Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке TheLib.Ru 2 страница




Указанной, — назначим неустойку:

Фунт вашего прекраснейшего мяса,

Чтоб выбрать мог часть тела я любую

И мясо вырезать, где пожелаю.

 

 

Антонио

Отлично, подпишу я этот вексель;

Притом скажу, что жид был очень добр.

 

 

Бассанио

Нет, за меня ты векселя такого

Не дашь; нет, лучше я в нужде останусь!

 

 

Антонио

Не бойся, милый друг, я не просрочу.

В ближайшие два месяца — за месяц

До срока, значит, — получить я должен

Раз в десять более, чем эта сумма.

 

 

Шейлок

О отче Авраам! Вот каковы

Все эти христиане: их жестокость

Их учит и других подозревать!

Судите сами: если он просрочит —

Что пользы мне от этой неустойки?

Людского мяса фунт — от человека! —

Не столько стоит и не так полезен,

Как от быка, барана иль козла.

Помочь хочу, чтоб милость заслужить;

Согласен он — извольте; нет — прощайте;

За дружбу мне обидой не платите.

 

 

Антонио

Да, Шейлок, я твой вексель подпишу.

 

 

Шейлок

Сойдемся ж у нотариуса. Вексель

Шутливый заготовьте у него,

А я пойду и соберу дукаты;

Зайду в мой дом, оставленный на волю

Небрежного слуги, и очень скоро

Приду я к вам.

 

 

Антонио

Ступай же, добрый жид.

 

Шейлок уходит.

 

Еврей придет к Христу. Он стал добрей!

 

 

Бассанио

Боюсь я сладких слов от злых людей.

 

 

Антонио

Идем. Опасность всякая далеко:

Суда придут за тридцать дней до срока.

 

Уходят.

 

АКТ II

 

 

СЦЕНА 1

Бельмонт. Комната в доме Порции.

Входят принц Марокканский со свитой , Порция , Нерисса и другие ее прислужницы .

Роговая музыка.

 

 

Принц Марокканский

Не презирай меня за черноту;

Ливреей темной я обязан солнцу;

Я с ним сосед, я вскормлен рядом с ним.

Зови белейшего из северян

Из края, где под солнцем льды не тают, —

Надрежем кожу из любви к тебе,

Чтоб посмотреть, чья кровь краснее будет. —

Синьора, верь: мой вид страшил храбрейших,

Но, я клянусь тебе моей любовью,

Страны моей прекраснейшие девы

Его любили. Цвет мой изменить

Я только для того бы согласился,

Чтоб этим чувства у тебя похитить,

О нежная владычица моя!

 

 

Порция

Я в выборе руковожусь не только

Взыскательным советом глаз девичьих;

Притом моя судьба, как лотерея,

Мне запрещает добровольный выбор.

Но, если б мой отец не ограничил

Меня своею мудростью, назначив

Женой тому, кто угадает ларчик, —

Вы, славный принц, темнее б не казались

Для чувств моих, чем все, кого встречала

Доныне.

 

 

Принц Марокканский

Благодарен и за это!

Ведите же меня к ларцам, чтоб счастье

Мне попытать. Клянусь мечом, которым

Убит был Софи18 и персидский принц,

Что победил в трех битвах Сулеймана 19,

Я взглядом самый грозный взгляд сразил бы,

Померялся б с храбрейшим сердцем в мире,

Сосущих медвежат у матки б вырвал

И посмеялся б над голодным львом, —

Чтоб завладеть тобой. Но ах! Когда

Лихас20 и Геркулес играют в кости,

Решая, кто сильней, случайно может

Слабейшего рука удачней кинуть —

И победит Алкида 21 паж его.

Так я могу, ведом слепой судьбою,

Утратить, что получит недостойный,

И умереть от горя.

 

 

Порция

Вы должны

Решиться иль совсем не выбирать,

Иль раньше клятву дать — коль ошибетесь,

Не говорить о браке никогда

И ни одной из женщин. Обсудите ж.

 

 

Принц Марокканский

На все согласен; ну, ведите ж к счастью.

 

 

Порция

Сначала в храм;22 а после, пообедав,

Дерзните.

 

 

Принц Марокканский

Пусть судьба пошлет успех.

Быть мне счастливей иль несчастней всех!

 

Роговая музыка.

Уходят.

 

СЦЕНА 2

 

Венеция. Улица.

Входит Ланчелот .

 

 

Ланчелот

Конечно, совесть моя позволит мне сбежать от этого жида, моего хозяина. Бес меня так вот и толкает, так вот и искушает; говорит: «Гоббо, Ланчелот Гоббо, добрый Ланчелот», или: «Добрый Гоббо», или: «Добрый Ланчелот Гоббо, пусти ноги в ход, беги во все тяжкие, удирай отсюда». А совесть говорит: «Нет, постой, честный Ланчелот, постой, честный Гоббо», или, как выше сказано: «Честнейший Ланчелот Гоббо, не удирай, топни ногой на эти мысли». Ладно; а храбрый дьявол велит мне складывать пожитки: «В путь!» — говорит бес; «марш!» — говорит бес; «ради бога, соберись с духом, — говорит бес, — и лупи». Ладно; а совесть моя вешается на шею к моему сердцу и мудро говорит: «Мой честный друг Ланчелот, ведь ты сын честного отца…», или, скорее, сын честной матери, потому что, сказать правду, отец-то мой несколько… как бы это выразиться… отдавал чем-то… был у него этакий привкус…23 Ладно; совесть мне говорит: «Ланчелот, не шевелись!…» — «Пошевеливайся», — говорит бес. «Ни с места!» — говорит совесть. «Совесть, — говорю, — правильно ты советуешь!» Если повиноваться совести, надо мне остаться у жида, моего хозяина; а он-то — прости меня, господи! — сам вроде дьявола; а чтобы удрать от жида, придется повиноваться лукавому, а ведь он-то, с вашего позволения, и есть сам дьявол. И то правда, что жид — воплощенный дьявол; и, по совести говоря, совесть моя — жестокосердная совесть, если она мне советует остаться у жида. Бес мне дает более дружеский совет; я таки удеру, дьявол; мои пятки к твоим услугам; удеру.

 

Входит старый Гоббо с корзинкой.

 

 

Гоббо

Молодой синьор, скажите, пожалуйста, как тут пройти к синьору жиду?

 

 

Ланчелот

 

(в сторону)

О небо! Да это мой единородный отец. Он слеп так, словно ему не то что песком, а крупным гравием глаза засыпало. Не узнает меня; сыграю с ним какую-нибудь штуку.

 

 

Гоббо

Почтеннейший молодой синьор, сделайте милость: как мне пройти к синьору жиду?

 

 

Ланчелот

А поверните направо — при первом повороте, но при самом первом повороте поверните налево; да смотрите, при настоящем-то повороте не поворачивайте ни направо, ни налево, а ворочайте прямехонько к дому жида.

 

 

Гоббо

Святые угодники! Трудно будет попасть на настоящую дорогу. Вы не можете сказать мне: некий Ланчелот, что у него живет, живет у него или нет?

 

 

Ланчелот

Вы говорите о молодом синьоре Ланчелоте?

(В сторону.)

Вот погодите, какую я сейчас историю разведу.

(Старику.)

Вы говорите о молодом синьоре Ланчелоте?

 

 

Гоббо

Какой там синьор, ваша милость? Сын бедного человека! Отец его — хоть это я сам говорю — честный, но очень бедный человек, — хотя, благодаря бога, здоровый.

 

 

Ланчелот

Ну, кто бы там ни был его отец, мы говорим о молодом синьоре Ланчелоте.

 

 

Гоббо

О знакомом вашей милости — просто Ланчелоте, сударь.

 

 

Ланчелот

Но прошу вас, старик, то бишь умоляю вас; следственно, вы говорите о молодом синьоре Ланчелоте?

 

 

Гоббо

О Ланчелоте, с позволения вашей милости.

 

 

Ланчелот

Следственно, о синьоре Ланчелоте. Не говорите о синьоре Ланчелоте, батюшка мой, ибо этот молодой синьор (согласно воле судеб и рока и всяких таких ученых вещей, вроде трех сестер Парок и прочих отраслей науки) действительно скончался, или, если можно выразиться проще, отошел в лучший мир.

 

 

Гоббо

Господи упаси! Да ведь мальчуган был истинным посохом моей старости, истинной моей подпорой!

 

 

Ланчелот

Неужто ж я похож на палку или на балку, на посох или на подпорку? Вы меня не узнаете, батюшка?

 

 

Гоббо

Ох, нет! Я вас не знаю, молодой синьор. Но, прошу вас, скажите мне правду: что мой мальчик — упокой, господь, его душу — жив или помер?

 

 

Ланчелот

Неужто вы не узнаете меня, батюшка?

 

 

Гоббо

Ох, горе, я ведь почти что ослеп; не признаю вас.

 

 

Ланчелот

Ну, по правде, даже будь у вас глаза в порядке, вы и то могли бы не узнать меня; умен тот отец, что узнает собственного ребенка. Ладно, старик, я вам все расскажу про вашего сына.

(Становится на колени.)

Благослови меня. Правда должна выйти на свет: убийства долго скрывать нельзя! Кто чей сын, это скрыть можно, но в конце концов правда выйдет наружу.

 

 

Гоббо

Встаньте, синьор, встаньте,24 пожалуйста; это невозможно, чтобы вы были Ланчелот, мой мальчик.

 

 

Ланчелот

Бросим дурачиться; благослови меня. Я, Ланчелот, был твоим мальчуганом, остался твоим сыном и буду всегда твоим детищем.

 

 

Гоббо

Не могу поверить, что вы мой сын.

 

 

Ланчелот

Не знаю, что мне об этом подумать; но я — Ланчелот, слуга жида, и уверен в одном: что жена твоя Марджери — моя мать.

 

 

Гоббо

Да, ее зовут Марджери, верно… И могу дать присягу, что если ты Ланчелот, так ты плоть и кровь моя. Господи! Будь благословенно имя твое! Какую ты бороду отрастил! Да у тебя на подбородке больше волос, чем у моего коренника Доббина в хвосте.

 

 

Ланчелот

Значит, у Доббина хвост короче стал; когда я его последний раз видел, у него в хвосте куда больше волос было, чем у меня на подбородке.

 

 

Гоббо

Господи, как ты изменился! Как же ты ладишь со своим хозяином? Я ему подарок принес. Как вы с ним ладите?

 

 

Ланчелот

Ничего, хорошо. Но что до меня, я решил от него убежать; и до тех пор не присяду, пока не проделаю хорошего конца. Хозяин мой — настоящий жидюга. Ему — подарки дарить! Подари ему веревку, чтобы удавился; я у него на службе с голоду дохну. У меня все ребра можно пальцами пересчитать. Я очень рад, отец, что ты пришел. Отдай-ка свой подарок лучше синьору Бассанио; какие он, говорят, замечательные ливреи своим слугам заказывает! Если мне не удастся поступить к нему, я убегу, на край света убегу. — Вот редкая удача! Он сам сюда идет. К нему, отец! Потому — будь я жид, если еще останусь служить у жида.

 

Входит Бассанио с Леонардо и другими слугами .

 

 

Бассанио

Это вы можете сделать; но поторопитесь: ужин — не позднее пяти часов. Отправьте эти письма, отдайте ливреи в работу и попросите Грациано зайти ко мне домой.

 

Один из слуг уходит.

 

 

Ланчелот

Прямо к нему, отец.

 

 

Гоббо

Спаси, господи, вашу милость!

 

 

Бассанио

Очень благодарен. Тебе что-нибудь нужно от меня?

 

 

Гоббо

Вот, синьор, сын мой, бедный малый…

 

 

Ланчелот

Не бедный малый, синьор, а слуга богатого жида, который хотел бы… как вам объяснит мой отец… 25

 

 

Гоббо

Он, синьор, как говорится, спит и видит…

 

 

Ланчелот

Словом, долго ли, коротко ли, я служу у жида, а желательно мне, как вам объяснит мой отец…

 

 

Гоббо

С позволения вашей милости, нельзя сказать, чтобы он жил со своим хозяином душа в душу.

 

 

Ланчелот

Короче говоря, сущая правда в том, что жид меня всячески притеснял, а это меня и заставляет, как мой отец, старый человек, божьей милостью вам изложит…

 

 

Гоббо

Тут вот у меня блюдо из голубей; я осмелюсь предложить его вашей милости, и просьбица моя…

 

 

Ланчелот

Чтобы не тратить даром слов, просьба эта меня очень интерцедирует, как узнает ваша милость от этого честного старика… потому… хоть я сам это говорю, хоть и старик он, бедняга, а все-таки отец мой.

 

 

Бассанио

Говорите кто-нибудь один. Чего вы хотите?

 

 

Ланчелот

Служить у вас, синьор.

 

 

Гоббо

Вот и весь дефект нашей просьбы!

 

 

Бассанио

Тебя я знаю, и исполню просьбу.

Тебя хвалил мне нынче твой хозяин;

Повышен ты, коль это повышенье —

Оставить дом богатого жида,

Чтобы служить такому бедняку.

 

 

Ланчелот

Старая пословица прекрасно поделилась между моим хозяином Шейлоком и вами, синьор: у вас — божья благодать, а у него — деньги. 26

 

 

Бассанио

Ты хорошо сказал. Ступайте оба;

Простись с хозяином и приходи

Тогда в мой дом.

(Слугам.)

Ему ливрею выдать

Наряднее других. Исполнить точно.

 

 

Ланчелот

Пойдем, отец. А! Так мне не найти себе места? А! Так у меня языка во рту нет? Ладно!

(Смотрит на свою ладонь.)

Найдите-ка во всей Италии еще такую счастливую ладонь. Готов ее положить на библию для присяги, что я буду удачлив. Вы посмотрите-ка, нечего сказать, простая линия жизни: женщин-то, женщин сколько! Пятнадцать женщин, пустое дело; одиннадцать вдов, девять девиц — для одного человека недурной доходец. Кроме того, трижды буду тонуть на краю гибели. Да еще смертельная опасность на краю перины. Это я называю — удачное спасение. Ну, если фортуна женщина, она добрая бабенка в таких делах. Пойдем, отец; я с жидом прощусь в одно мгновенье ока.

(Уходит вместе со старым Гоббо.)

 

Бассанио

Так позаймись, прошу, друг Леонардо,

Всем этим. Закупив и все устроив,

Скорей вернись; я нынче угощаю

Друзей ближайших. Поспеши! Ступай.

 

 

Леонардо

Со всем усердьем все исполню я.

 

Входит Грациано.

 

 

Грациано

Где господин ваш?

 

 

Леонардо

Вот он там, синьор.

(Уходит.)

 

Грациано

Синьор Бассанио…

 

 

Бассанио

Грациано!

 

 

Грациано

К вам просьба есть…

 

 

Бассанио

Заранее согласен.

 

 

Грациано

Вы не должны мне отказывать в этом: я должен ехать с вами в Бельмонт.

 

 

Бассанио

Должны? Так едем! — Но, Грациано, слушай:

Ты слишком резок, пылок, невоздержан

В речах. Тебе идут такие свойства, —

В глазах у нас все это — не пороки;

Но где тебя не знают, там, пожалуй,

Покажешься ты дерзким; постарайся ж

Прибавить несколько холодных капель

Терпения в свой пылкий дух, — иначе

Ты повредишь мне диким поведеньем,

И все надежды рухнут!

 

 

Грациано

О Бассанио!

Коль не приму я скромный вид, не буду

Учтиво говорить, ругаться редко,

Молитвенник носить, взирать смиренно,

Во время предобеденной молитвы,

Глаза прикрывши шляпою,27 вздыхать:

«Аминь», и строго соблюдать приличья,

Как тот, кто смотрит бабушке в угоду

Святошей, — больше вы не верьте мне.

 

 

Бассанио

Отлично; мы увидим.

 

 

Грациано

Но эта ночь не в счет: вы не судите

Меня по ней.

 

 

Бассанио

Нет, это было б жаль.

Скорей просил бы вас надеть одежды

Смелейшего веселья: жду друзей я

Повеселиться! А теперь прощайте.

Есть дело у меня.

 

 

Грациано

А я иду к Лоренцо и к другим,

Но к ужину мы будем все у вас.

 

Уходят.

 

СЦЕНА 3

 

Там же. Комната в доме Шейлока.

Входят Джессика и Ланчелот .

 

 

Джессика

Мне жаль, что ты отца оставить хочешь.

Наш дом ведь ад; а ты, веселый дьявол,

Подчас мне помогал рассеять скуку.

Но — в добрый час… А вот тебе дукат. —

Да, Ланчелот, за ужином увидишь

Ты у Бассанио в гостях Лоренцо:

Отдай ему письмо; но только тайно.

Прощай. Не надо, чтоб отец мой видел,

Что мы с тобою говорим.

 

 

Ланчелот

Будьте здоровы! Слезы застилают мой язык. Прекраснейшая язычница, очаровательнейшая жидовка! Если какой-нибудь христианин не пойдет из-за тебя на мошенничество, чтобы только заполучить тебя, — я буду положительно обманут. Но… будьте здоровы! Эти глупые слезы затопляют мой мужественный дух. Будьте здоровы!

(Уходит.)

 

Джессика

Прощай, друг Ланчелот!

Увы, какой постыдный грех — стыдиться,

Что я ребенок моего отца!

Но я ведь дочь ему по крови только,

Не по душе. Сдержи обет, Лоренцо, —

И стану я, покончивши с борьбой,

И христианкой и твоей женой,

(Уходит.)

 

СЦЕНА 4

 

Там же. Улица.

Входят Грациано , Лоренцо , Саларино и Саланио .

 

 

Лоренцо

Так; мы тайком от ужина сбежим

Ко мне, наденем маски и вернемся;

За час успеем. 28

 

 

Грациано

Но ничего у нас ведь не готово.

 

 

Саларино

Не заказали мы факелоносцев.

 

 

Саланио

Устраивать кой-как — да это гадость!

Уж лучше не устраивать совсем.

 

 

Лоренцо

Сейчас четыре; два часа у нас,

Чтоб все успеть…

 

Входит Ланчелот с письмом.

 

Что нового, приятель?

 

 

Ланчелот

А вот, если вы изволите распечатать вот это, — так, верно, узнаете, что нового.

(Дает ему письмо.)

 

Лоренцо

Я знаю руку… Дивная рука!

Белей листка, написанного ею,

Та ручка нежная!

 

 

Грациано

Письмо любви?

 

 

Ланчелот

Разрешите откланяться, синьор.

 

 

Лоренцо

Куда идешь ты?

 

 

Ланчелот

Да вот, синьор, иду приглашать моего прежнего хозяина жида отужинать у моего нового хозяина — христианина.

 

 

Лоренцо

На вот, возьми. И Джессике прелестной

Скажи секретно, что приду. Ступай.

 

Ланчелот уходит.

 

Идем приготовляться к маскараду.

Факелоносец у меня уж нанят.

 

 

Саларино

Ну что ж, иду сейчас же; я готов.

 

 

Саланио

Приду и я.

 

 

Лоренцо

Так через час сойдемся

Мы все у Грациано на дому.

 

 

Саларино

Придем, отлично.

 

Саларино и Саланио уходят.

 

 

Грациано

Письмо от Джессики прекрасной было?

 

 

Лоренцо

Тебе доверюсь я. Она мне пишет,

Как от отца ее мне увезти;

Что у нее есть золото и камни

И что костюм пажа она достала.

Да, если жид попасть на небо может,

Так только из-за дочери прелестной,

И если ей несчастно посмеет

Путь преградить, так только под предлогом,

Что Джессика — дочь гнусного жида.

Пойдем со мной; прочти письмо дорогой.

Мне милая факелоносцем будет.

 

Уходят.

 

СЦЕНА 5

 

Там же. Перед домом Шейлока.

Входят Шейлок и Ланчелот .

 

 

Шейлок

Увидишь сам. Твои глаза рассудят;

Меж ним и мною разницу увидишь. —

Эй, Джессика! — Не будешь обжираться,

Как у меня… — Эй, Джессика! — Не будешь

Спать и храпеть и рвать свою одежду.

Да что ж ты, Джессика?

 

 

Ланчелот

Эй, Джессика!

 

 

Шейлок

Ты что кричишь? Тебя кричать не просят.

 

 

Ланчелот

Ваша милость всегда меня бранили, что я ничего не умею без приказания.

 

Входит Джессика .

 

 

Джессика

Вы звали? Что угодно?

 

 

Шейлок

Я, Джессика, сегодня зван на ужин.

Возьми ключи. — Но стоит ли идти?

Зовет не дружба — лесть. Но я пойду,

Из ненависти буду есть: пусть платит

Мот-христианин. — Ну, мое дитя,

Смотри за домом. — Лучше б не ходить мне.

Грозит несчастье моему покою:

Всю ночь мешки с дукатами мне снились.

 

 

Ланчелот

Сделайте милость, пожалуйте, синьор; мой молодой господин надеется на ваше отвращение. 29

 

 

Шейлок

Как и я — с его стороны. 30

 

 

Ланчелот

Там целый заговор; я не говорю, что будет маскарад, но увидите, что недаром у меня в чистый понедельник 31 кровь из носу шла с шести часов утра, — а это был как раз тот день, что четыре года тому назад выпал на покаянную среду. 32

 

 

Шейлок

Как, маскарад? Ну, Джессика, так слушай:

Запрись кругом. Заслышишь барабаны

Иль писк противный флейты кривоносой —

Не смей на окна лазить да не вздумай

На улицу высовывать и носа,

Чтобы глазеть на крашеные хари

Безмозглых христиан; но в нашем доме

Заткни все уши, то есть окна все,

Чтоб не проникнул шум пустых дурачеств

В мой дом почтенный. Ох, клянусь жезлом

Иакова, что мне не до пирушек!

Но я отправлюсь. — Ну, ступай вперед;

Скажи — приду.

 

 

Ланчелот

Иду, синьор! — А вы, синьора, поглядывайте все-таки в окошко:

Христианин придет сейчас, —

Стоит он еврейки глаз.

(Уходит.)

 

Шейлок

Что шут сказал, Агари семя? 33 А?

 

 

Джессика

Сказал «прощайте», больше ничего.

 

 

Шейлок

Не злой бездельник, но обжора страшный.

В работе — что улитка; спит весь день,

Как кот. А мне не надо трутней в улье;

Так я и уступил его другому, —

Пусть он ему опустошать поможет

Заемный кошелек. Ну, дочь, домой!

Быть может, я сейчас же возвращусь.

Все сделай, как сказал я; да запрись.

Запрешь плотней — найдешь верней —

Пословица хозяйственных людей.

(Уходит.)

 

Джессика

Прощай! Захочет мне судьба помочь —

Отца я потеряю, ты же — дочь.

(Уходит.)

 

СЦЕНА 6

 

Там же.

Входят Грациано и Саларино в масках.

 

 

Грациано

Вот тот навес, где подождать Лоренцо

Просил нас.

 

 

Саларино

Час его почти прошел.

 

 

Грациано

Не чудо ль, что опаздывает он?

Любовники бегут скорей часов.

 

 

Саларино

О! Голуби Венеры в десять раз

Быстрей летят скрепить пыл новой страсти.

Чем прежних клятв спешат сдержать обет.

 

 

Грациано

Да, так всегда. Кто ж от стола встает

С таким же аппетитом, как садился?

Где конь, чтобы бежал в обратный путь

Наскучивший с таким же пылким рвеньем,

Как начал бег? За каждой вещью в мире

Нам слаще гнаться, чем иметь ее.

Как с юным мотом схож корабль, когда,

Весь в флагах, покидает порт родимый,

Ласкаемый непостоянным ветром!

Как, возвращаясь, схож он с блудным сыном:

Бока помяты, паруса в лохмотьях,

Он порван, смят непостоянным ветром!

 

 

Саларино

Вот и Лоренцо. Ну, об этом после.

 

Входит Лоренцо .




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных