Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Монументальная и религиозная живопись, иконопись

Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Наиболее крупными и известными произведениями первой половины XIX в. стали работы русских живописцев, питомцев Императорской Академии художеств, работавших в традициях академизма. Их талантом и мастерством созданы лучшие монумен­тальные и живописные произведения русского церковного искус­ства в XIX в.

Петр Васильевич Басин (1793-1877) учился в Академии худо­жеств у В.К. Шебуева (1801- 1818). За картину «Христос изгоняет из храма торгующих» получил большую золотую медаль и право на заграничную поездку. Среди написанных картин: «Освобождение ап. Петра из темницы» (копия с картины Рафаэля), «Причащение св. Иеронима» (МАХ).

Федор (Фиделио) Антонович Бруни (1801-1875) был итальян­цем по происхождению. Он учился в Академии художеств (1809- 1818) у А.Е. Егорова, А.И. Иванова и В.К. Шебуева. В 1818-1836 гг. и 1838-1841 гг. находился в Италии, где много работал. В 1826- 1841 гг. им были написанаы картины: «Медный змей», «Моление о Чаше» (ГРМ). С 1855 г. стал ректором Академии художеств. Ф.А. Бруни написал несколько образов для Казанского собора и церкви Зимнего дворца. В 1841-1845 гг. он создает 25 монумен­тальных картонов для росписи Исаакиевского собора («Всемирный потоп», «Покров Богородицы») — (ГРМ). Его авторству принадлежит полотно «Тайная Вечеря», написанное для главного придела Бла­говещенского храма в Петербурге (ГРМ) и живописные работы для храма Христа Спасителя в Москве.

Первым учителем Карла Павловича Брюллова (1799-1852) был отец, скульптор-орнаменталист. С 1809 г. Карл учился в Академии художеств у А.И. Иванова и А.Е. Егорова. В 1822 г. закончил Академию с большой золотой медалью за картину «Явление Аврааму трех Ангелов» (ГРМ). С 1823-1835 гг. он работает в Италии и приобре­тает широкую известность как портретист. По возращении на ро­дину был приглашен преподавать в Академии художеств. К.П. Брюл­лов написал полотно «Введение во храм Пресвятой Богородицы» для Казанского собора Петербурга. В 1843-1848 гг. работает над стенными росписями Исаакиевского собора («Целование Иуды», «Бичевание Христа», «Христос перед Пилатом», «Несение Креста»)236, но начатую работу по росписи огромного плафона Исаакиевского собора вынужден был оставить из-за болезни237.

Александр Андреевич Иванов (1806-1858) родился в семье про­фессора Академии художеств А.И. Иванова, который много трудился над церковными заказами. В 1827 г. окончил Академию художеств с большой золотой медалью за картину «Иосиф толкует сны в темнице хлебодару и виночерпию» (ГРМ). В 1845 г. за картину «Явление Христа Марии Магдалине» получил звание академика (ГРМ). Работая в Италии в 1833-1857 гг., писал грандиозное полот­но «Явление Христа народу» (ПТ), однако разочаровавшись в сюжете и попав под влияние мистических учений, так его окончательно и не завершил. Выполнял эскизы для храма Христа Спасителя (ПТ), которые в силу многих причин не осуществились.

Орест Адамович Кипренский (1782-1836) учился в Академии художеств (1788-1803) у Г.И. Угрюмова и Г.Ф. Дуайена. Талантливый живописец, график, он работал в стиле романтизма. В 1809 г. принял участие в росписях Казанского собора238.

Тимофей Андреевич Нефф239 (1805-1876) родился в Эстляндии, художественное образование получил в Дрезденской Ака­демии под руководством X. Гартмана, далее продолжил свое об­разование в Италии. В 1826 г. прибыл в Петербург, где скоро стал известен своими портретами. В 1832 г. получил звание придворного живописца Николая I. За живописные работы для малой церкви Зимнего дворца («Тайная Вечеря») получил в 1839 г. звание ака­демика. С 1849 г. работает над росписями и картонами («прп. Исаакий Далматский», «Ангел смерти», «Ангел молитвы» и др.) для мозаик Исаакиевского собора, за что получает звание профес­сора. Работал над росписями храма Христа Спасителя в Москве. За свой строгий академический «стиль» получил прозвание «русского Рафаэля Менгса». С 1855 г. преподавал в Академии художеств.

Василий Андреевич Тропинин (1776-1857) родился в Новго­родской губернии и был крепостным графа Миниха. С 1799 г. учил­ся в Академии Художеств, но был отозван (1804 г.) и жил на Украине. Здесь он расписал несколько церквей, создал образа для иконостасов (1808 г. иконостас Кукавской церкви) и отдельные образа. С 1821 года постоянно жил в Москве. В 1823 г. получил вольную грамоту и стал академиком живописи. В.А. Тропинин более известен как мастер портрета, но много писал заказных икон в различные храмы Москвы и других городов.

Василий Кузьмич Шебуев (1777-1855) учился в Академии художеств (1782-1797 гг.) у ИА Акимова и Г.И. Угрюмова. После окончания в качестве пенсионера был отправлен в Рим. С 1807 г. начал преподавательскую деятельность в звании академика по клас­су исторической живописи, а закончил — ректором живописи и ваяния (с 1832 г.). Работал над эскизами роспией купола и иконо­стаса для Екатерининской церкви в Академии художеств, а также над оформлением внутреннего убранства Казанского собора в 1807- 1811 гг. («Вознесение Богородицы», (ГТГ) три образа святителей). В 1820-1821 гг. росписывал дворцовую церковь в Царском Селе, где воссоздал утраченный в пожаре плафон. В 1827-1829 гг. при­нимает участие в писании композиций для Преображенского со­бора («Поклонение пастырей»), в 1837 г. — для храма Живоначаль­ной Троицы. Он выполнял живописные работы и для собора в Тбилиси 1838 г. («Тайная Вечеря»240). Для церкви Благовещения Пресвятой Богородицы, построенной КА Тоном, он в 1847 г. выпол­нил большую композицию «Вознесение Христа» (ГРМ). В.К Шебуев в 1844-1848 гг. создал эскизы для живописного убранства Исааки- евского собора (ПТ).

Целая плеяда прославленных русских живописцев первой по­ловины XIX в. создала поистине уникальное художественное насле­дие России. Работы мастеров-академистов стали на один уровень с известными произведениями западных мастеров, а во многом и превышали их по мастерству и масштабности замысла.

Уникально по своим масштабам и качеству работ внутреннее убранство Исаакиевского собора в Петербурге (1842-1858)241. В изобилующем росписями соборе как бы отсутствует деление на главные и .второстепенные композиции по уровню живописного мастерства. Художникам удалось создать на редкость целостную, гармоничную канву декоративных росписей храма. В немалой степени этому способствовал состав авторской и исполнительской группы живописцев, ядром которой были члены Императорской Академии художеств: Н.М. Алексеев, П.В. Басин, А.Е. Бейдеман, КИ. Брюллов, ФА. Бруни, СА. Живаго, ТА Нефф, В.К. Шебуев и др.

Своеобразной доминантой живописного оформления Исаакиевского собора является колоссальная композиция плафона центрального купола (1608 м2), выполненная К.П. Брюлловым и П.В. Басиным. В центре купола изображена молящаяся Пресвятая Богородица в окружении св. Иоанна Крестителя, ап. Иоанна Бого­слова и сонма святых242. Многообразные живописные сцены, по­крывающие плоскости сводов: аллегорические изображения, груп­пы ангелов, композиция «Введение Единородного Сына Божия во Вселенную» и др., были исполнены Ф.А. Бруни, НА Майковым и П.М. Шамшиным. В парусах изображены евангелисты и картины «Страстей Христовых» (внизу) кисти П.И. Басина, он же расписал своды в основании четырех малых куполов. Среди них — изобра­жения на исторические сюжеты, сцены жития святого Александра Невского, фигуры пророков и великомучеников. Своеобразная кар­тинная галерея стенных росписей на библейские сюжеты украсила пространство подле аттика. Среди многих десятков композиций здесь расположились такие изображения, как «Сотворение мира» и «Всемирный потоп» Бруни; «Жертвоприношение Авраама» Плю- шара; «Иосиф в Египте, принимающий отца и братьев» А.Т. Маркова; «Переход израильтян через море» Н.М. Алексеева и многие другие. В великолепных резных из красного мрамора рамах на стенах и столбах размещено 20 картин из Новозаветной Истории. Среди них — «Покров Пресвятой Богородицы», «Введение во храм Пре­святой Богородицы», «Воздвижение Креста» ТА Неффа; «Преобра­жение Господне», «Крещение» и «Благовещение» Муссина; «Успение Богородицы», «Вход Господень во Иерусалим», «Воскресение Христово» Штейбена.

Почти все росписи храма выполнены в технике масляной жи­вописи по специальному смоляному грунту. Эта апробированная художниками в других храмах столицы технология была выбрана как оптимальная в условиях сырого климата. Масляная живопись также позволяла достичь большей интенсивности цвета, нежели темперная роспись. Для колористического единства живописного оформления храма это имело существенное значение, поскольку живописные изображения сочетаются не только с полихромными поверхностями из различных пород мрамора и других камней, но и с таким мощным по цветовому звучанию элементом декора, как мозаичное панно243. Сам факт появления крупных мозаик в иконо­стасе будущего кафедрального собора столицы неслучаен. Импера­тор Николай I видел в этом храме продолжение древних русских традиций, ведущих свое начало от Византии244.

Большой интерес к академической живописи в начале XIX в. вызвало появление при Петербургской Духовной Академии и семи­нарии иконописных классов. Во втором десятилетии XIX в. в качест­ве одной из основных дисциплин семинарии было введено иконописание, притом не на ремесленной, а на профессиональной основе, с использованием достижений отечественной и многих зарубежных школ станковой живописи. Среди преподавателей иконописания семинарии в первой половине XIX в. выделялись художник Заболотцкий и мастер церковной живописи академик Ф.Г. Солнцев.

В первой половине XIX в. появляются провинциальные школы, в которых на профессиональной основе обучали академической живописи. Одной из первых явилась школа А.В. Ступина (1776- 1861) в Арзамасе245. Ступин создал сначала мастерскую, а затем школу живописи (1802), которая просуществовала около 60 лет. Здесь на примере академических образцов учили иконному делу. За время существования школы ее выпускники расписали десятки храмов и написали тысячи икон (церковь Воскресения в Арзамасе расписана в 1835 г. О.С. Серебряковым и сыном Ступина Алексан­дром). Ученик Ступина К.А. Макаров в 1828 г. открыл школу в Са­ранске, где иконописному мастерству и светской живописи обуча­лась молодежь. В 1835 г. появляется школа в Воронеже — под руководством Ф. Чурикова и школа в Казани — под руководством В.С. Турина. Выпускники их выполняли живописные работы во многих приходских и монастырских храмах. Все эти школы в 1850 г. были приняты под покровительство Академии художеств.

Провинциальные живописные школы во многом способство­вали быстрому распространению приемов и принципов академи­ческой живописи, ибо общий их уровень был достаточно высок.

В качестве образцов использовались работы лучших живописцев Академии художеств. Во второй половине XIX в. количество подоб­ных школ многократно увеличилось.

Ко второй половине XIX в. формируется новая плеяда худож­ников — выходцев из Академии художеств, трудившихся над укра­шением многих храмов в столицах и других городах.

Алексей Тарасович Марков (1802-1878) — мастер религиозной и исторической живописи, обучался в Академии художеств у АЕ. Егоро­ва и В.К. Шебуева. По окончании с малой золотой медалью Академии он 1830 г. был направлен в заграничную поездку. По возвращении на Родину получил звание академика за картину «Христианские мученики в Колизее». В 1865 г. получил звание заслуженного про­фессора живописи и долгие годы преподавал в Академии художеств. В Исаакиевском соборе Марков расписал два плафона, выполнения огромную картину «Иосиф в Египте встречает своих братьев», кроме того, Марков написал образа для иконостаса Благовещенской церк­ви и выполнил росписи парусов в Введенском храме Петербурга. Самой масштабной его работой стала роспись колоссального пла­фона «Триипостасный Бог» в храме Христа Спасителя в Москве. Над работой ему помогали трудиться И. Макаров, И.Н. Крамской, НА Кошелев.

Николай Андреевич Кошелев (1840-1911) — исторический жи­вописец. В 1861 г. он поступил в Академию художеств и в 1865 г. закончил ее с малой золотой медалью. Сразу после окончания учебы был приглашен вместе с И.Н. Крамским для росписи храма Христа Спасителя в Москве, где самостоятельно выполнил компо­зиции «Господь на Престоле», «Слово Плоть бысть», «Семь Таинств» и «Поклонение Господу двадцати четырех царей-старцев». В 1878 г. за эти работы был признан профессором живописи. Среди картин на религиозную тему он написал «Погребение Христа», «Отрок Христос среди мудрецов», «Крестный ход» и др.

Евграф Семенович Сорокин (1821-1892) — также историчес­кий живописец; он родился в Костромской губернии, первоначаль­ное обучение живописи получил у местного иконописца и вскоре расписал несколько храмов. В 1841 г. император Николай I, знако­мясь с его работами, повелел принять его в Академию художеств, где он учился у А.Т. Маркова. В 1845 г., закончив Акаде­мию с золотой медалью, был отправлен в заграничную поездку. В 1859 г., вернувшись в Россию, стал преподавать живопись в Мос­ковском Училище ваяния и зодчества. За картину «Благовещение» получил звание академика. Сорокин много трудился над росписями храма Христа Спасителя в Москве, выполнил часть икон для цен­трального иконостаса храма и закончил работы, начатые ФА. Бруни, за что в 1878 г. его удостоили звания профессора живописи.

Василий Семенович Сорокин (1833-1900) — брат Евграфа Се­меновича. После окончания Академии художеств в 1862 г. получил малую золотую медаль. С 1863 г. он занимался изучением мозаич­ного искусства, а за исполнение мозаичных работ для левого при­дела Исаакиевского собора в Петербурге в 1869 г. получил звание академика мозаичного искусства.

Виктор Михайлович Васнецов (1848-1926) родился в с. Лопьял Уржумского уезда Вятской губернии, в семье сельского священни­ка. Первоначальное образование получил в Духовном училище и семинарии. Одновременно брал уроки рисования и помогал ху­дожнику Э. Андриоли в росписи вятских соборов. Не окончив семинарию, поступил в Академию художеств (1868), где учился у П.В. Басина, В.В. Верещагина и П.П. Чистякова. После окончания Академии в 1875 г. Васнецов пребывает в заграничной поездке. По возвращении он остается в Москве и становится известным мастером религиозной и жанровой живописи. Одной из первых его работ стал проект и росписи храма Покрова Богородицы в Абрамцево. Затем он выполнил еще ряд изумительных по мас­терству и художественному замыслу церковных заказов. С 1884 по 1894 гг. Васнецов работает над монументальными росписями храма св. Владимира в Киеве, выполняя самые ответственные работы246. Также ему принадлежат множество эскизов для мозаик храма «Воскресения Христова на крови» (1894-1896)247. С 1909 по 1911 гг. трудился над росписями храма «Христа Спасителя на водах»248. С 1904 по 1913 гг. Васнецов трудится за границей: писал образа для иконостаса храма св. Александра Невского в Софии и выполнял эскизы для мозаик собора св. Александра Невского в Варшаве.

В архитектуре В.М Васнецов стал одним из первооткрывателей «неорусского» стиля, предвосхитил он и появление модерна. Его архитектурные идеи отличались простотой и содержательностью, но исходили большей частью из принципов чисто внешней де­коративности, потому порой мало отвечали внутренним принци­пам построения древнерусского зодчества, основанного на соот­ветствии внешних форм внутренней конструкции249.

Михаил Васильевич Нестеров (1862-1942) происходил из ку­печеской семьи, первоначальное художественное образование по­лучил в Московском Училище ваяния и зодчества (1877-1881), где учился у В.Г. Перова, А.К. Саврасова. Продолжил обучение в Академии художеств у П.П. Чистякова (1881-1884). Изначально он занимался исторической живописью («До государя челобитчики» «Избрание Михаила Федоровича на царство» — обе 1886 г.). С конца 80-х гг. целиком посвящает себя религиозной живописи. Нестеровым, со­вместно с В.М. Васнецовым, выполнены монументальные росписи во Владимирском соборе в Киеве (1893-1894), ему также при­надлежат росписи храма св. Захарии и Елизаветы (1897-1899)250, эскизы для мозаик храма «Воскресения Христова на Крови» в Пе­тербурге (1894-1896), росписи в Марфо-Мариинской обители в Москве (1907-1911) и др.

Особым событием конца XIX в. в монументальной живо­писи стала роспись собора св. князя Владимира в Киеве (1884- 1894). Первоначальный проект его оформления (1883), составил В. Прахов251, он же сформировал творческую группу художни­ков. Проект был выполнен с строгим соблюдением всех требо­ваний к оформлению православного храма. За десяти­летний срок было расписано около 10000 м2 внутренних по­мещений.

Руководство всеми художественно-живописными работами было возложено на молодого В.М. Васнецова. Он же вместе с М.В. Нестеровым выполнил все основные монументальные росписи собора; им помогали известные живописцы, работав­шие в традиционной академической манере: П.А. Сведомский и И. Котарбинский. Небольшая часть работ была выполнена М.В. Врубелем252, А.С. Мамонтовым и Н.К. Пимоненко253.

В центральной апсиде находится грандиозное изображе­ние Божией Матери с Предвечным Младенцем (11 м)254. Богоро­дица представлена в полный рост в облачениях византийской царицы, в экспрессивном движении в сторону молящихся. Она с невыразимой любовью нисходит к исстрадавшемуся человечеству и несет ему спасение в лице Своего Сына. Богомладенец прости­рает руки к падшему человечеству, осеняя благодатию. Особую силу и красоту изображению Богородицы придает вызолочен­ный фон, по краям которого в трепете изображены Херувимы и Серафимы; по традиции древних храмов ниже представлена ком­позиция «Евхаристия», по сторонам которой изображены Архан­гелы Михаил и Гавриил с сонмом святителей и отцов Церкви. В центральном своде алтаря — композиции «Распятый Христос» и «Бог Отец».

В главном куполе — традиционное поясное изображение Хри­ста. Спаситель виден на фоне звездного неба и Млечного пути255. Сакральная глубина образа усилена передачей движения в сторону молящихся. В барабане главного купола помещена грандиозная композиция «Радость праведных о Господе». Кисти Васнецова при­надлежат также изображения четырех евангелистов в парусах глав­ного купола и образа тридцати русских святых на центральных столпах храма (прп. Прокопий Устюжский, свт. Никита Новгород­ский, свв. блгв. кн. Борис и Глеб и др.).

Под хорами на фоне голубого неба в золотом сиянии в виде голубя изображен Святой Дух, к западу от Него — Отрок-Христос в белых одеждах с Крестом в руке — «Бог Слово». В центральной части, на северной стене расположена композиция «Адам и Ева в райском саду», на южной стене — «Падение прародителей», запад­ная стена отведена композиции «Изгнание из Рая прародителей».

На стенах собора Васнецову принадлежат такие композиции, как «Крещение князя Владимира», «Крещение киевлян», «Страшный Суд» и др.256

Масштаб работ и ограниченные сроки заставили А.В. Прахова привлечь, в частности, молодого живописца М.В. Нестерова, кото­рый выполнил работы (1890-1895), не нарушив общих творческих замыслов В.М. Васнецова.

М.В. Нестеров написал образа для двух нижних и двух верхних иконостасов собора (16 фигур). Его кисти принадлежат «Рождество Христово», «Воскресение Христово» в боковых апсидах и «Богояв­ление» в крещальне.

Выполняя росписи собора, Нестеров сумел найти свой творчес­кий путь, который не расходился с общей идеей Васнецова. Работы Нестерова отличаются светлостью, нарядностью, изобилуют нежны­ми красками. Умение художника придать своим росписям лиризм, особое духовное настроение, делают его произведения особо за­поминающимися. Для большей выразительности в передаче незем­ной красоты Нестеров обильно помещает в свои работы цветы — символ пробуждающейся природы и духовной чистоты. Этот эле­мент — дань новейшему символизму — придает его работам зна­чительную долю условности. В своих росписях Нестеров подчер­кивает в образах кротость, благостность, умиротворение257.

В оформлении собора принимали участие и художники, следо­вавшие старым академическим традициям в живописи. Так, ПА Сведомскому принадлежат росписи в южном приделе собора; компо­зиции на тему книги Бытие (с первого по третий дни творения), композиция «Распятие» на западной стене. Художник В.И. Котарбинский писал композиции «Вход Господень во Иерусалим» (над боко­выми дверями), «Чудо воскрешения Лазаря», «Преображение Господ­не» (на хорах), композиции на тему книги Бытие (с четвертого по шестой дни творения). Совместно оба живописца исполнили две большие росписи: над иконостасами «Тайная Вечеря» и «Моление о Чаше» (приделы), «Иисус перед Пилатом» (над северным входом).

Росписи Владимирского собора открыли новый этап русской церковной живописи в России. Доминирующую роль в этом сыграл новый творческий подход В.М. Васнецова. Еще в одной из первых своих работ (храм Покрова в Абрамцево) художник наметил его; воплощение этих идей легло в основу грандиозных росписей Владимирского собора. Используя богатый опыт академической живописной школы, Васнецов сумел по-новому выразить настро­ение и требования эпохи и отразил то новое национальное направ­ление, которое долго подавлялось западным влиянием. Будучи патриотом и человеком глубоко верующим, он попытался выразить русское Православие теми живописными средствами, которыми владел. Творческий поиск художника оказался наиболее близок и понятен его современникам. О росписях во Владимирском соборе, выполненных В.М. Васнецовым, М.В. Нестеров писал: «Там мечта живет, мечта о русском ренессансе, о возрождении давно забытого древнего искусства Дионисия, Андрея Рублева».

Еще незаконченные росписи благодаря широкому литографичес­кому тиражированию приобрели широкую известность. Во многих местах появляются росписи и иконы, выполненные «под Васнецо­ва» (храм прп. Пимена в Новых Воротниках (1897) в Москве и др.).

В конце XIX в. в России размах монументальных живописных работ достигает впечатляющего размера. Почти повсеместно в го­родских и сельских храмах поновляется живопись в традициях уходящего века. Зачастую работы выполняют мастера-ремеслен­ники. Так, в киевском Кирилловском храме под руководством Н.И. Мурашко (1884) новыми росписями записали масляной жи­вописью древние фрески (XII в.). В работах принимал участие М.А. Врубель. Он выполнил подмалевки ста пятидесяти фигур, ком­позицию «Сошествие Святаго Духа» (на хорах), «Надгробный плач»258 и несколько образов для иконостаса (Богоматерь с Младенцем, свт. Кирилл, свт. Афанасий)259. Врубель участвует и в поновление рос­писей св. Софии Киевской. Успенский и Благовещенский соборы Московского Кремля полностью расписываются в технике масля­ной живописи к коронации св. Николая II (1896).260 Неоднократно проводилось поновление росписи в Троицком соборе Троице-Сергиевой Лавры (1777, 1824, 1835, 1855, 1905). Фасады храмов почти повсеместно украшаются пестрыми, написанными на холстах ком­позициями на Библейские и житийные сюжеты (Троицкий собор Лавры). Да и сами церковные здания, порой, оформляются в духе последних новшеств техники и науки261.

Наиболее ярким событием начала XX в. стало появление уди­вительных по красоте и неповторимых по масштабам мозаичных композиций храма Воскресения Христова «на крови» в Петербурге (1907). Над эскизами мозаик трудились известные мастера живо­писи: В.М. Васнецов, А.П. Рябушкин, В.Е. Савинский, НА Бруни, В.В. Беляев и другие.

Одной из последних монументальных работ в Москве стали росписи храма Марфо-Мариинской обители, выполненные под руководством-В.М. Нестерова. Творческий поиск художника, прой­дя значительный путь от периода работы в храме св. Владимира в Киеве и эскизов к мозаикам храма «Воскресения на Крови» в Петербурге, привел мастера к модернизму в церковной живописи, что окончательно разрушило само понимание сущности религиоз­ной живописи262.

Монументальные росписи Грановитой палаты в Кремле (конец XIX в.), пожалуй, стали первым официальным признанием «народ­ного» иконописания суздальских мастеров. Все работы велись под надзором известного археолога ГД Филимонова дедом, отцом и сыном Белоусовыми263. Уже сам факт обращения к иконописцам- крестьянам для выполнения кремлевских росписей был беспреце­дентным. Эти росписи, возвращающие утраченное наследие про­шлого, стали своеобразным противопоставлением засилию полу русской, полу-итальянской невыразительной по мысли и холодной по творческому воплощению официальной живописи.

Большое значение в церковной культуре Петербурга во второй половине XIX в. имел Воскресенский Новодевичий монастырь, ибо там получило начало народное женское образование. Этому все­сторонне способствовала великая княжна Ольга Николаевна (дочь Николая I). Она, будучи сама человеком всесторонне образован­ным, устроила при монастыре мастерские, где послушниц обучали художественному ремеслу. Именно благодаря ее заботам в обитель перевели из Горицкого монастыря в Белозерском крае монахинь (Артемию, Лидию), обученных живописи. Среди них выделялась редкостным талантом сестра Феофания264.

Под руководством монахини Феофании (впоследствии игуме­ньи монастыря) и при покровительстве Ольги Николаевны букваль­но с первых шагов своего существования живописная мастерская начала активную работу. Поначалу труды художниц были направ­лены лишь на создание образов в церкви собственной обители. Эта грандиозная работа, охватившая несколько сотен разножанро­вых композиций, требовала не только самозабвенного усердия, но и большого профессионального мастерства.


<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
від 18 листопада до 23 листопада 2013 р. | Продуценты, Консументы, Редуценты


Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2022 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных