Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Воруй сколько хочешь!




 

И тут Марко заметил еще одну странность - витрины были без стекол! Возможно, потому, что здесь такой хороший климат. Но разве это не опасно, разве это не способствует воровству? И, словно подтверждая его опасения, какой-то синьор, когда они проезжали мимо витрины фруктовой лавки, протянул руку, схватил большую гроздь винограда и преспокойно принялся его есть, кладя в рот виноградинку за виноградинкой. И никто вокруг словно ничего не заметил.

А потом другой вполне уважаемый старичок встал со скамейки и подошел к краю тротуара, как бы собираясь сойти с него. Но сходить он не стал, а принялся что-то высматривать впереди, будто ожидая чего-то. Когда же тротуар подвез его к газетному киоску, он ловко стащил толстый иллюстрированный журнал, взглянул на номер, убедился, что это именно тот, который ему нужен, снова удобно уселся на скамейку и начал спокойно листать его.

«Вот это да, - подумал Марко, снова вскипев. - И номер проверил, не слишком ли старый журнал. Неужели я попал в страну воров? Маркус тоже все видел, но ничего не сказал…»

Однако прежде, чем они подъехали к кафе, случилась еще более странная история. Старичок - тот самый, что украл журнал, - снова поднялся (бывают же такие беспокойные люди!), подошел к Маркусу и, вежливо улыбаясь, попросил его о небольшой любезности.

- Молодой человек, - сказал он, - для вас это не составит труда… Мне нужна сигара, но боюсь, что не смогу взять ее, не сходя с тротуара. Не добудете ли вы мне одну в ближайшей лавке? Там на витрине прекрасные сигары. Я видел, когда проезжал тут вчера.

- С удовольствием! - ответил Маркус.

И никто даже не улыбнулся.

- Только, пожалуйста, выберите не слишком темную и не очень светлую, - посоветовал старичок, который ел виноград.

- Постараюсь, - ответил Маркус. - Хорошо, что предупредили, я в сигарах плохо разбираюсь.

Говоря так, Маркус обернулся, потому что табачная лавка была уже совсем рядом, наклонился и подхватил сразу две сигары.

- О, вы очень любезны! - воскликнул старичок.

- Из двух можно выбрать, - объяснил Маркус.

- Конечно, конечно, благодарю вас! - поклонился старичок.

Он взял сигару получше, другую засунул в карман и вернулся к скамейке, где, очевидно чтобы сохранить место, оставил украденный журнал.

Марко так и обмер. Вот ведь какая штука - он оказался в воровской компании! Нет, лучше всего молчать - делать вид, будто ничего не замечаешь.

«Высказаться, - решил он, - я всегда успею».

Вскоре они сошли с движущегося тротуара и направились в кафе.

Поначалу Марко не заметил ничего необычного - ничто не отличало кафе от рядовой римской траттории: даже вазы с цветами стояли на столах, покрытых белыми скатертями. И реклама, как и всюду, настойчиво приглашала посетителей отведать фирменное блюдо.

 

Слово «платить»

 

«Сегодня триштекс на коротких шампурах!»

«Попробуйте нотку «до» из горла индюка!»

«Жареные краники - холодные и горячие!»

По мнению Марко, все это не слишком-то пробуждало аппетит. Но оказалось, тут есть вещи и пострашнее. Он убедился в этом, когда заглянул в меню. Это была толстая и тяжелая, как телефонный справочник, книга. На каждой странице перечислено не менее трехсот блюд. Всего книга содержала по меньшей мере триста тысяч различных кулинарных рецептов. А в конце были чистые листы, и посетителей кафе просили вписывать туда рецепты собственного изобретения.

«Возьмите два бутылочных горлышка, - предлагал некто, подписавшийся Пиппус, - одно тотчас же выкиньте, а другое отправьте на три дня в карцер и каждые три часа добавляйте полкило хорошо приготовленных стружек, рожки улитки, отварные вилки, бисквит, трисквит и динамитные шашки. Все это можете приправить по вкусу толченым мелом, горной галькой и гвоздями. На гарнир рекомендуются мелко нарезанные шины трехколесного велосипеда. Блюдо приобретет особую пикантность, если перед подачей на стол полить его зелеными чернилами для авторучек».

Марко подумал, что самое пикантное было бы, если б повар догадался выбросить блюдо в мусорный бак, но промолчал, чтобы не выглядеть провинциалом, который впервые попал в город и всему удивляется.

Он продолжал листать меню, останавливаясь на самых необычных кушаньях: «Ножки поросенка с лампочками в соусе из лестничных перил», «Ножки хромоногого столика», «Оцинкованное листовое железо по-цыгански», «Суп из фаршированных кирпичей».

- Чем же они фаршированы? - спросил Марко у своего улыбающегося спутника. - Я бы не хотел, чтобы внутри оказалась кожура от каштанов или радиодетали. Их я вовсе не люблю.

- Напрасно. Фаршированные кирпичи - очень вкусное блюдо, - сказал Маркус. - Я прекрасно понимаю, что наше меню не вызывает у тебя восторга. Но мы привыкли есть все - железо, уголь, цемент, стекло, дерево, а также гвозди, щипцы, легко усваивается даже телефонный кабель. Все съедобно на нашей планете.

- Как же остаются невредимыми ваши города? Ведь можно съесть, наверное, и дома со всеми дверями и окнами?

- Конечно, можно, но они нужны нам, чтобы жить в них, спать, слушать музыку, читать книги, принимать друзей. Ну как, у тебя прибавилось аппетита после знакомства с этим меню?

- Пожалуй. Дело в том, что недавно мама водила меня к врачу, тот нашел, что я слитком тощий, и назначил мне железо. Пришлось пить какой-то препротивный сироп. Так что я воспользуюсь случаем и закажу себе хороший железный бифштекс.

К столу подошел официант в белой куртке. Это был робот с шестью парами рук, и на каждой висела салфетка. Всего, следовательно, их было двенадцать. Робот внимательно выслушал заказ и убежал, но почти тотчас вернулся со множеством тарелок.

Железный бифштекс на шампуре оказался необыкновенно вкусным и ароматным. Марко уничтожил его в несколько секунд.

- Тебе надо было заказать четвероштекс, - пошутил Маркус, который с удовольствием пил кофе с молоком и персиковым джемом (точнее, с жестяной банкой, в которой когда-то был персиковый джем).

Марко захотел попробовать также суп с кирпичами и обнаружил, что он был заправлен пастой для шариковых ручек и пеплом от папирос.

На третье робот предложил фруктовый коктейль. Марко почувствовал запах апельсинового сока, но Маркус объяснил, что это всего-навсего смесь дождевой воды и старого машинного масла для смазки автомобилей, которое хранят в специальных деревянных сосудах, выдолбленных из железнодорожных шпал.

Поужинав, мальчики встали и направились к выходу.

- А кто заплатит по счету? - поинтересовался Марко в дверях.

- Заплатит? - переспросил Маркус. - Опять? Ты же знаешь - у нас это слово не употребляется.

- О да, я понял это, когда ты стащил сигары для старичка! - ехидно заметил наш яснианец. - А теперь ты будешь уверять, будто можно прийти в кафе, вкусно поесть, вытереть рот салфеткой, и робот…

- Благодарю вас! Приходите еще! - как раз в этот момент с нижайшим поклоном произнес робот.

- Придем, когда будем поблизости, - вежливо пообещал Маркус, пожимая одну за другой все двенадцать его рук.

- Не забывайте меня, - попросил робот. - А то я скучаю без работы. Видите, в кафе почти пусто.

- Мы обязательно придем сегодня вечером, - пообещал Маркус, видимо, чтобы успокоить его.

 

Мятная гроза

 

На этот раз ребята не воспользовались движущимся тротуаром, а решили пройтись немного по тихим, безлюдным улочкам. Однако и здесь дома были празднично украшены сотнями больших и маленьких новогодних елок. Они росли даже на крышах. И Марко стало казаться, что он пробирается под ветвями одной огромной новогодней елки. Он то и дело задевал что-нибудь головой - серебряный колокольчик, звездочку или еще какую-нибудь милую безделушку, все назначение которой только в том, чтобы внести в дом веселье.

- Городские власти, должно быть, потратили уйму денег на все эти украшения! - заметил Марко.

- Ни одной копейки, - ответил Маркус. - Хотя бы потому, что у нас давно отменены деньги. А украшения растут сами собой. Разве не видно?

Марко внимательно посмотрел на ближайшую елку и убедился, что лампочки, колокольчики, шарики и все прочие игрушки действительно росли на ветвях, как плоды, - каждый на своем черенке.

- И расцветают под Новый год? - спросил Марко.

- Нет, они цветут круглый год. У нас ведь каждый день новогодний, я уже тебе говорил.

- В таком случае вашу планету можно назвать Планетой Новогодних Елок, - решил Марко. И с удивлением подумал, что завидует Маркусу. Ведь на старой-престарой Земле таких деревьев, насколько помнит человечество, никогда не росло, кирпичи есть нельзя, а если хочешь посидеть в субботу вечером в траттории и поесть принесенную с собой в узелке еду, нужно заплатить за бумагу, которую официант постелет на стол.

«Интересно, в какой стороне наша Земля? Внизу? Или наверху?»

Воздух оставался все таким же теплым и благоуханным - легкий ветерок приносил запахи самых разных цветов.

- Да, вам тут хорошо, - вздохнул Марко. - Не только круглый год новогодние праздники, но, похоже, и весна никогда не кончается.

Маркус наклонился, собрал пальцем немного пыли и предложил гостю понюхать. Пыль пахла ландышами.

- Да это же пудра! - удивился Марко.

Он посмотрел наверх и увидел, что большая розовая туча, закрыв солнце, быстро затянула полнеба.

- Однако, - не без удовольствия заметил Марко, - я вижу, что и в этой счастливой стране случаются грозы?

Гроза действительно началась. Только вместо дождя с неба посыпались миллионы разноцветных конфетти. Ветер подхватывал их, кружил, разносил во все стороны. Создавалось полное впечатление, что нагрянула зима и занялась снежная пурга. Однако воздух оставался по-прежнему теплым, напоенным разными ароматами - пахло мятой, анисом, мандаринами и еще чем-то незнакомым, но очень приятным.

- Но откуда столько запахов сразу? - удивился Марко.

- Об этом заботятся машины, - пояснил Маркус, - которые приводят в движение воздух и формируют тучи и облака. Если хочешь, я отвезу тебя потом в Центр Прекрасной Погоды.

Маленькие разноцветные кружочки легко, будто снежинки, опускались на голову и одежду. Поймав на ладонь несколько конфетти, Маркус отправил их в рот, и Марко, вспомнив, что в этой стране все съедобно, последовал его примеру. Это были самые настоящие мятные конфеты. А потом он обнаружил, что стоит открыть рот, как конфетти сами влетают в него, словно птички в гнездо, и сразу же с приятнейшим холодком тают на языке.

Вскоре туча развеялась, и снова выглянуло солнышко. Над землей легкой поземкой продолжали кружиться конфетти. Словно снежком припорошили они новогодние елки. Птицы садились на ветви и с веселым щебетом клевали эти небесные конфеты.

Картина была уж слишком слащавой, с точки зрения Марко, просто приторной.

- Прямо какая-то кукольная страна! - не удержался он.

А про себя решил при первой же возможности снова вернуться во дворец, где можно ломать что угодно, и отвести душу, расправившись с несколькими шкафами.

 

«Удачи всем, кто прочитал!»

 

Ребята вышли на небольшую площадь, окруженную высокими очень белыми стенами. Очень белыми - это, конечно, сказано условно, потому что каждая стена снизу доверху была разрисована всякими каракулями и покрыта разными надписями, сделанными цветными мелками. Какой-то старичок выводил что-то на стене зеленым мелком. Несколько любопытных стояли рядом и временами подавали ему советы. Чуть поодаль старательно выводила буквы девушка. Видимо, она сочиняла письмо, потому что издали можно было прочитать огромное слово: «Дорогой…»

Мальчики подошли к старичку и прочитали надпись, которую он сделал:

 

Ни в коем случае нельзя

На все чихать, мои друзья!

Кто этого, увы, не знал,

Тот очень много потерял.

Удачи всем, кто прочитал!

 

- Он пишет объявление, - объяснил Маркус. - У нас любой может писать все, что ему вздумается. Прежде в городах повсюду торчали грозные таблички: запрещается то, не разрешается это… А теперь запрещать нечего, потому что люди давно уже не делают ничего плохого или недозволенного. И все потому, что ничего не запрещается. Нашим гражданам не остается ничего другого, как развлекаться, придумывая всякие забавные тексты. Именно для этого и поставлена здесь подобная «стена объявлений». Когда на ней уже не остается свободного места, ее закрашивают белой краской.

Рядом раздались аплодисменты. Люди пожимали старичку руку, поздравляли с удачной выдумкой. Вторая надпись, которую он сделал, предлагала:

 

А ну, попробуй отгадать,

Сколько будет

Кот плюс пять!

 

Юмор Марко не понравился, и он подошел к девушке, которая писала голубым мелом.

«Дорогой прохожий, - прочитал Марко, - если тебе грустно, подумай обо мне, потому что сегодня я влюбилась в доктора Филибертуса, и мое счастье сделает счастливым и тебя. Мелания, преподаватель химии и математики».

- Если такое пишет на стенах учительница, - усмехнулся Марко, - что же тогда творят ее ученики?

Он прошел вдоль стены и прочитал немало других любопытных объявлений. Некоторые так понравились ему, что он даже запомнил их.

 

Объявляем всем, всем, всем!

Отныне запрещено сердиться!

Нарушителям завтра в суд явиться.

 

Внимание! Взрослые и дети!

Отныне разрешается все на свете:

Рвать цветы и бегать по газонам…

Конец запрещенным зонам!

Просим полицейских, пап и мам

Помогать озорничать малышам!

 

Слушайте все! Слушайте все!

В десять часов каждое утро

По радио вместо зарядки

Передаются сказки, ребятки!

Рекомендуем не опаздывать!

 

В нашем городе

Ложиться спать без ужина

Строго запрещено.

 

Друг-шофер и друг-пешеход,

Когда дети играют в мяч,

Прекрати движение и не маячь!

 

Взрослые! Бывшие дети-проказники!

Просим ходить на голове

Каждые праздники!

 

Бабушки и дедушки!

Бросьте вязание, бросьте трубки!

И спешите на курсы сказочников,

Завтра начнутся занятия,

Приглашаем всех без изъятия!

 

Кто хочет сказать неправду,

Солгите сегодня,

Потому что завтра повсеместно

Запрещается ложь!

 

На нашей планете

Строго запрещается воевать

В небе, на земле и на море…

Довольно горя!

Тот, кто нарушит этот закон,

Будет за уши выброшен вон,

Прочь с нашей планеты!

 

А потом Марко, недолго думая, поднял с земли черный брусочек и написал:

«Правителям этой планеты: вы придумали немало замечательных вещей, молодцы! Но когда вы отправите меня обратно домой? Марко».

Тотчас за его спиной раздался громкий хохот, и люди, что стояли возле старичка, поспешили к Марко узнать, в чем дело.

- Почему они смеются? - удивился Марко.

- Из-за твоей ошибки, - сочувственно вздохнул Маркус. - Ты поставил после подписи запятую.

 

Триумф Этельредуса

 

Покинув площадь, ребята оказались на перекрестке, где собралась большая, шумная толпа, в центре которой расположились музыканты с инструментами, висевшими на шее. Оркестранты перебрасывались репликами и, видимо, ожидали знака дирижера. Марко заметил, что они мало интересовали собравшихся. Все внимание их было обращено к стеклянной урне, в которую люди по очереди опускали какие-то бумажки.

- Я понял! - воскликнул Марко. - Это голосование!

Маркус улыбнулся, но промолчал. В это время к урне подвели маленького мальчика с завязанными глазами, он вынул из нее бумажку и передал своим провожатым. Все притихли, и тут же отчетливо прозвучали слова:

- Этельредус Аррейфедус Провалляйтус!

Толпа закричала: «Ура!» Оркестр грянул веселый марш, и какой-то высокий, раскрасневшийся от волнения человек вышел вперед и начал пожимать всем руки. Робот-рабочий достал из мешка длинную мраморную доску, что-то быстро написал на ней и укрепил на стене дома.

«Улица Этельредуса Аррейфедуса Провалляйтуса», - прочитал Марко.

Старичок, стоявший рядом с Марко, даже не пытался скрыть своего огорчения.

- Вот уже два месяца, - сетовал он, - как я участвую в этом конкурсе и никак не могу выиграть! Наверное, мне лучше вернуться в переулок номер сорок пять. Там мое имя не называли уже сто четыре недели, должны же вытащить, в конце концов!

Так Марко узнал, что на Планете Новогодних Елок названия улиц, переулков и площадей разыгрываются среди горожан. Игра происходит каждую неделю, чтобы больше народу могло принять в ней участие.

Разумеется, если человек не хотел, он мог не участвовать в этой затее. А те, кто участвовал, делали это скорее ради забавы, чем из тщеславия.

- На Земле, - сказал Марко, - такие азартные люда непременно стали бы играть в лотерею или спортлото. Но при этом они могли бы по крайней мере надеяться выиграть какую-нибудь кругленькую сумму.

 

Напрасный удар

 

- Кругленькую сумму? - переспросил Маркус. - А что это такое? Что с ней делают?

Марко попытался объяснить ему, что это такое, но не сумел и рассердился:

- О господи! Как трудно говорить с таким дуралеем!

И, чтобы отвести душу, он изо всех сил пнул ногой банку, что валялась на дороге. Но удар не принес ему никакой радости, потому что банка была резиновой. Оказывается, по приказу городских властей роботы специально разбрасывали такие банки по улицам, чтобы ребята, которые по пути в школу или домой всегда играют в футбол, не отбивали себе ноги и не рвали обувь.

Между тем уже стемнело, и новогодние елки вспыхнули вдруг яркими, веселыми огоньками. Город засверкал тысячами разноцветных лампочек, нарядно и празднично, как бывает только под Новый год.

- И ночью витрины тоже не закрываются? - полюбопытствовал Марко.

- Конечно. Зачем их закрывать? А вдруг тебе понадобится пара ботинок, пишущая машинка или, допустим, холодильник?

«Если тут запросто воруют днем, представляю, что творится ночью», - подумал Марко, но промолчал. Он очень устал, ужасно хотел спать и совсем не был настроен обсуждать подобные вопросы. Дедушка, деревянная лошадка, космическое путешествие, удивительные особенности этой странной Планеты Новогодних Елок - от всего, что он увидел и узнал за этот день, голова кружилась, как на чересчур быстрой карусели. Он покорно ступил следом за Маркусом на движущийся тротуар, присел на скамейку и заснул прежде, чем успел закрыть глаза,

 

Пробуждение

 

Марко проснулся от оглушительного лая и обнаружил, что лежит на кровати в большой освещенной комнате. И Маркуса рядом нет.

- Опять, наверное, пересобаки! - вздохнул он. - Но где я?

Его старая голубая пижамка висела на спинке стула, а на нем была новая, зеленая. Выходит, кто-то принес его сюда, в эту комнату, переодел и уложил в постель, а он даже не заметил всего этого. Прежде он никогда не удивлялся, если, открыв глаза, оказывался в своей залитой солнцем комнате на пятом этаже самого обычного дома в Тестаччо, хотя еще минуту назад - во всяком случае, так ему всегда казалось - играл с дедушкой на кухне в домино.

Постель оказалась мягкой и удобной, а в комнате было очень чисто и красиво. На тумбочке у кровати стоял телефон. Марко погладил трубку. Жаль, что он не знает ни одного местного номера и не может никому позвонить.

Над головой раздался сильный топот. Очевидно, пересобаки опустились на крышу дома. Их чудовищный лай становился все громче. Поспать бы еще немного, но, видно, не удастся. Во всяком случае, до тех пор, пока длится нашествие.

«Интересно, кто не позволяет покончить с этими собаками?» - подумал Марко, надевая свои домашние тапочки.

Он открыл дверь и оказался в другой, точно такой же комнате. Постель была неубрана. Наверное, тут спал Маркус. Но где же он?

- Маркус! - позвал Марко, выйдя в коридор. Других комнат на этом этаже он не обнаружил, а деревянная лестница привела его вниз, в гостиную, которая, похоже, занимала весь первый этаж.

- Маркус! - снова позвал он. Но никто не ответил.

 







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных