Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Мученическая смерть доктора Роуланда Тейлора, приходского священника (1555 г.)




Хедли [или Хедлей] в Суффолке один из первых городов в Англии, где была принята истина Слова Божьего. Здесь Евангелие Христа имело величайший успех и так укоренилось, что многие мужья и жены в приходе Хедли имели познание Писания. Можно было найти даже таких, которые часто перечитывали всю Библию, знали некоторые послания святого апостола Павла наизусть и могли, участвуя в любых спорах, отвечать цитатами из Писаний. Их дети и слуги так научены в правильном понимании Божьего Слова, что весь город был более похож на университет с образованными людьми, чем на город ткачей и рабочих. Но самое похвальное то, что в своем большинстве его жители были верными последователями Божьего Слова в каждодневной жизни.

Все это произошло благодаря работе доктора Роуланда Тейлора. Когда ему поручили эту церковь и все ее имущество, он не превратил служение в заботу о нескольких фермерах и сборе прибыли и не назначил неграмотного священника печься о духовных нуждах прихода, как поступали многие другие епископы. Вместо этого он оставил архиепископа Кантенберского Томаса Кранмера, в чьем доме жил, и переехал в дом приходского священника в Хедли, чтобы быть среди людей своей паствы.

Тейлор был мягким человеком, смиренным, без всякой гордости. Даже самый бедный из его прихожан MOI обратиться к нему, как ребенок к отцу, и даже самые богатые получали увещевание от Тейлора, когда грешили. Он был честен со всеми, никого не боялся, когда шла речь о твердом исповедании истины Писания. Его жена была честной, благоразумной и рассудительной женщиной. Его дети воспитаны в страхе Господнем и получили хорошее образование. И все вместе они были благочестивой и добродетельной семьей, верующей во имя Иисуса Христа.

В своем приходе доктор Тейлор был хорошим пастырем для своего стада, наблюдал за ними, чтобы они не были ранены или развращены внешними, будучи для них всех светом в Божьем доме и ярко горящей свечей, чтобы они могли за ним следовать и ему подражать. Так продолжалось во время правления невинного и святого царя Эдварда VI. Но когда в 1553 году Эдвард умер и его сводная сестра Кровавая Мария взошла на трон Англии, благочестивый доктор Тейлор не избежал ярости папистов, извращающих истинные доктрины Евангелия Иисуса Христа, папистов, которые преследовали огнем и мечем всех, кто не преклонился пред папой римским, как пред верховным главой всемирной церкви, и принесли назад в церковь Англии все ошибки, суеверия и идолопоклонство, явно противоречащие Божьему Слову и справедливо им осуждались.

В самом начале возникновения ярости антихриста двое прихожан доктора Тейлора, адвокат по имени Фосгер и торговец по имени Клерк, наняли Джона Аверса, священника из Олдхама и папского идолослужителя, провести мессу со всеми ее суевериями в приходской церкви Хедли в понедельник перед Пасхой. Они вошли в церковь и тайно построили алтарь со всеми своими идолами, но некоторые из верных прихожан, которые заметили происходящее, сломали его. На следующий день его снова построили, и Фостер и Клерк привели Аверса со всеми его инструментами и оборудованием для папской процессии, а также расставили охрану с мечами и щитами вокруг алтаря, чтобы никто не потревожил Аверса во время мессы. Также они собрали несколько римских католических верующих и заколотили парадную дверь в здание церкви, но боковая дверь была не заколочена, а лишь только прикрыта. Тогда они начали свою мессу.

В это время доктор Тейлор находился в своем доме, расположенном недалеко от церковного здания, молясь и изучая Слово Божие. Когда он услышал звон церковного колокола, подумал, что он нужен в церкви, потому что звон колокола часто использовали именно для этой цели, гораздо чаще, чем для проведения служения, поэтому отправился в церковь. Когда обнаружил, что парадная дверь заколочена, вошел через боковую. Внутри увидел Аверса в мантии с приготовленным для папской жертвы причастным хлебом и множество вооруженных мечами и щитами людей вокруг алтаря.

Доктор Тейлор сказал Аверсу: "Как ты мог позволить себе такую наглость войти в церковь Христа и осквернить ее отвратительным идолопоклонством?"

Услышав это, Фостер пришел в ярость и сказал Тейлору: "Ты - предатель! Ты пришел сюда помешать работе королевы?"

Тейлор ответил: "Я не предатель, но пастырь, которого мой Господь Христос поставил заботиться об этом стаде. Поэтому я имею право находиться здесь и приказывать вам во имя Божие убраться с сего места и даже не пытаться отравить Христово стадо".

Фостер сказал: "Ты, вероломный еретик, будешь устраивать беспорядки и мешать работе королевы?"

Тейлор ответил: "Я не устраиваю беспорядков, но это ты, папист, устраиваешь беспорядки. Я противостою со Словом Божиим только лишь твоему папскому идолопоклонству, которое противоречит Божьему Слову, чести королевы и пытается ниспровергнуть и разрушить королевство Англии".

Тогда Фостер со своими вооруженными людьми схватили доктора Тейлора и вывели силой из церкви, а папский священник продолжил римское католическое идолопоклонство. Жена доктора Тейлора последовала за ним в церковь, и когда она увидела, что его выбросили из церкви, упала на колени, сложила руки и сказала громким голосом: "Я умоляю Бога, праведного Судию, отомстить за оскорбление, которое папские идолослужители нанесли Крови Христа". Они заставили ее выйти из церкви и закрыли двери, ибо боялись, что собравшиеся люди разорвут Аверса на части.

Теперь вы видите, что без согласия народа вновь стали проводить папскую мессу, применяя для этого военные отряды, мечи и щиты, в ярости и тирании.

Спустя один или два дня Фостер и Клерк написали письмо Стефану Гардинеру, епископу Винчестера и лорду канцлеру, жалуясь на доктора Тейлора. Епископ ответил на их письмо, приказав Тейлору явиться к нему в течение определенного срока. Когда об этом услышали друзья Тейлора, они очень опечалились и помрачнели, так как знали, что произойдет в результате, поэтому пришли к Тейлору и убеждали его скрыться. Но он сказал им: "Друзья дорогие, я чистосердечно благодарю вас за вашу нежную заботу обо мне. И хотя я знаю, что не найду ни справедливого суда, ни истины в руках моих противников, я знаю, что мое дело право и истина на моей стороне, поэтому по благодати Божией я поеду и явлюсь пред ними и противостану пред их лицами их ложным действиям".

Затем один друг от имени всех сказал: "Господин доктор, мы думаем, что будет лучше, если ты не поступишь так. Ты уже исполнил свой долг и подтвердил истину, как своими благочестивыми проповедями, так и выступлением против священника из Олдхгула и всех тех, кто пришел сюда, чтобы восстановить папскую мессу. А так как наш Спаситель Христос повелел нам, сказавши, что если нас будут гнать в одном городе, то нужно бежать в другой (Матфея 10:23), мы думаем, что твое бегство в данный момент было бы самым лучшим решением. Таким образом, ты сохранишь себя для другого времени, когда церковь будет в великой нужде в прилежных учителях и благочестивых пастырях".

"О,- сказал доктор Тейлор,- вот чего вы от меня ждете. Я уже стар и живу довольно долго, чтобы не видеть эти пугающие нечестивые дни. Бегите сами и поступайте так, как велит вам ваша совесть. Что касается меня, то я намерен по благодати Божией отправиться к епископу и сказать ему, что меня совершенно не волнуют его намерения относительно меня. Бог поднимет учителей после меня, которые будут учить Его народ еще более прилежно и плодотворно, чем я. Ибо Господь не оставит своей церкви, несмотря на то, что временами Он испытывает и исправляет нас. И я верю пред Богом, что я никогда не смогу так послужить Богу, как сейчас. И у меня никогда уже не будет такого славного призвания, какое у меня есть сейчас, ни такой великой милости Божьей ко мне', какую Бог дает мне сейчас. Поэтому я умоляю вас и всех моих друзей молиться за меня. И если вы будете молиться, то я не сомневаюсь в том, что Бог даст мне силы и Свой Святой Дух".

Когда друзья доктора Тейлора увидели его твердое намерение ехать, они начали плакать и предали его в руки Бога.

Доктор Тейлор и его слуга Джон Хал отправились в Лондон. По пути Хал пытался уговорить доктора Тейлора свернуть с пути и не ехать к епископу, сказав ему, что поедет с ним и будет служить ему, куда бы тот не пошел и даже отдаст за него свою жизнь. Но доктор Тейлор не согласился и сказал ему: "О Джон! Нужно ли мне слушаться твоих советов и мирских убеждений и оставить свое стадо в опасности? Вспомни доброго пастыря Христа. Он не только питал Свое стадо, но и умер за них. Я должен следовать за Ним и по Божьей благодати я исполню это".

Вскоре доктор Тейлор предстал пред епископом Винчестера Стефаном Гардинером, который был также лордом канцлером Англии. Когда Гардинер увидел доктора Тейлора, то оскорбил его, назвавши беспринципным человеком, предателем, еретиком и многими другими обидными словами, поступив согласно римской католической традиции в таких случаях. Доктор Тейлор терпеливо выслушал его, а затем сказал: "Мой господин, я не предатель и не еретик, но истинный послушный верный христианин. Я прибыл сюда, как ты мне и приказал, и имел возможность узнать, почему ваше сиятельство послало за мной".

Епископ ответил: "Ты приехал, негодяй?! И тебе не стыдно, что ты отважился взглянуть на мое лицо?! Ты знаешь, кто я?"

"Да,- сказал доктор Тейлор,- я знаю, кто ты. Ты/ доктор Стефан Гардинер, епископ Винчестера и канцлер, и, несмотря на все это, ты смертный человек,. Но если я должен бояться твоего царственного вида, то почему ты не боишься Бога, Господа всех нас? Как отважился ты не устыдиться взглянуть налицо любого христианина, зная, что ты оставил истину, отрекся нашего Спасителя Христа и Его Слова и поступаешь вопреки своей клятве и всему тому, о чем ты писал Как посмотришь ты, когда предстанешь пред судом Христовым и что скажешь о своей клятве, которую ты дал вначале королю Генриху VIII, которого все еще помнят, а затем его сыну королю Эдварду VI?"

Епископ ответил: "Ах ты! Это была клятва Ирода Саломии, противозаконная, которую следовало преступить. Я поступил правильно, преступив ее, и я благодарю Бога, что вернулся домой к нашей матери римской католической церкви, и это то, чего я и тебе желаю".

Доктор Тейлор ответил: "Должен ли я оставить истинную церковь Христа, имеющую истинное основание апостолов и пророков и принять ложь, ошибки, суеверие и идолопоклонство, которые папа и его компания до сегодня так богохульно одобряют? Нет, упаси Боже! Пусть папа и его последователи обратятся к нашему Спасителю Христу и Его Слову, выбросят из церкви всех отвратительных идолов, которые он утвердил, и тогда все христиане вернутся к нему. Ты правильно писал и клялся против него".

"Я же сказал тебе,- ответил епископ,- что л о была клятва Ирода, противозаконная, которую необходимо было преступить. Наш святой отец, папа, освободил меня от нее".

Доктор Тейлор ответил: "Но ты не будешь освобожден от нее пред Христом, Который несомненно потребует исполнения твоей клятвы и от послушания Которому тебя не избавит ни один человек, ни папа, ни любой из ею последователей".

"Я вижу,- сказал епископ,- что ты надменный неискренний человек и абсолютно глупый".

"Мой господин,- сказал доктор Тейлор,- прекрати , ругать меня, ибо это не к лицу человеку с такой властью, "как у тебя. Ибо я - христианин и ты знаешь, что Писание говорит "...что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака", подлежит синедриону; а кто скажет: "безумный", подлежит геенне огненной" (Матфея 5:22)

Тогда епископ сказал: "Ты помешал работе королевы и не позволял пастору из Олдхама, очень добродетельному и посвященному священнику, проводить мессу в Хедли".

Доктор Тейлор ответил: "Мой господин, я священник в Хедли и это против всех правил, совести и закона, чтобы любой человек, пришедший в мой приход, отважился отравлять вверенное мне стадо ядом папской идольской мессы"

Епископ разозлили эти слова и он сказал. "Ты богохульный еретик, который хулит благословенное причастие и выступает против святой мессы, которой приносятся жертвы за живых и мертвых".

Доктор Тейлор ответил: "Нет, я не хулю благословенное причастие, установленное Христом, но я почитаю его, как истинный христианин, и исповедую, что Христос предопределил проводить святое причастие как воспоминание о Его смерти и Его страданиях Христос отдал Самого Себя на смерть на кресте ради нашего искупления. Его тело было предложено как искупительная жертва, полная, совершенная и достаточная для спасения всех верующих в Него. Эту жертву наш Спаситель Христос Самим Собой принес однажды за всех и никто из священников не должен больше приносить Ему жертв, потому нам больше не нужны искупительные жертвы".

Епископ позвал своего человека и сказал ему "Забери этого человека и отведи в темницу Кинг Бенч. И скажи тюремщику, чтобы тот немедленно закрыл его там".

Доктор Тейлор преклонил колени, сложил руки и сказал "Благий Господь, я благодарю Тебя. Господь, освободи нас от тирании епископа римского и всех его мерзких ошибок, идолопоклонства и мерзостей. Да будет прославлен Бог за доброго короля Эдварда".

Доктор Тейлор провел в темнице два года. Он провел это время в молитве, чтении Святых Писаний, занимаясь письменными трудами, проповедуя, ободряя заключенных, всех приходящих к нему, кто покаялся и изменил свою жизнь.

22 января 1555 года доктор Тейлор вместе с господином Бредфордом и господином Сундерсом, которые также раньше были приходскими священниками, снова был вызван к епископу Винчестера и епископам Норвича, Лондона, Солсбери и Дурхама, где ему и его двум товарищам было предъявлено обвинение в ереси, ведущей к расколу в церкви. От них потребовали дать вразумительный ответ - согласятся ли они подчиниться римскому папе и отречься от своих ошибок. В противном случае епископы осудят их согласно с законом.

Когда трое мужей услышали это, они отважно и смело сказали, что не отступят от истины, которую они проповедовали в дни короля Эдварда, и не собираются подчиняться римскому антихристу. Затем они поблагодарили Бога за Его великую милость, что Он нашел их достойными пострадать за Его слово и истину. Когда епископы услышали их ответ, они зачитали им смертный приговор.

Доктор Тейлор был отправлен в тюрьму Клинк, и когда тюремщик вел его в эту темницу, собралась толпа народа, чтобы посмотреть на него. Обратившись к ним, он сказал: "Да будет прославлен Бог, добрые люди, ибо я ухожу неоскверненным и докажу истину своей кровью". Он просидел в темнице Клинк до ночи, а затем был переведен в Компер, недалеко от Поултри. Там он оставался около семи дней. 4 февраля 1555 года Эдмунд Боннер, епископ Лондонский, и другие пришли в темницу, чтобы провести его через процедуру разжалования и унижения, через которую были проведены Гус и Иероним Пражский много лет тому назад.

Следующей ночью тюремщик позволил жене Тейлора, его сыну Томасу и их слуге Джону Халу поужинать с ним. Когда они вошли, то сразу же преклонили колена, и он повел их в молитве. После ужина поблагодарил Бога за Его благодать, которая дала ему силы держаться истины Его святого Слова. Затем со слезами на глазах они снова помолились и поцеловали друг друга. Своему сыну Тейлор дал латинскую книгу, в которой были записаны высказывания древних мучеников, и на последней странице он написал:

"Я обращаюсь к тебе, моя жена, и к моим детям, которых мне дал Господь. Господь забирает меня от вас и вас от меня, да будет благословенно имя Господне! Я верю, что умирающие в Господе благословенны. Бог заботится даже о малых птицах и о волосах на нашей голове. Я знаю, что Он более верный и заботливый, чем любой муж и отец. Доверяйте ему, нашему дорогому Спасителю Христу, верьте, любите, бойтесь и подчиняйтесь Ему. Молитесь Ему, ибо Он обещал помочь. Не считайте меня мертвым, ибо я буду жить и никогда не умру. Я иду пред вами, а вы последуете за мной позже в наш вечный дом.

Я обращаюсь к моим дорогим друзьям в Хедли и ко всем, кто слышал мои проповеди, чтобы вы знали, что я ухожу со спокойной совестью относительно моих доктрин, и молюсь, чтобы вы благодарили Бога вместе со мной. Ибо я, имея небольшой талант, провозглашал другим уроки из Божьей книги, благословенной Библии. И теперь если я, или ангел с неба будет возвещать вам другое евангелие, чем то, которое я проповедовал, то Бог наложит великое проклятие на такого проповедника.

Уходя в полной надежде, без всякого сомнения в вечном спасении, я благодарю Бога, моего Небесного Отца, через Иисуса Христа, моего Спасителя".

В два часа ночи шериф Лондона и его офицеры пришли в Комптер, взяли доктора Тейлора и повели его в полной темноте в Вулсак, гостиницу за пределами Олдгейта. Жена доктора Тейлора подозревала, что ее мужа ночью переведут в другое место и поэтому наблюдала за ними с балкона церкви Св. Ботолфа в Олдгейте. Она была со своими двумя дочерьми, тринадцатилетней Элизабет, сиротой, удочеренной Тейлорами в возрасте трех лет, и Марией, их родной дочерью.

Когда шериф и его компания проходили мимо церкви Св. Ботолфа, Элизабет увидела их и закричала: "О дорогой отец! Мама, мама, отца уводят!"

Миссис Тейлор закричала: "Роуланд, Роуланд, где ты?", так как было очень темно и невозможно было отличить одного человека от другого.

Доктор Тейлор ответил: "Дорогая жена, я здесь!", и остановился. Люди шерифа начали тянуть его вперед, но шериф сказал: "Остановитесь на минутку, господа, я молю вас, и позвольте ему поговорить с женой", и они остановились.

Доктор Тейлор взял Марию на руки, а затем он, его жена и Элизабет преклонили колени и помолились Господней молитвой. Наблюдая за ними с некоторого расстояния, шериф и его люди начали плакать.

Помолившись, доктор Тейлор поднялся, поцеловал свою жену и, взявши ее за руку, сказал: "Прощай, моя дорогая жена. Утешься, ибо моя совесть спокойна. Бог даст отца моим детям". Затем он поцеловал свою дочь Марию и сказал: "Да благословит тебя Бог и сделает тебя Своим служителем". Целуя Элизабет, он сказал: "Да благословит тебя Бог. Я молю, чтобы ты была сильной и утвержденной во Христе и Его Слове". Тогда жена сказала ему: "Да будет с тобой Бог, дорогой Роуланд. А я, по благодати Божией, встречу тебя в Хедли".

Итак, его повели в Вулсек, а жена следовала за ним. По прибытию его посадили в погреб, который охраняли четверо слуг и люди шерифа. Как только доктор Тейлор вошел в погреб, он упал на колени и предался молитве. Шериф увидел миссис Тейлор, но не разрешил ей снова поговорить с мужем. Однако он пригласил ее в свой дом, сказав, чтобы она чувствовала себя там, как дома, пообещав ей, что она ничего не пропустит. Также он выделил двух офицеров, которые сопровождали бы ее. Она настаивала, однако, на том, чтобы ее провели в дом матери, что офицеры и выполнили, просив мать заботиться о ней, пока они не вернутся.

Доктор Тейлор оставался в Вулсеке до одиннадцати часов утра, и в это время прибыл шериф Эссекса, который был ответственен за его дальнейшее путешествие в Хедли. Во дворе гостиницы они посадили Тейлора на лошадь и выехали из ворот. У ворот их ждал Джон Хал с Томасом, сыном доктора Тейлора. Когда Тейлор увидел их, он позвал: "Иди сюда, мой сын Томас". Джон Хал поднял ребенка и посадил его на лошадь впереди отца. Доктор Тейлор снял шляпу и сказал, обратившись к толпе народа у ворот: "Добрые люди, это мой сын". Затем он поднял глаза к небу, помолился за Томаса, потом надел свою шляпу на голову ребенка, благословил его и передал его Халу, сказавши ему: "До свидания, Джон Хал, ты самый верный слуга, который когда-либо был у кого-нибудь". И они продолжили путешествие в Брентвуд, находившийся на северо-востоке от Лондона.

В Брентвуде они надели на голову доктора Тейлора колпак. В нем были две дырки для глаз, чтобы он мог видеть, и разрез для рта, чтобы он мог дышать. Они надели на него колпак, чтобы никто не мог его узнать, а также, чтобы он не смог ни с кем говорить. Это была такая традиция по отношению ко всем приговоренным еретикам. Они боялись, что если люди услышат речь мученика или увидят его, то еще больше укрепятся в их благочестивой поддержке и верности Слову Божьему и освободятся от папского суеверия и идолопоклонства.

Во время путешествия из Лондона в Бренвуд, а затем в Челмсфорд и Лавенхем, которые находятся на северо-востоке от Лондона и недалеко от Хедли, доктор Тейлор был радостным и веселым, как будто бы он ехал на великолепнейший пир или на свадьбу. Он сказал много хорошего своим конвоирам, и очень часто они плакали, когда он убеждал их покаяться и поверить во Христа, изменить их нечестивые и злые пути и стать благочестивыми людьми. Очень часто он вызывал в них изумление и радость, когда они видели его непоколебимость в вере, отсутствие всякого страха, радость в сердце и готовность умереть.

В Челмсфорде они встретили шерифа Суффолка, который ожидал Тейлора, чтобы отвести его к себе в Суффолк. Когда они прибыли в Ловенхем, их встретила огромная толпа дворян и судей верхом на лошадях - им было приказано помочь шерифу доставить доктора Тейлора в Хедли. Все эти люди, которые постоянно сменяли друг друга во время его путешествия, убеждали доктора Тейлора отречься от своего учения и обратиться в римскую католическую религию. Они обещали ему прощение, даже должность епископа, если он примет их прощение. Но все их старания и льстивые слова были напрасны. Доктор Тейлор отказался отречься от Христа ради папы.

Когда они находились на расстоянии двух миль от Хедли, доктор Тейлор попросил разрешения сойти с лошади и, когда ему позволили, спрыгнул вниз и начал в великой радости танцевать. "Господин доктор,- спросил шериф,- что вы делаете, с вами все в порядке?" Доктор Тейлор ответил: "Да будет прославлен Бог, дорогой господин шериф, мне никогда не было так хорошо, потому что теперь я почти дома. Еще несколько шагов и я окажусь в доме моего Отца. Но, господин шериф, проедем ли мы через Хедли?"

"Да,- ответил шериф,- ты проедешь через Хедли".

Доктор Тейлор сказал: "О Господь! Я благодарю тебя, что перед тем, как я умру, еще раз увижу свое стадо, которое Ты, Господь, знаешь, я чистосердечно любил и учил истине. Господи! Благослови их и сохрани их верными в Твоем Слове и истине".

Переезжая через мост в Хедли, они встретили бедного человека с пятью детьми, поджидавшего их. Когда он увидел доктора Тейлора, он и его дети упали на колени, сложили руки, и он громким голосом сказал: "О дорогой отец и добрый пастырь, доктор Тейлор. Господь да поможет тебе и да освободит тебя, как ты много раз помогал мне и моим бедным детям".

Улицы Хедли были наполнены мужчинами и женщинами, оплакивавшими его страдания и потерю верного пастыря, они были как испуганные овцы, на которых напали голодные волки. Они просили у Бога милости для себя, и чтобы Бог дал силу и утешение человеку, который смотрел за ними и защищал их. Дотор Тейлор сказал им: "Я проповедовал вам Божье Слово и истину, а теперь я прибыл сюда, чтобы сегодня подтвердить это своей кровью". Когда они проезжали через один из районов Хедли, в котором жили бедняки и в котором Тейлор так много служил, он раздал беднякам оставшиеся у него деньги, пожертвованные ему заботливыми друзьями, когда он был в темнице. Так добрый отец и кормилец бедных расставался с теми, о ком он всю свою жизнь заботился.

Когда они прибыли в Олдхем Коммон, место, где должны были сжигать доктора Тейлора, он увидел огромную толпу народа, собравшегося на том месте, и спросил: "Что это за место и почему так много людей собралось здесь?" Один из его конвоиров ответил: "Это Олдхем Коммон, место, где ты должен пострадать, а люди пришли, чтобы увидеть тебя". Доктор Тейлор сказал: "Благодарение Богу, я действительно дома". Он слез с лошади и руками разорвал колпак на своей голове.

Кожа на его голове была расцарапана, а волосы сострижены и выбриты в форме буквы "V", как если бы он был глупцом. Это сделал с ним епископ Боннер, который провел его через процедуру унижения и разжалования в темнице. Но когда люди увидели уважаемое лицо старца с длинной белой бородой, они громко зарыдали и воскликнули: "Да спасет тебя Господь, доктор Тейлор! Да укрепит тебя и да поможет тебе Иисус Христос! Да утешит тебя Дух Святой!" Он хотел обратиться к народу, но как только собрался открыть рот, чтобы заговорить, один из иоменов охраны засунул ему в рот жезл, чтобы не дать говорить.

Доктор Тейлор сел и когда увидел одного из людей шерифа по имени Сойси, подозвал его и сказал: "Сойси, подойди сюда, сними мои туфли и возьми их себе. Ты так долго хотел их и теперь забери их себе". Затем снял свою одежду до нижней рубашки и раздал ее. После этого сказал громким голосом: "Добрые люди, я вас не учил ничему другому, кроме Божьего Святого Слова и тех уроков, которые почерпнул из благословенной Божьей книги, святой Библии. Я прибыл сюда, чтобы подтвердить это своей кровью".

Так как доктор Тейлор заговорил без разрешения, Хоумс, иомен охраны, который на протяжении всего путешествия жестоко относился к нему, сильно ударил его по голове, почти сбивши с ног. Доктор Тейлор преклонил колена и помолился, и одна бедная женщина вышла из толпы и начала молиться вместе с ним. Охранники пытались оттолкнуть ее и хотели затоптать своими лошадьми, но не могли сдвинуть с места, и она продолжала стоять и молиться вместе с ним.

Когда они помолились, доктор Тейлор подошел к столбу, поцеловал его и взобрался на бочку со смолой, которую они там поместили, чтобы он стоял на ней. Он стоял спиной к столбу, сложивши руки, подняв глаза к небу, и беспрерывно молился.

Затем они приковали его цепью к столбу, и шериф приказал Ричарду Донинхаму, мяснику из Олдхама, уложить хворост, но тот отказался, сказавши: "Я хромой, сэр, и не смогу поднять хворост". Шериф пригрозил, что отправит его в темницу, но тот все равно отказался. Тогда шериф назначил Милейна Сойса, которому доктор Тейлор отдал свои туфли, Ворвика и Роберта Кинга уложить хворост и разжечь костер, что они прилежно исполнили. Когда они укладывали хворост, Ворвик бросил одно полено в доктора Тейлора, которое попало ему в лицо и рассекло его, так что хлынула кровь. Доктор Тейлор сказал ему: "Друг, я и так страдаю, зачем же еще делать это?"

Сэр Джон Шелтон стоял рядом с доктором Тейлором и слышал, как тот читал 50 Псалом "Помилуй меня, Боже" на английском языке, и ударил его по губам. "Ты, мошенник,- сказал он,- говори на латыни. Я заставлю тебя!"

В конце концов они разожгли костер, и доктор Тейлор, сложив руки, призывал Бога, говоря: "Милостивый Отец Небесный, ради Христа Иисуса, моего Спасителя, прими мою душу в Свои руки". После этого он стоял в огне молча и неподвижно, сложивши перед собой руки, пока Сойс не ударил его алебардой по голове, расколовши ему голову, так что вылезли мозги, и он рухнул в пламя.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных