Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






1 страница. Личные игрушки демона




Кэйтрин Шах

Личные игрушки демона

Демоны – 1

Предпролог

Июль 1915 года, Массандра

Солнце медленно и неуклонно опускалось вниз, грозясь вот-вот исчезнуть, раствориться в море. По теплой и неподвижной водной глади разбегались последние, красновато-багровые блики его лучей. И вся вода казалась обагренной кровью, несмотря на совершенно иной, заявленный в названии водоема оттенок глубин.

«Впрочем, если все пойдет по обычному плану, то скоро здесь, в самом деле, прольется немного крови».

Губы дернулись, когда Зепар улыбнулся.

Хотя, стороннему наблюдателю, если бы имелся таковой в этом парке, обладающий навыком видеть демонов, эта улыбка показался бы не более чем приподнятым уголком губ. Да и то, несущим скорее угрозу, чем веселье.

Взгляд демона лениво прошелся по верхушкам кипарисов и платанов, которые укрывали пандусы сада. Глаза, не имеющие цвета, без всякого интереса скользнули по цветущим магнолиям, источающим свое благоухание в душном, пропитанном морской солью, воздухе.

Люди, которым доводилось смотреть Зепару в глаза, утверждали что те – черные. Но это было не так. Скорее, зрачки демона напоминали воронки пустоты и вакуума. Они затягивали волю его врагов так же безвозвратно, как поглощали черные дыры бездонных подземелий Ада их души.

Впрочем, здесь все равно не имелось никого, кто мог опровергнуть или подтвердить данное наблюдение.

Во всяком случае, пока.

Чем закончится этот жаркий и ленный летний день Зепар еще не решил. Все будет зависеть от того, достанет ли сегодняшним пешкам силы развеять его скуку.

Наконец, демон остановился взглядом на одной из белых беседок, стоящих чуть поодаль от основной дорожки через сад. Там, сквозь помеху мраморных колонн, увенчанных каменными венками из лавра, просматривалась какая-то возня двух фигур.

Зепар задержался глазами на этой сцене, прекрасно слыша тяжелое, сиплое дыхание и жадное похрустывание суставов мужских пальцев, когда их подвыпивший владелец боролся с белой тканью юбок платья своей спутницы. Он даже мог бы ощутить перегар, который тот наверняка распространял вокруг себя

Так же хорошо, несмотря на то, что расположился метрах в тридцати от них, зависнув в плотном воздухе, он улавливал и брезгливое, холодное дыхание женщины, которая и сама не могла вспомнить, отчего же согласилась спуститься в сад с этой «свиньей».

И, тем не менее, не делала ни единой попытки остановить офицера, хватившего лишка. Впрочем, не оттого, что боялась.

При желании, Зепар мог отпустить ее волю. Дать разуму причину, по которой стоило увильнуть от предстоящего совокупления. Но… в том-то и дело, что демон такого желания не имел.

Напротив, именно он был повинен в том, что она, вопреки здравому смыслу, находилась сейчас здесь, с этим мужчиной, и именно в этот момент.

Жесткие губы вновь дрогнули в подобии улыбки. Хотя, пожалуй, Зепар давным-давно забыл о таком понятии, как веселье и смех. Что, впрочем, ничуть не мешало ему развлекаться.

Не все понимали его способ развеять тоску.

Но Зепару было на это плевать.

Оставив на время наблюдение за беседкой, где мужчина никак не мог стянуть со своей партнерши панталоны, демон посмотрел на верхние террасы сада.

Там, громко и едва ли не зло шурша гравием, стремительным и резким шагом преодолевал расстояние высокий мужчина. Его одежда нарушала все нормы приличия, не содержа ничего, помимо белых брюк и почти полностью распахнутой белой сорочки, рукава которой, закатанные почти до локтей, открывали руки. И в одном из кулаков этот мужчина сжимал револьвер.

Зепару не нужно было задумываться над тем, что этот человек делал в саду, или к какой цели стремился. Он знал каждую его эмоцию. Почти осязал на вкус острую, пекущую, как красный перец, ярость. Его ноздри щекотал режущий, будто сера из адских источников, аромат ревности, которая бушевала у того внутри.

В конце концов, именно он сам привел его сюда.

Откинувшись в воздухе так, будто сидел на любимом кресле в главном зале своего имения, Зепар небрежно закинул левую ногу на правую. И немного покачивая ступней, приготовился следить за своим развлечением.

 

 

Пролог

Июль 1915 года, Массандра

Большая, потная и грубая ладонь жестко мяла плоть ее груди через тонкий батист. Этот пьяный идиот никак не мог нормально опустить вырез платья так, чтобы обнажить ее соски. Так же, как раз за разом терпел неудачу в преодоление преграды ее панталон. А оттого сопел и обозленно хрюкал, словно жирный боров.

Кэти было душно. Ее едва не тошнило от смрада его потного, немытого тела и смеси винных паров, который обильно источал этот офицер, кичившийся своим приближенным положением к губернатору.

Однако Кэйтрин не пыталась высвободиться. Даже немного изогнулась, чтобы наконец-то высвободить грудь, в кожу которой больно врезался один из швов нижнего белья. Раздался тихий треск рвущейся материи. Офицер довольно хохотнул.

- Да ты, словно, дворовая сучка, - хрипло пробасил он заплетающимся языком. – А с виду – недотрогу корчишь. Небось, часто к мужикам в штаны лезешь, пока муж играет?

Кэти не собиралась отвечать. Она не была такой, как он описывал. Да, Кэт любила флирт и часто заигрывала с мужчинами. Но никогда не изменяла мужу. До сего момента, судя по всему.

Она не могла вспомнить, как именно оказалась здесь, с этим мужчиной, вместо того, чтобы разыскать мужа и удалиться домой, как собиралась, заходя в зал дома своих друзей. Но не испытывала никакого желания уходить. Она вообще, ничего не испытывала.

Отстранено и даже отрешенно Кэт слушала пыхтение мужчины, прижавшего ее к одной из каменных колон. И очень четко ощущала давление теплого, согретого за жаркий день, мрамора, из-за которого в ее спину врезались маленькие крючки застежек на спине.

А вот небрежное, болезненное сдавливание его пальцев не заставляло ее тело ощущать ничего. Только пустоту. Будто бы кто-то укутал Кэти толстой пуховой периной.

Странно. Пусть она и не была девицей из пансиона, но вот и в такой ситуации еще ни разу не оказывалась.

В этот момент пьяный офицер, имени которого она даже не могла вспомнить, наконец-то стянул с нее белье. Его собственный гульфик уже давно был расстегнут и налитое кровью, возбужденное достоинство мужчины сильно давило Кэти в бедро. И вот теперь, судя по довольной интонации всхрапа, он собирался использовать ее для своей разрядки.

Кэти только повернула лицо, ощущая как жестко лапают толстые пальцы ее нежную плоть, раздвигая срамные губы, и уткнулась щекой в теплый белый мрамор.

Но, уже тогда, когда она почти ощутила прикосновение кончика фаллоса мужчины, раздался резкий звук мужского смеха. Злой и напряженный. Режущий.

И на Кэт обрушилась лавина чувств и ощущений, выбивая воздух из груди.

Ее муж, голос которого она узнала моментально, сильно и грубо отдернул от нее офицера, который так и не успел впихнуть в тело Кэти свое «достоинство». Уже опавшее, кстати, и сильно сжавшееся в размерах. Видно офицер испугался не на шутку.

Впрочем, судорожно сжав пальцы на порванной ткани декольте, Кэйтрин осознала, что незавершенность сего происшествия ничего уже не меняла.

- Шлюха! – Максим выплюнул это слово так, что она ощутила себя облитой помоями. – Ты заплатишь за это, - его карие глаза обожгли ее яростью, обещая настолько жестокую расправу, что мороз прошелся по коже Кэти, несмотря на удушающую летнюю жару. Взгляд супруга был бешеным, безумным, словно бы Максим стал одержимым дьяволом.

Раньше он никогда не смотрел на нее так. До последних трех дней. До той партии за карточным столом, после которой он сам на себя перестал быть похож. С силой размахнувшись, он наотмашь ударил ее. Так, что она, пошатнувшись, упала.

Больше Максим ничего не добавил.

Он отвернулся и посмотрел на мужчину, одежда которого измялась и была в полном беспорядке. А потом сильно встряхнул офицера, явно уступавшего ему и ростом, и силой.

- Кажется, я вас прервал, - с желчной иронией поинтересовался Максим, с силой толкнув своего противника.

Да так, что тот пролетел все пространство беседки, и ощутимо ударился об одну из колонн.

Кожа над бровью у офицера лопнула, и по лбу потекла струйка крови. Но Кэти смотрела не на это. Она не могла оторвать взгляд от дергающейся мышцы над левым веком мужа и с ужасом рассматривала напряженные мышцы его рук, сжимавших револьвер.

«Господи, помоги!»

Кэйтрин послышался тихий смешок, раскатившийся в стоячем воздухе парка. Но, оглянувшись, в надежде позвать на помощь, она никого не заметила.

- По какому праву вы себе позволяете так обращаться со мной, сударь?!- гневно воскликнул пьяный офицер, растирая ладонью кровь по щеке. – Да вы знаете, кто я такой?!

Максим только хмыкнул, со щелчком захлопнув барабан пистолета, который, будто в насмешку, только что открыл.

Офицер настороженно замер, наконец-то обратив внимание, что его противник вооружен. И побледнел.

- Мне плевать, кто вы, - насмешливо и презрительно произнес Максим, вскинув руку с револьвером, и посмотрел на него так, словно примеривался к цели. – А вот эта сучка, - он кивнул на Кэти, которая все еще растерянно сидела на полу. – Моя жена.

На лбу офицера проступил пот, смешиваясь с кровью.

- Вы хотите вызвать меня? – стараясь казаться более уверенным, чем был на самом деле, с пафосом спросил он. – Прекрасно, давайте встретимся завтра на рассвете и решим все…

- Нет, - Макс покачал головой, а на его губах появилась хищная, жесткая улыбка. – Здесь…

Кэт вздрогнула от громкого звука выстрела, оглушившего ее. И с ужасом наблюдала за тем, как грузно оседает безвольное тело офицера, на лице которого застыла удивленно-недоверчивая гримаса. А из круглой дырочки лба, стекала еще одна струйка крови.

- И сейчас, - со странно-удовлетворенным выражением на лице закончил мысль Максима, и медленно повернулся лицом к ней.

Муж еще не успел ничего произнести, но Кэйтрин уже знала, что он собирается сделать.

И внезапно, она поняла, что не хочет умирать. Во всяком случае, не собирается расставаться с жизнью смиренно. Тем более от рук человека, который клялся, что любит ее.

Задержав дыхание, Кэт резко и стремительно вскочила с пола и, путаясь в своих длинных юбках, метнулась к выходу из беседки. Но, не успев пробежать и пары шагов, споткнулась об откинутую руку своего несостоявшегося любовника, и рухнула на пол, больно ударившись коленом.

Обернувшись, она увидела, что Максим смотрит на нее с насмешливым и злым выражением. Словно бы наслаждаясь этой попыткой жены вырваться и убежать.

Но его лицо было злым и красным, а вены на шее вздулись от ярости, которую Максим даже не пытался сдержать.

Испытывая странную решимость дорого продать свою жизнь, она судорожно осмотрелась в поисках хоть чего-то, что могла бы использовать для защиты. Ее глаза заметили кортик, торчащий из-под трупа совсем недалеко от ее руки. Будто самопроизвольно пальцы потянулись к оружию.

- Что, трепыхаешься, сучка? – низко прошипел Максим. – А под этим, - его подбородок судорожно дернулся в сторону трупа, - что же не дергалась, а Кэти?

Ее муж сделал медленный шаг, приближаясь к ней. Поднял руку, наводя дуло. Еще шаг.

- Как ты могла так поступить?! – вдруг воскликнул он с каким-то опустошением. Кэт вздрогнула, на миг увидев в глазах любимого проблеск разума. – КАК? Ведь я же люблю тебя! Ты – клялась, что любишь меня!

Но так же быстро, как разумное выражение мелькнуло там, оно и исчезло, сменяясь сумасшедшей яростью.

- Шлюха! Я убью тебя! – Максим сделал еще шаг, и Кэти ощутила холодный металл дула, упертого ей в лоб.

Тело затрясло от взрыва страха и непередаваемой решимости напасть на того, кто посмел ей угрожать.

И, услышав щелчок курка, она с силой вскинула руку, со всей этой странной бешеной, животной яростью, вонзив кортик в живот мужа, распоров его от верха до низа. Одновременно с этим прогрохотал звук выстрела, взорвавший ее голову дикой, непереносимой болью.

Кэти уже не ощущала брызг крови Максима, хлещущих на нее. Не видела ужаса и разума, появившегося в глазах мужа. Не видела понимания, которое родилось там, и начало подергиваться смертной дымкой.

Она не видела, как потянулись его руки, выронившие оружие, обхватывая ее плечи. И как их тела вместе повалились на пол, заливаемый общей, смешанной кровью.

Кэти не существовало. Ее просто не было.

Или…?

Тихий смех, уже звучавший в этом парке, прорезал тьму, которая поглотила душу и разум ЕКэйтрин.

- А вы забавны, - голос, который не мог принадлежать ни одному одухотворенному существу, поплыл в этой тьме. – Думаю, что оставлю вас, и мы повторим эту забаву. Только, - голос замолчал на миг. – На немного других условиях…

Резкая боль, которой не должно было существовать за чертой смерти, скрутила мертвое тело, меняя, калеча, корежа его.

И Кэйтрин ощущала, как так же билось в судорогах тело Николая, все еще обнимающее ее.

Вот только смысл этих изменений мертвый разум уловить не мог…

 

 

Глава 1

Какой-то из городов Европы, 2010 год

- Тоска смертная! – парень лет двадцати трех, облаченный в черные потертые джинсы и серую футболку, отставил начатую бутылку пива и нагнулся над бильярдным столом. Деревянный медальон повис на кожаном шнурке, медленно покачиваясь от этого движения.

Игнорируя замечания сегодняшнего противника по игре, Ник проследил, как по стенке зеленой пивной бутылки скатилась капля влаги.

Пламя Ада! У него самого в глотке разместилась маленькая Сахара, но их бармен что-то не спешил выполнять его заказ.

- Серьезно, мужики, неужели вам не нудно гонять шары по столу? – бросив косой взгляд в сторону девушек, который занимали столик неподалеку, следя за игрой, этот пацан прищурился, примериваясь кием к шару. Наверное, прикидывал, как по эффектней загнать тот в лузу, чтобы обратить женское внимание на себя.

Николаос вздернул бровь и посмотрел на Дамиана поверх головы человека, которого как раз приятель и привел в их бар.

Дэм скривил губы в ухмылке, показывая кончик острых зубов и передернул плечами. На миг его глаза стали темней вакуума.

Ник хмыкнул.

Выпендрежник. Мог бы и не светиться, раз уж рисовался сейчас человеком.

Впрочем, этот бар, как и Кит - бармен за стойкой, много чего повидал. А еще больше «забыл» о том, чему не раз становился свидетелем с того момента, как Ник с Дэмом облюбовали себе это заведение.

Кстати, Кит как раз приближался к ним с подносом, на котором виднелась бутылка и два стакана. Превосходно, значит, их бармен еще поживет немного.

Удовлетворенный увиденным, Ник повернулся к столу. И стал наблюдать за ударом человека, что так усердно строил из себя « нереально крутого чувака».

Его слова. Сам Ник ни в жизни так бы про того не подумал.

«Хм, а парень не так плох, как можно было предположить», Николаос одобрительно хмыкнул, и посмотрел на Дэма.

Тот довольно шкирился. Что ж, теперь хоть понятно, зачем он его сюда притащил. Пацан действительно знал толк в бильярде. Для уровня человека, само собой. Ему не тягаться с двумя демонами, но хоть какое-то разнообразие на фоне полных лузеров.

Заметив этот обмен взглядами, парень гордо выпрямился, надулся, как индюк и опять посмотрел на девчонок, наверное, удостоверяясь, что те видели этот удар.

«Нет, все-таки он придурок», покачал головой Ник, «и правда считает, что те дурехи толпятся тут из-за него? Да это их с Дэмом сущность притягивала девиц, заставляя слетаться как мух на мед. Или, что более уместно в их случае, как мух, на нечто менее приятное…»

Ник усмехнулся от этого сравнения.

Он знал, что его улыбка может заставить поседеть человека. Ну что ж поделать? Каждый веселится, как умеет.

- Твоя водка, Ник, - флегматичный голос Кита заставил его обернуться. – Со льдом, - он поставил поднос на угол стола.

Выражение лица бармена полностью соответствовало интонации. Ему все было по барабану.

«Их парень, хоть еще и человек. Из той породы, которым душа уже не нужна и даром».

Кивнув, Ник потянулся к бокалу и повернул бутылку к себе, с удовольствием обхватив ледяное горлышко пальцами. Кожа ощутила нечто странное. Ник перевел глаза на стекло.

- А… чтоб тебя в пекло! Ты совсем сдурел, Кит?! – взревел Ник, глядя на ухмыляющегося бармена. – Я что, по-твоему, девка?! – он потряс бутылкой под самым носом у Кита. – Ты что мне принес?! – Ник едва не впечатал бутылку тому в горло. Особенно черные кристаллы камушков, которыми была украшена эта водка. – Я похож на того, кто помешан на подобных цацках?! – наступая на бармена, продолжал возмущаться он, еще больше заводясь из-за того, что Дэм присоединился к ухмылке Кита. И даже этот кривляющийся идиот смеялся…

 

- Ты заказал самую лучшую водку, какая у меня есть, - все так же безразлично пожал плечами Кит. – Получи – водка Diva, шотландский разлив, каждая бутылка инкрустирована цирконием различных оттенков, - спокойно перечислял Кит, игнорируя то, что Ник уже удерживал его в полуметре над полом за шкирку.

«Вот все-таки нравился ему этот парень», не мог не ухмыльнуться Николаос подобной выдержке, «однозначно их клиент».

- Или тебе цвет не понравился? – Кит вздернул бровь. – У меня еще с розовыми и голубыми кристаллами есть… - ухмыляясь шире, предложил он.

Дэм зашелся в приступе хохота, да так, что согнулся пополам, едва не приложившись головой об край стола.

- Остроумный очень? – встряхнув Кита для формы, чтоб не очень-то зарывался, Ник все же отпустил его.

В прямом смысле.

С удовольствием, и теперь уже сам ухмыляясь, проследил, как бармен грохнулся на пол, щедро сыпля в его сторону ругательствами.

- Правда, чистая правда, - кивнул он, услышав «чертов выродок» и « долбанный, сумасшедший придурок». – Как приятно, когда окружающие тебя настолько понимают, - довольно вздохнул Ник, свинчивая крышку со злосчастной бутылки.

Вытянув дозатор, он зачерпнул из ведерка на подносе горсть льда и сжал пальцы. После чего засыпал ледяную крошку прямо в бутылку.

- Твое здоровье, Кит, - отсалютовав бармену, который все еще потирал ушибленную задницу хмуро глядя на него, Ник приложился к горлышку, одним глотком опустошая половину бутылки.

Обжигающая жидкость мягко скользнула по горлу, приятно холодя внутренности. Слишком мягко.

- В следующий раз принеси самогон, а не этот компот, - крикнул он удаляющемуся Киту.

Тот, не оборачиваясь, поднял руку, выставив средний палец.

Ник ухмыльнулся, отпив еще глоток.

- Смотри, Кит, доиграешься. Сам я девочек люблю, но в нашей братии ведь и по этому делу есть. Могу и пригласить, раз тебе так хочется, - хохотнул Николаос и, отставив бутылку на поднос, повернулся наконец к столу.

Дэм, все еще посмеиваясь, перебросил ему кий.

- Давай играй, вместо того, чтоб на невинных людей набрасываться, - улыбнулся приятель во всю красоту своей демонической улыбки.

- Где тут невинные? – притворно округлил глаза Ник, обходя стол, чтобы выбрать лучшую позицию. – Разве что этот, - он с такой же усмешкой кивнул на мальца, который явно начал понимать, что забрался не туда, куда хотел бы попасть. Но, к его чести, еще достаточно неплохо держался. Во всяком случае, не обмочился, как парочка человек в прошлые вечера. – Заблудшая душа, это точно, - покачал головой Ник, вновь повернувшись к Дэму. – Вот только спасать его некому, - добавил он, перестав маскировать свои собственные глаза.

И одарив парня таким взглядом, что тот поперхнулся слюной и жадно вцепился в свою бутылку пива, едва не перекрестившись, наклонился к столу, выбирая шар для удара.

Входная дверь за его спиной хлопнула, а вслед за этим резким звуком в зале повисла гробовая тишина.

Ник застыл, так и не толкнув шар.

Ему не надо было оборачиваться, чтобы угадать, у кого хватило небывалой наглости и полного отсутствия инстинкта самосохранения, чтобы сунуться в ЕГО, так его об лаву, бар!

Мышцы напряглись, вздуваясь под кожей. Со стороны могло показаться, что татуировка в виде кобры, свернувшаяся кольцом на его спине, ожила, распрямляя кольца, струясь по телу Ника. Демон заворочался, разрывая, сбрасывая личину обычного человека, продираясь сквозь контроль. Сильный, мощный хвост, раздраженно хлестнул по полу, демонстрируя готовность разорвать обнаглевшего гостя в клочья.

Люди его не волновали. Через несколько минут они забудут все, что видели, и сами убедят себя, что просто порядком перебрали дрянного пойла в баре.

Вскинув голову от стола, Ник оскалился и глухо зарычал, заметив такое же выражение готовности к бою в напряженной позе Дэма, хвост которого раскрошил случайно оказавшийся позади табурет.

На их территорию забрался посторонний.

Враг. Противник. Вечный партнер по схваткам.

И они были готовы с ним разобраться. В пределах дозволенного Зепаром, безусловно.

Чтоб его хозяина сцапали ангелы, так его раз так!

Парень, именем которого Ник так и не поинтересовался, все еще стоял неподалеку, кажется, почти заглотнув бутылку целиком себе в глотку.

Он был очень, очень испуган. Почти до смерти…

Николаос любил людей именно в таком состоянии. Жаль, сейчас не до того.

Резко мотнув головой Дамиану, показывая, что берет это на себя, Николаос выпрямился во весь свой рост, уже не скрытый никакими чарами. И, качнув головой, где в густой антрацитовой шевелюре проглядывали смертельно острые, хоть и небольшие рожки, размял мышцы шеи. Те заломило от напряженного возбуждения в предвкушении схватки.

Только после этого, все еще держа в пальцах кий, Ник обернулся ко входу.

Все тело звенело напряжением. Рык гулко перекатывался в широкой грудной клетке. Готовность читалась в каждом жесте.

Готовность. Да уж, пекло его забери!

Вид этого противника всегда приводил его в полную готовность.

В сознании демона моментально появлялось две мысли.

Уничтожить. Поиметь.

Поиметь. Уничтожить.

Последовательность не играла значения.

Кэт всегда доводила все его инстинкты до точки кипения.

К сожалению, ни одно из этих желаний не могло быть удовлетворено.

Два сильнейших демона свиты Зепара могли лишь «подкалывать друг друга», да время от времени, сталкиваться в схватках. Не до смерти.

Он даже дотронуться до нее не мог, чтобы врезать, как следует. Только использовать подручные средства, чтобы хоть на время подпортить мордашку Кэт.

И сейчас Ник смотрел как раз на нее.

 

- Хай, мальчики, - похоже, их гостью совершенно не смутил «напряженный» прием. – Вот, решила заглянуть к вам на огонек, - Кэт улыбнулась и медленно отошла от двери, углубляясь в зал.

Она не шла, скользила плавно покачивая бедрами. А ее тонкие пальцы с острыми коготками порхали по столам, мимо которых демоница проходила, словно поглаживали дерево, как кожу любовника.

Ник и не осматриваясь знал, что у всех мужиков, которые сейчас находились в баре, челюсти отвалились до пола, а изо рта капала слюна.

Пожалуй, только он, Дэм, да еще Кит, могли сопротивляться чарам этой дьяволицы.

Ну, или лучше скрывать свою реакцию, черт ее раздери!

Его тело напряглось так, что одежда могла и не выдержать. И в скором времени, вполне вероятно, не только хвост мог быть представлен на обозрение зарывающейся нахалке.

 

На самой Кэт имелось мало одежды. Очень, даже по меркам демонов.

Длинные, чертовски аппетитные ножки, обтягивали черные чулки в мелкую сетку. На бедрах едва держался шелковый лоскут, удерживаемый тонюсенькими веревочками.

«Это она называла бельем? Хм…»

А верхнюю часть туловища прикрывало некое подобие атласной блузы черного цвета, не достающее нижним краем до белья. У «платья» имелся довольно глубокий вырез, скошенный на одно плечо.

Ходячий секс, чтоб ее.

Это-то при том, что она была обычным демоном.

И иногда, Ник воздавал хвалу Аду, что ее не создали суккубом. Потому как, не всякая суккуб производила на окружающих такой же эффект бомбы, взрывающей разум и вытягивающей наружу самые темные инстинкты.

- Ты зашла на нашу территорию, Кэт, - рокочущим голосом произнес Ник, сопровождая каждое слово гулкими, предупреждающими ударами хвоста. Он проигнорировал искушающую улыбку ее пухлых губок. – Зачем явилась?

- Мне скучно, - ничуть не растерявшись, чуть лениво протянула Кэйтрин, пожимая плечами. Отчего мужчинам, расположившимся рядом, почти удалось разглядеть ее соски.

Почти…

Общий вздох подсказал Нику, что недосказанность только подхлестнула возбуждение людишек.

- Сочувствую, - он упер основание кия в пол и оперся на стол, показывая, насколько она его утомляет. – Но за каким чертом ты к нам примчалась?

- Что ж, - Кэт остановилась в четырех шагах от него и обвела глазами зал. «Максимально безопасное для обоих расстояние», мимоходом отметил он. – Думаю, что смогу у вас развлечься, - подойдя к противоположному углу стола, Кэйтрин многообещающе улыбнулась ему и, спокойно взяв с подноса бутылку, жадно глотнула ледяной водки.

Несколько капель скользнули по ее губам и, сорвавшись с подбородка, упали на грудь, стекая за вырез. Приковав взгляды всех к этой части тела девушки.

Ник зарычал.

- Это была моя водка!

Кэт наигранно притупила взор, посмотрев на него через ресницы и… - одним глотком допила все, что еще оставалось.

- Разве ты не поделился бы с девушкой? – все тем же грудным голос спросила она на вдохе, так, что ее грудь выпятилась под тонкой тканью еще больше.

Стекло звякнуло, покатившись по полу, когда она отбросила пустую тару за спину.

- С тобой я делиться не собирался! – наплевав на такт и вежливость (чего уж тут между своими, демонами, притворяться?), рыкнул Николаос, прислушиваясь к нервным и раздраженным ударам хвоста Дэма за спиной, что вторили его собственному ощущению.

Но Ник был сильнее. И он умел сдерживаться.

Кажется.

Все. Хватит. Его терпение на пределе!

- Не думаю, что в моем баре найдется что-то интересное для тебя, - глухо пророкотал он, обнажая зубы в предупреждающем оскале. – Убирайся!

- Почему? – сделав вид, что не расслышала последнего требования, Кэт вновь осмотрелась. Ее глаза, которые она любила делать зелеными, заинтересованно остановились на чем-то за его спиной. – Вот он - мне интересен, - с самой соблазнительной своей усмешкой, она поманила кого-то пальцем.

Мимо Ника поплелся их сегодняшний пацан, неплохо забивающий шары. Даже сомнения не возникало, что тот не мог сопротивляться притяжению и сексуальному желанию Кэти, которое просто разливалось вокруг, дурманя всех.

У него потемнело в глазах.

Николаос протянул руку, тяжело роняя ту на плечо парня.

Его ногти в мгновения ока удлинились, впиваясь в плоть человека.

И, дернув того на себя, Ник вонзил когти второй руки под ключицу, резким движением разведя кисти, вспоров парню грудную клетку.

Ребра ломались с противным хрустом.

Тело просто лопнуло, разорвавшись на две половины.

Пацан еще успел захрипеть, когда его трахея треснула, отрываясь от вскрытых и представленных на всеобщий обзор бронхов и легких. Кровь разлетелась, покрыв пол, его кожу, лицо Кэт и все вокруг брызгами.

Николаос разжал руки, роняя на пол то, что миг назад являло собой нечто одухотворенное и двигающееся.

- Прости, его только что изъяли из нашего прайс-листа, - пожав плечами, Ник провел по своему лицу, собирая капли крови, и небрежно стряхнул те на пол, в общую лужу.

Киту придется попотеть, прибираясь здесь.

 

Кэйтрин с интересом наблюдала за тем, что он сделал. А потом и сама провела пальцами по лицу, только вместо того, чтобы отряхнуть их, поднесла к губам и медленно облизала все алые капли.

- Что ж, - со вздохом протянула Кэт, - не очень-то он был и вкусный… Хотя, это не показатель, может быть в постели паренек оказался бы зверем, - словно размышляя над вариантами, она еще раз прошлась по своим пальцам язычком.

Вверх-вниз, вверх-вниз, обхватила губами, посасывая...

Николаос зарычал громче.

Это заставило ее усмехнуться.

Рыкнув в ответ, Кэйтрин вдруг откинула свои длинные платиновые волосы за спину и резко взмыла вверх, запрыгнув на их бильярдный стол.

От этого маневра рукав ее одежды сполз ниже, оголяя кусочек рисунка татуировки в виде темно-изумрудной вьющейся лозы плюща. Тот вился от ее правого уха, через затылок, всю правую руку, на лопатку и до самого копчика, «оплетая» кожу демоницы.

Ник дернулся, тут же развернувшись, чтобы не подставить противнику спину.

И, прикинув, что не в восторге быть снизу, последовал ее примеру, запрыгнув на стол с противоположного края.

- Раз другого развлечения нет, - сладким голосом пропела Кэт, нежно поглаживая свой живот и бедра руками, - ты развлеки меня, Ник, - она насмешливо посмотрела на него, бросая вызов.

Сволочь.

Ведь знает, что он еще не настолько свихнулся, чтобы достаточно приблизиться.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных