Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Коллизии в конституционном праве Беларуси: виды, способы преодоления и устранения




Широкому и системному пониманию юридических коллизий способствует правильное понимание такой категории, как «правовая система», которая позволяет структурировать правовую сферу жизни государства и общества и обнаружить системные зависимости между её явлениями.

По мнению большинства современных учёных правовая система включает четыре группы элементов: а) правопонимание- правовые взгляды, правосознание, правовая культура, политика и идеология, правовые доктрины, теории и концепции; б) собственно нормативное основание - нормы и их источники; в) юрисдикционные учреждения и лица, реализующие право на практике; г) сама юрисдикционная деятельность (правотворчество, правоприменение, толкование права и правоохранительная деятельность) и складывающиеся правоотношения (подробнее- см.работу «Право как системное явление: поиск новых подходов»[192]).

Подобная характеристика структуры правовой системы позволяет составить наиболее полное представление о видах и возможных модификациях юридических коллизий, которые, как можно убедиться, не только многочисленны, но и крайне разнообразны по своему содержанию, характеру, остроте, иерархии, социальной направленности, отраслевой принадлежности, политизированности, формам выражения и способам разрешения.

В сфере конституционного права юридические коллизии, с учётом сказанного, можно подразделить на семь групп:

1. коллизии как контрастные различия правовых взглядов и позиций, чтопроявляется в области правопонимания;

2. коллизии между нормативными правовыми актами или отдельными правовыми нормами;

3. коллизии между национальным и международным правом;

4. коллизии в юридической деятельности: разнобой в практике реализации одних и тех же предписаний, разночтения при официальном толковании правовых текстов, несогласованность управленческих действий и др. (см. также В.И. Павлова[155]);

5. коллизии полномочий и статусов государственных органов, должностных лиц;

6. коллизии целей имеют место тогда, когда в нормативных правовых актах разных уровней или разных органов закладываются противоречащие друг другу, а иногда взаимоисключающие целевые установки;

7. отдельно выделим коллизии в правотворчестве, что выражается в издании взаимоисключающих актов, бессистемности и дублировании норм.

Несмотря на всё представленное многообразие видов юридических коллизий, ограничимся их рассмотрением лишь в нормативной плоскости, к чему нацеливает позиция законодателя, сформулированная в ст.1 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь». Нами не отрицается значимость анализа всего спектра коллизионных проявлений, однако это уже имеет, с нашей точки зрения, непосредственное отношение к отдельному направлению правовой науки - юридической конфликтологии, где нужны особые политические и социологические знания.

Нами не случайно проводится разграничение двух понятий: «преодоление коллизий» и «устранение коллизий». В обоих случаях речь идёт о «разрешении юридических коллизий», но при преодолении юридическая коллизия как таковая остаётся, а субъект лишь применяет определённое правило, позволившее ему одномоментно «разобраться» в неоднозначной ситуации. Устранение же коллизии означает, что уполномоченный субъект нормотворческой деятельности эту коллизию ликвидировал предусмотренным законом способом.

Среди способов преодоления юридических коллизий в конституционном праве выделим те из них, которые носят основнойхарактер, ведь всех частных, текущих коллизий предусмотреть невозможно - их бесчисленное множество. Нами будет указываться вид коллизии и соответствующее по этому поводу правило её разрешения.

1. Коллизии между Конституцией и всеми иными актами, в том числе законодательными.Разрешаются в пользу Конституции, о чём говорит ст. 137 Основного Закона.

2. Коллизии между законодательными актами(законами, декретами, указами) решаются по правилу Ч.З ст. 137 Конституции Республики Беларусь: «В случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом». Иначе говоря, все иные действующие декреты и указы Президента имеют приоритет перед законами Парламента, в том числе- и перед кодексами. Дело в том, что в конституционной практике Беларуси не было случаев делегирования Парламентом Президенту каких-либо своих законодательных полномочий. Все без исключения декреты, изданные Президентом, носят временный характер. Как отмечает С.А. Калинин [88, с.60], «во время конституционной реформы (т.е. в 1996г. – А.П.) принцип верховенства закона был заменен принципом верховенства права, то есть основной принцип позитивизма о примате формы права заменили принципом примата содержания, определяемого народом как источником власти в Республике Беларусь».

3. Коллизии между законодательными актами и иными актами законодательства.Решаются в пользу законов, декретов, указов, как то предусмотрено Ч.4 ст. 10 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь».

4.Коллизии между постановлениями Совета Министров и нормативными правовыми актами республиканских органов государственного управления и Национального банка Республики Беларусь.Согласно Ч.5 ст. 10 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» постановления имеют большую юридическую силу. Напомним, что под юридической силой нормативного правового акта понимается характеристика нормативного правового акта, определяющая обязательность его применения к соответствующим общественным отношениям, а также его соподчиненность по отношению к иным нормативным правовым актам.

5. Коллизии между кодексами и другими законами.В Ч.6 ст. 10 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь» определяется приоритет кодифицированных законов над всеми другими законами. Например, Избирательный кодекс Республики Беларусь имеет большую юридическую силу чем Закон «О Президенте Республики Беларусь» в части, касающейся выборов Главы государства. Следует обратить внимание, что данная статья ничего не говорит о верховенстве кодексов в отношении актов Главы государства. Ещё раз напомним, что декреты и указы Президента могут содержать нормы, противоречащие нормам кодексов. В данном случае мы не обсуждаем целесообразность и оправданность такого подхода, просто констатируем юридические реалии.

6. Коллизии между нормативными правовыми актами вышестоящих государственных органов (должностных лиц) и нормативными правовыми актами нижестоящих государственных органов (должностных лиц).Применяется акт, обладающей более высокой юридической силой, то есть за основу разрешения коллизии берётся принцип иерархии нормативных правовых актов (о котором в Республике Беларусь можно говорить с определённой долей условности). В этой связи следует обратить внимание на исследования Д.А. Лагуна [110] , Е.В. Семашко [248], А.А. Соколовой [2571]. Правило разрешения коллизии содержится в Ч.9 ст. 10 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь».

7. Коллизии между нормативными правовыми актами, принятыми одним государственным органом (должностным лицом) по одному и тому же вопросу, но в разное время. Разрешаются по принципу, предложенному ещё римскими юристами: позже принятый закон отменяет предыдущий во всём том, в чём он с ним расходится. Этим принципом руководствуются как законодатель, так и правоприменители, учитывая определённые исключения, предусмотренные законом. Указанное правило зафиксировано в Ч.10 ст.10 и Ч.2 ст.71 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь».

8. Коллизии между нормативными правовыми актами, содержащими общие и специальные нормы.Если расходятся общий и специальный акты одного уровня (коллизии по горизонтали), то применяется последний; если разного уровня (коллизии по вертикали), то - общий. Такое правило не зафиксировано напрямую в белорусском законодательстве, но давно утвердилось в теории и последовательно проводится в судебной и прокурорской практике. Оно было сформулировано ещё древнеримскими юристами и признано всеми континентальными правовыми системами, развивающимися на базе римского права.

9. Коллизии между нормативными правовыми актами, изданными двумя разными органами одного уровня. Согласно Ч.10 ст.10 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», новый нормативный правовой акт имеет большую юридическую силу по отношению к ранее принятому (изданному) по тому же вопросу нормативному правовому акту того же государственного органа (должностного лица).

10. Коллизии между национальным и международным правом. Внастоящее время в Республике Беларусь нет единого подхода к решению данной проблемы, мнения учёных и практиков разнятся. Причина этого- несовершенство законодательства, регулирующего порядок применения норм международного права.

Основополагающей является норма Ч.1 ст. 8 Конституции Республики Беларусь, согласно которой «Республика Беларусь признаёт приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства». Тем самым конституционно закрепляется приоритет только общепризнанных принципов международного права, но вопрос о соотношении законодательства Республики Беларусь и норм международных договоров остаётся нерешённым.

Понимая важность и необходимость урегулирования данного вопроса, законодателем была сделана попытка его регламентации на уровне закона. Так, в 1998 году была принята новая редакция Закона Республики Беларусь «О порядке заключения, исполнения и денонсации международных договоров» от 23 октября 1991 года, которая в 1999 году была дополнена рядом положений. Основные положения данного Закона, затрагивающие сферу исполнения международных договоров на территории Республики Беларусь, заключаются в следующем.

Частью первой статьи 1 Закона установлено, что «Республика Беларусь заключает и исполняет международные договоры в соответствии с Конституцией и иным законодательством Республики Беларусь, а также общепризнанными принципами и нормами международного права, в том числе Венской конвенцией о праве международных договоров от 23 мая 1969 года».

Часть первая статьи 15 Закона определяет, что «международные договоры Республики Беларусь подлежат добросовестному исполнению Республикой Беларусь в соответствии с нормами международного права».

Согласно части второй статьи 15 Закона «общепризнанные принципы международного права и нормы международных договоров Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь права».

Однако наиболее спорной нормой, вызывающей неоднозначное толкование и понимание, а также различную оценку со стороны ученых и практиков, является норма части третьей статьи 15 Закона, которая была принята в 1999 году и сформулирована следующим образом: «Нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, вступивших в силу, являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется издание внутригосударственного акта, и имеют силу того правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее данного международного договора».

Аналогичное положение содержится в статье 20 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь».

С учетом буквального толкования данной нормы можно говорить об установлении следующей иерархии международных договоров в правовой системе Республики Беларусь: ратифицированным самоисполнимым договорам придается сила закона, межгосударственным, утвержденным Указом Президента Республики Беларусь, - сила Указа Президента, межправительственным, утвержденным постановлением Правительства, - сила постановления Совета Министров, межведомственным - сила ведомственного нормативного акта.

На первый взгляд, справедливость данного положения кажется обоснованной, поскольку данная норма направлена на придание международным договорам характера прямого действия в тех случаях, когда нет необходимости в дополнительном правовом регулировании на внутригосударственном уровне. С одной стороны, можно говорить о прогрессивности закрепления такого подхода, поскольку предоставляется возможность прямого использования норм международных договоров правоприменителями. Кроме того, данная формулировка направлена на разрешение коллизий, возникающих между нормами международных договоров и нормами национальных нормативных правовых актов.

С точки зрения целостности национальной правовой системы это положение является шагом вперед по сравнению с существовавшей ранее редакцией Закона Республики Беларусь "О международных договорах". Поскольку практика заключения международных договоров показывает, что у нас имеются случаи заключения Правительством Республики Беларусь международных договоров, противоречащих нормам законов Республики Беларусь и при этом не ратифицированных. Таким образом, путем заключения международных договоров правительство имеет возможность изменять законы, исключительное право принятия которых принадлежит законодательной ветви власти.

С другой стороны, формулировка части третьей статьи 15 Закона Республики Беларусь «О международных договорах» имеет существенные недостатки и порождает некоторые вопросы, ответа на которые законодатель не дал.

Во-первых, согласно принципу lex posterior derogat priori («последующий закон отменяет предыдущий») при коллизиях закона и международного договора приоритет будет отдаваться последнему по времени акту, а не международному договору. В этом случае принятие закона, противоречащего договору или изменяющего действие последнего, повлечет правомерное с точки зрения национального права неисполнение международного договора, что явно противоречит принципу pacta sunt servanda.

Во-вторых, из формулировки части третьей статьи 15 Закона «О международных договорах» следует, что межправительственные договоры Республики Беларусь, не подлежащие ратификации, не будут иметь приоритета над законами, декретами и указами Президента Республики Беларусь. В случае коллизии приоритет будет отдаваться последним. Тем самым опять-таки нарушается принцип pacta sunt servanda, что на практике является недопустимым и противоречащим международным обязательствам Республики Беларусь.

Республика Беларусь - участник Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 года, статья 27 которой четко закрепляет правило, согласно которому государство не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им международного договора. Поэтому в случае несоответствия межправительственного международного договора положениям законодательных актов, республика обязана исполнить свои обязательства, принятые по такому договору, несмотря на то, что с точки зрения внутреннего права приоритет отдается законодательным актам.

Выход из данной ситуации может быть только один. Если в силу каких-либо государственных или общественных интересов необходимо изменить установленные договором правила, то для этого существует общий порядок изменения или расторжения международного договора. В соответствии с предписаниями статьи 22 Закона Республики Беларусь «О международных договорах» «прекращение, в том числе денонсация, или приостановление действия международного договора Республики Беларусь осуществляется в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права».

В-третьих, согласно части первой статьи 3 Закона Республики Беларусь «О международных договорах» в качестве способа выражения согласия на обязательность международного договора в Республике Беларусь могут применяться такие способы, как «подписание, обмен документами, письмами или нотами, образующими договор».

С учетом положений части третьей статьи 15 данного Закона не представляется возможным определить юридическую силу международного договора, вступившего в силу с момента подписания, поскольку национального нормативного правового акта о выражении согласия на его обязательность нет.

При заключении договора путем обмена нотами или письмами, образующими договор, также остается открытым вопрос о силе договора и о его месте в правовой системе Республики Беларусь, поскольку норма статьи 15 данного Закона оставляет пробел в правовом регулировании юридической силы таких договоров. Нота Министерства иностранных дел является актом государства, и ее место в иерархии нормативных правовых актов нигде не закреплено.

С учетом этого придание международному договору статуса акта, которым выражается согласие на его обязательность, не достигает цели реализации принципа pacta sunt servanda.

На сегодняшний день можно утверждать, что в законодательстве Республики Беларусь признается приоритет ратифицированных международных договоров. Данное мнение основывается на положениях статьи 116 Конституции Республики Беларусь, в соответствии с которой Конституционный Суд дает заключения о соответствии актов государственных органов и межгосударственных образований, в которые входит Республика Беларусь, международных договорных и иных обязательств Республики Беларусь международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь. Аналогичная норма закреплена в статье 5 Закона Республики Беларусь «О Конституционном Суде Республики Беларусь».

Принцип формулирования частичной отсылки в отдельных законах Республики Беларусь:

Что касается соотношения других международных договоров Республики Беларусь и национальных нормативных правовых актов, то сегодня нельзя дать однозначный ответ на этот вопрос, поскольку ни в Конституции, ни в Законе Республики Беларусь «О международных договорах» не содержится общей нормы о приоритете норм международных договоров. С учетом этого в законодательстве Республики Беларусь используется принцип формулирования частичной отсылки в отдельных законах.

Такое количество частичных отсылок и широта охвата общественных отношений, по которым производится отсылка, позволяют утверждать, что законодатель стремится к признанию примата международного права в большинстве сфер общественной жизни.

После принятия новой редакции части третьей статьи 15 Закона Республики Беларусь «О международных договорах» содержание нормы о соотношении международных договоров Республики Беларусь и национального законодательства в отдельных законах стало различным. Анализ законов Республики Беларусь, содержащих такую норму, позволяет говорить о существовании бессистемного подхода к решению этого вопроса. Это в свою очередь создает огромные трудности в реализации норм международных договоров и порождает разновариантное регулирование вопроса о соотношении норм международных договоров и норм национальных нормативных правовых актов.

Во-первых, как было сказано выше, применяется норма, устанавливающая приоритет норм международных договоров над нормами национального законодательства.

Во-вторых, ряд законов и кодексов Республики Беларусь содержат норму, полностью дублирующую норму части третьей статьи 15 Закона «Омеждународных договорах». Данная норма стала включаться в законы Республики Беларусь вместо нормы о приоритете международных договоров, тем самым, в силу сказанных выше причин, не решая вопрос о разрешении коллизий между положениями национального законодательства и положениями международных договоров.

Некоторые юристы и практики обосновывают включение этой нормы в редакции части третьей статьи 15 Закона «О международных договорах» тем, что законодателем уже урегулирован общий порядок действия международных договоров и закреплена юридическая сила норм международного права, и переопределять его нецелесообразно.

Однако включение такой отсылки во вновь принимаемый закон фактически означает отмену всех ранее действовавших международных договоров, если они регулировали сходные правоотношения. Это способно подорвать всю систему исполнения международных обязательств Республики Беларусь по причине вышеназванных недостатков данной формулировки.

В-третьих, ряд законов Республики Беларусь содержит норму следующего содержания: «Если международным договором, участником которого является Республика Беларусь, установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Законе, применяются правила международного договора».

В отличие от формулировки, устанавливающей приоритет норм международного права над всем законодательством, регулирующим данную сферу общественных правоотношений, эта норма устанавливает приоритет международных договоров только над нормами конкретного закона, исключая из сферы своего действия другие нормативные правовые акты.

Статья 137 Конституции Республики Беларусь и часть третья статьи 10 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» определяют, что «в случае расхождения декрета или указа с законом закон имеет верховенство лишь тогда, когда полномочия на издание декрета или указа были предоставлены законом». Кроме того, согласно положениям абзаца шестого статьи 1 данного Закона к законодательным актам Республики Беларусь отнесены законы Республики Беларусь, декреты и указы Президента Республики Беларусь. При этом необходимо отметить, что, что практике неизвестны случаи включения в декреты или в указы Президента Республики Беларусь нормы о приоритете международных договоров.

Таким образом, при установлении в законах Республики Беларусь приоритета международных договоров только над нормами конкретного закона, с учетом названных положений Конституции Республики Беларусь, Законов Республики Беларусь «О международных договорах» и «О нормативных правовых актах», становится вообще затруднительным определить место международных договоров в правовой системе государства, а также разрешить коллизии между нормами национальною и международного права.

В-четвертых, в ряде принятых законов (часть третья статьи 2 Закона Республики Беларусь «О Национальном архивном фонде и архивах в Республике Беларусь» от 6 октября 1994 года (в редакции Закона от 6 января 1999 года), статья 21 Закона Республики Беларусь «Об использовании и защите эмблем Красного Креста и Красного Полумесяца» от 12 мая 2000 года, статья 2 Закона Республики Беларусь «Об иммиграции» от 29 декабря 1998 года) встречается формулировка о приоритете только ратифицированных международных договоров над нормами национального законодательства. При реализации этой нормы опять-таки возникает вопрос о реализации международных обязательств Республики Беларусь, принятых по другим международным договорам. В этой связи необходимо еще раз повторить, что согласно положениям статьи 27 Венской Конвенции о праве международных договоров 1969 года государство «не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора». Поэтому даже в случае возникновения коллизий между нормами нератифицированных международных договоров и нормами национального права Республика Беларусь не может не исполнять свои международные обязательства.

Таким образом, проблема соотношения национального и международного права должна быть решена концептуально. Для этого необходимо внесение изменений в Конституцию Республики Беларусь и в Закон Республики Беларусь «О международных договорах» путем закрепления общей нормы о приоритете международных договоров. До урегулирования этого вопроса на конституционном уровне либо на уровне Закона Республики Беларусь «О международных договорах» разрешение вопроса о коллизиях между нормами национального права и нормами международного права возможно путем включения в законы Республики Беларусь частичной отсылки, устанавливающей приоритет норм международных договоров над нормами законодательства, регулирующего данную сферу общественных правоотношений.

В настоящее время в правоведческой литературе высказываются различные мнения относительно способов и отдельных инструментов устранения и преодоления юридических коллизий, однако в общей теории права вопрос о взаимодействии юридических способов в процессе устранения и преодоления коллизий, несмотря на свою актуальность, остаётся практически не раскрытым. Не решена эта проблема и в науке конституционного права.

Как считает российский учёный В.В. Денисенко [73, с.32], необходимой предпосылкой для этого является комплексный подход и использование в связи с этим новой правовой категории «механизм разрешения коллизий правовых актов», который (механизм) представляет собой особую подсистему механизма правового регулирования, в которой действуют специфические по своей природе и функциям правовые средства, призванные обеспечить достижения указанных законодателем целей. Он приходит к выводу, что особые свойства и задачи юридических средств, направленных на разрешение коллизий в процессе правового регулирования, позволяют говорить о наличии самостоятельного комплекса в рамках механизма правового регулирования.

В механизме разрешения юридических коллизий особое место занимают способы их устранения. Они применяются в зависимости от характера коллизии и отличаются большим разнообразием. Ю.А. Тихомиров указывает, что по предмету и характеру спора, по степени напряжённости отношений сторон и мере их собственного участия в разрешении противоречий можно различать мягкие процедуры, нейтральные процедуры, смешанные и жёсткие процедуры [273, с.95].

Наиболее полный перечень способов разрешения коллизий в юридической литературе представлен Н.И. Матузовым [147, с.422], однако, с нашей точки зрения, у автора не совсем чётко подразделены способы преодоления и устранения коллизий, к тому же многие из них не объясняются. Это во- первых. Во- вторых, представленные средства, методы и процедуры имеют ярко выраженную специфику российской правовой системы, и многие из них неприменимы в белорусских условиях (например, устранение коллизии через судебное либо арбитражное рассмотрение может иметь дело в Российской Федерации, но не в Республике Беларусь, так как законодательство соседнего государства предусматривает осуществление нормоконтроля общими и арбитражными судами, а в нашей стране эта функция возложена только на Конституционный Суд Республики Беларусь).

Итак, в числе способов устранения юридических коллизий нами рассматриваются следующие: 1) толкование; 2) принятие нового акта; 3) отмена старого; 4) внесение изменений или уточнений в действующее законодательство; 5) систематизация законодательства; 6) конституционное правосудие.

Можно сделать вывод, что механизм разрешения юридических коллизий- это система взаимодействующих правовых средств и процедур, направленных на их преодоление и устранение.

Рассматривая различные средства разрешения коллизий правовых актов в рамках единой системы (механизма), В.В. Денисенко предлагает исследовать их как ряд взаимосвязанных элементов [73, с.33 ].

1) юридические средства преодоления коллизий, вступающие в действие при реализации норм права (нормативных актов) в общественных отношениях;

2) правовые средства, разрешающие коллизии в процессе нормотворчества;

3) нормативное толкование права (важнейший способ разрешения коллизий правовых актов);

4) правовые средства преодоления разногласий (факультативный элемент).

Совершенно очевидно, что идеальной системы права не существует, какие бы меры не предпринимались по обеспечению единства и взаимодействия её элементов. В ней неизбежно появляются противоречия, называемые юридическими коллизиями. Они могут порождать серьёзные политические конфликты и конституционные кризисы (Россия- 1993 год, Беларусь- 1996 год), что приводит к дестабилизации общественной жизни и работы государственных органов. Поэтому в законодательстве любой страны предусмотрены механизмы разрешения юридических коллизий, и особенно важно их наличие и умелое использование в сфере конституционно - правового регулирования.

 

Вопросы для самопроверки

1. В чем заключается значимость проблемы реализации Конституции?

2. Что означает термин «фиктивная Конституция»?

3. Что понимается под реализацией конституционных норм?

4. Чем объясняется особенность реализации конституционных положений?

5. Какие формы реализации конституционно – правых норм Вам известны?

6. Почему применение конституционных норм рассматривают особой формой их реализации?

7. Что понимается под гарантиями реализации конституции?

8. Какие средства и способы, обеспечивающие стабильность конституции, Вам известны?

9. Какие гарантии реализации Конституции Вам известны? Охарактеризуйте их.

10. В чем особенность юридических гарантий, обеспечивающих реализацию Конституции?

11. Какое значение имеет проблема пробелов в законодательстве для конституционного права?

12. Что понимается под пробелом в конституционном законодательстве?

13. Объясните значение «аналогии закона» и «аналогии права».

14. Какова роль Конституционного Суда Республики Беларусь в устранении пробелов в законодательстве?

15. Что понимается под конституционно – правовой ответственностью?

16. Назовите и охарактеризуйте основания конституционно – правовой ответственности.

17. Как соотносится конституционно – правовая ответственность с другими видами юридической ответственности?

18. Что понимается под условиями конституционно – правовой ответственности?

19. Что понимается под «позитивной» и «негативной» конституционно – правовой ответственностью?

20. Что понимается под конституционно – правовым деликтом?

21. Дайте понятие конституционно – правовых санкций.

22. Какие виды санкций предусматривает конституционное законодательство Республики Беларусь? Охарактеризуйте основные из них.

23. Назовите отличительные особенности конституционно – правовых санкций.

24. Что понимается под коллизией в конституционном праве?

25. Какого рода коллизии можно выделить в сфере конституционного права?

26. В чем разница между преодолением коллизии и устранением коллизии?

27. Какие коллизии принято различать в системе конституционного права?

28. Какие правила разрешения коллизий Вам известны?

29. Назовите способы устранения коллизий в системе конституционного права.

30. Что понимается под механизмом разрешения коллизий в конституционном праве?

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных