. "Как раз в самом верхнем слое наносов потопа мы нашли большой ком битума, со следами корзины, в которой он хранился" (Вулли 1961: 35 – 36). Но отождествление потопа с Библейским говорит не в пользу библейских догм, а против них: ведь это значит, что Библия повторяет шумерскую легенду, узнав ее от вавилонян, а, следовательно, текст Библии обязан странствующему фольклорному сюжету, а не божественному откровению. Протестанта Вулли это мало волновало, его больше занимало то, что потоп происходил в обейдское время, а рассказ о нем есть в шумерских документах. Значит, всё-таки какая-то преемственная связь от обейда до шумеров, пусть только контактная, существовала.

Впечатление об отъявленном инвазионизме Вулли ослабляется также тем обстоятельством, что, хотя доводы миграций у Вулли несколько скудноваты (даже не обсуждается возможность резких смен стиля и техники керамики), всё же очень похоже, что тут действительно были миграции. А в этом случае можно ли назвать предположение о них миграционизмом? Пожалуй можно лишь сказать, что в обстановке господства миграционных и вообще диффузионных объяснений в той среде, с которой больше всего считался Вулли (Флиндерс Питри, Рейснер, ранний Эванс и Эванс в объяснении минойских успехов), он с большей готовностью шел на миграционные объяснения смен культуры, чем на какие-либо другие. Но и состояние фактического материала сбрасывать со счетов нельзя.

Отличие от Эванса тут тоже не так уж значительно: ведь тот в своих ранних работах тоже был инвазионистом – когда дело касалось Британии, а не Крита, не его боготворимых минойцев. И так же, как Эванс, Вулли сменяет свой набор объяснений, как только речь заходит о его центральном и самом сенсационном (для публики) объекте – шумерах.

 

13. Вулли и первенство шумеров. К шумерской культуре принадлежали раскопанные Вулли царские могилы первой половины III тыс. до н. э., битком набитые сокровищами древнего искусства. О шумерах никто ничего не знал до середины XIX века, когда в клинописных документах Вавилонии Г. Ролинсоном и Эдв. Хинксом был открыт неизвестный язык, который вавилоняне называли шумерским. Поскольку были двуязычные надписи, к началу ХХ века его стали понимать. Выяснилось, что в вавилонское время это был уже только литературный язык, на котором никто не говорил, и был это язык культурного народа, жившего в Вавилонии до вавилонян – в третьем тысячелетии до н. э. Вавилоняне семитизировали древнее население этой страны, но переняли от него многие достижения культуры, в том числе клиновидную письменность, мифы, города.

Вулли обнаружил зиккурат. Идея зиккурата тоже наследие обейдцев (что укрепляло мнение Вулли об их приходе из горной местности). Зиккурат Ура – предок вавилонского, который тоже раскопан – в слое времен Набонида. Такой же зиккурат в самом Вавилоне был прообразом Вавилонской башни Библии. Но самые сенсационные находки ожидали Вулли в царском могильнике. Там были открыты богатейшие погребения шумерских царей, в частности царя Мес-калам-дуга, А-калам-дуга, царицы Шубад и ее супруга, со многими прислужниками, очевидно умерщвленными заживо, в том числе музыканты с лирами (или арфами). Все снабжены золотыми украшениями и оружием. Много произведений тончайшего искусства. Вулли завершает описание находок этого периода следующим пассажем:

"Шумерийцы обладали достаточными познаниями в металлургии и столь высоким мастерством в обработке металлических изделий, что в этом с ними вряд ли сравнится хоть один народ древности. … Шумерийские купцы вели торговлю с самыми отделанными странами; шумерийские поля отличались плодородием; шумерийская армия была превосходно организована, и почти все мужчины умели писать и считать. Во всех отношениях Шумер раннединастического периода ушел намного вперед от Египта, который в ту эпоху лишь выбирался из состояния варварства. И когда Египет действительно пробудился в дни правления Менеса, первого фараона Нильской долины, наступление новой эры ознаменовалось для него освоением идей и образцов более древней и высшей цивилизации, достигшей расцвета в низовьях Евфрата. Шумер был прародиной западной культуры, и именно у шумерийцев следует искать истоки искусства и мировоззрения египтян, вавилонян, ассирийцев, финикийцев, древних евреев, и, наконец, даже греков" (Вулли 1961: 96).

Вот это уже очень напоминает аналогичные высказывания Эванса о превосходстве минойской культуры над ахейской, египетской и финикийской и о ее господстве над Средиземноморьем.

Уже в 1939 г. открытия и заключения Вулли использовал лорд Раглан, приписавший шумерам происхождение мировой цивилизации. За ним роль шумеров в распространении культурных явлений по всему миру повторяет австрийский археолог Р. Гейне-Гельдерн (R. Heine-Geldern). В 1959 г. в работе "Das Megalithproblem" он выводит все мегалиты из Шумера. И даже самый авторитетный шумеролог американец Сэмьюел Н. Крамер (Samuel N. Cramer) в книге "История начинается в Шумере" (тоже 1959 г., русск. перев. 1965) всё шумерское считает первым в мире. Подзаголовки глав книги так и возглашают: "Первые школы", "Первый двухпалатный парламент", "Первые защитные насаждения", "Первый рыбный заповедник", "Первые погребальные песни", "Первый золотой век" и даже "Первый св. Георгий" (он имеет в виду драконоборца).

Здесь естественное увлечение серьёзных исследователей своим предметом очень близко подходит (возможно, даже сливаясь с ней) к той полудилетантской трактовке различий в исторической роли и способностях разных народов, которая получила название гипердиффузионизма. Ему будет далее отведена отдельная глава.

 

14. Архаическая гипотеза Спиндена. Есть еще одно место на земном шаре, где возникло несколько ранних цивилизаций, подобных месопотамской и египетской, и где они также появились в готовом виде, что вызывало вопрос о том, на какой основе они сформировались. Это Центральная Америка и север Южной Америки с инками, ацтеками и майя. Теократическую цивилизацию майя и ее идеализацию исследователями вплоть до середины ХХ века Бинтлиф (Bintliff 1984: 36 – 37) сравнивает с идеализацией минойского Крита Эвансом. Для набожной Америки древняя и успешная теократия на близкой территории была привлекательной как идеальное общество. Ареал майя охватывает южную часть Мексики, Гватемалу и часть Сальвадора и Гондураса. Ацтеки находились к северо-западу от них, занимая южную и центральную Мексику. Империя инков располагалась значительно южнее, охватывая северную часть западного побережья Южной Америки – Перу, часть Чили и Боливии. Эти доколумбовы государства погибли в результате завоевательных походов конкистадоров. Были и более ранние сильные этнокультурные образования – тольтеки, ольмеки. Но есть ли какая-то местная основа у них у всех или надо искать объяснение в приходе культуртрегеров из-за океана?

В качестве ответа на этот вопрос Герберт Джозеф Спинден (Herbert Joseph Spinden, 1879 – 1967), сверстник Вулли, выдвинул свою 'Archaic Hypothesis' – гипотезу об "архаической культуре". Уилли (Willey 1981: 35) расценивает ее как первую "серьёзную" концепцию, выдвинутую на смену дилетантским домыслам типа "утраченных племен Израилевых", "странствующих тольтеков" и т. п.

Спинден учился в штате Вашингтон, на западном побережье США, диплом бакалавра получил в Гарварде в 1906 г... Первые его работы были по этнологии индейцев, но в Гарварде он попал под влияние Элфрида Тоззера, специалиста по майя, и поэтому диссертация его, защищенная в 1909 г. и опубликованная в 1913, была посвящена майя и называлась "Исследование искусства майя: его предмет и историческое развитие". С этих пор он занимался, прежде всего, майя, хотя и искал аналогии их культуре по всей Америке.

На конгрессе в Вашингтоне в 1915 г. он сделал доклад, опубликованный в 1917, "Происхождение и распространение земледелия в Америке". Здесь была впервые четко сформулирована его гипотеза, впоследствии развернутая в книге 1928 г. "Древние цивилизации Мексики и Центральной Америки". В ряде мест он обнаружил в нижних слоях памятников под культурами ацтеков и майя одну и ту же поздненеолитическую земледельческую культуру с женскими статуэтками, которую он назвал "архаической" и которую счел исходной для всех основных цивилизаций Америки (рис. 16). От нее, из одного района Мексики, он вывел в них оседлость, статуэтки, керамику (рис. 17) и земледелие (рис. 18) с маисом, бобами, тыквенными и перцем.

Его гипотеза вызвала возражения видных специалистов – Сэмъюела К. Лотропа, Джорджа К. Вайяна (Вэйланта). Они отрицали возможность так просто вывести все эти культуры из одного центра, указывая на то, архаическая культура не принадлежала одному народу, что это одна стадия в разных традициях, что и культурные растения явно не все из Центральной Мексики. Да это и не самая древняя земледельческая культура. Спинден учел критику: на представленной им в 1928 г. схеме пространственно-хронологической диаграмме (рис. 29) распространение разбито на несколько этапов, но все они начинаются в Мексике, а цивилизация майя намного опережает остальные. Этой концепции он придерживался и в книге 1957 г. "Искусство и цивилизация майя", а схожую схему Джеймс Форд предложил в книге 1969 г., только он называл эти культуры уже не "архаическими", а "формативными", термином Р. Уокопа, – архаическими стали другие, более древние. Книга называлась "Сравнение формативных культур в Америках"

С тех пор материалы чрезвычайно возросли, вся картина усложнилась, расшифровка письменности майя лишила их ореола гармоничной цивилизации, конфигурации изменились ("архаическая культура" Спиндена соответствует поздним этапам нынешних "формативных" культур), и схема Спиндена утратила авторитет. Но для своего времени это было важное обобщение материала, основанное на диффузионной методологии, значение территории Центральной Америки для зарождения американских цивилизаций было, в общем, декларировано основательно (хотя исключительность майя и преувеличена), а хронология его схемы странным образом совпадает с той, которая получена потом радиоуглеродным методом. Верным оказалось и долго оспариваемое утверждение Спиндена, что многие местонахождения майя – настоящие города, а вовсе не церемониальные центры.

Вообще в Америке не переводились сторонники возведения какой-то одной цивилизации в ранг первой, из которой происходят все остальные американские цивилизации. В 60-е годы известный археолог Майкл Коу (Michael D. Coe) выдвинул на эту роль ольмеков (в книгах 1962 г. "Первая цивилизация Америки: открывая ольмеков" и 1968 г. "Мексика").

 

15. Заключение и некоторые уроки. Мы рассмотрели троих археологов, классных профессионалов, сильно идеализировавших изучаемые ими ранние культуры, каждый свою, - культуры, из которых можно было предположить происхождение основных цивилизаций мира. Преемственность от этих ранних культур к цивилизациям, сменившим их, действительно налицо, и действительно влияние этих культур выходит за пределы тех цивилизаций, которые их непосредственно сменили, просто эта влиятельность сильно преувеличена.

Но за этим стояло убеждение в правильности всей той идеологии, которая подпирала диффузионистскую методологию, - убеждение в неравенстве народов, в исключительности их способностей к творчеству и самостоятельному развитию, в даровании одним (очень немногим) исторически активных ролей и извечном осуждении всех остальных на стагнацию и пассивность. В случае Эванса к этому добавлялась авторитарность и тяга к имперской великодержавности (перенесенной с Британской империи на Минойскую). Вулли ограничился технической и культурной гегемонией шумеров, напоминающей роль британцев (в их самосознании) после Первой мировой войны. Спинден думал только о первенстве в хозяйственном развитии, аналогичном первенству США в межвоенной Америке.

Сопряженный с профессионализмом и смягченный им, этот уклон не очень сильно сказывался на всей научной деятельности означенных археологов, проявляясь лишь в декларациях и частных эпизодах. К чему он может привести в сопряжении с дилетантизмом или недостаточной профессиональностью, увидим в главе о гипердиффузионизме.

Из всего сказанного же можно для себя извлечь некоторые частные уроки. Во первых, увлекаться своим предметом, безусловно, полезно, это придает силы, но всегда стоит помнить: очень мала вероятность того, что центр мироздания окажется в твоем раскопе.

Во-вторых, сколь бы ни было велико искушение сохранить для себя обнаруженные тобою загадки истории, чтобы разгадать их самому и увеличить свою славу, не поддавайся этому искушению: то, что не понято сразу, не откроется и потом. Только зря протянешь время и задержишь открытие. Опубликуй, поделись обнаруженными материалами со всеми, дай всем возможность испробовать свои силы – кто-то взломает тайну, а может быть, и тебе подскажет.

В какой-то мере это относится ко всякому результату раскопок и разведок. Сколь бы ограничено ни было твое открытие, чем больше оно влечет за собой других открытий, сделанных другими, тем больше чести тебе. Сколь бы ни было твое открытие большим, всегда больше ценится то, которое повлекло за собой другие, пусть и не твои, и оказалось началом цепной реакции открытий. Это закон истории науки.

 

 

Вопросы для продумывания:

  1. Есть ли что-либо общее у Шлимана и Эванса, что могло способствовать их открытиям?
  2. Как мог балканский опыт Эванса сказаться на его взглядах по преистории?
  3. Совершенно ясно, что либерал Эванс считал себя объективным ученым, но не был таковым. Каких данных характера ему не хватало, понятно, но какими мерами методики это можно было бы компенсировать?
  4. Основательна ли склонность английских археологов считать Эванса одним из основателей научной методики раскопок?
  5. Хотя о пристрастной позиции Эванса писали много, почти никто из историографов не трактует его как диффузиониста. Почему бы это?
  6. Являлись ли Питри и Эванс в равной мере миграционистами?
  7. Согласны ли Вы с предложенным сравнением фигур и их объединением или рациональнее группировать каждого из них с кем-то другим? С кем?
  8. Диффузионистом Вулли, несомненно, был (об этом говорит его апологетика шумерам). А как по-Вашему, в какой мере можно считать Вулли инвазионистом?
  9. Многовато видных английских археологов на Востоке оказались агентами и офицерами разведки: Хогарт, Лоренс, Вулли, в какой-то мере также Эванс, друг Эванса Майрс, есть также и другие (далее мы увидим, что с разведавиацией были связаны Крофорд, Даниел и Пиготт). Можно ли уловить какое-то влияние этого обстоятельства на научные взгляды и вообще на научную деятельность этих археологов?
  10. Спиндена никогда не сравнивают ни с Эвансом, ни с Вулли – и естественно: они несоизмеримы по масштабу открытий и научной продукции. В чем они сопоставимы и есть ли какие-то характеристики творчества Спиндена, по которым он превосходит своих маститых коллег?
  11. Что является спецификой диффузионизма всех трех фигур – Эванса, Вулли и Спиндена, - выделяя их из массы деятелей археологии и связывая воедино: центробежность их диффузионизма, идеализация избранных ими культур и соответствующая апологетика, ориентированность на истоки и корни цивилизаций, профессиональность или что-либо еще или их объединение вообще нелогично?

 

Литература:

Клейн Л. С. 1971. Феномен СМ III и вопрос о языке линейного письма А. – Вестник Ленинградского Университета, № 8: 110 – 113.

Клейн Л. С. 1973. Кипр и Крит в «Археологии мира». – Вестник древней истории, 2: 155 – 163.

Клейн Л. С. 1997. "Человек дождя": коллекционирование и природа человека. – Музей в современной культуре. Сборник научных трудов. Санкт-Петербургская гос. академия культуры. Санкт-Петербург: 10 – 21.

Клейн Л. С. 2000. Инвазия с севера на Среднеминойский Крит: оценка достоверности гипотезы. – SUSSITIA. Памяти Юрия Викторовича Андреева. Санкт-Петербург, Алетейя: 98 – 104.

Пендлбери Дж. 1950. Археология Крита. Пер. с англ. Москва, Иностранная литература.

Чайлд Г. 1956. Древнейший Восток в свете новых раскопок. Москва, изд. Иностранной Литературы (Пер. с англ. изд. 1952 г.).

Bintliff J. L. 1984. Structuralism and myth in Minoan studies. – Antiquity, 58 (222): 33 – 38.

Brown A. C. 1983. Arthur Evans and the palace of Minos. Oxford, Ashmolean Museum.

Clark J. G. D. 1966. The invasion hypothesis in British archaeology. – Antiquity, 40 (159): 172 – 189.

Evans A. 1901. Palace of Minos. – The Monthly Review, II: 115 – 132 (reprinted in: Daniel G. E. 1967. The origins and growth of archaeology. Baltimore, Maryland, Penguin Books: 162 – 177).

Evans J. 1949. Ninety years ago. – Antiquity, 23 (91): 115 – 125.

Evans J. 1943. Time and chance: The story of Arthur Evans and his forebears. London et al., Longmans, Green & Co.

Horowitz S. L. 1981. The find of a lifetime: Sir Athur Evans and the discovery of Knossos. London, Weidenfeld & Nicolson; New York, Viking Press.

Lock P. 1990. Hogarth D. G.: '… a specialist in the science of archaeology. – The Annual of the Bnritish School at Athens, 85: 175 – 200.

Mallowan M. E. L. 1977. Mallowan's memoirs. London, ???????; New York, Dodd, Mead & Co.

Moorey P. R. S. 1992. British women in Near eastern archaeology: Kathleen Kenyon and the pioneers. – Palestinian Exploration Quarterly, July – December: 91 – 100.

Murray T. 1999. Sir Arthur Evans 1851 – 1941. – Murray T. (ed.). Encyclopedia of archaeology. The great archaeologists. Vol. I. Santa Barbara et al., ABC-Clio: 211 – 219.

Myres J. L. 1941. Sir Arthur Evans. – Proceedings of the British Academy, 27: 323 – 355.

Palmer L. R. 1961. Mycenaeans and Minoans: Aegean prehistory in the light of the Linear B tablets. London, Faber and Faber.

Palmer L. R. and Boardman J. 1963. On the Knossos tablets. Oxford, Clarendon Press.

Ventris M. and Chadwick J. 1956. Documents in Mycenaean Greek. Cambridge, Cambridge University Press.

(или: Ventris M. and Chadwick J. 1953. Evidence for Greek dialect in the Mycenaean archives. – Journal of Hellenic Studies, 73: ????????????????.)

Wace A. J. B. 1958. ??????????????????. – Antiquity, ???: ??????.

Willey G. R. 1981. Spinden's Archaic hypothesis. - Evans J. D., Cunliffe B. and Renfrew C. (eds.). Antiquity and man. Essays in honour of Glyn Daniel. London, Thames and Hudson: 35 – 42.

Winstone H. V. F. 1990. Woolley of Ur: The life of Sir Leonard Wolley. London, Secker & Warburg.

Woolley L. 1953. Spadework. London and New York, ??????????????.

Woolley L. 1962. As I seem to remember. London, Allen & Unwinn.

Иллюстрации:

  1. Фотопортрет Артура Эванса-журналиста, 1878 г. (Evans 1943: после стр. 164, обор. вкл.)
  2. Дэвид Джордж Хогарт (Murray 2001: 640).
  3. План Кносского дворца – "лабиринта" (Majewski 1963: 116, ryc. 3).
  4. Тронный зал в Кносском дворце, фото Г. Бертина (Platon 1968, tabl. 9) (или Palmer 1961: после 160, tabl. 11).
  5. Кносский дворец, колонный зал большой лестницы, реконструкция Эванса, фото Г. Бертина (Platon 1968, tabl. 8). (Platon N. 1968. Kreta. München et al., Nagel).
  6. Портрет Артура Эванса работы сэра Уильяма Ричмонда, 1907 г., Ашмолеанский музей (Bahn 1996: 146) (лучше: Evans 1943: frontispice или Ceram 1958: 67).
  7. Фотопортрет Артура Эванса с критской скульптурой быка на выставке кносских древностей в Лондоне в королевской Академии (Murray 2001, 2: 492).
  8. Портрет Артура Эванса 1935 г. работы Фрэнсиса Додда (Evans 1943, после стр. 352, обор. вкл.).
  9. Леонард Вулли времени своей экспедиций в Кархемиш (Монгайт 1966: 69).
  10. Нед Лоренс (слева) с братьями в Оксфорде (ксерокс).
  11. Л. Вулли и Т. Д. Э. Лоренс на раскопках в Кархемише с обнаруженным рельефом в 1912 г. (ксерокс или Bahn 1996: 161).
  12. Лоренс Аравийский – "делатель королей" (ксерокс).
  13. Раскопки кладбища Ура, где Леонардом Вулли были найдены золотые вещи (Ceram 1958: 260 – 261).
  14. Макс Мэллоуэн и его жена отправляются из своего дома в Лондоне в экспедицию в Ирак (Murray 2001: 848).
  15. Сэр Леонард Вулли (Murray 2001: 1327).
  16. Ареал архаической культуры в Новом Свете по Спиндену, 1917 г.: сплошная заливка – достоверные участки, пунктация – менее достоверные (Willey 1981: 37б fig. 1).
  17. Распространение аборигенной керамики в Новом Свете по Спиндену, 1917 (Willey 1981: 38, fig. 2).
  18. Распространение местного земледелия в Новом Свете по Спиндену, 1917; сплошной заливкой - горные и засушливые районы, пунктацией – влажные долины, штриховкой – умеренные районы (Willey 1981: 39, fig. 3).
  19. Пространственно-хронологическая диаграмма распространения культур в новом Свете – как бы продольный разрез через обе Америки, по Спиндену, 1928 г. (Willey 1981: 40, fig. 4).

 

ПРИЛОЖЕНИЕ: Стихотворение Агаты Кристи "Сидящий на телле" (подражание Люису Кэрролу), посвященное Максу Мэллоуэну. Перев. с англ. Л. С. Клейна.

 

Поняв, что за мною никто не следит,

Я покинула номер в отеле,

И попался мне молодой эрудит,

Сидящий один на телле.

 

"А кто Вы, сэр? – вопросила я, -

И куда устремлен Ваш взгляд?"

Ответ его поразил меня,

Как пятна крови и яд.

 

Сказал он: "Ищу я прежних веков

Распавшиеся горшки,

Потом измеряю диаметр горшков

И склеиваю черепки.

 

А затем, как Вы, берусь за перо.

Но вдвое длинней, чем у вас,

Мои слова – что contra, что pro –

И ученее в несколько раз".

 

Но я-то думала о другом –

Как лучше пришить богача

И подбросить труп в соседний дом,

По газону его волоча.

 

Не зная, что выдать ему в ответ,

Покраснев от смущенья, как рак,

Я вякнула: "А скажите-ка, мой свет,

Чем живете Вы, зачем и как?"

 

Была его речь тиха и мудра:

"Пять тысяч лет назад –

Вот изумительная пора,

Где вместе и рай и ад.

 

Коль чужд Вам истории бег дурной –

Нашей эры веков череда,

Тогда вы пойдете копать со мной

И останетесь в до н. э. навсегда.

 

Но я-то думала лишь о том,

Как в чай подсыпать мышьяк,

И не могла осмыслить потом,

Зачем мне до н. э. – ну, никак.

 

Взглянув на него и вздох затая,

Я не смела поднять головы.

"Ну, как Вы живете? – продолжила я, -

И чем так заняты Вы?"

 

Сказал он: "Я в поиске древних вещиц,

Сработанных ad hoc и впрок.

Снимаю с них фото для таблиц

И заношу в каталог.

 

Я их и за золото не продам

И уж никак не за медь!

Я их классифицирую по родам

В музее – куда же их деть!

 

Иногда я выкопаю амулет

непристойный – ну, стыд и срам, -

Ибо тогда, у начала лет,

Народ был груб и прям.

 

Такой вот у нас, археологов, труд.

Богатство нам не с руки.

Зато археологи долго живут

И здоровые, как быки".

 

Ему я внимала, интригу творя

И коварный план мусоля,

Как труп обезличить втихаря,

Прокипятив в рассоле.

 

Благоговея, а втайне кляня

За всю его эрудицию,

Я сказала твердо, что с этого дня

Поступаю в экспедицию.

 

Теперь ну разве что ненароком

Я запачкаю пальцы ядом,

Или, вопреки всем его урокам,

Раздавлю черепок своим задом.

 

А только увижу курящийся дым

И птиц неслышный полет,

Вздыхаю невольно: пред взором моим

Молодой эрудит встает,

 

Чья столь благородна цель,

Чей нежен был взгляд, разговор толков,

Чья мысль всегда была без оков

И не отрывалась от древних веков,

Кто насквозь видел землю и без очков,

Кого не прельщал домашний альков,

Чьи руки саднит от лопат и совков,

В чьих пыльных карманах полно черепков,

Чьи лекции вабили учеников,

Кто хотел показать мне, кто он таков,

И внушил мне без лишних тычков и пинков,

Что мне надо собраться без дураков

И копать с ним этот телль!

 


 

Лекция 18. Скандинавский диффузионизм:







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных