Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Четырьмя часами ранее 8 страница




Мы выходим из паркинга рука об руку и минуем мэрию, направляясь к Ридинг Терминал Маркет. Это всего в полумиле отсюда, буквально в паре кварталов. И на улице достаточно холодно, чтобы мы ускорились, но не настолько, чтобы эта прогулка стала неприятной.

В секунду, когда мы входим через двери рынка со стороны двенадцатой улицы, нас поглощает обычный рыночный хаос. Толпы народа, кучи туристов и местных. Аромат еды доносится со всех уголков огромного пространства. Владельцы магазинчиков предлагают продегустировать их товар, стоя возле прилавков. И знаете, мне нравится эта суета.

– Давай купим мороженого. – Я дергаю Сойера за руку и киваю в направлении лавки Бассета, подпрыгивая на носочках от переполняющего волнения.

– Мороженое? Сейчас полдень, и мы еще не обедали.

Я замираю как вкопанная и умоляюще смотрю на него.

– Ты убийца хорошего настроения.

– Мы можем купить пинту мороженого, чтобы съесть попозже, – предлагает он, и я делаю шаг назад.

– Постой, парень! Я не уверена, что у нас, – я указываю на него, а затем на себя, – сложится.

Он закатывает глаза и позволяет мне тащить себя к лотку Бассета. Мы толкаемся в толпе, пока идем в нужном направлении, а затем я разглядываю меню. И снова я прыгаю на пальчиках, пытаясь заглянуть через головы людей. Возможно, я хочу вишневую ваниль. Нет, манго. Я не в настроении для мятно-шоколадного.

– Малиновый трюфель, – уверенно говорю я парню за прилавком, когда подходит наша очередь. – Сойер? – Я оглядываюсь через плечо. – Ты какое хочешь?

– Я хочу кофе, – отвечает он. Я просто качаю головой и хватаю свой рожок, а затем мы возвращаемся к кофейне "Кофе старого города", и Сойер покупает себе кофе.

– Теперь счастлив? – спрашиваю я, пока он делает глоток, а затем слизываю мороженное возле края рожка. – Ты получил свой скучный кофе.

Его взгляд пристально следит за моим языком перед тем, как парень отвечает.

– Не скучный. Это качественный кофе, выпускающийся лимитированными партиями. Ты упускаешь этот нюанс.

– Упускаю? – спрашиваю я, и зная о том, что он очарован манипуляциями моего языка, скольжу кончиком к вершине конуса, при этом наклонив голову так, чтобы глядеть Сойеру прямо в глаза.

– Мило, мисс Сапожки. Очень мило. – Он щелкает по кончику моего носа пальцем и затем хватает меня за свободную руку, и мы идем исследовать рынок дальше.

Мы ходим вдоль рядов, начиная со стороны улицы Фильберт и заканчивая возле выхода на улицу Арч. Я покупаю кулинарную книгу и кухонный таймер для мамы на Рождество, пока Сойер выбирает керамическую посуду для своей матери. Мы останавливаемся, чтобы съесть чизстейк (булочка с нарезанным стейком и сырно-луковым соусом, типичное филадельфийское блюдо) в Спарто. Сойер заказывает проволоне, я же уиз. Все столики заняты, так что мы находим место возле прилавка и едим чизстейки стоя. Большим пальцем Сойер вытирает следы соуса с моей щеки.

А после того, как заканчиваем есть, мы продолжаем делать покупки. Сойер покупает стейки на ужин, и напоследок мы выбираем свежие булочки и хлеб в булочной Бейлера. Очередь в булочной довольно длинная, но я рада подождать, прислонившись к груди Сойера и наблюдая за тем, как работают пекари, формируя пончики. Краем глаза я замечаю, что пара женщин бросают на Сойера голодные взгляды, но такое не впервые. Даже если говорить только о сегодняшнем дне. Я не могу их винить, но это наталкивает меня на размышления.

Я вспоминаю, как Финн сказал, что я быстро укротила Сойера или что-то в этом роде. Я думаю о реакции Эрика на то, что мы с Сойером встречаемся еще до того, как мы на самом деле стали встречаться. Сейчас он немного успокоился, но все же.

Блондинка перед нами в очереди бросает еще один взгляд на моего парня, и я отстраняюсь от его груди, чтобы можно было взглянуть Сойеру в глаза. Моя рука остается на его талии и притягивает его тело ближе.

– Что? – спрашивает он, накрывая ладонью мой затылок и разминая пальцами кожу.

Я откидываю голову так, чтобы видеть его и убираю одну руку от его тела, чтобы иметь возможность указать пальцем парню в лицо. – Просто чтобы прояснить вопрос, скажу, ты – мой.

Он улыбается в ответ.

– Ты в некотором роде маленькая пещерная женщина.

– Я серьезно.

– Ты очаровательна.

Мы смотрим друг на друга молча, пока он не наклоняется и не целует меня.

– Твой, – соглашается Сойер, когда мы отстраняемся. – Но я думал, что обозначил это, еще когда хакнул твой Facebook.

– Мило, Камден.

Тридцать четвертая глава

– Эверли, дорогая, когда Сойер приедет?

Сегодня Рождество, и моя мама прыгает по кухне, одновременно перемешивая содержимое кастрюли на плите, смешивая салат в миске на столе и заталкивая противень в духовку.

– Он будет здесь к четырем, как раз к обеду, не волнуйся. – Мама любит принимать гостей, к тому же она в экстазе от моего нового парня. Не думаю, что я приводила домой кого-то из университета за последнее лето. Так что ее волнение не удивительно.

Я открываю контейнер со всеми рождественскими печеньками и начинаю раскладывать их на блюда, что приготовила мама.

– Он говорил, что ждет не дождется попробовать мою лазанью! – хвастается мама, и я роняю печенье на пол.

– Что? – спрашиваю, нагибаясь, чтобы подобрать печенье и выбросить в мусорку.

– Он сказал, что ты часто восхищенно вспоминаешь о моем рецепте лазаньи. – Она аж светится. – Я даже не знала, Эверли, что она тебе так нравится, иначе готовила бы ее на все твои каникулы. – Мама еще раз помешивает еду в кастрюле, дважды ударяет деревянной ложкой о край и затем кладет ложку на подставку рядом с плитой.

– Гм, когда это было, мам? – Я наклоняю голову и сжимаю переносицу, от движения мой хвостик раскачивается. – Я спрашиваю о том, когда ты болтала с Сойером?

– О, мы не болтали. Мы переписывались. На FB.

– Мама, это Facebook, а не FB. И тебе не следует переписываться с моим парнем, это странно.

– Я знаю, что это Facebook, Эверли. Но забавнее называть его FB, не думаешь?

– Нет. – Я качаю головой. – Не очень.

– В любом случае, он мне написал.

Мне приходится сдерживать стон. Я хочу его убить. Интересно, есть на Facebook функция оповещения об убийстве. Я могла бы меньше волноваться о своих вызывающих фото в ленте. Это? Вот об этом мне стоит волноваться.

– О чем еще вы двое переписывались? – спрашиваю я, и мой голос звучит выше, когда закрываю один контейнер с печеньем и открываю второй.

– Да ни о чем, Эверли. Он прислал мне сообщение, интересуясь, что принести сегодня. Вот и все.

– Вот и все, – повторяю я.

– И я отправила ему несколько фото. Ты была таким милым ребенком. Прошла вечность с тех пор, как я знакомилась с кем-то новым, кому можно было бы показать твои снимки. – Она вынимает разделочную доску из шкафчика.

– Мама! – кричу я в ужасе.

– Шучу, Эверли. Я просто шучу. – Она качает головой и вынимает овощи из холодильника, размещая их на доске. – Я никогда не видела, чтобы ты была столь возбуждена. – Она усмехается мне, а ее глаза сверкают. – Он, должно быть, совершенно другой.

Я медленно опускаю голову в легком кивке.

– Он – это нечто, – соглашаюсь, как раз когда звонит дверной звонок. Слишком рано для Сойера, но родственники уже начали прибывать. Мой брат Эрик будет здесь со своей женой, Эрин. Дедушка и бабушка, тетя и дядя, и еще двое кузин тоже соберутся. Я слышу, как папа открывает двери и впускает первого гостя. По крайней мере Эрик не устроит сцену, возмущаясь тому, что я встречаюсь с Сойером, перед всеми нашими родственниками. Я надеюсь на это.

Моя двоюродная сестра, подросткового возраста, по имени Вивиан вбегает в кухню через мгновение, визжа и обнимая меня. Этой весной она заканчивает мою старую старшую школу Хай Рилжфилд. Выкладывая вместе со мной печенье, она рассказывает о всех новостях школы, к которым причастна, и о том, в какой колледж надеется поступить следующей осенью. Я слушаю, забирая у мамы все для готовки салата и ощущая, что этот же этап в моей жизни был очень давно. Конечно, я отправляла всего одну заявку, зациклившись на том, что меня должны были принять в Пенн, и дальше должно было пойти, как запланировано. Но в целом я была права насчет поступления в Пенн и ошибалась насчет всего остального.

– Что планируешь после выпуска? – Вивиан заканчивает щебетать и смотрит на меня ожидающе, хватая печенье и засовывая его себе в рот.

– Гм, я пока что не знаю точно, – сознаюсь я. – Но у меня еще есть время это понять. – Я улыбаюсь и отмахиваюсь, словно это не важно. Словно этот вопрос меня не волнует.

Вивиан кивает, но ее лоб хмурится.

– Конечно, у тебя еще есть время. – Она ободряюще кивает. – Не думала, что когда-то услышу о том, что у тебя нет четкого плана, – говорит она, смеясь, как раз когда открывается входная дверь, и входят Эрик с Эрин.

Через мгновение Эрик появляется на кухне и направляет на меня пальцы, сложенные в виде пистолета.

– Ты.

– Оставь ее в покое. – Эрин становится прямо за братом и обнимает его за талию, опираясь подбородком о его плечо и похлопывая по его груди свободной рукой, пока Эрик продолжает сердито смотреть на меня.

Раздается звон дверного звонка, и мы все бросает взгляд в сторону коридора, где мой папа открывает дверь и говорит:

– Рад с тобой познакомиться. – Сегодня к нам придет всего один человек, с которым папа не знаком.

– Еще лучше, – объявляет Эрик с ухмылкой и разворачивается в сторону входной двери.

Мои глаза расширяются, и я роняю все, что держала в руках, вытираю руки полотенцем и иду за братом. Он все-таки собирается устроить сцену. Это оскорбительно, а я не выношу оскорблений. Еще ладно, что Эрик угрожал моим парням в школе, но это уже чересчур.

Эрин и Вивиан глядят на меня, когда выхожу в коридор и останавливаюсь.

– Черт побери, – шепчу я. Сойер и Эрик уже на улице. Разговаривают.

– Что происходит? – шепчет Вивиан в ответ.

– Твой кузен выговаривает нового парня Эверли, рассказывая ему о своих намерениях, – сообщает Эрин, пока мы все заходим в гостиную и теперь можем шпионить за ними через окно.

– Но почему? – спрашивает Вивиан.

Эрин качает головой в неверии.

– Эрик волнуется о развратном прошлом Сойера. Словно он сам не встречался со всеми подряд, пока не познакомился со мной.

– Эууу, Эрин!

– О, прости. – Она краснеет.

На улице ребята похлопывают дружески друг друга по спине, так что мы поспешно скрываемся на кухне.

Вивиан фыркает.

– Твой брат такой чересчур заботливый. Даже хуже, чем мой папа.

– Мы спишем это на его воспитание, – объявляет мама, и мы все поворачиваемся в ее сторону, наблюдая за тем, как она засовывает лазанью в духовку, рядом с уже запекающимся мясом. – У него есть привилегия защищать тебя от неподходящих членов.

– Мама! – Не уверена, что больше меня ужасает, то, что она только что сказала, или что словосочетание "защищать от членов" слетело с ее уст.

– Шучу! – Она ослепляет усмешкой.

Я стону. Когда это моя мама стала такой шутницей?

Эрик и Сойер входят на кухню буквально через мгновение, при этом улыбаясь. Сойер целует мою мама в щеку и передает ей бутылку вина, благодаря ее за приглашение. Она буквально краснеет от его внимания.

– Это твой новый парень? – шепчет мне Вивиан, широко открыв глаза.

– Ага.

– Черт, девочка. – Она не скрываясь разглядывает его с головы до ног, так что я толкаю кузину локтем в бок.

Сойер поворачивается к нам, ослепляя своей мегаваттной улыбкой, и я представляю его Эрин и Вивиан, а затем тащу в тихий уголок.

– Что ты сказал моему брату? Казалось, он собирался тебя убить, а затем пуфф, и вы уже курите на пару метафорические сигары. – Я скрещиваю руки на груди и смотрю на него, смущенная тем, что мы здесь не наедине.

– Все просто, – говорит он, наклоняясь к моему уху, его дыхание на моей шее вызывает дрожь по всему телу. – Я сказал ему, что влюбился в тебя.

– О, – заикаюсь я. О. Я должна на это что-то ответить? Прямо сейчас? Стоя в паре метров от своего отца? Уверена, мои глаза расширяются, как у совы, а взгляд мечется то туда, то сюда, пока я гадаю, насколько мы здесь уединены, а затем всасываю в рот нижнюю губу и задаюсь вопросом, могу ли я незаметно провести Сойера к себе в комнату. Что смешнее всего, так это то, что мне двадцать два, а я все еще боюсь испытывать удачу рядом с Эриком.

Сойер разглядывает мое выражение лица и усмехается, явно подмечая мою грусть, а потом наклоняется и касается своим лбом моего.

– Ты можешь рассказать мне все, что думаешь по этому поводу, позже, мисс Сапожки.

Я облегченно выдыхаю задержанный воздух и киваю в тот же момент, как мама зовет нас, спрашивая Сойера, что он хочет пить.

Пока мы пьем и едим закуски, все, кажется, проходит довольно мирно. Каким-то образом Сойер вызывает у всех симпатию, и бабушка даже называет его "секси-шмекси" и говорит, что отбила бы его у меня, будь она немного помоложе. Так что ко времени подачи обеда я даже расслабляюсь. Но это чувство длится лишь до тех пор, пока Сойер не откусывает первый кусочек лазаньи и не начинает петь моей матери дифирамбы, рассказывая о том, как давно он не ел домашней лазаньи, при этом подмигивая мне.

– Эверли может приготовить ее для тебя! Она видела, как я ее готовлю дюжину раз! – Мама светится от счастья, тогда как я давлюсь крутоном. – У нее есть рецепт.

Сойер хлопает меня по спине, но на его щеке появляется ямочка, когда он пытается скрыть улыбку. Я откашливаюсь и делаю глоток воды.

– Ты говоришь, как сексист, мама. Возможно, это Сойеру стоит приготовить для меня лазанью. – Я пинаю Сойера в голень, когда говорю это.

– Довольно справедливо, Эверли. – Мама кивает. – Возможно, вы могли бы приготовить ее вместе? – Она светится от одной этой мысли и передает роллы папе, слева от нее.

– Я бы с радостью приготовил лазанью для тебя, Эверли, – встревает Сойер. – Даже принесу тебе ее домой после твоих занятий. Сперва, конечно, предупредив о своем визите, – добавляет он, не отводя от меня взгляда. – Удостовериться, что ты дома.

– Как мило! – Прямо сейчас мамина симпатия к совершенству Сойера достигла своего апогея, тогда как я размышляю о мести. Я никогда не ворвусь к кому-то домой и не стану снова готовить лазанью, это уж точно.

После обеда мы собираемся рядом с елью в гостиной, на кофейном столике уже стоят печеньки и кружки с кофе и горячим шоколадом. Моя младшая кузина Бонни раздает всем подарки из-под ели. Вив передает мне маленькую упаковку с карточкой от Сойера. Мы сидим на диване рядом друг с дружкой, и его рука лежит на уровне моих плеч на спинке.

Я кладу подарок на колени и жду, пока Бонни закончит раздавать подарки другим, но кажется, она не собирается раздавать подарки всем прямо сейчас.

– Открывай же, – восклицает мама. Очевидно, что внутри коробка с ожерельем, так что я подцепляю пальцем ленту, отворачиваю бумагу и обнажаю бирюзовую коробочку от Тиффани. Открываю ее и начинаю смеяться, но мне бы не хотелось объяснять всем почему, так что я пытаюсь сдержать смех, в результате странно фыркая. Моя мама вопросительно смотрит на меня, вероятно, решив, что я пытаюсь сдержать слезы, а не смех, но она ничего не говорит.

– Красиво! – Эрин наклоняется и разглядывает ожерелье, Вивиан вскакивает, желая тоже заглянуть.

– Я его надену, – говорю я всем, поднимая украшение и поднося его к шее, а затем немного наклоняюсь вперед так, чтобы Сойер смог его застегнуть.

– Ключики! – говорит Вивиан, разглядывая три серебряных ключика, висящих на изящной цепочке. – Аааа, это так мило, – воркует она, и я пытаюсь снова не засмеяться.

Конечно, он нашел ожерелье с тремя ключами вместо того, чтобы купить просто ожерелье. Конечно же. Сойер слегка дергает за кончик моего хвостика, и когда я смотрю на него, на его лице сверкает фирменная улыбка, вызванная весельем от моих попыток не рассмеяться. Но все в порядке, ведь он сам пока что не открыл свой подарок.

И Бонни как раз передает ему его. Упаковка размером с обувную коробку, и я улыбаюсь в предвкушении.

Он убирает правую руку со спинки дивана и нетерпеливо разрывает бумагу. Затем открывает крышку и роется в упаковочной ткани, вытягивая кружку с изображением кошки, ниже которого есть надпись "Я просто до безумия люблю кошек".

– Я возьму ее на работу, – говорит Сойер, усмехаясь.

– О, это не все, милый, – говорю я ему, похлопывая парня по колену.

Он снова роется в коробке, отыскивая пару серебряных запонок в виде силуэта кошки. И наконец, с самого дна Сойер достает футболку с принтом серой полосатой кошки в очках и повернутой козырьком назад бейсболке. Я усмехаюсь от уха до уха.

– У тебя есть кошка, Сойер? – спрашивает Эрик, выглядя крайне заинтересованным.

– Нет, но он очень хочет завести, – отвечаю до того, как Сойеру представляется шанс.

Эрик кажется скептично настроенным, словно подозревает, что это наша внутренняя шутка, которую он бы не одобрил, однако брат откидывается на спинку кресла и не произносит ни слова.

– Сойер, ты не обязан был приносить мне ничего в подарок, – говорит мама, принимая плоский упакованный сверток из рук Бонни и опуская его себе на колени.

– Это безделушка, может, у вас даже уже есть такая же, – говорит Сойер, откидываясь на спинку дивана и снова опуская руку мне за спину.

Меня снедает любопытство, пока мама осторожно разворачивает подарок. Возможно, мне даже немного страшно от того, что там может оказаться что-то, что высмеет мой нелепый поступок или же заставит меня саму рассмеяться.

– О, как мило! – восклицает мама, поднимая сперва довольно старую на вид книгу "1, 2, 3 в Зоопарке" авторства Эрика Карла, а следом за этим выглядящую столь же старой книгу "Генри Хаггинс" Беверли Клири. – Они подписаны! – Мою маму легко впечатлить любой книгой, но Сойер буквально выбил страйк, подарив эти две. – Удивлена, что Эверли рассказала тебе, в честь кого была названа. Она никогда никому не позволяет использовать имя Бэверли.

– И не собираюсь начинать, – подтверждаю я, – но я признаю тот факт, что мое имя не лишено своего очарования.

Имя Сойер, к слову, тоже довольно очаровательное.

Тридцать пятая глава

– Ты устраиваешь вечеринку в канун Нового года каждый год?

Я сижу на туалетном столике, одетая в халат, и наблюдаю за тем, как Сойер бреется. Не уверена, почему никогда не наблюдала за этим процессом раньше, но отныне это вне сомнений мое новое увлечение. Он только что принял душ и обернул полотенце вокруг талии, его грудь обнажена, и это еще одно мое новое увлечение. Мои бедные глаза не могут решить, на чем сфокусироваться.

– Да. Мы ежегодно устраиваем подобную вечеринку для компании.

– А что, если сотрудники не хотят тусоваться с тобой в канун Нового года? – спрашиваю я, болтая ногами. Ногти на моих ногах окрашены красным лаком под названием "Романтическое увлечение". Ногти на руках того же цвета.

Сойер споласкивает бритву под краном, а затем снова поднимает ее к лицу, и я опять загипнотизирована. Откашливаясь, я ерзаю на мраморной столешнице.

– Они не обязаны приходить на вечеринку, Эверли. Я ни от кого не требую "тусоваться со мной". Они могут привести с собой кого хотят, насладиться бесплатной едой и выпивкой или делать, что хотят. – Он смотрит на меня, когда снова споласкивает бритву. – Тебе удобно, Сапожки?

– Нет, я как бы немного намокла.

Его взгляд опускается к столешнице рядом с раковиной, на которой нет ни капли воды, а затем возвращается ко мне. Сойер вопросительно наклоняет голову и проводит еще раз бритвой по щеке.

– Просто это твое бритье. – Я машу рукой в сторону его лица, а затем на себя, имитируя движения веера. – Это чертовски сексуально.

Он замирает с полотенцем в руке и качает головой.

– Я и правда никогда не могу предсказать, что вылетит из твоего рта в следующую секунду. – Парень вытирает остатки крема с лица и бросает полотенце на столешницу до того, как опускает руки по обе стороны от моих бедер.

– Как и я, если говорить начистоту, – признаюсь я.

Он смеется, дергая за полы моего халата так, что тот распахивается.

– Ни за что, – протестую я, отталкивая парня. – Я почти готова идти.

– Я не могу повести тебя на вечеринку в возбужденном состоянии. Иначе ты будешь абсолютно непредсказуема.

– Мои волосы уложены.

– Я едва тебя коснусь.

Я прислоняюсь спиной к зеркалу, сомневаясь.

– Едва коснешься?

– Всего одной рукой, – отвечает он, поднимая левую руку, а правой продолжая сжимать столешницу рядом с моим бедром.

Мой халат уже распахнут, так что Сойер скользит кончиком указательного пальца от моего пупка к клитору. Я ахаю, и он знает, что больше возражений от меня не последует.

– Подними ноги и поставь на край столешницы, – приказывает он, и я поднимаю ступни, устраиваясь поудобнее. Мои веки уже кажутся тяжелыми, а тело заливает румянец желания.

– Всего одной рукой?

– Большим, указательным и средним пальцами.

Мое дыхание учащается, когда его палец проскальзывает дальше, кружа вокруг моей сердцевины.

– Ты и правда намокла, – отмечает он. Сойер возвышается надо мной, опираясь одной рукой о столешницу так, что наши тела соприкасаются только в месте, где он ласкает меня. Его лицо в считанных сантиметрах от моего, но парень не делает попыток поцеловать меня или прикоснуться как-то иначе. Его палец скользит на несколько сантиметров в мою киску и снова выскальзывает, растягивая. Но почему-то то, что он меня касается только там, делает данное соприкосновение более сексуальным. Наши взгляды прикованы друг к другу, пока он так интимно ласкает меня.

Большой палец Сойера накрывает мой клитор, и я вздрагиваю. Я чувствую, как он выводит круг по складочкам, готовя меня к тому, чтобы снова коснуться большим пальцем клитора, но на этот раз размазывая по нему мою же влагу.

Моя грудь вздымается, и я хочу, чтобы его ладонь грубо сжала ее. Но Сойер верен своему обещанию насчет одной руки, так что я сама касаюсь своей груди. И делаю это не нежно, мои рука накрывают отяжелевшие вершинки, а пальцы сжимают плоть и щипают за соски так сильно, как только могут.

Его большой палец продолжает кружить на моем клиторе, тогда как два других проскальзывают глубоко в мою киску. Он сгибает руку в запястье и надавливает кончиками указательного и среднего пальца изнутри, одновременно с тем прижимая сильнее большой палец к клитору. И я кончаю, задыхаясь и несвязно постанывая. Обе мои руки хватаются за его предплечья, ища поддержки, тогда как кончики пальцев ног сгибаются на краю столешницы, а спина выгибается.

– Потребовалось меньше двух минут, – хвастается он, вынимая из меня пальцы и поднимая руку вверх. Моя влага покрывает его кожу, и я не могу оторвать взгляд, пока Сойер подносит пальцы ко рту и облизывает. – И одна рука, -добавляет он, хотя это совершенно ни к чему.

– Хвастунишка, может это я просто шлюшка, – кричу я ему вслед, пока Сойер направляется к двери из ванной. Я же хватаю полотенце, которое он бросил на туалетный столик ранее и вытираю себя, так как бедра покрыты моими же соками. – Ты только сделал еще хуже! – ору я, когда он переступает через порог ванной.

– Знаю, – отвечает он, одаряя меня усмешкой.

Я следую за ним к огромной гардеробной. Ранее я привезла больше дюжины вариантов нарядов для этого вечера, и все они висят в шкафу Сойера. Он уже надел брюки и застегивает пуговицы на рубашке, когда вхожу в гардеробную. Я сбрасываю халат на пол и затем подхожу к одному из встроенных шкафов.

– Я могу тебе помочь? – спрашивает он. Потому что, если быть честной, я подошла к шкафу с его вещами.

– Неа, – отвечаю. – Я уже все нашла.

– Эверли, что, черт возьми, ты творишь? – Он закончил застегивать рубашку и смотрит на меня, уперев руки в боки и хмурясь.

– Я надеваю твое белье, – говорю я, засовывая ноги в пару его боксеров. Я покопалась и нашла черные. Какого черта черные боксеры продаются в белой упаковке? Не суть.

– Но почему? – Он все еще кажется сбитым с толку, но прекращает глядеть на меня и начинает заправлять рубашку в брюки.

– Потому что ты возбудил меня до чертиков. – Я указываю большим пальцем в сторону ванной.

– Я доставил тебе оргазм. – Он кажется смущенным моим обвинением.

Я фыркаю.

– Верно. Но от этого я еще больше стала хотеть твой член. – Я смотрю на одежду, которую привезла, размышляя, что могу надеть с этим бельем. Всю неделю я переписывалась с его помощницей Сандрой насчет того, что обычно гости надевают на эту вечеринку. Сойер ничуть не помог мне в данном вопросе. "Надевай, что хочешь," – сказал он. Словно я могу подобрать одежду исходя из этого совета. – Надеюсь, ты наденешь новые запонки к этой рубашке, – говорю я, разглядывая его черные слаксы и серую нарядную рубашку.

Он поднимает запонку в виде силуэта кошки, которую я подарила ему на Рождество и застегивает ее на левом запястье.

– Я все еще не понимаю, зачем тебе мое белье.

– О! – Я снимаю с плечиков черное платье без рукавов с просторной юбкой и широким поясом на крючках и начинаю его надевать. – За тем, что ты, очевидно, планируешь поиграть со мной на этой вечеринке. Вероятно, затолкнешь меня в какую-то кладовку или гардероб и трахнешь своими пальчиками, закрыв рот второй рукой, чтобы никто нас не услышал. А если на этой вечеринке и останутся чьи-то трусики, то они будут твоими.

Он медленно кивает и застегивает запонку на правом рукаве.

– Разве женщины в твоем возрасте используют фразу "поиграть со мной"?

– Ну, я только что ее использовала. В любом случае, ты меня понял. Можешь застегнуть мне платье? – Я поворачиваюсь к нему спиной и перебрасываю волосы через плечо, ожидая.

Ощущаю его пальцы на молнии, ткань медленно прилегает к моей спине. Сойер заканчивает и касается большими пальцами моего затылка, выводя маленькие круги на моей коже, одновременно с тем целуя изгиб моей шеи. Я вздрагиваю, чувствуя его прикосновения даже под черными боксерами.

– Твой план довольно непрост, и мне нужно ему соответствовать, – бормочет он.

Я поворачиваюсь и печально киваю.

– Знаю. Ты, в некотором роде, опасен.

– Хорошо, что ты принимаешь меня таким, какой я есть.

Я пожимаю плечами.

– Кто-то же должен.

– Я не собираюсь срывать с тебя это нижнее белье.

– Хаха! – Я указываю на него одной рукой, другой обувая туфлю. – Я знала это!

Он усмехается и качает головой.

– С тобой не заскучаешь.

– Я стараюсь. – Я подпрыгиваю, обувая вторую туфлю на каблуке, и направляюсь в ванную, чтобы нанести блеск и поправить прическу. – Спасибо, что разрешил пригласить на вечеринку Хлою. – Я достаю красную помаду из косметички и провожу ею по губам, а потом осознаю, что в этом платье есть потайные карманчики, так что я прячу помаду в один из них, решая не брать с собой сумочку. – Она бы сидела сегодня дома и смотрела "Мыслить как преступник", если бы я не заставила ее пойти.

– Не проблема. Я с нетерпением жду с ней знакомства.

– Мне стоит взять презерватив, или у тебя есть с собой? В моем платье есть карманы, – добавляю я услужливо.

Он закатывает глаза.

– Эверли, мы не будем заниматься сексом на моей ежегодной вечеринке сотрудников.

– Верно. – Я подмигиваю и киваю. – В любом случае, Гейб придет?

– Придет ли Гейб? – повторяет он за мной, излучая любопытство. Сойер прислоняется к дверной раме, скрещивая руки на груди. – Откуда ты знаешь Гейба?

– Не знаю, – выдыхаю я, припудривая щеки. – Так он придет или нет?

– Придет. А почему тебя это волнует?

– Я кое над чем работаю.

– Работаешь кое над чем, – повторяет он. – Ты пытаешься свести Гейба с Хлоей? – Он не кажется впечатленным.

– Нет! – Теперь хмурюсь я. – В этом же нет никакого смысла, Сойер. – Я приглаживаю волосы на плечах. Я профессионально уложила их сегодня днем. Теперь они гладкие и прямые, доходят до низа лопаток, волосок к волоску. Красная помада и лак – единственное вкрапление ярких красок – отлично контрастируют с темными локонами и черным платьем. Я проскальзываю мимо Сойера в спальню, глядя на часы на стене. – Ты готов?

– Эверли, над чем конкретно ты работаешь? – спрашивает он, пока мы идем к входной двери. Вечеринка пройдет в бальном зале отеля Ритц-Карлтон, так что нам нужно всего несколько минут, чтобы добраться туда. Сойер сжимает мою руку, пока идем, его большой палец трет тыльную сторону моей ладони.

– Пытаюсь свести Гейба и Сандру, – отвечаю я безэмоционально.

Он наклоняет голову в моем направлении.

– Гейба и… Сандру?

– Ага, это же очевидно. Почему ты продолжаешь повторять за мной, что ни скажу? Гейба и Сандру. Это же очевидно.

– Между моей ассистенткой и финансовым вице-президентом ничего нет, Эверли.- И тем не менее. – Я качаю головой. – Ты и правда слишком близорук, как для почти миллиардера.

– А ты кошмар всех человеческих ресурсов. – Мы входим в лифт, и он потирает рукой челюсть, закрывая при этом глаза.

– Постой, Гейб – глава финансового отдела? Я и правда приняла его за чудаковатого технаря.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных