Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






С нашим атаманом не приходится тужить.




А первая пуля, а первая пуля,

А первая пуля в ногу ранила коня.

А вторая пуля, а вторая пуля,

А вторая пуля в сердце ранила меня.

Припев: тот же

Жинка погорюет, выйдет за другого.

За мово товарища, забудет про меня.

Жалко только воли, что во чистом поле.

Жалко мать-старушку, да буланого коня.

Припев: тот же

 

«НЕ ДЛЯ МЕНЯ»

Многим знакома эта песня. Её поют фактически все казачьи ансамбли России. Но не всем известна история её создания. Первоначальный текст этой песни восходит к стихотворению некоего А. Молчанова, написанного в 1838 году (во времена Крымской войны) на флагмане Черноморского флота «Силистрия» (а потому можно предположить, что Молчанов был морским офицером). Известно также, что флагманский линейный корабль «Силистрия» строил, а затем и командовал им, сам адмирал Павел Степанович Нахимов. И именно во время написания этих стихов корабль принимал участие в крейсерских действиях у берегов Крыма, прикрывая русские сухопутные войска, воевавших с горцами. Стихотворение «Не для меня » впервые было опубликовано в журнале «Библиотека для чтения» № 1838-39 гг. И больше поэтов с такой фамилией не нашлось ни в одном музыкальном справочнике. Есть небольшая информация о достаточно известном музыканте и руководителе военных хоров с фамилией Молчанов, который в эти же годы тоже писал песни и участвовал в военных кампаниях. Но этим всё и ограничивается. А вот музыку, и это точно установлено, в начале 1840-х годов, создал Николай Девитте. Клавир, вместе с изменённым и сокращённым текстом, впервые опубликовал в апреле 1877 года Я. Ф. Пригожий, как приложение «с напева московских цыган». Очень скоро стихи эти перекочевали на страницы офицерских дневников и солдатских тетрадей, в дворянские и мещанские альбомы. Песня звучала и в годы Крымской войны, и гораздо позднее, когда сведения об авторах, к сожалению, были уже утрачены навсегда. Но достаточно простая мелодия, оказалась на редкость жизнеспособной, удивительно живучей, и дошла до наших дней, не потеряв ни одной ноты. Уже к концу девятнадцатого века, она подверглась фольклоризации и стала одной из самых любимых и часто исполняемых, особенно в казачьей среде, русских народных песен. Вашему вниманию предлагается наиболее известный вариант этого замечательного народного романса, который проникновенно, в данном случае даже можно сказать боговдохновенно, исполняет хор Московского Сретенского монастыря. Во всяком случае, лучше, чем их исполнение я лично не слышал нигде и никогда.

 

«НЕ ДЛЯ МЕНЯ»

Не для меня придёт весна.

Не для меня Дон разольётся.

И сердце девичье забьётся

С восторгом чувств не для меня.

 

Не для меня бегут ручьи,

Звенят алмазными струями.

Там дева, с чёрными бровями,

Она растёт не для меня.

 

Не для меня цветут сады.

В долине роща расцветает.

Там, соловей весну встречает,

Он будет петь не для меня.

 

Не для меня придёт Пасха.

За стол родня вся соберётся.

«Христос воскрес!», - из уст польётся,

В пасхальный день – не для меня.

 

А для меня – кусок свинца.

Он в тело белое вопьётся.

И слёзы горькие прольются.

Такая жизнь, брат, ждёт меня.

 

 

«КОГДА МЫ БЫЛИ НА ВОЙНЕ»

Как вы думаете, сколько лет этой весьма популярной казачьей песне? Не буду вас долго томить… «Когда мы были на войне…» (авторское название «Песенка гусара») — стихотворение Давида Самойлова, вошедшее в его сборник стихов 1981—1985 гг. «Голоса за холмами». Было положено на музыку известным в народе бардом Виктором Столяровым, который прочёл его в журнале «Огонёк».

«Главное, что открыла мне война, – это ощущение народа», - говорил поэт-фронтовик, пехотинец Давид Самуилович Кауфман (Самойлов – это его литературный псевдоним). После окончания военно-пехотного училища в 1942 году начал свой фронтовой путь под Тихвином, окончил войну в Берлине. В 1943 году был ранен; жизнь ему спас друг, алтайский крестьянин С.А.Косов, которому поэт после войны посвятил своё стихотворение «Семен Андреич», (отрывок):

… Семён Андреич! Алтайский пахарь!
Счастлив ли ты? Здоровый? Живой ли?
Помнишь, как ты разорвал рубаху
И руку мне перетянул до боли!

Помнишь? Была побита пехота,
И мы были двое у пулемёта.
И ты сказал, по-обычному просто,
Ленту новую заложив:
— Ступай. Ты ранен. (Вот нынче мороз-то!)
А я останусь, покуда жив.

Мой друг Семён, неподкупный и кровный!
Век не забуду наше прощанье.
Я напишу Пелагее Петровне,
Выполню клятвенное обещанье.

Девушки в золотистых косах
Споют, придя с весенней работы,
Про то, как Семен Андреич Косов
Один остался у пулемёта.

И песни будут ходить, как кони,
По пышным травам, по майскому лугу.
И рощи, белые, как колокольни,
Листвой раззвонят на всю округу.

И полетят от рощи к роще,
От ветки к ветке по белу свету.
Писать те песни — простого проще,
И хитрости в этом особой нету.

 

1945—1946

 

Что же касается песни «Когда мы были на войне», то она быстро получила популярность под видом старинной казачьей. И уже в качестве таковой, впервые прозвучала в телевизионных сериалах «Громовы» и «Смерш».

Песня известна в исполнении хора Московского Сретенского монастыря, Кубанского казачьего хора, ансамблей «Казачий круг», «Казачья воля», «Раздолье», «Лазоревый цветок», и, слава Богу, великом множестве других, как профессиональных, так и народных коллективов. Мы с братом Иваном тоже поём эту песню, в своей авторской музыкальной трактовке и песенной обработке. Кстати, на вышедшем в 2009 году диске, в серии «Антология одной песни», она записана в 47 вариантах! Вашему вниманию предлагается наиболее распространённый в народе текст этой песни.

 

«КОГДА МЫ БЫЛИ НА ВОЙНЕ»

Слова Давида Самойлова, музыка Виктора Столярова

Когда мы были на войне (2 раза),

Там каждый думал о своёй

Любимой, али, а жане.

 

И я, конечно, думать мог (2 раза),

Когда на трубочку глядел,

На голубой её дымок.

 

Как ты когда-то мне лгала (2 раза),

Что сердце девичье своё

Давно другому отдала.

 

А я не думал ни о чём (2 раза),

Я только трубочку курил

С турецким горьким табачком.

 

Я только верной пули жду (2 раза),

Чтоб утолить печаль свою

И, чтоб пресечь нашу вражду.

 

Когда мы будем на войне (2 раза),

Навстречу пулям полечу

На боевом своём коне.

 

Но видно смерть не для меня (2 раза),

И снова конь мой боевой

Меня выносит из огня.

 

 

«ЧЁРНЫЙ ВОРОН»

Казачья народная песня, повествующая о борьбе воина со смертью, которая принимает образ чёрного ворона. Авторский вариант песни на слова унтер-офицера Невского пехотного полка Николая Верёвкина - «Под зелёною ракитой», был опубликован в числе других его песен в 1837 году. В начале 19-го века молодой унтер-офицер Невского пехотного полка Николай Фёдорович Верёвкин совмещал тяжёлую армейскую службу с сочинением песен (Мы ещё вернёмся к его биографии). Кстати сказать, был современником Дениса Васильевича Давыдова – потомственного дворянина, легендарного командира партизанского отряда-эскадрона гусар летучих во времена нашествия Наполеона. А ещё: замечательного поэта-песенника, автора гусарских романсов, сумевшего отразить в своём творчестве лучшие черты и традиции русского офицерства. По большому счёту, песням, ушедшим в народ, бумажные носители информации не очень-то и нужны. Они прекрасно передаются от человека к человеку с одним, правда, побочным эффектом: имя автора, равно как полнота и целостность слов, имеет большую перспективу потеряться и сильно преобразиться. Существует великое множество вариантов текста этой песни, начиная с «каленой стрелы венчальной», и заканчивая «шашкой-свашкой, дружком-штыком» и оставшимся от авторского варианта ракитовым кустом. Каждый вариант строго соответствует определённому военному периоду отечественной истории. … «Чёрный ворон». … И моментально всплывают картины-воспоминания из уже далёкого детства, самые душещипательные сцены из культового советского фильма «Чапаев», 1934 года выпуска. Гениальный Борис Васильевич Бабочкин в роли главного героя. Ночь перед последним боем легендарного комдива. Осталось только добавить, что возродил её для нас – написал аранжировку «Чёрного ворона» именно к этому фильму, русский советский композитор Гавриил Николаевич Попов, чем упрочил славу и Василия Ивановича Чапаева, и, главное, самой песни, которую впервые услышала и навсегда полюбила, теперь уже вся советская страна. Меня тоже не обошло стороной типичное для всех авторов-песенников, желание-искушение хоть как-то прикоснуться к легендарному «Чёрному ворону». Вот этот вариант:

Чёрный ворон, что ты вьёшься

Над моею головой.

Ты добычи не добьёшься,

Чёрный ворон – я не твой.

Полети в мою сторонку,

В край далёкий, за Урал.

Скажи матери тихонько,

Что за Родину я пал.

Отнеси платок походный

Моей Любе дорогой.

Ей скажи: она свободна –

Я женился на другой.

 

Калена стрела венчала

Нас средь битвы роковой.

Вижу: смерть моя настала.

Чёрный ворон – весь я твой.

 

После того, как я, что говорится, чисто технически, зарифмовал все строфы «Чёрного ворона», мной овладело неистребимое желание сочинить свою, схожую по сюжету, но совершенно новую, последнюю песню русского воина перед смертью на ратном поле. Так появилась песня «Гуси-лебеди». Она есть в этом сборнике. Прошло почти 14 лет после её сочинения. Однажды, через Интернет, услышал, как певица Пелагея с участниками Всероссийского телевизионного конкурса «Голос», исполняют песню «Под зелёною ракитой». Тут же нашёл оригинальный вариант песни на слова Николая Верёвкина. Итак: перед вами полная авторская версия, без всяких сокращений и изменений, чтобы каждый знал, из чего-от кого, и как рождался легендарный «Чёрный ворон».


Под ракитою зелёной
Русский раненый лежал,
Ко груди, штыком пронзённой,
Крест свой медный прижимал.

Кровь лилась из свежей раны
На истоптанный песок;
Над ним вился чёрный ворон,
Чуя лакомый кусок.

«Ты не вейся, чёрный ворон,
Над моею головой!
Ты добычи не дождёшься,
Я солдат ещё живой!

Ты слетай в страну родную,
Снеси маменьке поклон.
Передай платок кровавый
Моей женке молодой.

Ты скажи: она свободна,
Я женился на другой.
Я нашёл себе невесту
В чистом поле, под кустом;


Моя сваха — востра сабля,
И венчал гранёный штык;
Взял невесту тиху, скромну
И приданно небольшо.

 

Взял приданно небольшое —
Много лесу и долин,
Много сосен, много ёлок,
Много, много вересин».

 

Думаю, что настало время немного поподробнее остановиться на биографии поэта-песенника Невского полка. О Николае Фёдоровиче мы знаем мало. Историки и литературоведы сообщают о нём лишь самые скудные сведения. Известно, что он был унтер-офицером Невского пехотного полка, и что с 1-м армейским корпусом, под командованием генерал-фельдмаршала графа И.Ф. Паскевича, он прошёл Персидскую войну 1826-1828, Турецкую войну 1828-1829 и Польскую кампанию 1830-1831 гг., сочинив несколько солдатских песен, которые исполнялись во всей армии. Единственная их публикация, как уже сообщалось ранее, состоялась в 1837 году в ХХ томе «Библиотеки для чтения». Публицисты, писавшие о творчестве Николая Верёвкина, единодушно отмечали, что его песни отличаются исключительной исторической достоверностью. Песни Верёвкина - прекрасные иллюстрации бурных военных событий, начала царствования Императора Николая I. Но есть у верёвкинских песен ещё одна характерная особенность: все они глубоко проникнуты верноподданническим чувством любви к Российскому Престолу и Отечеству. Не случайно изданная в 1931 году в СССР "Литературная энциклопедия" утверждала: «В истории дворянской литературы нет более верноподданнических солдатских песен, нежели песни рядового М. Белкина и унтер-офицера Невского пехотного полка Николая Веревкина (А. Ревякин. Крестьянская литература. Русская феодально-крепостническая эпоха // «Литературная энциклопедия", Т.5, 1931.). Удивительно ли, что в советское время имя некогда популярного в Русской Армии поэта-песенника было предано забвению? А вот некоторые произведения Николая Верёвкина популярны и поныне, хотя многие не подозревают об их авторстве, считая верёвкинские песни народными. Но, давайте, уж, до конца рассуждать позитивно. Ведь только благодаря советским культовым фильмам («Чапаев», «Александр Пархоменко», замечательной актёрской игре их главных героев), стали широко известны, такие народные шедевры, как «Чёрный ворон», и «Любо, братцы, любо». Кстати, у Н.Ф.Верёвкина в «Песне после учения» есть такие слова: «Молодцам-солдатам не о чем тужить! С командиром-хватом – любо, братцы, жить!» («Песня после учения», слова унтер-офицера Н. Верёвкина, на голос: «Уж как шли наши под ружья»). …

«Времена не выбирают – в них живут и умирают». Есть одна непреложная истина на все времена, на все века. Для любого автора наивысшей похвалой считается, когда его творения уходят в народ. Бог дал – Бог взял, а что больше того, то от лукавого.

 

«МАРШ СИБИРСКОГО ПОЛКА»

С началом Первой мировой войны писатель Владимир Алексеевич Гиляровский написал текст «Марш Сибирского полка» (второе, наиболее прижившееся название песни – «Марш сибирских стрелков»). На мотив марша во время Гражданской войны было написано несколько вариантов текста: марш Дроздовского полка («Из Румынии походом шёл дроздовский славный полк, во спасение народа, исполняя тяжкий долг…», 1918), гимн махновцев (1919). И, наиболее известный всем нам с советских времён, марш дальневосточных партизан («По долинам и по взгорьям …», 1922). Итак, 1915 год. Изначальный авторский вариант песни на слова Владимира Гиляровского, музыка – Ильи Атурова. Надо сказать, что впервые текст был опубликован в «Новейшем военном песеннике „Прапорщик“», составленном В. И. Симаковым и выпущенном в Ярославле, а две последние строфы появились несколько позднее, уже во времена гражданской войны. Сейчас эту песню, в основном, исполняют именно в таком варианте.

 

«МАРШ СИБИРСКИХ СТРЕЛКОВ»

Слова Владимира Гиляровского, музыка Ильи Атурова

Из тайги, тайги дремучей,
От Амура от реки
Молчаливой, грозной тучей,
В бой идут сибиряки.

Их сурово воспитала
Молчаливая тайга,
Бури грозные Байкала,
И сибирские снега.

Ни усталости не зная,
Бьются ночь и бьются день,
Только серая папаха
Лихо сбита набекрень.

Эх, Сибирь, Сибирь родная,
За тебя мы постоим.
Волнам Рейна и Дуная
Твой поклон передадим.


Знай, Сибирь, в лихие годы
В память славной старины
Честь великого народа
Отстоят твои сыны.

Русь свободная воскреснет,
Нашей верою горя,
И услышат эту песню
Стены древнего Кремля.

 

 

Германия напала на СССР именно в День Всех святых, в земли Российской просиявших? Как свидетельствуют очевидцы тех событий - для верующих людей это был совершенно определённый знак надежды на то, что начатая борьба непременно закончится нашей победой. Ибо нам помогают все святые Земли Русской во главе с Материю Божией. Так тогда некий старец на вопрос: «Кто победит в войне?», - ответил: «Божия Матерь».

 

Великая Отечественная Война началась в день Всех Святых в земле Российской просиявших. В храмах зачитываются имена всех русских святых, и каждый молящийся терпеливо ждет, когда прозвучит его имя, – такое происходит только на литургии этого дня.
Нападая на нас в этот день, Гитлер объявил войну не просто стране - каждому живущему в ней поименно.
Закончилась война нашей победой и Пасхой - торжеством победы жизни над смертью (Пасха в 1945 году пришлась на 6 мая).
Символично было начало войны, символично и ее окончание. Пасха – это освобождение, это Победа.


 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных