Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Случаи отсутствия и ограничения дееспособности




 

Мы видели, что дееспособность лица составляет первое условие для того, чтобы действия его могли приобрести юридическое значение. Объективное право признает дееспособными далеко не всех лиц: известные категории лиц лишены этой способности совершенно, у других она подвергается ограничениям.

В частности, дееспособность отсутствует вполне: a) у юридических лиц, за которых действуют их представители; b) у infantes, детей до 7 лет; c) у furiosi и dementes, за исключением dilucida intervalla, т. е. светлых промежутков; d) у лиц, которые временно находятся в бессознательном состоянии вследствие болезни, пьянства, гипноза и т. п. Впрочем, такое состояние не исключает всякой ответственности, раз лицо по собственной вине пришло в такое состояние.

Дееспособность ограничена: a) у impuberes infantia majores, т. е. детей от 7-14 (12) лет. Такие лица могут самостоятельно совершать действия, выгодные для них, напр., принимать дарения; действия же, сопряженные с утратой или ограничением их прав, могут быть совершаемы ими только tutore auctore, с участием опекуна; b) у puberes minores, т. е. лиц, не достигших 25-летнего возраста; такие лица могут вступать в выгодные для них сделки, напр., принимать дарения и отказы, а также могут составлять завещания, но они не могут совершать актов отчуждения без согласия своих попечителей; c) у женщин, которые на основании Senatusconsultum Vellejanum не могут принимать на себя обязательств в чужом интересе (intercessio), напр., не могут выступать поручительницами; d) у лиц, лишенных возможности выражать свою волю тем или другим способом, как, напр., у немых, глухих и т. п.; так, глухие и немые не могут заключать стипуляций; е) у объявленных расточителей; такие лица не могут совершать действий, ведущих к умалению их имущества, и не могут делать распоряжений на случай смерти.

 

_ 41. Заблуждение и неведение*(94)

 

Заблуждение, error, есть неправильное представление о чем-нибудь; неведение, ignorantia, есть отсутствие представления о чем-нибудь. Практическое значение обоих этих моментов одинаковое, почему римские юристы и не делали строгого различия между ними.

Заблуждение (и неведение) не всегда имеет юридическое значение. Случаи, в которых оно приобретает таковое, могут быть сведены к двум главным группам: a) В некоторых случаях заблуждение имеет значение положительного фактора, является одним из условий для наступления известных юридических последствий. Так, напр., в случае уплаты недолжного (solutio indebiti) право требовать возврата недолжно уплаченного возникает в том только случае, если уплативший ошибочно предполагал существование долга; если же он знал, что никакого долга не существует, и, тем не менее, произвел уплату, то он не может после этого требовать возврата уплаченного. Следовательно, заблуждение есть одно из положительных условий для наступления права обратного требования недолжно уплаченного. Другой пример: давностное приобретение чужих вещей в собственность предполагает bona fides в лице владельцев, т. е. приобретатель не должен знать, что он приобрел вещь у несобственника, а должен думать, что предшественник его имел полное право распоряжаться вещью, переуступить ее ему, приобретателю. Напротив, раз я, напр., купил вещь у другого, знал, что он вовсе не собственник ее, а получил ее только на хранение, я никогда сам не могу приобрети ее per usucapionem в собственность, сколько бы времени я ни владел ею. Следовательно, заблуждение или, точнее, неведение есть одно из положительных условий института давности приобретения чужой вещи в собственность. б) В других случаях заблуждение или неведение играет роль отрицательного фактора, является одним из условий, исключающих возможность наступления известных юридических последствий. Это бывает, когда для наступления тех или других юридических последствий требуется знание какого-нибудь обстоятельства. Так, напр., для того, чтобы продавец отвечал за весь убыток, причиненный покупщику вещью, у которой оказались скрытые недостатки, требуется, чтобы он знал об этих недостатках и умышленно (dolose) умолчал об них. Если же он сам не знал о них, то он ни в каком случае не отвечает за весь убыток, а обязан только согласиться, по усмотрению покупщика, или на расторжение договора, или на соответствующее понижение покупной цены. Итак, в данном случае неведение торговца о скрытых недостатках проданной вещи исключает возможность искать с него полностью весь причиненный этим фактом убыток. То же самое бывает, напр., в том случае, когда начало течения срока обусловлено знанием какого-нибудь обстоятельства; неведение о таком обстоятельстве исключает возможность течения срока.

Поскольку заблуждение вообще имеет юридическое значение, оно, по общему правилу, выгодно для заблуждающегося. В тех случаях, где оно играет роль положительного фактора, оно доставляет ему известную положительную выгоду, давая заинтересованному лицу возможность приобрести что-либо или сложить с себя ответственность за что-либо (напр., если по ошибке было уплачено недолжное, то эта ошибка, это заблуждение дает лицу право требовать возврата недолжно уплаченного; если по ошибке было обещано уплатить недолжное, то эта ошибка дает возможность уклониться от уплаты недолжно обещанного). С другой стороны, там, где заблуждение играет роль отрицательного фактора, оно доставляет заинтересованному лицу известную отрицательную выгоду, предохраняя его от известных невыгодных последствий (напр., незнание о скрытых недостатках проданной вещи освобождает продавца от ответственности за весь проистекший отсюда для покупщика убыток).

Однако для того, чтобы заблуждение доставило означенные положительные или отрицательные выгоды заблуждающемуся лицу, оно, по общему правилу, должно быть извинительное (error probabilis). Спрашивается, при каких условиях заблуждение может считаться извинительным? Принципиально римские юристы проводили в этом отношении строгое различие между error juris и error facti. Error juris называется заблуждение, касающееся правовых норм, error facti - заблуждение, касающееся каких-нибудь фактических обстоятельств. Error juris считался неизвинительным, error facti - извинительным. Ср. 1. 9 pr. D. de juris et facti ignorantia 22,6 (Paulus) - Regula est juris quidem ignorantiam cuique nocere, facti vero ignorantiam non nocere. Это мотивировалось тем, что нормы права могут и должны быть установлены раз навсегда, а потому и знания их можно требовать от всякого, тогда как фактические обстоятельства постоянно изменяются, а потому нельзя и требовать всегда полного знакомства с ними. Ср. 1. 2. D. eod. 22,6 (Neratius). In omni parte error in jure non eodem loco, quo facti ignorantia, haberi debebit, quum jus finitum et possit esse et debeat, facti interpretatio plerumque etiam prudentissimos fallat.

На деле, однако, этот принцип был модифицирован ими в двояком отношении. Во-первых, было признано, что не всякое фактическое заблуждение должно быть признано извинительным, но только такое, которое не покоится на крайней небрежности, на крайнем нерадении лица. Ср. 1. 6 D. eod. 22,6 (Ulpianus). Nec supina ignorantia ferenda est factum ignorantis, ut nec scrupulosa inquisitio exigenda; scientia enim hoc modo aestimanda est, ut neque neglegentia crassa aut nimia securitas satis expedita sit, neque delatoria curiositas exigatur. 1.9 _ 2 eod. (Paulus). Sed facti ignorantia ita demum cuique non nocet, si non ei summa neglegentia obiciatur; quid enim, si omnes in civitate sciant, quod ille solus ignorat? Et recte Labeo definit, scientiam neque curiosissimi, neque neglegentisimi hominis accipiendam, verum eius, qui eam rem diligenter inquirendo notam habere possit. Исключение было допущено только для тех случаев, где заблуждение было вызвано обманным образом действия противной стороны; в таком случае считалось извинительным всякое заблуждение, хотя бы обманутый только благодаря крайней небрежности, крайнему легковерию своему попался впросак. Во-вторых, и error juris был признан извинительным при известных условиях. Так, error juris прощается иногда женщинам, несовершеннолетним, солдатам, Ср. 1. 9 pr. еod minoribus viginti quinque annis jus ignorare permissum est, quod et in feminis in quibusdam causis propter sexus infirmitatem dicitur. 1.9 _ 1 eod. miles: per constitutiones principales jus ignorare potest. То же самое было установлено вообще по отношению к лицам неразвитым. Ср. 1. 9 _ 3 eod. Sed juris ignorantiam non prodesse, Labeo ita accipiendum existimat, si juris consulti copiam haberet, vel sua prudentia instructus sit, ut cui facile sit scire, ei detrimento, sit iuris ignorantia: quod raro accipiendum est.

Итак, мы пришли к следующему результату. Только извинительное заблуждение может доставить заинтересованному лицу известные положительные или отрицательные выгоды. Извинительным может быть не только фактическое, но и юридическое заблуждение. Фактическое заблуждение, по общему правилу, считается извинительным тогда, когда оно не является результатом крайней небрежности со стороны заблуждающегося. Юридическое заблуждение неизвинительно, если человек по своему развитию, при желании, мог вполне ознакомиться с касающимися его нормами права или мог обратиться за советом к сведущим людям. Оно извинительно, если в нем повинен человек неразвитой, в особенности несовершеннолетний, солдат, а также propter sexus infirmitatem и женщины.

 

О юридических сделках*(95)

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных