Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Причины индивидуального преступного поведения




Анализ причин и условий конкретного преступления, индивидуального преступного поведения подчинен непосредственно практическим задачам предупреждения и выявления преступности. Причины и условия конкретного преступления, индивидуальные обстоятельства его совершения могут быть нетипичными. Однако в индивидуальных случаях всегда проявляется нечто общее, поэтому научно-практическое изучение причин и условий преступности основывается на обобщении данных, полученных из различных источников.

Социально-психологические явления – взгляды, традиции, привычки – часто называютсубъективными детерминантами преступности, а все то, что находится вне индивида и влияет на его психологию, – объективными ее детерминантами. Это криминологическая классификация. Деление причин и условий преступности на объективные и субъективные имеет и иную, философскую, интерпретацию.

С этой точки зрения субъективными причинами и условиями преступности считаются те ее детерминанты, которые зависят от деятельности людей, являются, как правило, результатом недостатков этой деятельности. Объективные детерминанты преступности связаны с внешними по отношению к индивиду условиями и ситуациями, способствующими, облегчающими или даже провоцирующими проявление антисоциальных взглядов и побуждений в конкретном преступном посягательстве (плохая охрана оружия и техники, злоупотребление алкоголем и пр.).

Мотивации преступного поведения. Предпосылкой поведения человека, источником его деятельности является потребность. Нуждаясь в определенных условиях, человек стремится к устранению появившегося дефицита. Возникающая потребность вызывает мотивационное возбуждение соответствующих нервных центров и побуждает организм к определенному виду деятельности. При этом оживляются все необходимые механизмы памяти, обрабатываются данные о наличии внешних условий, и на основе этого формируется целенаправленное действие. Таким образом, актуализированная потребность вызывает определенное нейрофизиологическое состояние – мотивацию.

Мотивация – это обусловленное потребностью возбуждение определенных нервных структур (функциональных систем), вызывающих направленную активность организма.

От мотивационного состояния зависит допуск в кору головного мозга тех или иных сенсорных возбуждений, их усиление или ослабление. Эффективность внешнего стимула обусловлена не только его объективными качествами, но и мотивационным состоянием организма (утолив голод, организм не станет реагировать даже на самую вкусную пищу).

Обусловленные потребностью мотивационные состояния характеризуются тем, что мозг при этом моделирует параметры объектов, которые необходимы для удовлетворения потребности, и схемы деятельности по овладению требуемым объектом. Эти схемы, или программы, поведения могут быть либо врожденными, инстинктивными, либо основанными на индивидуальном опыте, либо заново созданными из элементов опыта.

Осуществление деятельности контролируется путем сравнения достигнутых промежуточных и итоговых результатов с тем, что было заранее запрограммировано. Удовлетворение потребности снимает мотивационное напряжение и, вызывая положительную эмоцию, «утверждает» данный вид деятельности, включая его в фонд полезных действий. Неудовлетворение потребности вызывает отрицательную эмоцию, усиление мотивационного напряжения и вместе с этим поисковой деятельности. Таким образом, мотивация – это индивидуализированный механизм соотнесения внешних и внутренних факторов, определяющий способы поведения данного индивида.

В человеческой жизнедеятельности сама внешняя обстановка может актуализировать различные потребности. Так, в преступно-опасной ситуации один человек руководствуется только органической потребностью самосохранения, у другого доминирует потребность выполнения гражданского долга, у третьего – потребность проявить удаль в схватке, отличиться и т. д. Все формы и способы сознательного поведения человека определяются его отношениями к различным сторонам действительности.

Виды мотивационных состояний. К мотивационным состояниям человека относятся установки, интересы, желания, стремления и влечения.

Установка - это стереотипная готовность действовать в соответствующей ситуации определенным образом, возникающая на основе прошлого опыта. Установки являются неосознанной основой поведенческих актов, в которых не осознается ни цель действия, ни потребность, ради которой оно совершается. Различаются следующие виды установок.

1. Ситуативно-двигательная (моторная) установка (например, готовность шейного отдела позвоночника к движению головы).

2. Сенсорно-перцептивная установка (ожидание звонка, выделение значимого сигнала из общего звукового фона).

3. Социально-перцептивная установка – стереотипы восприятия социально значимых объектов (например, наличие татуировок интерпретируется как признак криминализованной личности).

4. Когнитивно-познавательная установка (например, предубеждение следователя в отношении виновности подозреваемого ведет к доминированию в его сознании обвинительных доказательств, оправдательные доказательства отступают на второй план).

Мотивационное состояние человека является психическим отражением условий, необходимых для жизнедеятельности человека как организма, индивида и личности. Это отражение необходимых условий осуществляется в виде интересов, желаний, стремлений и влечений.

Интерес - избирательное отношение к предметам и явлениям в результате понимания их значения и эмоционального переживания значимых ситуаций. Интересы человека определяются системой его потребностей, но связь интересов с потребностями не является прямолинейной, а иногда она и не осознается вовсе.

В соответствии с потребностями интересы подразделяются по следующим основаниям:

  • по содержанию (материальные и духовные);
  • по широте (ограниченные и разносторонние);
  • по устойчивости (кратковременные и устойчивые).

Различаются также непосредственные и косвенные интересы (так, например, проявленный продавцом к покупателю интерес является интересом косвенным, тогда как прямым его интересом является продажа товара).

Интересы могут быть положительными и отрицательными. Они не только стимулируют человека к деятельности, но и сами формируются в ней. С интересами человека тесно связаны его желания. Желание – это мотивационное состояние, при котором потребности соотнесены с конкретным предметом их удовлетворения. Если потребность не может быть удовлетворена в данной ситуации, но ситуация удовлетворения может быть создана, то направленность сознания на создание такой ситуации называется стремлением. Стремление с отчетливым представлением необходимых средств и способов действия является намерением. Разновидностью стремления является страсть – стойкое эмоциональное стремление к определенному объекту, потребность в котором доминирует над всеми остальными потребностями и придает соответствующую направленность всей деятельности человека. Преобладающие стремления человека к определенным видам деятельности являются его склонностями, а при навязчивом тяготении к определенной группе объектов – влечениями. Как таковых преступных мотивов не бывает. Человек несет ответственность за общественно опасное противоправное деяние, а не за смысл данного действия для данной личности. Таким образом, мотивация преступного поведения в целом не отличается от мотивации поведения вообще. И в том и в другом случае действуют те же установки, интересы, желания, стремления и влечения. Единственное отличие заключается в реализации мотивов. С точки зрения нравственно-психологической свобода воли преступника определяется степенью отклонения социальных установок личности от положительных стереотипов. Чем более лицо заражено антиобщественными взглядами и привычками, тем выше его способность избрать общественно опасный вариант поведения и тем выше свобода его «преступной» воли. Так, авторы одного из учебников по уголовному праву рекомендуют суду выяснять степень нравственной испорченности субъекта для установления того, явилось ли рассматриваемое преступление логическим завершением антиобщественной ориентации личности, либо оказалось случайным явлением на его жизненном пути. Нравственный и психологический моменты свободы воли характеризуют единое свойство личности преступника, поэтому и оценка конкретной степени свободы воли зависит от одновременного учета ее формальной и содержательной сторон. Так, наличие большого преступного опыта у лица позволяет сделать вывод не только о его нравственной испорченности, но и о возросшей способности действовать со знанием «преступного дела». Сильная или слабая воля может относиться как к морально воспитанному, так и к аморальному лицу. Поэтому субъект с «безнравственной», но сильной волей в случае совершения преступления действует при прочих равных условиях «свободнее», чем слабовольный субъект. Таким образом, степень произвола, свободы воли преступника в совершенном деянии тем выше, чем выше его способность действовать со знанием «преступного дела», руководить своими действиями, и тем более морально испорченным он является. В заключение необходимо отметить, что лица, совершившие преступление, не обладают подлинной внутренней свободой (так называемой свободой воли).

Причинность преступности представляет собой один из видов связей вещей и явлений. Причинность – это связь производящая, т. е. определяющая факт порождения какого-то явления или процесса. Сфера действия причин – это прежде всего стадии мотивации и принятия решения, когда речь идет о формировании мотива, цели, определении средств ее достижения именно как преступных.

Особенности причинных связей заключаются в следующем.

  1. Причина, производя действие, порождает следствие. Для действия причины необходимы определенные условия, но эти условия сами по себе не способны породить следствие.
  2. Причины и следствия последовательны во времени: причина всегда предшествует следствию.
  3. Следствие не может быть причиной этой же самой причины.
  4. Одна и та же причина в одних и тех же условиях всегда порождает одно и то же следствие.
  5. Причина не сводится к следствию, следствие не порождает причину.

Причины преступности – это совокупность социально-негативных экономических, демографических, идеологических, социально-психологических, политических, организационно-управленческих явлений, которые непосредственно порождают, продуцируют, воспроизводят (детерминируют) преступность как свое следствие. Однако, говоря о причинах преступности, нельзя не сказать и об ее условиях. Условия – это такие явления и процессы, которые сами по себе преступности не порождают, но, сопутствуя причинам и влияя на них, обеспечивают их действие, приводящее к определенному следствию (совокупности деяний, нарушающих уголовный закон).

Исследование причин преступности раскрывает природу этого социально-негативного явления, объясняет его происхождение, показывает, от чего зависит существование преступности, что способствует ее сохранению, а в настоящее время – и ее оживлению, а что этому противодействует. Только на основе подобных знаний можно обеспечить эффективную борьбу с преступностью: предвидеть происходящие в ней изменения, определить и осуществить необходимые мероприятия по предупреждению преступных проявлений, их сокращению.

Чтобы разобраться в многообразии причин и условий преступности, полнее выявлять их на практике и целенаправленно осуществлять необходимые мероприятия по их устранению и нейтрализации, нужны надлежащие их дифференциация и классификация. Российские криминологи для классификации причин и условий преступности используют различные критерии.

1. Классификация по уровню действия (субординации). Различают несколько видов уровневого подхода. Первый из них выявляет причины и условия:

  • преступности в целом как определенного социального явления, существующего в конкретных социальных условиях и проявляющегося в совокупности общественно опасных деяний – преступлений;
  • различных групп (видов, категорий) преступлений, образующих структурные подразделения преступности (умышленные и неосторожные, насильственные и корыстные и пр.);
  • отдельных видов преступлений (убийства, хулиганство, воинские преступления и др.).

Другой вид уровневого подхода предполагает выявление причин и условий преступности (в целом и отдельных структурных ее подразделений) на уровне:

  • всего общества (макроуровень);
  • отдельных его социальных групп и сфер общественной жизни;
  • отдельного индивида.

На общесоциальном уровне выявляются наиболее общие причины и условия, с которыми связано само существование преступности в данных исторических условиях. На уровне социальных групп фиксируются причины и условия, характерные для этих групп и коллективов. На индивидуальном уровне речь идет о причинах и условиях конкретного преступления, совершенного отдельным лицом, здесь много индивидуального, субъективного и ситуативного, порой случайного (особенности личности, ее индивидуальный жизненный опыт, связи, знакомства, влияния, стечение обстоятельств и т. п.). Вместе с тем общесоциальные причины и условия преступности трансформируются в индивидуальные, а наиболее типичные индивидуальные причины и условия складываются в общесоциальные.

Изучение причин и условий на общесоциальном и групповом уровнях имеет научно-познавательное значение и служит практикой для разработки и организации системы социальной профилактики преступности в рамках всего государства, отдельных его регионов, социальных групп и коллективов.

2. Важное практическое значение имеет классификация причин и условий преступности по их содержанию. Различают детерминанты преступности:

  • политические;
  • экономические;
  • идеологические;
  • социально-психологические;
  • организационно-управленческие.

3. Поскольку причины преступности проявляют себя в качестве таковых через психологию, сознание людей (формируя или поддерживая, оживляя или усиливая антисоциальные взгляды, стремления и побуждения), в конечном итоге преступность всегда связана ссоциально-психологическими детерминантами. Это основа для психологической классификации причин и условий преступности. Социально-психологические явления – взгляды, традиции, привычки – часто называют субъективными детерминантами преступности, а все, что находится вне индивида и влияет на его психологию, – объективными ее детерминантами.

Объективными являются причины и условия, существующие независимо от воли и сознания людей (исторически обусловленный уровень развития общества, экономики; стихийные бедствия и иные явления природы и др.). Субъективными причинами и условиями преступности считаются те ее детерминанты, которые зависят от деятельности людей, являются, как правило, результатом недостатков этой деятельности, ошибок и упущений (в планировании, культурно-воспитательной работе и др.).

4. Причины и условия преступности можно различать и по направленности, механизму их действия. Одни из них детерминируют неблагоприятное нравственное формирование личности (недостатки семейного, школьного, армейского воспитания, отрицательное влияние окружения и др.), другие связаны с внешними по отношению к индивиду условиями и ситуациями.

Первая группа детерминант больше связана с причинами преступности, вторая содержит по преимуществу условиями совершения преступлений. Условия, в свою очередь, классифицируют на формирующиеся (связаны с противоречиями в обществе) и способствующие (недостатки в системе профилактики и отсутствие организации и управления).

5. Причины и условия преступности классифицируются также с точки зрения их временной и пространственной распространенности. Здесь различают:

  • причины и условия, действующие относительно постоянно и временно (в связи с разовыми обстоятельствами или событиями);
  • причины и условия, действующие на всей территории государства, в отдельных его регионах и специфических зонах (республиках, портовых городах, курортных зонах, прилегающих к государственной границе, и др.), а также имеющие местный, локальный характер.

 

Состояние психического здоровья населения России продолжает ухудшаться. В докладе о деятельности Уполномоченного по правам человека в 1999 г. было сказано: «Все более угрожающий национальной безопасности характер приобретает проблема психического здоровья россиян» (7). За последнее десятилетие накапливаются данные, свидетельствующие о все более деструктивном влиянии многих средств массовой информации (СМИ) на психическое здоровье населения. Это вызывает тревогу и озабоченность медицинской общественности и широких кругов общества. В обращении участников Второго Российского конгресса «Мир семьи» к Федеральному собранию и Правительству РФ в ноябре 2001 г. было сказано: «Разработать законодательные и нормативные акты, предусматривающие ответственность СМИ за распространение информации, наносящей вред моральному и духовно-нравственному развитию ребенка, за пропаганду жестокости, насилия и всех форм сексуального развращения» (11). В Центральном Доме журналистов 18 сентября 2002 г. состоялся «Круглый стол» на тему «Специфика освещения российскими СМИ кризисных ситуаций. Пропаганда паники». По итогам обсуждения этой темы было составлено обращение к министру РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций М.Ю.Лесину, в котором в частности говорилось: «Руководители средств массовой информации в погоне за «жареным» не задумываются, что СМИ оказывают огромное влияние на психику людей. Ряд авторитетнейших экспертов считает, что нынешняя информационная политика СМИ безотчетно подталкивает к формированию в российском обществе атмосферы тревожности, паники, безысходности». В резолюции конференции, организованной Институтом мировой литературы и администрацией Рязанской области в октябре 2002 г. указывалось на необходимость противодействия СМИ и прежде всего телевидению, воспитывающих культ силы, агрессивность, нравственную вседозволенность, растлевающих детские души, следствием чего является искаженное формирование личности, девиантные и делинквентные формы поведения детей и подростков. Газета «Московский комсомолец» сообщила, что, по оценкам специалистов, средний интеллектуальный уровень зрелища, которое телевидение поставляет в дома россиян, «соответствует примерно уровню развития десятилетнего ребенка, страдающего к тому же извращенной психикой» (4). Председатель Комиссии по правам человека при Президенте Э.А.Панфилова, выступая на Гражданском Форуме в ноябре 2001 г., заявила, что от некоторых телепередач даже у взрослых «стынет кровь в жилах», «в конкурентной погоне за зрителем экран заполонили такие игры, которые будят в человеке самые низменные инстинкты, разрушая его как личность» (12). Частым показом проявлений насилия и жестокости СМИ способствуют формированию криминальной субкультуры, отрицательно влияющей на личность подростков и молодежи (3, 9). По данным социологов МГУ, отрицательное влияние прессы и электронных СМИ отметили более 40 % опрошенных жителей Московского региона. По опросу независимого исследовательского центра РОМИР, 71,9 % телезрителей и читателей газет высказались за введение информационного контроля над СМИ. На первом месте по неприятию – насилие и жестокость, на втором - порнография, так считают 60 % опрошенных. Аналитическим центром института социально-политических исследований РАН было установлено, что такие информационные телепрограммы как «Новости», «Вести», «Сегодня» вызывают у телезрителей чувство тревоги в 60 %, чувство страха – в 49 %, разочарования в 45 %. На основании социологических опросов был сделан вывод о том, что деятельность СМИ в российском обществе приобрела не только дисфункциональный, но и зачастую деструктивный характер (15). В специальном докладе Уполномоченного по правам человека в РФ «О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами» указывалось на то, что «в нарушение законодательства не обеспечивается информационно-психологическая безопасность населения. В средствах массовой информации продолжается скрытая пропаганда жестокости и насилия», что подтверждается рядом социологов (5, 17). Телевидение стало генератором насилия (3,9). Оно не только отражает реальную действительность, но и формирует ее. Ярким примером этого был погром на Манежной площади в Москве, устроенный собравшейся перед большим телеэкраном молодежью во время трансляции футбольного матча чемпионата мира. Погрому предшествовал показ сцены агрессии на том же телеэкране. Барденштейн Л.М. и Можгинский Ю.Б. высказали твердое мнение о том, что одним из важнейших социальных звеньев формирования агрессии у детей и подростков является влияние средств массовой информации (2). Они приводят данные американских исследователей, свидетельствующие о достоверной связи между выраженной детской жестокостью и агрессивностью, с одной стороны, и количеством увиденных на телеэкране эпизодов насилия. В докладе Всемирной организации здравоохранения «О состоянии здравоохранения в мире в 2001 г. Психическое здоровье: новое понимание, новая надежда» приведены данные, указывающие на то, что СМИ оказывают воздействие на уровень насилия и интерес к порнографии (6). Американские психологи из Стэнфордского университета под руководством А.Бандуры после многочисленных экспериментов и наблюдений сделали вывод о том, что сцены насилия на телеэкране вызывают сильные агрессивные импульсы у зрителей. Вид страданий жертвы насилия лишь усиливает интенсивность агрессивной реакции. В Германии после того как 19-летний ученик гимназии убил 16 человек, развернулась острая дискуссия о влиянии на психику человека насилия, которое он видит по телевизору. Первый канал немецкого телевидения исключил из своих программ фильмы со сценами насилия. Глава протестантской церкви в Германии М.Кок заявил, что то, что называют «отражением действительности» на самом деле не более, чем проповедь насилия в чистом виде. По мнению заместителя директора ГНЦ судебной и социальной психиатрии им. В.П.Сербского Е.Макушкина, показ фильмов-боевиков в дневные и утренние часы способствует воспитанию агрессии у подростков (10). В телепередаче «Свобода слова» на НТВ 6 декабря 2002 г. ее участники, среди которых были М.Плисецкая, Р.Щедрин, Ф.Бондарчук, единодушно признали, что СМИ несут ответственность за распространение и пропаганду культа насилия и жестокости в обществе. В интернете была помещена информация о социально-психологической экспертизе двух программ нижегородского телеканала «Сети НН» общей продолжительностью 136 минут. Авторы экспертизы на основании структурно-психологического и статистического анализа пришли к выводу, что эти программы содержали значительное число свойств и приемов, стимулирующих отрицательные и деструктивные эмоции и установки. Опасным для психического здоровья телезрителей экспертами были признаны: подчеркивание негативных аспектов реальности, демонстрация социально-патологических форм поведения, эксплуатация шоковых, эмоционально воздействующих подробностей криминальных событий (показ тяжких телесных повреждений, деталей трупа и т.п.). Эксперты пришли к заключению, что отрицательным последствием такого рода передач могут быть депрессивные расстройства или очерствление, притупление эмоциональных и нравственных качеств личности. Эксперты привели выдержки из кодекса принципов журналистской деятельности Бельгийской ассоциации издателей и Всеобщей ассоциации журналистов Бельгии, в котором прописано, что не поощряется показ сцен преступлений, терроризма и иных жестоких и бесчеловечных проявлений. Приведены также данные о том, что Германский совет по печати совместно с объединением прессы разработал в 1993 г. «Принципы публицистики», в которых подчеркнуто, что «освещение несчастных случаев и катастроф не должно переходить границы, когда исчезает должное уважение к страданиям жертв и чувствам их близких. Те, кого постигло несчастье, не должны повторно становиться жертвами в результате натуралистического освещения событий». В российской журналистике подобных принципов не существует, несмотря на призывы со стороны общественности, деятелей культуры.

На телеэкранах российского телевидения почти ежедневно освещаются в подробностях «кладбищенские», по выражению «Московского комсомольца» (8), новости, траурные события, катастрофы, убийства, несчастные случаи, жертвы, их плачущие родственники. Зрелище смерти регулярно вводится почти в каждую квартиру, каждую семью. В силу психологического механизма сопереживания, эмпатии, эмоционального резонанса подобное зрелище вызывает у многих телезрителей чувство сострадания, снижение настроения, тревогу за своих близких, которые могут оказаться в кризисных или чрезвычайных ситуациях. Отрицательные эмоции, возникающие при просмотре указанных телепередач, в результате их накопления и суммации могут приводить к подрыву психического здоровья, повышению уровня тревожности, нарушениям сна, развитию предневротических и невротических расстройств. Таким образом телевидение и другие СМИ становятся источником и средством доставки в сознание людей разнообразных социально-стрессовых воздействий, многократно тиражируемых, что способствует развитию массовых социально-стрессовых расстройств в форме разнообразных невротических, депрессивных, тревожных, соматоформных, психосоматических расстройств (1). Некоторые СМИ иногда доходят до информационного садизма, когда отдельные журналисты почти с упоением в подробностях описывают издевательства преступников над жертвой, ее страдания и смерть. Одних людей, впечатлительных и ранимых, такая информация травмирует и сенсибилизирует, понижая порог психической травматизации. Других же десенсибилизирует, приучает к восприятию смерти, насилия, жестокости, способствуя формированию цинизма и равнодушия по отношению к несчастью других. В 1997 г. газета «Московский комсомолец» объявила конкурс читателей на лучший криминальный сюжет, выделив темы: «Самая мучительная смерть», «Самая жестокая смерть», «Самая справедливая смерть». В заметке под названием «Поцелуй смерти» были подробно описаны все три варианта смерти. Возникает вопрос: для чего это делается? По некоторым данным, на частом показе смерти настаивают рекламодатели. Специалисты по рекламе, придерживаясь учения Фрейда, считают, что зрелище смерти сильнее всего возбуждает внимание и интерес телезрителей и читателей, так как удовлетворяет подсознательный комплекс Танатоса. Явным перекосом в описаниях гибели атомной подлодки «Курск» в сторону излишнего натурализма и нагнетания трагедийности, катастрофы самолета с башкирскими детьми в небе Германии, захвата заложников в Москве и последствий штурма с гибелью многих людей отличились российские СМИ, особенно телевидение. Они заставили содрогнуться, испытать психоэмоциональный стресс многие миллионы людей, в том числе с не вполне здоровой и ранимой психикой. Как указывают детские психиатры, многие дети болезненно реагируют на информацию о чрезвычайных ситуациях и катастрофах. У ребенка, склонного к невротическим реакциям, на сообщение о катастрофе по телевидению могут возникнуть более серьезные психические нарушения, чем у тех детей, которые пережили ее на собственном опыте (16). Не случайно, хотя и в очень редких случаях, по телевизору все же предупреждают о необходимости изолировать детей от кровавого зрелища. Имеются также указания, что после просмотра фильма ужасов некоторые дети в течение нескольких месяцев боятся увидеть в темноте скрывающийся там угрожающий ему персонаж из этого телефильма (18). Как считает Б.С.Положий, на смену массовому страху перед репрессивными органами в эпоху сталинизма пришел массовый страх перед возможностью стать жертвой уличной и организованной преступности (14). Почти каждый день СМИ сообщают о заказных убийствах, ограблениях, изнасилованиях, криминальных разборках. Нередко эти сообщения даются с необязательными подробностями, которые отрицательно влияют на потребителей этой информации, способствуют нагнетанию опасений и страха. Но этого для телевидения недостаточно. На НТВ в выходные дни выходит американская программа «Фактор страха». В ней под видом игры на деньги искусственно создается и нагнетается атмосфера страха с игнорированием всяких этических норм и психологической корректности. Участники игры совершают экстремальные трюки и действия с тем, чтобы вызвать чувство страха у телезрителей. Имитируя переживание страха, они по механизму психической индукции и психологического заражения передают его телезрителям, держат их в состоянии эмоционального напряжения и волнения. В этой программе к тому же демонстрируются эстетически неприемлемые и омерзительные сцены, когда голова и лицо каждого участника покрываются ползающими крысами или большими пауками, или когда участников заставляют на виду у всех поедать больших тараканов, выходить на подиум обнаженным перед многочисленной смеющейся публикой. Подобные телепередачи помимо индуцирования негативных эмоций способствуют формированию аномии в обществе с разрушением традиционных общественных и национальных представлений и связей. Они способствуют формированию аномического варианта кризиса идентичности личности, который часто сопряжен с расстройствами депрессивного спектра, апатией, суицидальными переживаниями (14). Отдельно следует сказать о массовой телерекламе, которая прочно вошла в повседневную жизнь миллионов телезрителей. Хорошо известно, что многих она раздражает своей назойливостью, многократной повторяемостью, пошлостью. Немало людей телереклама возмущает, иногда оскорбляет. Но особенно неблагоприятное влияние телереклама оказывает тогда, когда она дается по ходу интересного фильма или содержательной передачи. В этих случаях разрывается поток сознания и внимания. Телезритель испытывает чувство досады и раздражения в связи с таким вмешательством в свои переживания. У него возникают отрицательные эмоции. Если это происходит многократно изо дня в день, то нервно-психическая сфера постепенно расшатывается, повышается возбудимость и раздражительность, утомляемость и истощаемость. Можно вспомнить, что сходный прием (правда без телевидения использовался в лабораториях И.П.Павлова для вызывания экспериментальных неврозов у собак. Согласно нашим наблюдениям и опросам лиц пожилого возраста, посещающим территориальный центр социального обслуживания, большинство из них (свыше 70 %) почти не пользуются телевизором или пользуются редко. У тех из них, кто смотрел телерепортажи о заложниках, захваченных террористами в Москве, возникла тревога, беспокойство, нарушения сна. У больных гипертонической болезнью повысилось артериальное давление, усилилась головная боль, возникало сердцебиение. Все изложенные выше данные вполне соотносятся с выдвигаемой нами концепцией информационной экологии(13). Она исходит из признания того, что помимо природной среды обитания человека объективно существует информационная среда его обитания, роль и значение которой все время возрастает по мере дальнейшего развития средств массовой информации и массовых коммуникаций. Эта среда оказывает на человека активное влияние. Она влияет на формирование и функционирование его личности, на его духовное, интеллектуальное и психическое развитие, состояние психического здоровья. Более гармоничное развитие личности и высокий уровень психического здоровья будут обеспечены тогда, когда человек с детства живет и развивается в условиях благоприятной, психогигиеничной, облагороженной информационной среды. Неблагоприятная, «загрязненная», деструктивная информационная среда будет отрицательно влиять на личность и психическое здоровье человека по тем же закономерностям, по которым влияет на человека природная среда его обитания. Проблемы информационной экологии не менее важны и практически значимы в эпоху информационного общества, чем вопросы экологии природной среды, которым уделяется постоянное внимание во всем мире. Право человека на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии закреплено в 42-й статье Конституции РФ и Федеральном законе об охране окружающей среды. Указанный закон утвердил право граждан на охрану здоровья от неблагоприятного воздействия окружающей среды, вызванного хозяйственной или инойдеятельностью. Однако это конституционное право, как показывают приведенные выше данные, подвергается широкомасштабным нарушениям с тенденцией к дальнейшему их нарастанию. В связи с этим мы полагаем, что на основе методологически и методически адекватного анализа степени и качества «загрязненности» информационной среды, ее агрессивности и деструктивности по отношению к личности и психическому здоровью человека необходимо приступить к научно обоснованному определению понятия и категорий предельно допустимых, экстремально высоких и высоких концентраций негативно влияющей информации со стороны СМИ, прежде всего телевидения. С помощью психологических тестов и шкал, психофизиологических методик, фиксирующих вегето-сосудистые реакции на эмоционально значимые информационные воздействия, с помощью методов нейровизуализации (позитронно-эмисионная томография, ЭЭГ картографирование) можно разработать допустимые и недопустимые с точки зрения влияния на психическое здоровье качественные и количественные параметры информационных воздействий. После разработки такого рода ПДК негативных информационных воздействий с учетом разных контингентов населения необходимо их узаконить применительно к деятельности СМИ. В случаях превышения ПДК негативной информации теми или иными СМИ, что должно отслеживаться специальным профессиональным органом с соответствующим техническим оснащением, следует выносить этим СМИ предупреждение. В случае повторных нарушений должно следовать наказание в виде денежного штрафа или лишения лицензии. Кроме того, должен быть разработан и принят кодекс профессиональной этики журналистов с определением этических норм журналистской деятельности. Эти предложения не направлены на ограничение свободы слова. Но словом, как известно, можно тяжело ранить и даже убить человека. Свобода слова, как и всякая свобода человека, должна сочетаться с ответственностью и этической взвешенностью с тем, чтобы не нанести ущерб другим людям.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных