Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Переведено для группы: https://vk.com/stagedive 1 страница




А. Л. Джексон

Приди ко мне тихо

Название: А.Л. Джексон, «Приди ко мне тихо», книга 1.

Переводчики: Ух, Чуча, Помидорка

Редактор: Арина Г.

Вычитка: Помидорка, Чуча

Обложка и оформление: Mistress

Переведено для группы: https://vk.com/stagedive

Любое копирование без ссылки

на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Элине Мур не дает покоя Джаред Холт. Прошло шесть лет, с тех пор как она видела лучшего друга своего брата, самоуничтожающегося плохого мальчика, которого она тайно любила в старшей школе. Проходят года, она знает, что пришло время двигаться дальше. Время, чтобы выбрать между практичным дипломом медицинского работника и ее истинной мечтой стать художницей. Время переступить через Джареда и дать шанс другому парню….
Только, когда она открывает свое сердце другу Гейбу, Эли возвращается домой и находит на своем диване спящего Джареда. Подросток, которого она любила, вырос в мужчину, перед которым она не может устоять. Покрытый татуировками и переполненный гневом, он просит, чтобы его спасли от демонов-воспоминаний того дня, когда он разрушил свою семью. Когда эти двое вновь встречаются, их страсть горяча настолько, что сжигает все рассуждения Эли. Но может ли она рискнуть своим будущим ради мужчины, который живет на грани разрушения?

Содержание:

 

Пролог. 4

1 глава. 5

2 глава. 8

3 глава. 15

4 глава. 22

5 глава. 23

6 глава. 27

7 глава. 31

8 глава. 33

9 глава. 37

10 глава. 48

11 глава. 62

12 глава. 64

13 глава. 71

14 глава. 73

15 глава. 95

16 глава. 114

17 глава. 118

18 глава. 127

19 глава. 135

20 глава. 146

21 глава. 149

22 глава. 156

23 глава. 160

24 глава. 166

25 глава. 171

26 глава. 176

 


Пролог

 

Прерывистая линия дорожной разметки размывается, пока не становится одной сплошной. Моё тело дрожит от тысяч миль, которые я провел, сидя на этом кожаном сиденье, мышцы правой руки гудят оттого, что долгие часы держал рычаг газа.

Но я не останавливаюсь. Я не могу и не знаю, почему. Что-то внутри меня подстёгивает двигаться вперед. Пробиваться напролом.

Горячий воздух врезается мне в лицо, и волосы разлетаются в неуправляемом хаосе.

Сдерживаю горький смех.

Неуправляемый хаос. Именно так они характеризовали меня.

Пустынное небо бесконечно, океан глубокого синего цвета. Вдалеке, словно маяк, возвышается город.

Потому что я подвел черту.

Что я делаю?

Для меня там ничего нет. Я знаю это. Там я уже все разрушил. Я уничтожаю всё, к чему притрагиваюсь.

По-прежнему не могу ничего сделать, но продолжаю давить на газ.


1 глава

Элина

 

Я прислонилась к спинке своей кровати с альбомом для рисования, балансирующим на согнутых коленях. Меган прилагала все усилия, чтобы не смеяться и не подпрыгивать, сидя со скрещенными ногами на краю моей кровати.

— Сиди спокойно, — скомандовала я, кусая нижнюю губу, пытаясь правильно нарисовать ее рот. Растушевывать было тяжело, а мне хотелось сделать это идеально. У Меган была самая искренняя улыбка из всех, кого я когда-либо встречала. Я отказывалась портить ее.

— Но я хочу писать, — проскулила она и подпрыгнула немного сильнее. Больше сдерживаться она не могла, поэтому выпустила истерический смешок и скатилась с моей кровати. — Я скоро вернусь.

Со стоном я бросила свой альбом для рисования на кровать.

— Ты такая заноза в заднице, Меган, — крикнула я, когда она выбежала за дверь и помчалась через коридор в ванную. Она бегала писать, по крайней мере, уже третий раз за час. Девчонка не смогла бы усидеть на месте, даже ради спасения своей жизни.

— За это ты меня так сильно и любишь, — крикнула она в ответ.

Дверь ванной захлопнулась, а я подобрала альбом, чтобы рассмотреть рисунок.

Изумительное лицо Меган смотрело на меня, улыбаясь, ее обычно длинные, светлые волосы прорисованы несколькими оттенками угля, а ее голубые глаза большие и черные.

Она была моей лучшей подругой с того момента, как переехала сюда из Род-Айленда во время нашего второго года в старшей школе, почти пять лет назад. Я любила рисовать ее, потому что она так отличалась от типичных моделей, которые соглашались позировать. Она невысокая, застенчивая, и у нее уникальное лицо. Оно каким-то образом одновременно милое и любопытное. Это постоянное выражение на ее лице напоминало о ее наивности.

Она все еще жила с родителями, в том же районе, где я выросла, только на две улицы выше моего старого дома, мои родители и младший брат все еще жили там. Она часто зависала в квартире, которую мы делили с моим старшим братом Кристофером с тех пор, как два года назад я закончила школу. Мы с Кристофером пошли в университет штата Аризоны, а наша квартира располагалась близко к кампусу. Я училась на медсестру, но, боже, иногда я мечтала, что смогу сделать что-нибудь с моим изобразительным искусством. Я знала, что это абсурд, и было мало шансов, что из этого что-то выйдет. Но это не значило, что я не хочу.

Она улыбалась, вернувшись спустя две минуты.

— Чувствуешь себя лучше?

— О, да, — забравшись на кровать, она подползла, чтобы заглянуть.

Я прижала альбом к груди.

— Дай мне посмотреть, — она протянула руку и попыталась выхватить его.

Я покачала головой и прижала его сильней.

— Ты знаешь правила.

— Знаю, знаю, — она села на место. Никто никогда не должен смотреть. Никто, за исключением меня.

На полу, в сумочке Меган зазвонил телефон. Она наклонилась, чтобы вытащить его. Когда она поднялась, на ее лице отразилось волнение.

— Это он, — произнесла она одними губами, в то время как приняла вызов, поднося телефон к уху.

— Алло?

Возвратившись к своему эскизу, я старалась не улыбаться, пока слушала ее разговор с Сэмом. Последний месяц она охотилась за этим парнем с тех пор, как тусовалась с ним на вечеринке нашей общей подруги Калисты, устроившей в мае праздник в честь окончания последнего семестра. Один поцелуй, и она помешалась. Я не уверена, что он чувствовал то же самое.

— Да... мы сможем прийти... хорошо, увидимся там.

Она бросила телефон на кровать и завизжала.

О, боже. Меган никогда не визжала. Она больна.

— Похоже, сегодня вечером ты идешь на свидание, — пробормотала я, мое внимание было направлено на движения моей руки.

— Не я, а мы, — возразила она. — Сэм устраивает вечеринку сегодня вечером, и он хочет, чтобы мы пришли. Я не могу поверить, что он действительно позвонил, — сказала она, очевидно, разговаривая сама с собой. — Две недели и ни слова от него. Я уже начала думать, что он собирается бросить меня.

Только начала?

Так, может быть, мне надо немного помочь моей лучшей подруге.

Я вскочила с кровати, подошла к шкафу и стала рыться в нем, пока не нашла черную мини-юбку. Я дернула ее с вешалки и бросила ей.

— Вот... надень ее. Она будет выглядеть на тебе лучше, чем на мне. Ты знаешь, именно эти ноги изначально покорили Сэма. Думаю, парень буквально был сбит с толку, — я указала на нее. — И тебе лучше заставить его заслужить их.

— О, ему, определенно, придется заслужить их. Ты знаешь меня лучше всех, — Меган подняла юбку, осматривая ее. — Она, правда, милая, — она посмотрела на меня с усмешкой. — Возможно, ты должна надеть ее. Ты знаешь, Гейб тоже собирается прийти, — последнее она сказала нараспев, используя голос, который чертовски меня раздражал.

— Пфф, — я фыркнула себе под нос, и она рассмеялась, потому что единственная из всех людей знала, что Гейб на самом деле не был для меня таким уж соблазнительным. Гейб, отчасти, был моим парнем. Отчасти, потому что парень не оставлял меня в покое и не принимал «нет» в качестве ответа. Но он был невыносимо милым и сладким «соседским мальчишкой», и я действительно не знала, как отказать ему, не задев его чувств.

И он был надежным.

Она опустила юбку на колени.

— Ты должна прекратить водить парня за нос. Это печально, — ее поддразнивание сменилось серьезностью, голубые глаза стали строгими, когда она посмотрела на меня.

Я бросила пару шорт на кровать, чтобы переодеться.

— Я не вожу его за нос, Меган. Он единственный, кто привязал себя ко мне.

— Неважно, Эли. Ты просто продолжаешь твердить себе это. Ты всегда так делаешь.

Я могла видеть вопрос, промелькнувший в ее глазах, могла слышать нотацию, почти слетевшую с ее губ.

— Просто не надо, хорошо? — сказала я.

Некоторое время она моргала, словно вычищала все эти картинки из своей головы.

— Иногда я не понимаю тебя, Эли.

 

***

 

Вечеринка была спокойная, просто несколько человек, тусующихся в четверг в доме Сэма, который он делил с несколькими парнями.

Большинство из нас были на заднем дворе, сидели возле бассейна и пили пиво. Фонари во дворе были выключены, территория была залита приглушенным светом, проникающим сквозь окна от ярких ламп внутри дома. Меган свернулась с Сэмом на шезлонге в дальнем конце бассейна, их голоса были тихими и расслабленными. Позади меня на земле поднималось пламя, которое потрескивало, несколько человек сидели вокруг него на стульях.

Откинувшись назад на руки, я опустила ноги в бассейн. Вода слегка покачивалась на поверхности. Даже в одиннадцать часов вечера было все еще жарко. Лето в Фениксе было моим любимым временем, так было всегда. Все пропитано теплом, его излучают даже дороги и тротуары. Насекомые трещат, а птицы поют, сидя на деревьях. Мне нравилось, что я могла находиться посреди города, и, тем не менее, чувствовать, будто была на границе с дикой природой. Спокойно. Не существовало никакого другого слова, чтобы описать это.

Я не была удивлена, когда Гейб присел рядом со мной. В течение вечера мы немного болтали с ним, но по большей части я его избегала. Он был без рубашки, и на нем были только белые плавки.

— Хочешь присоединиться ко мне? — спросил он, склонив голову к бассейну, приглашая меня.

— Нет. Мне и так хорошо, — сказала я, хотя мысль о прохладной воде была невероятно привлекательной.

Наклонив голову, чтобы лучше меня видеть, он почти улыбнулся. Пряди его светло-каштановых волос свисали сбоку, а его темно-карие глаза наполнились чем-то, что я не хотела видеть.

— Ты многое теряешь, — сказал он.

Я тихо засмеялась и покачала головой. Он так банален.

— Я?

Один уголок его рта дернулся.

— Да, ты.

— Ладно, — сказала я. Или, более уместный вопрос, почему это навредит? Это глупо. По-детски. Но я не знала, как это отпустить.

Поднявшись на ноги, я стянула майку и выскользнула из шортиков. На мне было зеленое бикини.

Воодушевление отразилось на лице Гейба после того, как он медленно меня оценил.

Смущенная, я отвернулась и прыгнула в бассейн. Мое тело опустилось до самого дна. Я плыла невесомая, мои длинные темные волосы рассыпались и плавали вокруг меня. Было прохладно, бодряще. Вода заглушала голоса, шум и все остальное, несколько секунд я наслаждалась одиночеством. Когда в моих легких не осталось воздуха, я вынырнула на поверхность, сделала огромный глоток воздуха и отбросила волосы с лица.

Гейб был уже по пояс в бассейне и улыбался мне.

— Эли, ты, должно быть, самая красивая девушка из всех, кого я когда-либо встречал, — прошептал он.

Огни снаружи отбрасывали тень на его лицо, но я могла видеть его красивый силуэт. И мне хотелось желать его, хотелось как-то вернуть часть себя, которую я отдала в тот вечер, так давно.

Я не говорила ничего, просто смотрела на Гейба и видела, как он медленно приближался. Я не остановила, когда его рука нашла мои бедра, и не остановила его поцелуй.

Это было приятно.

Но в этом всегда будет чего-то не хватать.


 

2 глава

Джаред

Все изменилось, в то же время как, казалось, осталось таким же. Я ехал по улицам, в поиске. Чего, сам не знаю. За эти шесть лет, что я отсутствовал, город выполз за пределы границ, но старый квартал, будто застыл во времени как снимок, на который я смотрел издалека. Картинка, которую я стер из памяти.

Я съехал на грунт с главной дороги, прямо через улицу от той, на которой вырос. Каждое воспоминание, которое имело значение, я пережил здесь. Они и остались таковыми. Воспоминаниями. Я ступил ботинком на землю, чтобы удержать байк, пока просто смотрел. Автомобили пролетали мимо, мое зрение расплывалось из-за вспышек металла.

О чем, черт возьми, я думал? Что это хорошая идея? Потому что это, несомненно, ни хрена не хорошая идея.

Я вернулся в город почти неделю назад. Столько времени у меня заняло, чтобы успокоить нервы, собраться и подъехать к старому кварталу так близко. Возможно, я просто хотел помучить себя, заставить себя заплатить немного больше, хотя никакая компенсация не поможет. Я уже пытался расплатиться, но судьба не позволила мне даже этого.

Как будто я был привязан к прошлому, я не мог заставить себя уйти. Я мог почти увидеть наши игры посреди тихой улицы: прятки, догонялки, смех, бег по свободным участкам квартала. Если поднапрячься, я мог услышать голос мамы, как она выглядывала из входной двери и звала меня ужинать, мог увидеть отца, который шел по подъездной дорожке в конце рабочего дня, мог представить лицо моей маленькой сестры, прижатое к окну, пока она ждала, когда я вернусь домой.

Все это было отражением того, что я разрушил.

В груди защемило, и я сжал руки на руле, пока во мне бушевал гнев. Гнев скрутил и свернул мои мышцы так, что я закрыл глаза. В горле вырос комок, но я проглотил его. Мои глаза распахнулись, когда я надавил на газ и выехал на улицу. Я двигался мимо машин, выталкивая себя вперед. Я не имел понятия, где в конечном счете окажусь, потому что тут не было места, к которому я принадлежал.

Я просто ехал.

Несколько часов спустя, я сидел, поставив локти на бар, мои ботинки зацепились за подставку для ног на стуле. Я сделал большой глоток пива, наблюдая за Лили, которая смотрела на меня с застенчивой улыбкой из-за стойки бара. Девушка имела наглость выиграть меня в карты, и с тех пор мы были верными друзьями.

По крайней мере, я надеялся, что были. Мягкая улыбка подняла только один уголок ее рта, прежде чем она покачала головой и отвернулась, чтобы наклониться и немного пополнить запасы пива, предоставляя мне прекрасный вид на ее маленькую упругую задницу.

Ледяная жидкость скользила вниз по моему горлу, и я выпустил удовлетворенный вздох. Я забыл, как чертовски жарко летом в Фениксе.

Когда, казалось, я объехал каждую улицу в этом городе, я выехал на стоянку этого небольшого бара. Я проголодался и остро нуждался в пиве. Место было заполнено парнями, которые искали отдых после долгого рабочего дня, чтобы расслабиться и послушать игру разных групп, которые, вероятно, состояли из студентов.

Лили исчезла на кухне, затем вышла с моим бургером и поставила его передо мной. Она наклонилась через бар. Часть ее коротких светлых волос упала на одну сторону, когда она откинула голову.

— Так, ты собираешься спросить мой номер или будешь просто пялиться на меня весь вечер?

Я поднял бровь, и сделал еще глоток пива.

— Я предполагал, что просто подожду здесь, пока ты не освободишься. — Я не был тем, кто клеил или весили девчонок разговорами.

Она засмеялась с намеком на недоверие.

— Настолько уверен в себе, да?

Я пожал плечами, когда допил свое пиво. На самом деле, я не уверен. Мне просто плевать. Если она предложит поехать к ней, круто. Но я не собирался расстраиваться, если она не сделала бы этого. Я бы нашел кого-то еще. Я всегда нахожу.

Морщинки появились на ее лбу, когда она обратила внимание на мои руки, и потянулась своей, пытаясь проследить костяшки пальцев.

Мое сердце ускорилось, а руки сжались в кулаки, когда я отдернул их, моя челюсть предупреждающе напряглась, я поднял подбородок.

Она нахмурилась, когда посмотрела вверх и увидела выражение моего лица. Она отстранилась до того, как избавилась от смятения, которое почувствовала от моей реакции.

— Хочешь еще пиво?

— Было бы неплохо, — сказал я, мой голос был жестким. Это всегда так. Они всегда чертовски хотят потрогать, узнать, откопать. Я не пойду на это. Никогда.

Она кивнула и отвернулась.

Поставив локти по обе стороны тарелки, я схватил бургер обеими руками и наклонился, чтобы откусить. На вкус как блаженство. Я подавил стон. Прошло уже слишком много времени с тех пор, как я что-нибудь ел. Я засунул жареное мясо в рот и хотел укусить еще раз, когда боковым зрением заметил, что кто-то остановился. Он начал идти дальше, но вновь засомневался, прежде чем остановился. Краем глаза я продолжал наблюдать за ним. Все, что я мог видеть, его руки, которые сжимались и разжимались по бокам, как будто он пытался принять какое-то решение. Я не узнал его, просто сфокусировался на этом гребаном, вкусном бургере и надеялся, что у этого чувака было немного здравого смысла, и он уйдет, прежде чем получит по своей заднице.

Он подошел ближе к бару и склонил голову, чтобы посмотреть на меня.

— Джаред?

Я поднял голову вверх, чтобы разглядеть этого парня, он был чертовски высок, и, хотя он был долговязым, он мог бы выстоять один или два раунда. Его черные волосы были растрепаны и торчали в разные стороны, а темно-зеленые глаза расширились от шока. Он упал на стул рядом со мной и уставился на меня, будто я был каким-то призраком.

Я был уверен, что мы произвели одинаковый эффект друг на друга. Через минуту каждая мышца в моем теле застыла, мой рот открылся, пока не прошел шок. Затем, я рассмеялся и схватил салфетку, чтобы вытереть рот, и развернул свой стул к нему.

— Ну и ну, неужели это сам Кристофер Мур. Как ты, черт возьми, чувак?

Тысяча воспоминаний всплыли в моем сознании. Я также мог видеть, как они промелькнули на его лице.

Кристофер был моим лучшим другом и братом, которого у меня никогда не было.

Улыбка расплылась на его лице, и он покачал головой.

— Я хорошо... действительно хорошо. — Он моргнул, как будто все еще не верил, что я был здесь. — Ты как? — его голос поменялся, стал серьезнее, когда он оперся одним локтем на барную стойку, сидя лицом ко мне. Его внимание перемещалось от моего лица к рукам, которые ерзали на коленях, и обратно вернулось к лицу. Он откинулся на спинку стула, его брови сжались вместе.

— Где ты был, Джаред? В смысле... Я не слышал о тебе годами. Почему... — он провел рукой по волосам, не в состоянии завершить вопрос, его голос замер.

Что, черт побери, я должен сказать? Кристофер писал мне все эти дерьмовые письма, говорил, что все это не моя вина, что все будет хорошо, что он понимает, но он ничего не понимал. Разве он мог? Я был тем, кто лежал в камере по ночам с этими изображениями, которые выжег в своей голове. Когда закрывал глаза, это было единственным, что я видел. И это определенно была моя ошибка. Я никогда не отвечал на письма, никогда не звонил, никогда не позволял кому-либо узнать, куда я отправился после освобождения. Я не нуждался в том, чтобы Кристофер или кто-нибудь еще кормил меня ложью, пытаясь убедить, что в один прекрасный день я исцелюсь, или в еще какой-то подобной гребаной чуши. Возможно, мое сердце бьется, но я умер в тот же день, что и она.

Я натренировал свой голос звучать спокойно.

— Я работал в Нью-Джерси последние несколько лет. Смог накопить немного денег, все было хорошо.

Он сжал губы

— И когда ты вернулся? — спросил он, хотя я услышал вопрос: «Почему ты вернулся?» Я был рад, что он не спросил, потому что я, черт возьми, не знал.

— Около недели назад.

Лили появилась перед нами со свежим пивом и начала вытирать стойку. Ее взгляд упал на Кристофера.

— Могу я чем-нибудь помочь?

— Нет, спасибо. Я в порядке, — он отмахнулся от нее и повернулся ко мне. — Где ты остановился?

Я потягивал свое пиво.

— Я остановился в этом дерьмовом мотеле и уже присматриваюсь к квартире... на другом конце города.

На секунду он открыл рот, размышляя. Затем выдохнул и наклонил голову в сторону.

— Почему бы тебе не остановиться у меня, пока ты присматриваешь квартиру? Было бы круто наверстать упущенное. Жить в мотеле, должно быть, отстойно.

— Нет, чувак, я не могу так обременять тебя

— Ты не обременишь. Ты для меня как семья.

Внутри я съежился от его высказывания. Да, возможно, когда-то я был ему семьей. Уже нет…

Кристофер протянул руку, схватил мое пиво и осушил половину. Я подавил смех. Парень совсем не изменился. Кристофер был известен заимствованием вещей. Если я что-то терял, я знал, где это найти.

— Угощайся, конечно, — пробормотал я, махнув рукой на свое пиво, а он просто ухмыльнулся.

— В любом случае... — он наклонил бутылку в мою сторону, как будто размышлял над чем-то. — У меня есть квартира, которую я делю с Эли. Это всего в нескольких милях отсюда. Тебе придется спать на диване, но это лучше, чем жить в мотеле. Это действительно здорово... — Он помедлил, как будто пытался убедить себя, что это действительно хорошая идея. — Я рад, что ты вернулся. Было бы здорово наверстать... — протараторил он, прежде чем остановиться. Он, должно быть, заметил удивление на моем лице.

Эли его соседка по квартире?

— Наши родители и Августин все еще живут в старом квартале, но, когда Эли решила поступить в университет штата Аризона, мы решили, что было бы круто, если бы она жила со мной, так как мы учимся в одном месте. Она переехала пару лет назад... прямо после того, как закончила школу, — добавил он, будто чтобы прояснить мое замешательство.

Во всяком случае, это помогло.

Он просто засмеялся.

— Джаред... ей двадцать лет.

Я пытался осознать это в голове, маленькая черноволосая девочка, которая следовала за нами везде, как будто мы величайшие люди в мире в то время, как мы ее постоянно дразнили. Тем не менее, я бы убил за нее. Когда я вспомнил ее угловатые колени и выступающие зубы, почти ухмыльнулся. Тогда ей было двенадцать, она была такой высокой и неуклюжей, что едва могла стоять на своих ногах. В последний раз я видел сестру Кристофера, когда ей было около четырнадцати, но тот год был просто пятном. Я не мог даже вспомнить ее в том возрасте.

Я слегка улыбнулся и покачал головой

— Правда?

— Чувак, тебя не было шесть лет. Чего ты ожидал? Что вернешься сюда, и все будет как прежде?

Я не знаю, чего ожидал.

Кристофер позволил мне не отвечать и с легкой усмешкой сказал:

— Это на самом деле хорошо, что ты вернулся, Джаред. — Он встал и кинул двадцатку на стойку, затем хлопнул меня по спине. — Спасибо за пиво. Теперь иди и собирай свое барахло. Ты переезжаешь ко мне.

Кристофер оставил мне свой адрес, и я поехал через весь город в мотель, чтобы забрать вещи, потом поехал обратно. Было уже около полуночи. Дороги были свободны, и весь путь занял меньше десяти минут. Их квартира была в Темпе, прямо рядом с университетом. Я свернул на дорогу и подъехал к воротам, затем ввел код, который дал мне Кристофер. Они распахнулись, позволяя въехать в огромный комплекс. Большие трехэтажные здания были повсюду, тротуары окружены подстриженной травой, а небольшие кустарники выстроились вдоль дорожек. Меня нельзя впечатлить материальным дерьмом, и это не походило на предгорье или что-то такое, но это было в тысячу раз лучше, чем та дыра, в которой я остановился неделю назад.

Почему я позволил Кристоферу уговорить меня приехать сюда, я не знаю. Я приехал в Феникс без намерений, без ожиданий, только со скудными пожитками, которые мог привязать к спине, и этим незнакомым давлением под ложечкой.

Я больше не понимал радости, но должен признать, что было приятно увидеть его лицо.

У меня было немного денег, накопленных от работы на стройке, на которую я как-то устроился в Нью-Джерси. Я был наблюдательным и сделал хорошие деньги. Там никто не знал меня в лицо, а мое дело было засекреченным, так как я был несовершеннолетним, когда все это произошло. В день, когда мне исполнилось восемнадцать, я был освобожден, и автостопом проехал по всей стране, оставив как можно большее расстояние между мной и этим местом.

Забавно, как я в конечном счете вновь вернулся сюда после того, как убежал так далеко.

В ближайшее время я собирался найти работу. У меня были деньги, но мне нужно было себя чем-то занять, чтобы привести в действие мое заявление, что я хотел снять собственную квартиру. Я не смогу остаться у Кристофера навсегда.

На самом деле, мой приезд сюда был обречен на провал.

Он возненавидит меня прежде, чем я уеду.

Бьюсь об заклад.

Объехав заднюю часть комплекса, я припарковал свой байк на одном из мест для гостей перед его домом. Я подвинул рюкзак на спине повыше, засунул руки в карманы джинсов и поднялся вверх по лестнице на второй этаж. Там было только две двери. Квартира №2602 слева. Я постучал в металлическую дверь.

Две секунды спустя Кристофер открыл ее. Холодный воздух подул на мое лицо из кондиционера, и Кристофер распахнул дверь, чтобы я вошел.

— Заходи.

— Это действительно круто для тебя, — сказал я, когда зашел внутрь, и посмотрел на окружающее меня пространство. Это была большая, открытая комната, гостиная слева, справа кухня с небольшим круглым столом. Зоны были разделены невысокой барной стойкой с тремя стульями перед ней. Диван стоял в середине гостиной. За ним, большие раздвижные стеклянные двери вели на маленький балкон.

Кристофер указал на диван.

— Чувствуй себя как дома. Эли и я довольно редко здесь находимся. Я ничего не буду делать этим летом, кроме как сидеть на попе ровно, потому что думаю, выпускной год будет зверским, а Эли работает в маленьком ресторанчике, пока летом нет занятий.

— О, да? Что ты изучаешь? — спросил я, Кристофер никогда не был заучкой.

Он пожал плечами.

— Просто получаю степень бакалавра в бизнес-администрировании. Понятия не имею, что собираюсь с этим делать, но, дерьмо, мои родители копили все эти деньги для меня, чтобы я пошел в колледж. И я понял, что просто должен выполнить это.

— Это здорово. Я уверен, что ты разберешься с этим.

— Спасибо, чувак. Надеюсь, — казалось, что он не был настолько уверен в себе. Он провел рукой по торчащим волосам и тяжело вздохнул. — Слушай, давай я принесу тебе одеяло и подушку.

Он пошел по коридору, постучал указательным пальцем на первую дверь справа.

— Это комната Эли, естественно, вход воспрещен, — он размял шею. — Она отчасти скрытная и не особо общительная. Вы двое, вероятно, не будете часто сталкиваться друг с другом, так как она пока работает.

Он коснулся двери слева.

— Это ванная Эли. Я не думаю, что она будет против того, что ты ею воспользуешься. — Он сказал это так, будто это действительно не имело значения, но я не мог представить себе девочку, которая хотела бы делить ванную с парнем, которого она даже не знает.

— Моя комната в конце коридора. Там тоже есть ванная, если тебе нужно.

— Спасибо, чувак. — Я уронил сумку на пол рядом с большим кожаным диваном. Он стоял перед большой подставкой с телевизором на ней. Пульты от игровой приставки были внутри ящика с торчащими проводами.

Я наклонил свою голову к нему.

— Ты все еще играешь?

Мне вроде захотелось засмеяться, потому что раньше я тянул его ленивую задницу на улицу, чтобы поиграть или покататься на велосипедах, или, черт знает для чего, что я хотел сделать, поскольку Кристофер всегда сидел за видеоигрой. Он был тощим ребенком. Когда мы росли, я побил пару задниц за него. Никто после этого не доставал его.

Я ненавидел драться тогда, ненавидел даже вид крови. Но делал это ради него.

После того, как все случилось, драки были почти всем, что я делал. Когда напряжение нарастало, гнев требовал освобождения. Драки были идеальным выходом — способ выброса адреналина, способ, при котором он поднимался, пока не взломает меня, потом затоплял мои мышцы и протекал свободно по венам, выпуская все, пока я ничего не чувствовал.

Те ночи были единственными, когда я мог спать. Они, вероятно, освободили бы меня раньше, если бы постоянно не сталкивали с каким-нибудь чуваком, который путался у меня под ногами. Конечно, мудаки, которые били несовершеннолетних, не были в дефиците. Население там было просто постоянной цепочкой панков, которые могли пинать задницу, кому хотели.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных