Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Как Сенька разочаровался в людях




 

Эраст Петрович не спеша вышел на середину гостиной, приподнял головной убор (сегодня он был в клетчатом кепи с загнутыми наверх ушами):

– Не пугайтесь, сударыня. Я не сделаю вам д-дурного.

Смерть не обернулась, смотрела на незваного гостя в треснутое зеркало. Помотала головой, провела по поверхности рукой. Оглянулась через плечо. Лицо у ней было удивлённое.

Он слегка поклонился.

– Нет, я не видение и не г-галлюцинация.

– Тогда пошёл к черту, – бросила она и снова повернулась к зеркалу. – Ишь, наглец. Слово скажу – тебя на части порвут, кто ты ни будь.

Эраст Петрович подошёл ближе.

– Я вижу, вы нисколько не испугались. Поистине вы редкая женщина.

– Ах, вот что дверь-то скрипела, – сказала она как бы сама себе. – А я думала, сквозняк. Ты кто такой? Откуда взялся? Из поганой трубы, что ли, выскочил?

На это он ответил строго:

– Для вас, мадемуазель, я – посланец судьбы. А судьба “выскакивает” откуда ей заблагорассудится, подчас из очень странных мест.

Вот когда она к нему, наконец, развернулась всем телом. И посмотрела уже не с презрением, а недоуменно и даже, почудилось Скорику, с некоей надеждой. Повторила:

– Посланец судьбы?

– Что, не похож?

Она двинулась ему навстречу, снизу вверх посмотрела в его лицо.

– Не знаю… Может, и похож.

Сенька закряхтел – больно плохо они стояли: высокий господин Неймлес совсем её загородил, да и самого было видать только со спины.

– Отлично, – сказал он. – Тогда буду говорить поэтично, как и подобает посланнику судьбы. Сударыня, над той частью Москвы, где мы с вами сейчас находимся, сгустилось облако зла. Оно то и дело проливается на землю кровавым д-дождём. Эту железную тучу не уносит ветром, её будто удерживает здесь некий магнит. И я подозреваю, что этот магнит – вы.

– Я?! – смятенно воскликнула Смерть и шагнула в сторону. Вот теперь её было видно хорошо. Лицо у ней сделалось растерянное, совсем не такое, как обычно.

Эраст Петрович тоже переместился, будто желал быть от неё на расстоянии.

– Чудесная скатерть, – произнёс он. – Никогда не видел такого удивительного узора. Кто это вышивал? Вы? Если так, то у вас настоящий т-талант.

– Не про то говорите, – перебила его она. – С чего вы взяли, что кровь из-за меня льётся?

– А с того, госпожа Смерть, что вы сосредоточили вокруг себя самых опасных преступников г-города. Убийцу и грабителя Князя, который вас содержит. Выродка по прозвищу Очко, который снабжает вас кокаином. Вымогателя и п-подонка Упыря, который вам тоже зачем-то нужен. К чему вам эта кунсткамера, эта коллекция монстров?

Она долго молчала. Сенька уж думал, вовсе отвечать не станет. Но ответила-таки:

– Стало быть, нужно.

– Кто вы? – сердито воскликнул господин Неймлес. – Алчная накопительница богатств? Честолюбица, которой нравится воображать себя королевой з-злодеев? Человеконенавистница? Душевнобольная?

– Я – Смерть, – тихо и торжественно молвила она. Он пробормотал, еле слышно:

– Ещё одна? Не много ли на один город?

– Про что это вы?

Тогда он подошёл к ней близко и заговорил резко, с напором:

– Что вам известно об убийстве Синюхиных и Самшитовых? В этих преступлениях имеются признаки какого-то сатанинского идолопоклонства: то выкалывание глаз, то истребление всего живого, вплоть до попугая в клетке. Настоящий пир смерти.

Она передёрнула плечами.

– Ничего про это не знаю. Вы кто, полицейский? – Посмотрела ему в глаза. – Нет, в полиции таких не бывает. Он качнул головой – не то досадливо, не то смущённо.

– П-прошу простить, забыл представиться. Эраст Петрович Неймлес, инженер.

– Инженер? Так что вам за дело до убийств?

– Есть два феномена, которые никогда не оставляют меня равнодушным. Безнаказанность злодейства и т-тайна. Первый поднимает в моей душе гнев, который не даёт мне спокойно дышать до тех пор, пока не восстановится справедливость. А второй лишает сна и покоя. В этой истории налицо оба явления: и чудовищное злодеяние, и тайна – вы. Я должен эту тайну разгадать.

Она насмешливо улыбнулась:

– И как же вы будете меня разгадывать? На манер прочих разгадывальщиков?

– Это уж как получится, – ответил он, помолчав. – Однако вы правы, ужасный сквозняк.

Развернулся, пошёл прямо на Сеньку, прикрыл дверь, да ещё стулом с той стороны подпёр. Теперь Скорику стало не видно и почти не слышно, что там у них в гостиной делается.

А он и не желал дальше слушать. Полез в окошко печальный. Можно сказать, с разбитым сердцем.

Настигло Сеньку полное разочарование в человеках. Вот Эраст Петрович этот: вроде серьёзный мужчина, собой важный, а такой же кобель, как прочие. А гонору-то, гонору. Кому верить на свете, кого уважать?

Сейчас господин Неймлес её, само собой, в два счета разгадает. Такую лярву только ленивый не разгадывал, терзал себя Сенька. Ох, женщины! Дешёвки, предательницы. Одна только верная и есть – Ташка. Хоть и мамзелька, но честная. Или это у ней от малолетства? Наверно, подрастёт, тоже, как все они, станет.

 






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных