Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Судебно-психиатрическая экспертиза, ее виды.




Судебно-психиатрическая экспертиза, как каждая экспертиза в гражданском праве, осуществляется в соответствии с положениями гражданского процессуального кодекса. Она является частным случаем судебно-экспертной деятельности, которую проект "Закона Российской Федерации о судебной экспертизе" определяет как "систему действий, осуществляемых в процессе судопроизводства ... в целях установления обстоятельств по конкретному делу" (ст. 1 Проекта), а судебную экспертизу — как "процессуальное действие, направленное на установление обстоятельств дела и состоящее в проведении исследования на основе специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле и даче заключения сведущим лицом по поручению органов предварительного следствия или суда" (ст. 2 Проекта).

Поэтому судебно-психиатрическая экспертиза подразумевает исследование сведущим в области психиатрии лицом — психиатром-экспертом — истцов и ответчиков — в гражданском процессе с целью определения их психического состояния в период, интересующий орган расследования или суд, в какой-либо юридической ситуации в момент правонарушения, сделки и проч.

Общими с другими видами экспертиз являются принципы назначения и проведения экспертизы. Однако закон специально предусматривает обязательное проведение судебно-психиатрической экспертизы в случаях, когда возникают сомнения по поводу вменяемости или способности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими в случаях сомнения в способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания потерпевших и свидетелей.

Основываясь на положениях УПК, разработана и действует на территории Российской Федерации Инструкция Министерства здравоохранения СССР о проведении судебно-психиатрической экспертизы от 1970 г. Очевидно, что многие положения этой Инструкции устарели, и в настоящее время разрабатывается новая, учитывающая реалии современного периода жизни страны и изменения в законодательстве, в частности, Закон Российской Федерации о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании от 1992 г., новый гражданский Кодекс России.

Права и обязанности эксперта определяются процессуальным законом. При этом следует учитывать, что любой судебный эксперт, в том числе и психиатр-эксперт, участвует в исследовании обстоятельств дела только в рамках своей компетенции. При этом, поскольку психиатрическая экспертиза касается, прежде всего, оценки личности и поведения обвиняемых, подозреваемых, потерпевших и т.д., психиатр-эксперт должен хорошо изучить материалы уголовного или гражданского дела. Такое право, а также возможность ходатайствовать о предоставлении дополнительных сведений, необходимых для обоснования экспертного заключения, предоставлено эксперту (ст. 82 У ПК).

Психиатр-эксперт обязан провести полное всестороннее обследование пациента, направленного на экспертизу. Причем должны быть использованы современные методы исследования, разрешенные к применению. Проводимое обследование не должно вызывать болевых ощущений. Пациента следует предупредить о возможных последствиях и осложнениях при различных видах обследования. Результатом этой работы является оформление объективного и обоснованного экспертного заключения, которое обязан дать психиатр-эксперт.

Психиатр-эксперт обязан также отказаться от производства экспертизы в случаях нарушения процессуального порядка назначения экспертизы, которые затрудняют или делают невозможным ее проведение; при постановке следователем или судом перед экспертом вопросов, выходящих за пределы от специальных познаний; а также при недостаточности материалов дела для заключения при отказе их дополнить или невозможности это сделать. В таких случаях эксперт обязан в письменной форме мотивированно сообщить органу, назначившему экспертизу, о невозможности дать экспертное заключение (ст. 82 УПК). В судебно-психиатрической практике подобные ситуации чаще всего возникают вследствие неполноты материалов дела и плохой его подготовки к назначению экспертизы.

Эксперт обязан, при наличии предусмотренных законом оснований об отводе себя в качестве эксперта, сообщить об этом органу или лицу, назначившему экспертизу. При этом решение об отводе эксперта принимается лицом, проводившим дознание, следователем или прокурором, а в суде — судом, рассматривающим дело. Оснований для отвода эксперта много: если он был по данному делу потерпевшим, свидетелем или гражданским истцом, а также родственником обвиняемого или потерпевшего и т.д.; если он прямо или косвенно заинтересован в исходе дела; если он находится в служебной или иной зависимости от обвиняемого, потерпевшего и т.д.; наконец, в случае его профессиональной некомпетентности. В законе подчеркнуто, что предыдущее участие его в качестве эксперта по данному делу не является основанием для отвода.

Эксперт обязан явиться по вызову лица, проводящего следствие, и суда. Он не имеет права разглашать сведения, которые ему стали известны в связи с проведением экспертизы, отказываться от ее проведения без достаточных оснований, а также давать заведомо ложное заключение. Нарушение этих обязанностей влечет уголовную ответственность (ст. 307, 310 УК РФ). В новом уголовном кодексе предусмотрено также наказание лицам, которые принуждают экспертов к даче ложного заключения или подкупают их (ст. 309 УК), равно как и уголовному наказанию подлежат следователи и лица, проводящие дознание, в случаях принуждения ими экспертов к даче заключения (ст. 302 УК).

Кроме отмеченных выше прав, эксперт может присутствовать с разрешения лиц или органа, назначившего экспертизу, при проведении следственных и судебных действий, если это необходимо для получения данных, относящихся к предмету экспертизы, участвовать в исследовании материалов дела в стадии судебного разбирательства; ходатайствовать о проведении комплексной экспертизы при необходимости исследования предмета экспертизы специалистами различных отраслей науки. В судебно-психиатрической практике последнее встречается достаточно часто, когда возникает необходимость в обследовании пациента совместно психиатром и психологом или психиатром и сексопатологом.

В судебно-психиатрической практике принято давать комиссионное заключение. Экспертная комиссия, как правило, состоит из трех человек (на основании указанной выше Инструкции, хотя в ней отмечена возможность и меньшего состава комиссии): председателя, члена комиссии и врача-докладчика. Причем отмечено, что в подобных случаях участники экспертизы перед вынесением заключения совещаются между собой. Если они приходят к общему заключению, то последнее подписывается всеми экспертами. В случае несогласия между ними каждый эксперт дает отдельное заключение.

В тех случаях, когда при производстве экспертизы эксперт устанавливает обстоятельства, имеющие значение для дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении.

В постановлении следователя или определении суда необходимо правильно сформулировать экспертное задание. Эта цель достигается с помощью вопросов, которые подлежат экспертному разрешению. Вопросы следует задавать четко, не допуская их неоднозначного толкования. Они также должны соответствовать закону и не выходить за пределы компетенции судебно-психиатрической экспертизы.

В связи с тем, что предметом судебно-психиатрической экспертизы является установление наличия или отсутствия психического расстройства у лица, направленного на экспертизу, то первый вопрос, ответ на который по существу определяет все остальные вопросы, должен касаться именно выяснения психического здоровья-нездоровья этого лица.

Формулировка этого вопроса наиболее удачна в таком виде: страдало ли данное лицо в прошлом и страдает ли оно в настоящее время каким-либо психическим расстройством; если страдает, то каким именно?

Ответ на этот вопрос предполагает указание на психиатрический диагноз. Значение диагноза определяется тем, что не существует абстрактных психических расстройств, каждое из них имеет нозологическую или синдромальную характеристику. Кроме того, тот или иной диагноз как медицинский критерий выясняемой правовой нормы (например, невменяемости) имеет значение для последующего решения о вменяемости или других проблем, поставленных перед экспертами. Очевидно, что установление отсутствия психического расстройства — психического здоровья подэкспертного — делает все остальные вопросы, которые могли бы быть поставлены перед судебными психиатрами, бессмысленными.

Остальные вопросы непосредственно зависят от процессуального положения лица, которому назначается судебно-психиатрическая экспертиза.

Главные вопросы, которые ставятся в гражданском процессе, сводятся к выяснению дее– недееспособности и нуждаемости лица в учреждении над ним опеки, а также к решению вопроса о психическом состоянии лица в момент совершения им той или иной сделки. Однако по каждому конкретному делу могут быть заданы и иные вопросы.

Надо подчеркнуть, что предложенное описание вопросов, которые ставятся перед психиатрами-экспертами, является достаточно схематичным, однако оно касается основных, базовых вопросов. Могут быть поставлены различные уточняющие вопросы, может требоваться расширение и пояснения ответов. В последние годы широко распространены комплексные судебно-психиатрические экспертизы, в которых принимают равное участие представители различных медицинских дисциплин, психологи и другие специалисты. Очевидно, что такие экспертизы призваны решать более сложные и разнообразные вопросы.

Заключение экспертов оформляется актом судебно-психиатрической экспертизы. Принципы составления акта и его форма изложены в специальных методических указаниях и Инструкции о производстве судебно-психиатрической экспертизы.

Акт экспертизы состоит из введения, анамнестической части (сведения о жизни подэкспертного, данных о прошлых заболеваниях, их течении), соматическом и неврологическом состоянии, описания психического состояния и заключительной части (обосновании диагноза и экспертного решения).

 

Оценка акта экспертизы, экспертного решения принадлежит органу, назначившему экспертизу. Дополнительная и повторная экспертиза проводятся в соответствии с Инструкцией о производстве судебно-психиатрической экспертизы.

В особо сложных случаях повторные экспертизы поручаются Государственному Научному Центру социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского.

При проведении судебно-психиатрической экспертизы в гражданском процессе психиатры-эксперты встречаются со следующими категориями гражданских дел.

Наиболее часто судебно-психиатрическая экспертиза назначается для определения психического состояния лица, когда решается вопрос о признании его недееспособным вследствие психического расстройства с целью учреждения над ним опеки (ст. 260 ГПК РФ). При этом эксперты должны решить вопрос о наличии психического расстройства и о влиянии его на способность подэкспертного понимать значение своих действий или руководить ими. Не все психические расстройства обусловливают недееспособность, а только такие расстройства, которые достаточно выражены, значительно снижают критическое отношение к окружающему и собственной личности, искажают оценки реальных событий и своего состояния, нарушают поведение, препятствуют поддержанию адекватного контакта с действительностью и лишают больных возможности принимать осознанные решения.

Следующей категорией дел, по которым назначается судебно-психиатрическая экспертиза, являются дела о признании имущественной сделки недействительной. Иски о признании недействительной той или иной сделки подаются в суды при оспариваний договоров купли или продажи, обмена жилой площади, актов дарения.

Гражданское право признает недействительной сделку, совершенную гражданином, признанным недееспособным. Согласно ст. 171 ГК РФ, ничтожна сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным, вследствие психического расстройства. Каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах. Эксперты должны также оценивать психическое состояние и глубину психических расстройств у лиц, которые, хотя и были дееспособными, но в период совершения сделки не могли понимать значение своих действий или руководить ими. Как видно из ст. 177 ГК РФ, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. При этом, поскольку период совершения сделки ограничен точными временными границами, то и при производстве этого рода судебно-психиатрических экспертиз необходимо как можно более точно установить время начала возникновения психического расстройства, решить вопрос о том, насколько была выражена болезненная симптоматика. Основная экспертная задача — лишали ли человека эти психические расстройства способности в то время понимать значение своих действий или руководить ими. В практике судебно-психиатрической экспертизы бывают такие случаи, когда психические расстройства возникали уже после совершения тех или иных сделок, в таких случаях гражданские акты считаются действительными.

Дела о признании брака недействительным. Согласно ст. 14СК РФ, не допускается заключение брака с лицом, признанным судом недееспособным.

Поскольку закон предусматривает в числе оснований признания брака недействительным отсутствие взаимного согласия лиц, которые вступают в брак, то брак может быть признан недействительным и в тех случаях, когда согласие на его заключение было дано лицом, которое в момент регистрации брака вследствие психического расстройства не могло понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 28 ч. 1 СК РФ). В указанных случаях суд для рассмотрения дела по существу, с целью определения психического состояния лица, назначает судебно-психиатрическую экспертизу. Проводя судебно-психиатрическую экспертизу, необходимо установить, страдал ли человек в момент вступления в брак психическим расстройством, было ли это психическое расстройство столь выраженным, что оно лишало этого человека возможности понимать значение своих действий или руководить ими.

Дела о расторжении брака. Само по себе наличие у одного или обоих супругов психического расстройства не является основанием для расторжения брака. Однако при выяснении вопроса о наличии или отсутствии оснований к расторжению брака суд учитывает, в числе прочих, также особенности психического расстройства у одного или обоих супругов, если эти особенности могут препятствовать их дальнейшей совместной жизни.

Если один из супругов, страдающий психическим расстройством, признан судом недееспособным, то расторжение с ним брака производится по заявлению другого супруга в органах ЗАГСа (ст. 19 СК РФ). В тех случаях, когда имеются разногласия по поводу имущества или детей, споры рассматриваются в суде. Таким образом, при расторжении брака лицо с психическим расстройством может быть направлено на судебно-психиатрическую экспертизу для решения вопроса о способности понимать значение своих действий или руководить ими.

Судебно-психиатрическая экспертиза может быть назначена при рассмотрении судами споров об ограничении родительских прав или об отобрании ребенка. Согласно ст. 73 СК, ограничение родительских прав допускается, если оставление ребенка с родителями опасно для него по обстоятельствам, от родителей не зависящим. Этим обстоятельством может являться психическое расстройство одного или обоих родителей. В случаях, если существует непосредственная угроза жизни или здоровью ребенка, закон допускает и его отобрание (ст. 77 СК).

Психическое состояние подэкспертного и его способность или неспособность вследствие психического расстройства понимать значение своих действий или руководить ими устанавливаются психиатрами-экспертами по делам о нарушении обязательств — на момент неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств. Признание ответчика неспособным понимать значение своих действий или руководить ими означает отсутствие вины как условия ответственности за нарушение обязательств.

Судебно-психиатрические экспертизы могут проводиться по делам, возбуждаемым в рамках гражданского судопроизводства по жалобам граждан на действия специалистов, принимающих участие в оказании психиатрической помощи. Как правило, это дела по поводу применения тех или иных видов психиатрической помощи без согласия граждан, а также по поводу установления ограничений на выполнение отдельных видов деятельности.

В соответствие со ст. 47 Закона РФ о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании, обжалованию подлежат действия специалистов, участвующих в оказании психиатрической помощи, ущемляющие права или законные интересы граждан. По смыслу этой статьи, предметом рассмотрения суда не может являться сам по себе диагноз психического заболевания. Закон не рассматривает диагноз как фактор, способный ущемить права или законные интересы гражданина. Диагноз заболевания — это медицинская категория, не имеющая самостоятельного правового значения. Только в тех случаях, когда на основании установленного врачами диагноза предпринимаются действия, ограничивающие свободу личности, ущемляющие ее права и законные интересы, суд, рассматривая иск по поводу этих действий, будет вынужден затронуть и вопрос диагноза, но только как одну из предпосылок к их совершению.

При рассмотрении таких вопросов суд, не обладающий специальными познаниями в области психиатрии, может прибегнуть к судебно-психиатрической экспертизе. Вероятны при этом вопросы об обоснованности проведенного психиатрического освидетельствования, об обоснованности госпитализации в психиатрическую больницу без согласия лица или его законного представителя, об обоснованности недобровольного содержания в психиатрической больнице, об обоснованности проведения лечения без согласия пациента, об обоснованности установления диспансерного наблюдения, об обоснованности ограничений в выполнении отдельных видов профессиональной деятельности или деятельности, связанной с источником повышенной опасности.

В зависимости от характера гражданского дела, рассматриваемого судом, перед экспертами формулируются и соответствующие вопросы.

Если суд рассматривает вопрос об обоснованности проведенного психиатрического освидетельствования (ст. 23 Закона о психиатрической помощи), то перед психиатрами-экспертами правомерно могут быть поставлены вопросы о том, страдает ли обследуемый психическим расстройством, нуждался ли он в психиатрическом освидетельствовании. При этом следует учесть, что психиатрическое освидетельствование лица может быть проведено без его согласия или без согласия его законного представителя в тех случаях, когда имеются данные о совершении обследуемым действий, дающих основания предполагать наличие у него тяжелого психического расстройства. В свою очередь, психическое расстройство должно обусловливать:

1) непосредственную опасность для себя или окружающих,

2) беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности, 3) существенный вред здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи.

Рассматривая заявление об обоснованности госпитализации в психиатрическую больницу без согласия больного или его законного представителя, суд вправе поставить перед экспертом вопрос о том, страдал ли больной тяжелым психическим расстройством, которое обусловливало перед госпитализацией его непосредственную опасность для себя или окружающих, или его беспомощность, или существенный вред его здоровью.

В случаях, когда больные оспаривают в суде установление над ними наблюдения в психоневрологических диспансерах, эксперты должны, прежде всего, ответить на вопрос о том, страдает ли лицо каким-либо психическим расстройством и страдало ли им на момент принятия врачебной комиссией решения об установлении диспансерного наблюдения. Самого факта наличия психического расстройства недостаточно. Необходимо еще установить качество этого расстройство, т.е. оценить его с точки зрения присутствия таких критериев, как "хроническое или затяжное с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями". Важно установить, нуждалось ли лицо в период принятия оспариваемого решения в установлении диспансерного наблюдения.

Суды вправе поставить экспертные задачи и при рассмотрении дела, связанного с ограничением выполнять тот или иной вид деятельности. В этих случаях необходимо установить факт наличия (отсутствия) психического расстройства, оценить его характер и выраженность, а также установить соответствие (несоответствие) психического расстройства утвержденному Правительством РФ перечню медицинских психиатрических противопоказаний к данному виду деятельности. Необходимо решить, препятствует ли данное расстройство, и если да, то каким образом, успешному или безопасному выполнению данного вида деятельности.

Судебно-психиатрическая практика настоящего времени свидетельствует о росте посмертных судебно-психиатрических экспертиз по гражданским делам.

Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза по гражданским делам назначается судом в тех случаях, когда лица, совершившие тот или иной оспариваемый гражданский акт, являются умершими. Обычно это споры о наследстве, когда возникает сомнение в психической полноценности завещателя; о договорах дарения или заключении браков, в результате которых возникают имущественные споры между наследниками покойного. Процедура назначения такой экспертизы проводится в соответствии с положениями гражданского и гражданско-процессуального кодексов. Причем в ГК РФ отсутствует понятие завещательной дееспособности, поэтому оценка психического состояния завещателя проводится применительно к положениям ст. 177 ГК РФ как односторонняя сделка.

Посмертная экспертиза для решения вопроса о возможности лица понимать значение своих действий или руководить ими — вид экспертизы, при котором проводится анализ прошлых событий жизни и определяется психическое состояние лица к моменту оспариваемого гражданского акта. Подходы к диагностике при очной и при посмертной экспертизе идентичны. Они слагаются из сбора информации о больном, анализе этой информации и синтезе полученных сведений с определением ведущего синдрома, нозологической сущности заболевания и степени выраженности психопатологического процесса. Уже на этой основе решается вопрос о возможности лица при жизни (на момент составления завещательного распоряжения, договора дарения, совершения сделки или вступления в брак) правильно понимать значение своих действий или руководить ими [6, с.153].




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных