Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Изменение фертильности




Если посмотреть беспристрастно на людей, по своему интеллекту или статусу занимающих нижнее положение на соотв. шкалах, можно согласиться с политикой поощрения иметь поменьше детей, проводимой в отношении тех родителей, к-рые по минимуму обеспечивают их биолог. или соц. наследством. Способности среднего ребенка таких родителей ниже среднестатистического уровня популяции, хотя и неск. выше родительских. Средовая основа политики, нацеленной на достижение сокращения размера семьи, не менее прочна, чем генетическая. Изменение рождаемости в зависимости от родительского интеллекта или статуса ведет к изменению среднего уровня интеллекта детей, независимо от того, какими причинами может определяться их фенотипический уровень. Этот вывод совершенно не связан с предположениями о природе — генетической или средовой — механизма, лежащего в основе этой закономерности.

См. также Когнитивные (познавательные) способности, Наследуемость, Меры интеллекта, Полемика о роли природы и воспитания в развитии

Л. Хамфри

 

Наследственные болезни (genetic disorders)

 

В результате генеалогических исслед. был выявлен ряд расстройств, передающихся по наследству. При генетических заболеваниях некоторые протеины или ферменты отсутствуют или патологически изменены. Описание наиболее известных Н.б. приведены ниже в алфавитном порядке.

Амиотрофический боковой склероз (АБС).В 10% случаев вызывается аутосомным доминантным геном, хотя у некоторых детей выявляется аутосомная рецессивная передача. Если у родителя с АБС в роду нет случаев этого заболевания, оно скорее всего не передастся ребенку. АБС вдвое чаще встречается у мужчин, чем у женщин. Он поражает двигательные нейроны коры и позвоночного столба, вызывая спазмы и атрофию мышц.

Анемия Кули (талассемия).Вызывается аутосомным рецессивным геном. Наблюдается у итальянцев, греков, менее часто у детей американцев средиземноморского происхождения и детей американцев, имеющих предков среди сирийцев, израильтян и других народов этого региона. Если носителями являются оба родителя (с дефектным рецессивным геном), риск передачи этой болезни каждому ребенку составляет 25%.

Атаксия. Атаксия Фридрейха вызывается аутосомным рецессивным геном, атаксия Мари — аутосомным доминантным. Для развития у ребенка атаксии Фридрейха необходимо два рецессивных гена, по одному от каждого родителя-носителя. Если носителями являются оба родителя, болезнь развивается в 25% случаев. При атаксии Мари наличие у одного из родителей соответствующего доминантного гена приводит к 50% риску заболевания для каждого ребенка.

Ахондроплазия (карликовость).Вызывается аутосомным доминантным мутированным геном (аутосомный ген располагается на любой хромосоме, кроме Х-хромосомы). Карлик-родитель имеет 50% риск получить карлика-ребенка. При болезни обоих родителей риск ребенка заболеть доходит до 75%.

Болезнь Гентингтона (БГ).Вызывается аутосомным доминантным геном. При наличии одного больного родителя риск передачи потомству составляет 50%. БГ — неврологическое расстройство, проявляющееся в любом возрасте. Хорея (быстрые, беспорядочные, непроизвольные, неконтролируемые движения лица и конечностей), раньше называвшаяся «пляской святого Витта», встречается в семьях с нервным темпераментом.

Болезнь Тея—Сакса (ТС).Вызывается аутосомным рецессивным геном; риск заболеть равен 25% при наличии двух носителей болезни. ТС — фатальное нейродегенеративное расстройство, встречающееся преимущественно у евреев-ашкенази, выходцев из Центральной и Восточной Европы. Родившиеся дети выглядят поначалу нормальными, но еще до достижения двухлетнего возраста становятся пассивными, обездвиженными, практически слепыми, не реагирующими на внешнюю стимуляцию. У них отмечаются судороги, инфекции и проблемы с поглощением пищи.

Гемофилия.Вызывается связанным с полом рецессивным геном Х-хромосомы матери. Возникновение проблемы кровоточивости у женщины требует наличия у нее рецессивного гена в обеих Х-хромосомах, иначе нормальная аллель преодолеет действие патологического гена. У мужчин имеется лишь одна Х-хромосома и болезнь у них развивается только если Х-хромосома матери является носителем дефектного гена. Больной мужчина не может иметь сына-гемолитика, поскольку его Х-хромосома, в комбинации с нормальной Х-хромосомой яичника его жены, может обусловить появление лишь женщины-носителя. Но если женщина-носитель будет иметь детей, каждый сын имеет 50% риск стать гемофиликом, тогда как каждая дочь имеет такой же риск стать носителем.

Дизаутономия.Болезнь встречается преимущественно у еврейских детей и вызывается аутосомным рецессивным геном. Если носителями гена являются оба родителя, дети имеют 25% риск заболеть и 50% риск стать носителями. Дизаутономия обнаруживается уже при рождении, поскольку ребенок имеет неподвижный, отсутствующий взгляд и трудности в сосании и глотании.

Дистрофический пузырчатый эпидермолиз (ДПЗ).Дистрофия ведет к общему ухудшению состояния. ДПЭ вызывается доминантным аутосомным или рецессивным аутосомным геном. При доминантной форме родитель обеспечивает ребенку 50% шансов заболеть. При рецессивной форме дети не заболевают, но все становятся носителями. Если же оба родителя являются носителями, риск заболеть составляет 25% для каждого их ребенка.

Мышечная дистрофия (МД).Относится к группе хронических наследственных заболеваний, характеризуемых прогрессирующей дегенерацией и слабостью произвольной мускулатуры. МД обычно вызывается связанным с полом рецессивным геном на Х-хромосоме, как при гемофилии. Она может проявиться в любом возрасте, но обычно поражает детей от 2 до 6 лет. Ребенок при рождении выглядит нормальным, но в возрасте 4—5 лет теряет способность ходить. При ослаблении мышц спины ребенок не может сидеть прямо, преобладание действия более сильных мышц над более слабыми вызывает неестественное скрючивание тела. Результатом процесса яв-ся полная дегенерация произвольной мускулатуры.

Несовершенный остеогенез (НО).НО вызывается доминантным аутосомным или рецессивным аутосомным геном. Эта «болезнь хрупких костей» вызывает легкие переломы, тяжелый болевой синдром, ограничение активности и остановку роста. Др. симптомами являются повышенная подвижность в суставах, повышенная потливость, кариозные зубы, глухота и, часто, голубой цвет роговицы. При наиболее тяжелой, внутриутробной форме, наблюдаются множественные переломы при родах, некоторые происходят даже в матке. Полученные деформации полностью обездвиживают ребенка.

Пигментозный ретинит (ПР).ПР яв-ся результатом действия аутосомного рецессивного гена; если оба родителя яв-ся носителями, это означает 25% риск возникновения заболевания. При наличии одного больного родителя все дети станут носителями, но не заболеют. При наличии двух больных родителей (дефектные рецессивные гены у каждого на обеих хромосомах), наоборот, заболеют все дети. ПР иногда вызывается связанным с полом доминантным геном материнской Х-хромосомы, так что если мать больна, каждый ребенок любого пола имеет 50% риск заболеть, а половина дочерей будут носителями гена.

Расщепленное нёбо(«волчья пасть»). Вызвана рецессивным наследованием, возможно связанным с действием более чем одного гена. Происходит разъединение нёбных костей, которые в норме соединяются на ранних этапах развития. При расщепленной губе происходит расхождение костей верхней челюсти и/или верхних десны и губы. Эта патология формируется в течение первых трех месяцев беременности.

Расщепленный позвоночник (РП).РП (spina bifida) вызывается аутосомным рецессивным геном с нерегулярной наследственной передачей благодаря действию др. генов. При наличии одного больного ребенка вероятность болезни у второго повышается с 2:1000 до 1:20. При РП позвонки не сходятся, как обычно, в течение первых трех месяцев беременности. Чаще заболевают девочки.

Сахарный диабет.Вызывается аутосомным рецессивным геном. Если оба родители больны диабетом, заболевают все их дети. При браке, в к-ром один из супругов болен диабетом, а др. имеет случаи заболевания в роду, не болеющий может оказаться носителем, что повышает риск детей заболеть до 50%. При браке двух носителей каждый ребенок имеет 25% риск стать жертвой расстройства.

Есть два типа диабетиков. Безвинные (blameless) диабетики — это дети до 10 лет, болезнь у к-рых развивается не по их вине в результате действия наследственных факторов. У них повышен рост, но не вес. Виновные (blaтаblе) диабетики позволяют себе набрать излишний вес, повышая тем самым шансы заболеть.

Ожирению способствует сидячий образ жизни и отсутствие достаточной физ. нагрузки. Склонность к диабету наиболее высока у женщин в менопаузе, в особенности после гистерэктомии (удаления матки).

Серповидноклеточная анемия (СКА).Встречается преимущественно у негров, но также иногда у итальянцев, сицилийцев, турок и индусов. Она вызывается аутосомным рецессивным геном; наличие двух родителей-носителей повышает у детей риск заболеть до 25%. От брака больного и здорового супруга дети не заболеют, но все будут носителями. У обоих больных родителей все дети будут больными.

Синдром Дауна (монголизм).Вызван лишней аутосомной 21-й хромосомой. У больного ребенка замедляется психофизическое развитие. Синдром встречается во всех расах и национальностях. Амниоцентез может выявить лишнюю хромосому в околоплодных водах матери.

Синдром Туретта.Вызывается аутосомным доминантным геном со «сниженной пенетрантностью и изменчивой экспрессией». Индивидуум может унаследовать доминантный ген, но не демонстрировать симптомов болезни. Это называется «непенетрантностью», чаще проявляющейся при действии доминантного, а не рецессивного гена. Тяжелая степень болезни отражает «полную генетическую экспрессию».

Синдром Турнера.Вызывается связанным с полом геном в отсутствующей или дефектной Х-хромосоме только у женщин. У больных женщин отмечается недоразвитие яичников, плохой рост костей. Дефектная Х-хромосома обусловливает малый рост, больные выглядят карликами с нормальными пропорциями тела. Сексуальное созревание является недостаточным.

Фенилкетонурия.Эта диетическая проблема возникает вследствие аутосомного рецессивного гена, вызывающего нарушение белкового обмена. При отсутствии коррекции с помощью специальной диеты состояние может принять характер тяжелой степени задержки умственного развития. Если оба родителя являются носителями, шансы ребенка приобрести белковый дефицит равны 25%.

Цистофиброз (ЦФ; кистозный фиброз).Вызывается аутосомным рецессивным геном. Если оба родителя являются носителями, каждый ребенок имеет 25% риск заболеть и 50% — стать носителем, как и его родители. При болезни обоих родителей (т. е. при наличии обоих ЦФ-генов) заболевают все их дети.

См. также Доминантные и рецессивные гены, Наследование

X. К. Финк

 

Наследуемость (heritability)

 

Н. можно представить в виде квадрата корреляции между фенотипическими и генотипическими значениями к.-л. признака в популяции (h2). Н. любого признака невозможно оценить на основе изучения отдельного индивида, так как h2 выражает долю общей дисперсии проявлений признака, а дисперсия зависит от различий между индивидами. Поскольку Н. оценивается по выборке из определенной популяции, h2, подобно любой др. выборочной стат., содержит ошибку выборки. Величина этой ошибки связана обратно пропорциональным отношением с корнем квадратным из объема выборки. Кроме того, на получаемые оценки h2 влияет степень генетической и средовой изменчивости признака в изучаемой популяции, наряду с типом и надежностью его измерений. Т. о., h2 для каждого конкретного признака не яв-ся константой, наподобие числа π или скорости света. Наследуемость больше похожа на такой демографический показатель, как индекс младенческой смертности среди данного населения, проживающего в данном месте в данный период времени, вычисляемый в соответствии с установленным критерием табуляции смертей в младенческом возрасте.

Наиболее ясное представление о том, что такое наследуемость, можно составить на основе рассмотрения компонентов, составляющих общую фенотипическую дисперсию изучаемого признака (Vp):

VP = VG + VE + VGE + 2Cov GE + Ve

где VGгенетическая дисперсия, VE — средовая дисперсия, VGE статистическое взаимодействие генетических и средовых факторов, Cov GE — ковариация генетических и средовых факторов, Veошибка дисперсии (вследствие ненадежности измерений).

В свою очередь, генетическую дисперсию, VG, можно также разложить на 4 компонента:

VG = VA + VD + VEp + VAM,

где VА — аддитивная генетическая дисперсия, VD — неаддитивная генетическая дисперсия, обусловленная доминантностью (взаимодействием аллелей в одинаковых хромосомных локусах), VEpнеаддитивная генетическая дисперсия, обусловленная взаимодействием между генами в разных локусах (или, иначе говоря, эпистазом), и VAM — генетическая дисперсия, обусловленная ассортативностью скрещиваний (т. е. приростом генетической дисперсии, к-рый можно объяснить степенью генетического сходства между членами пары по изучаемому признаку).

При наличии всех вышеперечисленных компонентов мы можем точно определить Н. Есть два определения Н., в узком и широком смысле, к-рые обозначаются соответственно h2N и h2B:

h2N = VA / Vp и h2B = VG / VP.

Иногда в числитель формулы для оценки h2B включают др. компоненты:

h2B = (VG + VGE + 2Cov GE) / Vp.

В количественной генетике под h2 без нижнего индекса обычно подразумевается Н. в узком смысле (h2N), тогда как в генетике поведения тем же символом обозначается наследуемость в широком смысле (h2B).

Н. (h2N или h2B) признака оценивается исходя из различных родственных корреляций, к-рые могут служить основой и для оценки различных компонентов фенотипической дисперсии. Корреляция между монозиготными близнецами, разлученными сразу после рождения и воспитанными порознь (в некоррелирующих условиях среды), есть не что иное, как оценка h2B. Регрессия единственного потомка к «среднему родителю» (т. е. усредненным признакам обоих родителей) оценивает только h2N, при условии различия средового опыта родителей и потомства. (Отсюда и важность исслед. приемных родственников для оценки Н.) Использование других родственных корреляций требует более сложных формул для оценки Н. и соответствующих компонентов дисперсии.

Н. — важное теоретическое понятие для уяснения источников индивидуальных различий по поведенческим признакам: способностям, факторам личности и психич. болезням. Однако будет нелишне развеять три распространенных заблуждения по поводу Н.: а) Н. указывает не на абсолютную величину или степень выраженности признака (или характерной особенности) у индивида, а на долю дисперсии этого признака, обусловленную генетическими факторами; б) между Н. признака и его психол. или соц. значимостью не обязательно имеется связь; в) связь между Н. признака и его изменчивостью под давлением всевозможных средовых факторов тж необязательна и не яв-ся абсолютной. Др. словами, доля дисперсии признака, приписываемая негенетическим или средовым факторам (т. е. 1 — h2B), указывает только на вариацию факторов среды, к-рые поддерживают фенотипическую дисперсию в популяции на момент оценивания h2. По логике вещей, такая оценка просто не может учитывать возможные эффекты средовых факторов (или их новой комбинации), к-рые на данный момент отсутствуют в наблюдаемой популяции.

См. также Генетика поведения

А. Р. Дженсен

 

Наследуемость черт личности (heritability of personality)

 

Н. ч. л. яв-ся одной из старейших тем совр. психологии, вызывающих самые горячие споры. История этих дискуссий насчитывает несколько тысячелетий, начиная со времен Платона, выдвинувшего идею о наследственной обусловленности способностей.

В XVIII и XIX вв. доминировало твердое убеждение в том, что чел. при рождении подобен «чистому листу» (tabula rasa), на котором окружающая среда записывает тщательно проработанный и детализированный план для развивающейся личности.

Одним из следствий радикальных социально-политических и культурных изменений, имевших место в первые десятилетия XX в., стала потребность заглянуть «внутрь», чтобы получить ответы на сложные загадки челов. поведения.

Пионером в этой области стал Гальтон, выдвинувший простое и ясное предположение, что любые различия между идентичными (монозиготными) близнецами должны объясняться влиянием окружающей среды, потому что вклад генов оставался постоянным. Кроме того, он утверждал, что различия между дизиготными близнецами могут быть обусловлены как наследственностью, так и средой. Предположения Гальтона, отличающиеся проницательностью, все же не были абсолютно правильными.

Готтесман пришел к выводу, что компонента дисперсии, приписываемая генетическим факторам в соц. интроверсии, яв-ся весьма значимой. К аналогичному заключению пришла и Скарр, обнаружившая, что в большой выборке девочек-близнецов больше половины внутрисемейной изменчивости интроверсии—экстраверсии было обусловлено генетикой. Имеются существенные доказательства в поддержку вывода Скарр о том, что «социальная экстраверсия — интроверсия является основным измерением способности к реагированию на окружающую среду... Близнецовые исследования обнаружили значительный вклад генов в эту способность».

В лонгитюдном исслед., охватывавшем период от подросткового возраста до взрослости, изучалась устойчивость черт личности с высокой наследуемостью. В подростковой подвыборке были получены достоверные доказательства наследуемости черт, оцениваемых по шкалам депрессии, психопатического отклонения, паранойи и шизофрении, входящим в Миннесотский многофазный личностный опросник (MMPI). Этот паттерн не переходил во взрослость, где высокую наследуемость обнаружили показатели по шкалам гипомании, коррекции (К — шкала) и силы эго. Только тревожность и зависимость сохраняли высокую наследуемость в обоих возрастах. Очевидно, что Н. ч. л. хотя и играет существенную роль в формировании личности, происходят также значительные возрастные изменения, в к-рых специфические черты обнаруживают признаки наследуемости. Исследователи выдвинули несколько возможных объяснений возрастных эффектов в Н. ч. л., одно из к-рых гласит, что изменения генетической дисперсии являются функцией генной регуляции, генотип-средового взаимодействия и корреляции. Возможно также, что развитие находится в обратно пропорциональном соотношении с генетическим влиянием на черту. Т. о., поскольку развитие идет наиболее быстро в подростковом периоде, то в это время под генетическим контролем будет находиться больше черт личности. Также очевидно, что потенциальное влияние окружающей среды на личность зависит, по крайней мере отчасти, от времени: чем дольше чел. подвергается воздействию значимых событий, тем больше вероятность влияния на него этих событий.

По крайней мере одно лонгитюдное исслед. действительно выявило возрастную устойчивость такого измерения личности, как интроверсия—экстраверсия. Исследователи наблюдали за детьми от момента рождения до достижения ими взрослости и обнаружили, что тенденция к соц. заторможенности оказалась достаточно устойчивой в период от 10-летнего возраста до наступления зрелости. В действительности, есть некоторые основания говорить об устойчивости этого измерения личности уже с 3-летнего возраста.

Есть несколько других эмпирических работ, позволяющих предположить существование наследственной составляющей интроверсии—экстраверсии как главного измерения личности. Попытку исследовать вклад генетических факторов в личность предприняли Кларидж, Кентер и Хьюм. Выборка, состоящая из 44 пар монозиготных и 51 пары дизиготных близнецов, прошла батарею разнообразных личностных, когнитивных и психофизиологических тестов. Согласно личностным опросникам, монозиготные близнецы продемонстрировали значительно большую степень сходства в отношении социабельности (sociability), самокритичности и интропунитивности, причем два последних признака можно связать с вариациями тревожности и экстраверсии.

Еще одно исслед., выполненное на 422 парах близнецов, было посвящено изучению вклада генетических и средовых факторов в такую черту личности, как поиск ощущений. Ученые установили, что наследственностью объясняется 58% дисперсии суммарного показателя поиска ощущений и 69% достоверной дисперсии (после корректировки ненадежности теста). Эта наследственная составляющая довольно высока для черты личности, что согласуется с результатами работ Ивза и Айзенка, в соответствии с к-рыми 42% нескорректированной и 60—70% достоверной дисперсии экстраверсии в 837 парах взрослых близнецов можно приписать действию генетических факторов. Ивз и Айзенк обнаружили, что унитарное свойство экстраверсии обеспечивало более сильную дискриминацию генетических и средовых детерминант, чем его составляющие — социабельность и импульсивность — взятые по отдельности. Какое бы действие гены не оказывали на контроль общего признака экстраверсии, оно, по всей видимости, яв-ся аддитивным.

Если мы предположим, что на интроверсию—экстраверсию влияет какой-то генетический фактор, он мог бы быть специфическим или полигенным. По большей части, генетически обусловленная изменчивость признаков чел. яв-ся следствием полигенных эффектов. Это равносильно возможности одновременной реализации многочисленных малых аберраций (отклонений от нормы), индивидуальные эффекты к-рых, при их полном объединении, не обнаруживаются. Они дают нормальное (гауссово) распределение данного признака. Полиген имеет некоторое сходство с менделевским главным (основным) геном; он оказывает крайне малое умножающее воздействие на вариацию признака относительно совокупной изменчивости, наблюдаемой для данного признака. Экспрессия некоторых признаков в большей степени зависит от кумулятивной тяговой силы всех имеющих к ним отношение генов, чем от нескольких неспецифических генов. Следовательно, полигены имеют тенденцию быть очень чувствительными к средовым факторам. Главной альтернативой полигенам являются нарушения со специфической генной этиологией. Напр., хорею Гентингтона вызывает один доминантный ген, хотя мы пока не в состоянии проследить весь путь от гена до его экспрессии на поведенческом уровне. Фенилкетонурию вызывают два рецессивных аллеля, несущие в себе специфическую врожденную ошибку обмена веществ.

Случаи замены одного аллеля другим относительно просты. Однако иногда случается, что непрерывное распределение генотипов приводит к появлению дискретных фенотипов для некоторых болезней. Такая болезнь, по-видимому, будет иметь постоянно распределенную тенденцию к проявлению и будет проявляться всякий раз, когда некоторая переменная превысит пороговое значение. Фенотипическая прерывистость не является генетической, возникая только при превышении некоторого порога. Существует множество квазинепрерывных болезней, таких как сахарный диабет, язва, расщепленное нёбо. Согласно некоторым теориям, в эту же категорию попадает шизофрения.

Если мы присоединяемся к мнению о том, что такое измерение личности, как интроверсия—экстраверсия, имеет генетическую составляющую, мы, в сущности, утверждаем, что существует специфическая, генетически закодированная, биохимическая ошибка, проявляющаяся в виде поведения, описываемого как интроверсия или экстраверсия. Сам по себе признак не может наследоваться. Должно иметь место действие некой промежуточной переменной типа генетического кода, приводящее к биохимической ошибке. Принимая во внимание то, что известно о поведенческих проявлениях интроверсии и экстраверсии, крайне маловероятно, что их можно будет связать со специфическим геном или приписать исключительно действию наследственности, исключив влияние окружающей среды.

Хотя исслед. наследственной природы некоторых черт личности принесли очень интересные и многообещающие результаты, нельзя интерпретировать неверно эти данные или исключать возможность альтернативных объяснений. Как уже было отмечено, Ф. Гальтон высказал предположение о том, что монозиготные близнецы генетически тождественны. Однако это предположение — скорее гипотеза, чем один из постулатов законов наследственности. Дарлингтон не раз указывал на то, что внутрихромосомные генетические изменения (генные мутации и хромосомные ошибки при митозе) могут иметь следствием асимметрию. На самом деле, возможен даже случай, когда два сперматозоида оплодотворяют половинки одной яйцеклетки.

С этим связана проблема определения зиготности. Обычно используется метод сходства. Этот метод включает в себя проведение нескольких возможных сравнений. Могут быть использованы такие объективные моногенные (single-gene) признаки, как группа крови и сывороточные белки. Можно использовать морфологические признаки — цвет глаз, форму ушей и носа, хотя они и менее надежны. Для определения зиготности использовали и сравнение линий на отпечатках пальцев. Окончательной проверкой зиготности является тест с пересадкой кожи, но этот метод явно непригоден для исследовательских целей. В любом случае, монозиготность можно определить только с определенной долей вероятности, а не наверняка.

Справедливая критика исслед. близнецов направлена на тот факт, что монозиготных близнецов чаще воспитывают в более однородной среде, чем дизиготных. Поэтому часть дисперсии высоких корреляций в группе монозиготных близнецов может объясняться более сходными условиями воспитания, а не генетикой.

Наконец, относительная доля генетического контроля черт личности может зависеть от специфичности исследуемых признаков или образцов поведения. Как сообщают Мэтини и Долан, «было установлено, что социабельность является изолируемым и генетически контролируемым фактором, но его связи с другими факторами социальной природы не дают никаких свидетельств в пользу сильной связи между действиями по отношению к другим и действиями, предпринимаемыми для того, чтобы быть с другими, — разграничение, касающееся качества и количества социальных интеракций». Хорн, Пломин и Розенман установили, что одни аспекты социабельности (разговорчивость, компульсивность и непринужденность) подвержены генетическому влиянию, тогда как другие (доверие руководству, контроль импульсов и соц. эксгибиционизм) в большей степени определяются средовыми воздействиями. Исследователи пришли к выводу, что, хотя большинство определений социабельности подразумевает стадность или потребность быть с людьми, фактор, полученный ими из «генетических пунктов», был достаточно специфическим и труднообъяснимым для тех, кто не знаком с изучаемой проблемой.

Поднятый здесь вопрос сводится к тому, какой аспект организации личности или конкретной черты личности контролируется генетически. Проблему, стоящую перед нами, исследовал Добжанский, а именно — разделял генетическую неподвижность и фенотипическую пластичность. Добжанский утверждал, что «существеннейшей чертой эволюции человека, сделавшей наш вид уникальным, было установление генетически контролируемой пластичности черт личности. Эта пластичность сделала человека способным к обучению и определила возможность развития человеческой культуры и общества». Если бы мы были способны поддерживать развитие постоянным, наблюдаемая вариация черт личности отражала бы генотипическую изменчивость. На самом деле развитие каждого индивидуума уникально. Следовательно, вариация черт личности определенно отражает влияние средовых факторов. Тогда вопрос заключается в том, в какой степени мы наследуем конституциональные факторы, влияющие на приобретение определенных черт личности. Если что-то вроде «парасимпатического доминирования» наследуется, то должна, по идее, существовать и предрасположенность к паттернам поведения, к-рые помечены ярлыком «экстраверсия» (вместе с составляющими ее «официальное облачение» чертами).

См. также Генетика поведения, Наследственность и интеллект, Наследуемость

Р. А. Прентки

 

Натуралистическое наблюдение (naturalistic observation)

 

Под Н. н. понимается не нарушающее естественный ход событий и не вызывающее ответной реакции изучение организмов в их естественной среде обитания или привычной обстановке в отсутствие манипуляции или целенаправленного воздействия со стороны исследователя. Границы таких исслед. простираются от наблюдений за отдельными индивидами до наблюдений целостных соц. структур и культур. Такие исслед. реализуются в широком разнообразии условий и в широком спектре дисциплин, использующих множество различных методов и выходящих за пределы изучения одних лишь челов. существ, охватывая насекомых, птиц и других животных. Примером Н. н. может служить проведенное Дж. Гудолл исслед. шимпанзе в их естественной среде обитания. Диапазон, широта и разнообразие исслед. методом Н. н. в разных дисциплинах и различных соц., культурных и физ. условиях отражается в многообразии исследовательских тем и богатстве полученных данных.

Наблюдатели-натуралисты часто используют др. методы исследования, такие как интервью, в целях проверки своих данных из обсервационных исслед. и достижения понимания культуры и об-ва, к-рые они изучают. В ходе эволюции Н. н. в различных дисциплинах, эта методология часто отождествлялась с др. методами исслед. Полевое, этнографическое, включенное и невключенное наблюдение, изучение отдельных случаев, а также этологическое и качественное исслед. — все это примеры методов, часто отождествляемых или используемых в качестве синонимов Н. н. Методы Н. н. считаются подкатегорией более широкой категории исследовательских методов и подходов — называемой в литературе по-разному, как естественнонаучное/естественноисторическое исслед., натуралистическое исслед., натуралистические методы, естественнонаучные/естественноисторические перспективы, и Н. н., — к-рые избегают манипулирования исходными условиями или наложения ограничений на конечные результаты со стороны экспериментатора. Последние включают в себя целый ряд других методологий, таких как клиническая методология, изучение истории жизни и изучение отдельных случаев.

Н. н. является одной из старейших методологий в науке. Его происхождение относится к доисторическим временам и уходит корнями в устные традиции. Письменные свидетельства о наблюдениях, подобных тем, в которых Геродот сравнивал людей из Греции с людьми из др. стран, относят к V в. до н. э. Исследователи, путешественники, журналисты и литературные деятели оставили многочисленные описания своих наблюдений. Приблизительно с середины XIX и до начала XX в. стали проводиться систематические наблюдения, осуществлявшиеся в основном любителями. К наиболее известным работам этого периода относятся изучение жителей Лондона Чарльзом Уитвиком Бутом, изучение рабочего класса во Франции Фредериком Пьером Гийомом Ле Пле, пионерское антропологическое исслед. Льюисом Генри Морганом индейского племени «сенека» в 1851 г. и публикация У. Г. Р. Риверсом исслед. народа тода в 1906 г. Параллельное развитие систематических наблюдений за поведением животных Ч. Дарвином и др. учеными способствовало популяризации этологии, или науки о поведении животных. Период от 1920-х до 1950-х гг. отмечен использованием методов Н. н. в целом ряде др. научных дисциплин и специальностей. Однако, за исключением культурной или соц. антропологии, эти методы или игнорировались, или подвергались критике со стороны др. представителей соответствующих дисциплин. Влияние Ф. Боаса и пионерское исслед. Б. Малиновским жителей Тробрианских островов в 1920-х гг. задали тон в антропологических исслед. В то же самое время, социологи в США под руководством Р. Парка и У. И. Томаса активно включились в Н. н. в форме включенного наблюдения и изучения отдельных случаев. Работы К. Лоренца и Н. Тинбергена послужили дополнительным импульсом и образцами для развития этологии в области психологии и физ. антропологии. В течение этого периода обсервационные методы были введены Ж. Пиаже в психологию развития благодаря его исслед. развития детей.

В период последовавший за 1950-ми гг. методы Н. н. стали претерпевать существенные изменения, к-рые продолжаются и по сей день. Двумя событиями, оказавшими на этот процесс наибольшее влияние, яв-сь: а) введение незаметных измерений, б) появление портативных переносных аудиовизуальных устройств для регистрации наблюдений и доведения результатов этих наблюдений до гораздо более широкой аудитории.

Незаметные измерения представляют собой набор оригинальных технических приемов, расширяющих возможности методик Н. н. К ним относится анализ физ. следов, архивные записи и элементарные наблюдения. Анализ физ. следов (physical traces analysis) включает методы эрозии, к-рые позволяют оценить степень износа. Напр., для определения популярности книг могут исследоваться их переплеты. Методы аккреции (accretion methods) измеряют отложения или наслоения. Для оценки частоты использования книг можно измерить количество осевшей на них пыли. Для получения доступа к интересующим их проблемам исследователи могут тж обращаться к архивным записям, содержащимся в различного рода документах и публикациях. Элементарные наблюдения состоят из подкатегорий, к-рые фокусируются на физ. признаках, движениях тела, пространственном анализе, речи и анализе временных выборок.

Появление аудиовизуальной техники и видеоаппаратуры значительно расширило возможности в сборе данных. Видеоаппаратура позволяет вести непрерывное наблюдение, обеспечивая исследователей возможностью последующего доступа к данным и делая их более убедительными для зрителей. Видеозаписи обеспечивают подтверждение отчетов непосредственного наблюдения. Они оказываются чрезвычайно эффективным средством подготовки наблюдателей-натуралистов, а также проверки надежности и валидности данных наблюдения, невзирая на тот факт, что собираемые с их помощью данные подвержены влиянию ошибок, связанных с избирательным подходом исследователя к выбору тем, способа подачи материала и точки съемки. Такие записи могут предъявляться др. исследователям для независимых интерпретаций. Новые технические средства радикально изменили роли исследователей. Наблюдатели больше не яв-ся единственным инструментом наблюдения или неизбежно единственными авторами интерпретации данных.

После 1950-х гг. получили развитие экологические подходы и этология чел. Поведенческие терапевты использовали непосредственное наблюдение для сбора данных о специфическом поведении в естественных условиях. Клиницисты распространили область своих наблюдений с индивидуумов на изучение орг-ций.

Методы Н. н. были освоены в области образования в 1960-х гг. и оценке образовательных программ в 1970-х гг.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных