Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Неожиданная встреча 1 страница




Анна Милтон

Бессмертие. Последний закат

Бессмертие – 2

 

Говорят, время лечит… Что все раны постепенно затягиваются, заживают и перестают болеть… Наверное, это правда. Любая, даже самая сильная боль со временем затихает и лишь изредка дает о себе знать. Боль проходит. А шрамы остаются…

Если порезать палец, то пойдет кровь. Ее можно остановить, прижав платок к порезу. Затем ранка затянется, а на ее месте останется маленький шрам, который впоследствии вряд ли вас когда-нибудь побеспокоит. А что делать, если рана не на пальце, а в сердце? Где взять этот заветный платочек, который исцелит сердце и со временем поможет превратить этот порез в шрам? Как человеку остановить этот поток боли? На этот вопрос знает ответ одно лишь сердце. Только оно знает, почему постепенно даже самая глубокая рана заживает и перестает отдаваться болью на малейшее воспоминание о ней.

Раны потихоньку заживают и даже иногда забываются. Шрамы от них остаются навсегда. Чем старше становится человек, тем больше рубцов накапливается на его сердце, тем самым образуя некую карту, по которой можно читать всю его жизнь.

К сожалению, шрамы остаются только на месте глубоких ран. Их нет, когда человек счастлив или весел, они появляются только рука об руку с болью и разочарованием. Каждый удар судьбы, каждое печальное событие в жизни человека – на его сердце. Говорят, есть люди, умеющие предсказывать будущее по линиям жизни на руке. Это дано не каждому. Но если бы нам было дано заглянуть в сердце другого человека, думаю, никакие выдающиеся способности не понадобились бы, чтобы рассказать о его прошлом. Оно все написано в книге жизни, покоящейся в сердце каждого из нас.

Раны заживают и исчезают. Боль утихает и лишь изредка дает о себе знать. Шрамы навсегда остаются… Как будто кто-то нарочно вырезает их на нашем сердце, чтобы мы о них никогда не забывали. Чтобы мы всегда помнили о горьких уроках, которым нас учит жизнь. Не для того, чтобы лишний раз помучить нас или доставить боль. А для того, чтобы мы никогда не забывали о боли. Ведь зачастую плохое постепенно стирается из нашей памяти, освобождая место для новых ошибок, которые иногда как две капли воды похожи на предыдущие.

Шрамы всегда напоминают нам о наших ошибках, не допуская повторения той боли, которой нам довелось испытать. Но, к сожалению, часто люди не прислушиваются к тем тихим и глухим сигналам, которое подает им сердце в попытке предотвратить очередное разочарование. Возможно, это происходит оттого, что мы просто-напросто привыкаем к боли, которую вновь и вновь испытывает наше сердце, и уже не способны воспринимать те легкие отголоски воспоминаний, которые сердце нам так заботливо посылает.

Возможно, мы просто не умеем слушать собственное сердце… Может быть, оно всегда знает правильное решение и наилучший выход из ситуации, но мы постоянно жалеем его, которое вынесло так много разочарований, и просто не позволяем сердцу подсказать нам то, что будет лучше для него самого… В этом, наверно, и заключается наша проблема: мы не прислушиваемся к своему сердцу и тем самым вновь и вновь обрекаем его на страдания, в которых и проходит вся его жизнь…

Автор неизвестен

 

Пролог

 

Не надо бояться смерти, она — это продолжение нашего путешествия. Иногда мы задумываемся над тем, для чего мы живем, за кого и почему? Не зря мы родились, и не зря мы умираем. Все имеет смысл — даже лист, который падает с дерева, даже гром среди ясного неба...

Не только живя, мы придаем каждому дню значение. Иногда и смерть, по своему, меняет мир. Иногда и смерть рождает жизнь.

В мгновение, когда тьма заслоняет собой свет — останавливается жизнь.

Кровь застывает в жилах, а сердце замирает.

Вся твоя прошлая жизнь проноситься перед глазами, и ты понимаешь, что это конец. Финал. Второго шанса уже не будет! И именно в этот момент ты начинаешь по-настоящему ценить жизнь. Ценить каждое мгновение, дарованное тебе судьбой. Ценить каждое слово, каждую улыбку, каждый жест… Ты понимаешь, что твой маленький и хрупкий мир разлетается на частицы. Мельчайшие разноцветные осколки, которые уже никогда нельзя будет склеить. И ты ничего не можешь с этим поделать. Ты можешь просто смотреть, смотреть в насмехающиеся глаза — в глаза смерти.

 

Глава первая

Конфликт

 

Из гостиной снова доносились крики папы и мамы.

— Как же они мне надоели... — пробурчала я, закрывая подушкой лицо.

С недавних пор почти каждое утро начиналось с криков и ссор родителей. И все из-за того, что маме предложили очень выгодную и хорошую работу в Льюистоне, и она хочет надолго переехать туда. Конечно же, я против этого, но с мамой больше не спорю, а вот папа категорически настроен против ее решения и пытается поставить ее на место. Но каждая попытка с треском проваливается снова и снова...

Разлепив глаза, я посмотрела на часы. Ровно семь утра. И в такую рань я встаю каждое утро, вместо того, чтобы спать до обеда. Разве я не заслужила нормальное лето?!

Я скинула с себя одеяло, и по телу пробежался приятный холодок, оставив за собой волну бодрости. Встав с кровати, я медленно подтянулась и улыбнулась новому дню. Но всю радость тут же уничтожил очередной крик мамы.

— Ник! Я в сотый раз тебе повторяю, что все решено! Мы переедем! — продолжала кричать мама.

Я тем временем вышла из комнаты и на цыпочках пошла к лестнице.

— Ты все решила за всех, Дженнифер! — папа не отступал. — А мы семья, если ты не забыла. И такие решения нужно решать совместно!

— Ник, это больше не обсуждается... — с этими словами она взяла сумку со столика и громко хлопнула входной дверью.

Когда обстановка немного утихла, я решила спуститься.

— Доброе утро, пап, — обратилась я к нему.

Он кивнул и ответил: — Разве оно доброе...

Я тихо хмыкнула.

— Все еще споришь с мамой? Пора бы привыкнуть к тому, что это бесполезно...

— Знаю, — голос папы был таким грустным и безнадежным, что мне стало его дико жаль. — Но переезд в другой город не оставляет меня в покое, Мия! Разве тебе нравится ее спонтанная затея?

— Конечно же, нет. Но пока что, я думаю, с ней не стоит спорить. Пусть она немного успокоится, и тогда мы сможем поговорить все вместе, и принять верное решение.

— Мия, — вздохнул отец, — я все прекрасно понимаю. Но в этом городе у меня хорошая работа, большой дом, друзья. У тебя впереди последний год обучения, ты встречаешься с Дэниэлом, — стоило ему произнести это имя, как я вздрогнула, и все поплыло перед глазами. — Все у всех хорошо. Так твоей маме надо все испортить...

— Маме здесь плохо, — пробормотала я, — она устала сидеть дома. А тут ей представилась такая возможность заняться тем, чем она любит! Думаешь, если бы в Портленде она нашла работу, стала бы она думать о переезде в другой город?

Похоже, папа не знал, что мне ответить, поэтому просто подошел и обнял меня.

— Как же я хочу, чтобы все было как прежде, — пробормотал он мне в волосы, — чтобы в нашей семье не было ссор.

— Я тоже этого хочу, папа, — прошептала я, чувствуя, как на глаза наливаются слезы. Мне пришлось тут же взять себя в руки, чтобы не заплакать.

В доме повисла тишина, которая давила на нас со всех сторон.

— Мия, может, ты поговоришь с ней? — тихо попросил меня папа.

— Думаешь, она станет слушать меня? — усомнилась я.

— Попробуй, пожалуйста, — отец нахмурился.

— Хорошо, я постараюсь. Но ничего обещать не могу, — пообещала я.

— Спасибо, — поблагодарил он. — Кстати, ты не опоздаешь в школу?

— Ох.... точно! Я совсем забыла про нее... — простонала я и пулей побежала в свою комнату.

Сегодня последний день дополнительных занятий в школе. А с завтрашнего дня начнутся официальные летние каникулы средней школы города Портленда.

Зайдя в комнату, я подошла к шкафу.

Понятия не имею, что мне надеть...

Ровно три минуты я стояла перед раскрытым гардеробом и в итоге выбрала темно-красную тунику с треугольным вырезом и светлые джинсы, на ноги надела сланцы. Быстренько закинув пару учебников в сумку, я замерла перед зеркалом. Лишь на секунду мне показалось, что что-то изменилось, но все оставалось прежним. Золотистые локоны волос свободно лежат на плечах, зеленые глаза выглядят уставшим и не выспавшимися, кожа слегка бледная.

Наверно, мне просто показалось.

Я расчесала волосы, и они стали выглядеть еще пышнее. Захватив сумку и заправив постель, я вышла из комнаты. Стоило только подойди к кухне, как в нос ударил приятный аромат выпечки. Кто бы мог подумать... раньше папа близко к плите не подходил, а в последнее время то и делает, что в свободное время торчит на кухне, так как мама постоянно уезжает в Льюистон. Бедный...

— Пап, — крикнула я, — я ухожу!

— А как же завтрак? — донесся его голос с кухни.

— Я не голодна. Пока!

Выйдя на улицу, я заметила, как к моему дому подъезжает знакомая машина. Уф! Успела! А-то Мэри убила бы меня за то, что я опоздала.

Встряхнув головой, я побежала к припаркованному «Лотусу Эвора». Я быстро запрыгнула в машину, и мы тут же двинулись с места.

— Ты быстро сегодня, — ухмыльнулась Мэри, — обычно мне приходится ждать тебя по полчаса!

— Я тоже рада тебя видеть, — вздохнула я, улыбнувшись подруге.

С тех самых пор, когда я лежала в больнице после той злополучной аварии, Мэри всегда была рядом со мной, и за эти месяца мы стали лучшими подругами. Мелисса с семьей почти на все лето уехала в Принстон, так что, к большому сожалению, с ней я увижусь только в начале учебного года.

Мэри, как и всегда, выглядела безупречно. На ней было белое атласное платье, на шее шелковый шарфик с цветочным рисунком. Волосы были заплетены в косу. Если бы не ее ангельская внешность и невероятно бледная кожа — я бы забыла, что она не человек...

— Неужели ты сегодня не в кроссовках? — иронично поинтересовалась Мэри, заводя машину. — И не в футболке?

Я лишь рассмеялась над ее вопросом.

— Не могу поверить, что общаясь со мной, ты начинаешь менять свое отношение к одежде! — воскликнула Мэри.

— По-моему, ты немного перегибаешь палку, — фыркнула я, — я не совсем лишена чувства стиля.

— Это тебе так кажется. Вот, например, ты знаешь, какая одежда будет в моде этим летом?

— Не хватало мне еще и этой ерундой забивать голову... — пробормотала я себе под нос, — и так проблем хватает.

— Хм... — пробурчала она, украдкой поглядывая на меня. Даже сквозь темные очки на ее глазах я могла увидеть, что сестра Дэниэла чем-то недовольна.

Дэниэл... мой любимый вампир... Жаль, что сейчас его нет в городе. Он уехал на несколько дней к своим родителям в Лос-Анджелес, и вернется лишь завтра. А я уже так по нему скучаю! Хоть Мэри и старается изо всех сил веселить меня — у нее ничего не выходит... Лишь иногда мне удается отвлечься от мысли, что я одна.

— О чем думаешь? — поинтересовалась Мэри, отвлекая меня от мыслей.

— О Дэниэле, — вздохнув, грустно пробормотала я, отводя взгляд в сторону.

— Ох, я могла бы догадаться... — пробурчала себе под нос Мэри. — Слушай, — громче сказала она, — Дэниэл приедет только завтра, ведь так?

На ее вопрос я вяло кивнула.

— Может, прогуляемся сегодня? — предложила она.

— Даже не знаю...

— Да брось, Мия! — голос Мэри повысился на пол октавы. — Мы и так целыми вечерами сидим у тебя в комнате и попусту проводим время. А дома вообще скукота! — мне стало смешно, так как когда Мэри злилась, ее голос становился забавным. — Прошу, давай куда-нибудь выберемся!

— Ладно, ладно, — быстро сказала я, чтобы больше не выслушиваться жалостливых просьб Мэри. — Есть предложения?

— Ну, мы можем сходить в кафе, или прогуляться по городу. А! Еще мы можем пройтись по магазинам! — похоже, последняя идея больше пришлась по душе сестра Дэниэла.

— Ммм... — задумчиво промычала я, — еще варианты есть?

— Чем тебя не устраивают эти? — проворчала она, искривив милое лицо.

— Хорошо, — сдалась я, — принимаются все, кроме похода по магазинам.

— Мия! — вскрикнула Мэри так громко, что мне пришлось закрыть уши ладонями. — Ты специально пытаешься испортить мне вечер?!

— Мэри, ты ведь знаешь, что я не люблю бессмысленно таскаться по магазинам...

— Пожалуйста, ради меня! — взмолилась она.

— В последнее время ты всегда так говоришь, — глухо усмехнулась я.

Мэри замолчала. И что же это могло означать? Либо она обиделась на меня, либо размышляет над тем, чем мы займемся сегодняшним вечером.

Судя по суровому и хмурому выражению лица Мэри — она была очень недовольна. Но это ангельское лицо оставалось все таким же невероятно красивым и безмятежным. Когда же я перестану удивляться красоте вампиров?

Вампиры... сейчас я могу говорить об этом с нерушимым спокойствием. Хотя несколько месяцев назад я и представить не могла, что подобные существа действительно существуют. Да и сейчас мне порою кажется, что все это сон, длинный сон... И единственным просветом в этом кошмаре является Дэниэл, который стал неотъемлемой частью моей жизни.

— Хорошо, — звонкий голос Мэри пробудил меня от размышлений, — тогда, что ты предлагаешь?

— Можем покататься по городу на машине, или... — я старалась придумать достойное развлечение на вечер, но в голову ничего путевого не приходило, — я не знаю.

— Ладно, Мия, я что-нибудь придумаю, — задумчиво проговорила она, пристально глядя на дорогу.

Вскоре, мы подъехали к школе. Стоянка была почти пуста. Как же было не привычно не видеть двух шикарных автомобилей — Дэниэла и Мелиссы. Двое дорогих мне людей сейчас очень далеко...

— Э-э-эй, — перед глазами я заметила мелькающую руку Мэри, — мы приехали. Просыпайся!

Я удивленно взглянула на нее и стала выбираться из машины Мэри. Мышцы ног затекли, так как я долго сидела в одном положении. Неприятное покалывание досаждало мне весь путь от стоянки до класса.

У кабинета Мэри оставила меня одну. Ей надо было идти в свой класс. Мы договорились, что встретимся у ее машины сразу после урока.

До начала оставалось десять минут свободного времени. Я зашла в класс и сразу направилась к своей парте. С отчаянием в душе, я смотрела на соседнее место, которое пустовало. С печальными мыслями я достала из сумки тетрадь с дневником и ручкой.

Сегодня должны выставить оценки за прошедший семестр и за весь год. Буду надеяться, что окончу предпоследний год без плохих отметок...

Как только я хотела достать наушники из внешнего кармана сумки, ко мне подошел веселый Гордон, с лица которого не сползала широкая улыбка до ушей.

— Привет, Мия! — радостно поприветствовал меня он.

— Привет, Гордон, — я натянула улыбку на лицо и убрала наушники.

— Как настроение перед летними каникулами? — поинтересовался он, присев за соседний стул. Я машинально отодвинулась назад.

— Нормально, а ты как?

— Трудно сказать, — усмехнулся Гордон. — Неизвестно чего можно ожидать от миссис Грин...

— Это точно, — согласилась я. — Переживаешь из-за оценок?

— Конечно! — воскликнула он. — А ты?

— Еще бы! Я так волнуюсь…

— Я тебя понимаю.

Между нами возникло неловкое молчание, которое мне хотелось тут же нарушить, потому что пытливый взгляд Гордона вгонял меня в краску.

— Как у вас с Дэниэлом? — спросил он осторожно.

— Все хорошо, спасибо, — поспешно ответила я, резко отведя взгляд к окну.

— Кстати, а почему его нет сегодня в школе? — Гордон огляделся и уставился на меня в непонятке.

— У него возникли дела, — сказала я, не решаясь взглянуть на Гордона.

Ох, мне бы не хотелось и дальше обсуждать с Гордоном наши отношения с Дэниэлом...

— Понятно, — только и сказал он. Я вздохнула с облегчением.

Через несколько секунд в класс зашла миссис Грин со стопкой папок в руках. Она строгим взглядом оглядела весь класс и что-то проговорила себе под нос. Потом, ее взгляд остановился на моей парте.

— А где же мистер Брук? — спросила преподавательница, поправляя свои маленькие очки, которые сползли на переносицу.

— Он попросил передать, что не сможет присутствовать сегодня, — ответила я, густо покраснев, так как все взгляды одноклассников были устремлены в мою сторону.

— Спасибо, мисс Эндрю, я вижу, что его нет. Может, скажете мне причину его отсутствия?

— Уехал к родителям в Лос-Анджелес, — сказала я немного тише.

— Хмм, что ж, все понятно... — миссис Грин опустила голову к столу и стала перебирать папки.

Я сделала глубокий вдох и зажмурила глаза.

— С тобой все хорошо? — рядом с собой я услышала шепот Гордона и вздрогнула, когда повернулась к нему лицом. А я совсем забыла, что он до сих пор сидит рядом...

— Да, все нормально, — промямлила я, переводя взгляд на преподавательницу.

Больше Гордон не произнес ни слова. Миссис Грин объявляла оценки за последний семестр и за год. Большинство учеников закончили с тройками. К моему огромному счастью, я не вошла в их число. Могу с гордостью сказать, что этот год я закончила на твердые четверки, и парочку пятерок. Учительница продиктовала мне оценки у Дэниэла. Кто бы мог сомневаться, что он выйдет круглым отличником... За его плечами скрывается трехсот девяностолетнее прошлое, и за эти долгие года он узнал больше, чем кто-либо в этом городе, и, наверное, во всем штате Мэн.

После урока мы с Мэри, как и договаривались, встретились у ее машины. Я была удивлена, что положительные оценки Мэри так взбодрят ее. Мне казалось, что такая мелочь не должна волновать ее. Но чувство счастья так и било из нее ключом, будто она была обычным человеком.

— Мия, это же так здорово! — ликовала Мэри, когда мы ехали домой. — Вот и позади еще один год учебы! А в следующем будет выпускной бал! Это так здорово!

— Если не секрет, сколько раз ты оканчивала школу? — поинтересовалась я с долей иронии в голосе.

— Разве это имеет значение? — похоже, она была по-настоящему счастлива. Я, безусловно, была очень рада за нее. — Кстати, что насчет вечера? Ты так ничего и не придумала?

— Нет, — я помотала головой, — а у тебя есть еще идеи?

— Вообще-то, есть одна, — она хитро прищурила глаза и загадочно улыбнулась.

— Просветишь?

— Ну нет! — она звонко рассмеялась. — Пусть это будет для тебя сюрпризом!

— Очень надеюсь, что это не будет очередной поход по бутикам... — еле слышно сказала я, чтобы Мэри не услышала. Но я забыла, что у нее супер-слух...

— Не волнуйся, — успокоила она меня, — я придумала развлечение гораздо лучше похода по магазинам. Уверена, тебе понравится!

Я кивнула и улыбнулась Мэри.

Через десять минут мы подъезжали к моему дому. Мэри остановила машину у подъездной дорожки. Она развернулась ко мне лицом с довольным выражением.

— Итак, в шесть заедешь ко мне, ладно? — пролепетала девушка.

— Хорошо, — я пожала плечами.

— Вот и славно! — Мэри хлопнула в ладони и хихикнула.

Я вышла из машины. Наклонившись, чтобы взять сумку, я на прощание махнула рукой Мэри. — До скорого.

— Пока, Мия.

Захлопнув дверцу, я направилась к дому.

Открыв ключом входные двери, я застыла в прихожей, прислушиваясь. Но я услышала лишь звук работающего телевизора. Похоже, папа смотрит футбольный матч. Интересно, а мама уже приехала?

Я положила сумку на тумбочку и прошла в гостиную. Папа, развалившись на диване, ел попкорн и смотрел телевизор.

— Привет, пап, — поприветствовала я его.

Услышав мой голос, папа резко обернулся и чуть не опрокинул пластмассовое ведерко с попкорном.

— Ох, я и не слышал, как ты пришла... — пробормотал отец, вставая с дивана. — Как дела в школе?

— Поздравь меня, я твердая ударница! — я постаралась вложить в голос больше радости, но, похоже, ничего не вышло.

— Мия, я так рад за тебя! — папа вытер о свою рубашку руки и раскрыл руки для объятий.

Я рассмеялась и подошла к нему. Вместо того чтобы обнять папу, я выставила кулак вперед. Папа удивленно посмотрел на меня. Я выжидающе смотрела на него, а он громко рассмеялся, запрокинув голову, и стукнул своим большим кулаком по-моему.

— Так держать, дочка! — папа подмигнул мне и присел на диван.

Я кратко вздохнула и присела рядом.

— Будешь? — папа протянул ведерко с попкорном.

— Нет, спасибо, — я провела рукой по волосам. — Ты не знаешь, когда приедет мама?

— Без понятия, — папа тут же нахмурился и напрягся.

Зря я спросила...

— Ладно, я к себе, — сказала я, вставая с дивана.

— Если захочешь есть, еда в холодильнике, — предупредил он, не сводя глаз с экрана телевизора.

— Хорошо.

Я поднялась по лестнице и зашла в свою комнату. Закрыв дверь на защелку, я подошла к окну и открыла его. Взглянув на небо, я заметила, что сероватые тучи стали рассеиваться, но солнце пока что не показалось из-за облаков. Жаль, что ветра совсем не было. На улице было очень душно.

Я подошла к шкафу и достала оттуда футболку с льняными короткими шортами. Переодевшись, я распласталась на кровати, включив негромко музыку в ноутбуке. Постепенно звуки любимый рок-группы распространялись по моему телу.

Я думала о том, что наконец-то наступили долгожданные летние каникулы. Это повод проводить больше времени с Дэниэлом; но и так же огорчение из-за того, что Дэниэлу нельзя находиться на солнце.

Как же я хочу увидеть своего любимого вампира! Как же я соскучилась по нему! Как мне не хватает его нежного взгляда, крепких объятий, робких поцелуев...

Мои мечтания прервал телефонный звонок. Я с неохотой встала с постели и взяла мобильник. Неизвестный номер.

Я поднесла телефон к уху и услышала знакомый голос.

— Мия! — кричала в трубку Мелисса. — Привет, подруга!

— Мелисса! — улыбнулась я. — Рада тебя слышать!

— О, я так скучаю по тебе! — простонала она. — Тут так мрачно без тебя...

— Я тоже соскучилась по тебе. Как дела? Как Принстон? Тебе там нравится?

— Дела нормально. Город превосходный! Но это ничто по сравнению с тем, какие здесь парни! О, такие красавчики!

Я рассмеялась. — Ты только об этом и думаешь...

— Нет, ну серьезно. Ты бы только видела их. Смуглые, мускулистые, накаченные парни, — Мелисса отчаянно хныкала.

— Уже приударила за кем-нибудь? — поинтересовалась я. С моего лица не сходила улыбка.

Как же я была рада услышать свою лучшую подругу!

— В общем, у меня есть один парень на примете, — подруга хихикнула. — Его зовут Алекс. Девятнадцать лет. Учится в Принстонском университете, перешел на второй курс. Он такой красивый, Мия! — я сумела понять лишь половину того, что она мне говорила. — Знаешь, по-моему я влюбилась в него!

— Поздравляю тебя! — искренне обрадовалась я. — А что он о тебе говорит? Вы вообще как с ним общаетесь?

— Гуляли пару раз, обменялись телефонами. Пока что созваниваемся, — пояснила она, и в ее голосе я услышала долю грусти.

— Когда снова собираетесь встретиться? — спросила я, вставая с кровати. Я подошла к окну и села на подоконник.

— Я даже не знаю, — голос подруги стал совсем печальным. — Он сказал, что позвонит либо сегодня, либо завтра. Но я боюсь, что Алекс может вообще не позвонить мне.

— Почему? — не поняла я.

— Он идеальный, Мия, — грустно вздохнула Мелисса. — За ним бегают толпы смазливых девчонок. И я для него лишь одна из них...

— Даже не думай так, — возмутилась я. — Ты лучше всех, Мелисса, и сама знаешь об этом. Покажи себя этому Алексу во всей красе, и тогда он точно не устоит перед тобой! Я в этом уверена.

— Ты думаешь? — усомнилась подруга.

— Я это знаю, — заверила я ее. — Даже не могу поверить, что ты сомневаешься в себе. Значит, этот парень действительно тебя задел...

— Это точно... — пробормотала подруга.

Мы проболтали с Мелиссой еще примерно полчаса. Подруга оживленно рассказывала мне о достопримечательностях города Принстона. Еще несколько раз она заикалась о своем новом предмете воздыхания. Мелисса сказала, что точно решила поступать в Принстонский университет, и будет стараться изо всех сил.

Закончив разговаривать с подругой, я услышала, как хлопнула входная дверь. Наверно, это пришла мама. Может, как раз сейчас стоит поговорить с ней?

Я вышла из своей комнаты, тихо прикрыв двери, и спустилась по лестнице. Я была права — мама приехала из Льюистона. Судя по ее виду, она очень устала. Так же я заметила, что папы нет в гостиной.

Заметив меня, мама слабо улыбнулась.

— Здравствуй, Мия, — сказала мама, стараясь скрыть в своем голосе усталость и грусть.

— Привет, мама, — я подошла к ней. — Снова ездила в Льюистон?

— Да, — вздохнула она, направляясь в гостиную. Мама, сняв с ног туфли на высоких каблуках, села на диван. — Боже, я так устала...

— И как идут дела на работе? — поинтересовалась я, садясь в кресло.

— Пока, вроде, все хорошо, — она слабо улыбнулась.

— Хорошо... — протянула я, смотря в пол.

Мне очень не хотелось начинать серьезный разговор с мамой, но я обещала папе поговорить с ней, да и мне самой не нравилось то, что мама решила переезжать в другой город.

— Что творится у вас с папой? — прямо спросила я, больше не желая медлить.

— О чем ты? — мама сделала вид, что не понимает, о чем я хочу поговорить.

— Вы снова поругались с папой, и не пытайся отрицать этого. Я все слышала.

— Мия, — мама повернула голову в мою сторону, — сейчас не самое лучшее время для таких разговоров.

— Я понимаю, что ты устала после поездки, но я хочу знать, что у вас происходит в отношениях с папой! В последнее время вы постоянно ссоритесь, почти не разговариваете друг с другом. Такое чувство, будто вы совсем чужие...

— Ты ошибаешься, Мия, — отрицала мама, — у нас с Ником все хорошо. Просто возникли некоторые трудности.

— Это из-за переезда?

— Да, — сдалась мама, — Ник не хочет переезжать в Льюистон, как бы я его не уговаривала.

— Я тоже не хочу, — мягко сказала я.

Мама замерла на секунду, а потом громко выдохнула. — И ты туда же! Вы что сговорились?

— Послушай, я против нашего переезда, но я знаю, что эта работа тебе дорога, поэтому стараюсь больше не затрагивать эту тему.

— Тогда в чем проблема, Мия?

— Проблема в папе, — мой голос понизился на пол тона. — В этом городе у него все: дом, работа, друзья. И у тебя здесь все! — я пыталась как можно спокойнее разъяснить маме. — И ты готова оставить все ради работы? А вдруг что-то пойдет не так, и мы останемся ни с чем в чужом городе!

Мама промолчала, наверно, не знала, что ответить. Я все ждала, что она скажет мне что-нибудь, но ответа так и не дождалась.

— Мама, прошу, обещай, что еще раз подумаешь о переезде! — умоляющим голосом попросила я.

— Хорошо, — после минуты упрямого молчания промолвила мама, откидывая голову назад. — Я подумаю.

Я кивнула сама себе, встала с кресла и пошла в сторону кухни. Оказывается, папа сидел там и о чем-то размышлял. Как только я зашла, он тут же поднял на меня задумчивый взгляд.

— Ты поговорила с ней? — спросил он.

— Да, — ответила я. — Она сказала, что подумает.

— Ха, — ухмыльнулся он. Я вопросительно уставилась на него. — Ничего, — ответил он на мой не прозвучавший вопрос.

Я подошла к холодильнику и достала сладкие булочки. Положив на тарелку три штучки, я засунула их в микроволновку. Пока разогревался мой ужин, я сидела за столом и рассматривала стеклянный пол.

Выпив горячего чая с выпечкой, я снова пошла в свою комнату, оставив папу одного на кухне. Оказавшись одной, я пыталась отвлечься от назойливых мыслей о родителях. Вдруг, эти ссоры не приведут ни к чему хорошему? Вдруг, это станет причиной ужасной ошибки — развода?..

Нет, я не буду об этом думать! Этого никогда не случится! Ничто не послужит причиной разлада крепкого союза мамы и папы. Тем более какой-то там переезд в Льюистон...

Я улыбнулась. Было так странно иметь свободное время. Так не привычно, что мне не надо будет делать домашнее задание. Похоже, я не скоро свыкнусь, что наступили каникулы.

Время медленно приближалось к шести часам вечера. Ровно половина шестого я покинула дом, сказав родителям, что ушла гулять с Мэри. Пришлось вызвать такси, ведь моя «Тойота» превратилась в груду железа после той злополучной аварии...

Через двадцать минут я подъехала к большому дому Дэниэла. Свет в окнах горел, значит, Мэри дома. Расплатившись за такси, я направилась к входным дверям. Но не успела я дойти, как передо мной появилась Мэри с широкой улыбкой на лице.

— Заходи! — пророкотала Мэри, приглашая меня в дом.

Я зашла в просторную гостиную, и еще раз с восхищением осмотрела ее.

— Подожди меня минутку, — сказала сестра Дэниэла и упорхнула в свою комнату.

Я присела на мягкий диван и взяла со столика журнал. Одни платья, кофточки, туфли, и прочая ерунда... Сколько же подобных журналов пересматривает Мэри?

Не успела я соскучиться, как Мэри появилась в новом обличии. На ней были серые джинсы дудочки, красная клетчатая рубашка с черным кожаным пояском, и белые балетки. Длинные волосы она заплела в высокий конский хвост.

— Ты готова отправиться в наше небольшое путешествие? — Мэри подошла ко мне.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных