Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Источники опасностей.




Справочные материалы к семинарским (практическим) занятиям

Тема 2. Сущность, содержание, понятийный аппарат

Теории национальной безопасности

Семинар № 4

Тема занятия: Угрозы и опасности национальной безопасности:

сущность, содержание и классификация

Учебные вопросы:

1. Сущность и содержание понятий «угроза» и «опасность».

2. Источники опасностей.

3. Классификация опасностей и угроз национальной безопасности.

 

 

1. Сущность и содержание понятий «угроза» и «опасность»

 

К числу основных категорий теории национальной безопасности относятся: «опасность» и «угроза». Эти термины постоянно присутствуют в определениях теории национальной безопасности. Однако сегодня авторы зачастую используют эти поня­тия, как правило, на интуитивно-эмпирическом уровне, т.е. без специального анализа и сопоставления их сущности и содержания. В связи с этим рассмотрим методологические подходы, раскрывающие сущность и содержание этих основных категорий.

«Опасность». В основе категориальной структуры теории национальной безопасности лежит понятие «опасность», являющееся объективной закономерностью, обуславливающее процессы количественного и качественного изменения мега-, макро-, мезо- и микросистем, воспринимаемых в форме угрозы национальным интересам.

Для рассмотрения сущности категории «опасность» обратимся к этимологии слова «опасный». Связано это с тем, что слово «опасность» в этимологических словарь отсутствует. Оно является производным от слова «опасный».

В Этимологическом словаре сказано, что слово «опасный»: Суффиксное образование древнерусской эпохи от опасъ «защита, осторожность», производного от опасти «обезопасить, защитить». Опасный буквально – «требующий защиты, осторожности».

Примерно идентичное толкование мы находим и в Этимологическом русскоязычном словаре Фасмера. В этом случае мы видим, что опасный относится к объекту, который выступает не только в качестве непосредственной опасности, но и в качестве объекта, который сам требует защиты.

Словарь Ожегова трактует категорию «опасность», как возможность, угрозу чего-нибудь очень плохого, какого-нибудь несчастья.

Толковый словарь русского языка Кузнецова рассматривает опасность как: угроза бедствия, несчастья, катастрофы.

В Словаре терминов и определений под опасностью понимаютсяявления, процессы, действия или условия, чреватые наличием потенциала, который может нанести ущерб здоровью людей, привести к их гибели, нанести ущерб окружающей среде, привести к потере сохранности материальных объектов антропогенного происхождения.

В энциклопедическом словаре под редакцией А.Г. Поршева авторы понимают под опасностью объективно существующую возможность негативного воздействия на объекты и, также как и в предыдущем определении, увязывают это воздействие с причинением вреда, ухудшающего состояние или динамику развития объектов опасности. При этом, рассматривая неблагоприятные для обеспечения безопасности условия, авторы выстраивают иерархию и различают следующие понятия:

вызов как совокупность обстоятельств, не имеющих в обязательном порядке угрожающего характера, но требующих безусловной реакции на свое появление;

риск как возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий деятельности самого объекта безопасности;

опасность как осознаваемую, но не фатальную вероятность нанесения вреда объекту безопасности, обусловленного наличием объективных и субъективных поражающих факторов.

Таким образом, в словарях понятие «опасность» рассматривается и как объект и как субъект, и как угроза, способная нанести ущерб, и как необходимая защищенность. Т.е. имеет место многозначность трактовки данной категории. Необходимо также отметить, что в основных нормативных документах сферы национальной безопасности категория «опасность» в прямой постановке не раскрывается.

Анализ научной литературы по проблемам национальной безопасности показывает, что в ее теории также можно найти множество интерпретаций категории «опасность». Приведем некоторые из них.

Профессор ВАГШ А.П. Дмитриев, рассматривает опасность как социальную категорию, понимает под ней «вероятность воздействия на социальный организм внутренних и внешних сил (факторов), в результате которого ему может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий его состояние, придающий его развитию нежелательные динамику или параметры (характер, темпы и т.д.)». При этом автор подчеркивает, что опасность всегда обусловлена наличием и действием разрушительных (деструктивных) факторов, которые способны нанести ущерб исследуемому объекту или уничтожить его. Следует отметить, что такой подход присутствует во многих трудах, где рассматривается сущность национальной безопасности. В большинстве из них опасности рассматриваются в основном как порождение специальных усилий враждебных, деструктивных по отношению к данному обществу (стране) сил.

Однако, такое понимание опасностей, считает профессор А.Х. Шаваев, порождает господство охранительного подхода к проблемам обеспечения национальной безопасности. Основной акцент в них делается на защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от действий врагов (соперников, конкурентов) и внутренних деструктивных сил, от опасностей вызываемых этими действиями. Эта позиция ведет к отождествлению национальной безопасности и национальных интересов.

Концептуальное определение понятия опасности сформулировано Е.А. Олейниковым. По его мнению, опасность - это «вполне осознаваемая, объективно существующая, но не фатальная вероятность (возможность) негативного воздействия на социальный организм или на что-либо, определяемая наличием объективных и субъективных факторов, обладающих поражающими свойствами, в результате которого может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий состояния и/или условия жизнедеятельности и придающий его развитию нежелательную динамику (характер, темпы) или параметры (свойства, формы и т.д.)». При этом автор предлагает следующую логическую последовательность влияния деструктивных факторов на безопасность: «опасности, угрозы, вызовы, риски, ущерб». Тем самым он косвенно ранжирует деструктивные факторы по степени их влияния на формирование конечного результата - ущерба.

Цуканов В.Х. дает авторское определение понятия «опасность», используя комбинацию основных положений из рассмотренных выше определений. По его мнению, опасность - это «объективная, но не фатальная вероятность развития риска с возможным переходом в угрозу, влекущую негативные воздействия на хозяйствующие субъекты или социальные организмы, выражающиеся в причинении какого-либо ущерба, ухудшения состояния или нанесения вреда в любой форме. При этом автор считает необоснованным и нецелесообразным смешение понятий «риск», «опасность», «вызов», «угроза», поскольку каждое из них, по его мнению, выполняет строго отведенную ему хозяйственной и иной деятельностью роль. Однако стоит отметить, что и в этом предложении присутствует определенная иерархия.

По мнению С.В Федораева, применительно к экономической безопасности, опасность - это воздействие на национальную экономику внутренних и внешних деструктивных факторов, направленное на причинение ей вреда, заключающегося в ухудшении ее состояния, препятствии ее устойчивому и прогрессивному развитию.

Степанов И.О. и его коллеги, применительно к теории безопасности жизнедеятельности, приводят наиболее короткое понятие опасности - явление, способное нанести вред (ущерб) жизненно важным интересам человека. Подобное мы находим и в теории транспортной безопасности. Опасность - объективно существующая возможность негативного воздействия на объект или процесс, в результате которого может быть причинен какой-либо ущерб, вред, ухудшающий состояние, придающий развитию нежелательные динамику или параметры.

Ветошкин А.Г., Таранцева К.Р. в труде «Техногенный риск и безопасность» пишут, что опасность - это ситуация, постоянно присутствующая в окружающей среде и способная в определенных условиях привести к реализации в окружающей среде нежелательного события - возникновению опасного фактора.

Анализ вышеперечисленных определений категории «опасность» позволил получить определенные результаты.

Во-первых, отсутствует единство понимания сущности данной категории в различных видах национальной безопасности.

Во-вторых, как и в словарях ученые пытаются выстроить определенную иерархию опасности, в зависимости от вероятности ее появления и потенциального ущерба.

Теперь рассмотрим сущность данной категории через анализ результатов различных методологических подходов, которые встречаются в научной литературе.

Если применить прогностический подход, то мы видим, что сущность этой категории во временном отношении относится к будущему, еще не ставшему настоящим, но формируемому прогностическим разумом, обладающим способностью опережающего отражения. Правда, здесь стоит отметить, что это будущее может и не наступить. Наличие двух вариантов развития наступление каждого, из которых не лишено влияния случайности, отмечает П. Векленко, является базовым в сущности данной категории и играет существенную роль при построении системы обеспечения национальной безопасности.

Интересен философский подход к категории «опасность» через выявление двух группы онтологических (жизненных) смыслов феномена опасности, характеризующихся устойчивостью и универсальностью. Первая группа смыслов носит преимущественно деструктивный, жизнеотрицающий характер, негативно сказываясь на способности субъекта контролировать развитие угрожающей ситуации. Играя роль доминант сознания, смыслы второй группы, напротив, способствуют мобилизации физических, интеллектуальных и волевых резервов человека в борьбе с опасностью. Базовый жизнеотрицающий смысл опасности обозначен определением «опасность - личностно переживаемое преддверие небытия», жизнеутверждающий смысл - «опасность как испытание».

Если применить функциональный подход и рассмотреть сущность категории «опасность» через процесс функционирования системы национальной безопасности, то можно отметить, что под опасностью понимаются: целенаправленные намерения или действия одних субъектов против других, являющиеся враждебными, и негативные результаты ненамеренной деятельности - ошибки, халатность и т.д.; риск; вызов; стихийные бедствия; оценка явлений с позиции возможных отрицательных результатов; предчувствие вредных событий для индивидов и природной среды. Таким образом, под опасностью понимаются «возможные или реальные явления, события и процессы, способные уничтожить тех или иных субъектов (личность, социальную группу, народ, государство и т.д.) или же важные для людей объекты или природные ценности, либо нанести им ущерб, вызвать деградацию, закрыть путь к развитию».

Синтезируя полученные результаты, отметим некоторые теоретические выкладки.

1. Сферой приложения категории «опасность» являются определенные социальные явления и процессы, а также бедствия.

2. Опасность - свойство, внутренне присущее сложной системе. Она может реализоваться в виде прямого или косвенного ущерба для объекта (предмета) воздействия постепенного или внезапного и резкого - в результате отказа системы.

3. Опасность возникает при неудовлетворении каких-либо потребностей объекта безопасности и образуемых им систем. Данное обстоятельство крайне важно для классификации объективно существующих опасностей системе национальной безопасности и для оценки связанного с ними ущерба, например, для утраты материальных ресурсов или духовных ценностей.

4. Собственно процесс развития опасности можно описать следующей логической последовательностью: нарушение технологического процесса, допустимых пределов эксплуатации, условий содержания и т.п. - накопление, образование поражающих факторов, приводящих к аварии безопасности – разрушение его конструкции - выброс, образование поражающих факторов - воздействие (взаимодействие) поражающих факторов с объектом воздействия (с окружающей природной средой, человеком, объектами техносферы и т.д.) - реакция на поражающее воздействие.

Вышеизложенное показывает, что сегодня можно говорить, о существенном старении представлений об опасности, которые присутствуют в массовом сознании. Некоторые из новых опасностей уже осознаются людьми (например, угроза межнациональных конфликтов, терроризма и т.п.). Некоторые же остаются вне поля нашего внимания, поскольку их эпицентры расположены в самых непривычных местах.

Исходя из этого, «опасность» можно охарактеризовать как наличие и действие сил (факторов), которые являются деструктивными и дестабилизи­рующими по отношению к какой-либо конкретной системе. При этом деструктивными и дестабилизирующими следует считать те силы (факторы), которые способны нанести заданный ущерб конкретной системе, вы­вести ее из строя или полностью уничтожить.

Надо сказать, что в окружающем нас мире не существует абсо­лютно деструктивных или конструктивных сил. Они выступают та­ковыми лишь по отношению к конкретным системам, в конкретных условиях места и времени. Это же относится и к дестабилизирую­щим силам. Даже землетрясения или извержения вулканов (со все­ми их катастрофическими последствиями) в геологических масшта­бах могут рассматриваться как конструктивные факторы, приводя­щие в соответствие тектонические силы, обеспечивающие развитие структуры земной коры. Аналогичным образом и война как соци­альное явление в разных условиях места и времени, а иногда и одновременно, но в разных отношениях, может выполнять и дест­руктивную, разрушительную, и конструктивную, созидательную роль.

Таким образом, категория «опасность» применяется для характеристики состояния объекта безопасности, как осознание органами управления системой национальной безопасности вредных последствий тех или иных реальных явлений или как безнадежное выискивание несуществующих. Уяснение существа опасности должно быть исходным этапом противодействия опасности, ее парирования и устранения. Если органы управления системой национальной безопасности не понимают всей глубины опасности, они не напрягают адекватно свои силы и средства, чтобы ликвидировать или предупредить ее.

«Угроза». Понятие «угроза» достаточно широко используется как в официальных нормативных документах, так и в научных трудах и работах. Угроза в сознании человека обычно ассоциируется с причинением вреда объекту. Однако, несмотря на такое простое толкование в научной среде не останавливается дискуссия о сущности и содержании категории «угроза». В этой связи представляется целесообразным рассмотреть сущность указанного понятия и его место в теории национальной безопасности.

Начало анализа предварим ремаркой, которую сделала А. Смирнова, раскрывая сущность категории «угроза». «Необходимость формулировки определения данного понятия обусловлена двумя основными причинами.

Во-первых, «угроза» не является элементом исключительно научного языка и довольно часто используется в повседневном общении. Каждый из нас знает, о чем идет речь, если произносится слово «угроза». В результате оно превращается в «слово-ловушку», когда нам кажется, будто и без строгих определений, эмпирических исследований и разработки научных теорий можно проникнуть в его смысл, использовать его для объяснения действительности.

Во-вторых, понятие угрозы применяется для обозначения разных явлений действительности: совершенных преступлений, войн, заболеваний, наводнений, аварий на атомных электростанциях, роста или уменьшения численности населения. В результате возникает вопрос: можно ли обозначать одним термином действия человека, которые могут причинить вред другим людям, а также стихийные бедствия и техногенные катастрофы»?

Первым этапом нашего анализа станет обращение к трактовке понятия «угроза» в словарях и энциклопедиях.

С.И. Ожегов понятие угроза определил как «обещание причинить кому-нибудь вред, зло».

В.И. Даль толковал угрозу как действия или намерения «угрожать, грозить, стращать, наводить опасность либо опасение, держать под страхом, под опаскою, приграживать».

Угроза в Энциклопедическом словаре: высказанное в любой форме намерение нанести физический, материальный или иной вред общественным или личным интересам.

В словарях современного русского языка понятие угроза определяется как «запугивание, обещание причинить кому-нибудь неприятность, зло», «обещание причинить зло, неприятность», «намерение нанести физический, материальный или другой вред общественным интересам, а также отдельным лицам или их интересам».

Содержание данного понятия в английском языке в целом повторяет русскоязычный вариант. Вместе с тем толковые словари английского языка содержат важные оттенки значения. Например, кроме трактовки угрозы в качестве намерения предпринять какое-либо враждебное действие, дается пояснение, что подобная декларация намерения сопряжена с причинением «боли, вреда, ущерба или другого наказания в качестве расплаты, воздаяния за что-то совершенное или несовершенное».

Толковый словарь современного английского языка дополняет данное определение угрозы, уточняя, что намерение о наказании возникает в том случае, если субъект ведет себя не так, как от него ожидают. Кроме того, угроза определяется как угнетение, принуждение, причинение страданий, в том числе физических, бедственное, стесненное положение. Угроза также обозначает модель построения отношений в социуме, согласно которой намерение причинить вред позволяет субъекту достичь поставленных целей без открытой конфронтации.

Таким образом, в обобщенном виде в словарях и энциклопедиях под угрозой понимается явление, заключающее в себе намерение причинить кому-либо или чему-либо тот или иной ущерб, вред. При этом под ущербом принято понимать «потерю, убыток, урон», а вред трактовать как «ущерб, порчу».

Если мы обратимся к научным трудам, то и здесь не найдем консенсуса.

В военной политологии все шире утверждается мнение, что угроза - это крайняя степень опасности (непосредственная опасность), а опасность - есть возможная (потенциальная) угроза, в ограниченных масштабах. Например, В. Манилов предлагает трактовать понятие «угроза» через категорию «опасность»: «угроза есть непосредственная опасность причинения ущерба жизненно важным национальным интересам и национальной безопасности, выходящая за локальные рамки и затрагивающая основные национальные ценности: суверенитет, государственность, территориальную целостность».

В учебнике Военная политология сказано, что угроза - это реальная, непосредственная возможность нанесения ущерба жизненно важным интересам. Иногда понятия угрозы и опасности отождествляют, считая различие между ними незначительным. Но правильнее трактовать опасность как некоторую вероятность нанесения ущерба, при приближении этой вероятности к единице опасность перерастает в угрозу. Это значит, что опасность может существовать, а угрозы не будет, и в определенных условиях опасность может достигнуть характера угрозы.

Если обратиться к вопросам информационной сферы безопасности, то угроза объекту информационной безопасности - совокупность факторов и условий, возникающих в процессе взаимодействия различных объектов (их элементов) и способных оказывать негативное воздействие на конкретный объект информационной безопасности. Негативные воздействия различаются по характеру наносимого вреда, а именно: по степени изменения свойств объекта безопасности и возможности ликвидации последствий проявления угрозы.

Интересен подход к сущности угрозы А.Г. Смирновой. Она считает, что угроза обладает пятью сущностными характеристиками.

Во-первых, угроза представляет собой намерение, то есть действие еще не совершено и не обязательно будет совершено.

Во-вторых, содержание намерения подразумевает причинение вреда непосредственно субъекту, другим субъектам или объектам материального мира, которые важны для субъекта. Иначе говоря, угроза подразумевает только потери, причинение ущерба.

В-третьих, намерение причинить вред формулируется как условие: если субъект ведет себя в соответствии с ожиданиями другого субъекта, то намерение последнего не будет реализовано.

В-четвертых, в ее основе лежит возможность наказания за нежелательное поведение. Она означает, что поведение, нежелательное для субъекта угрозы, может оказаться выгодным для объекта угрозы.

В-пятых, выдвигаемые условия призваны оказать давление, поставить субъекта в стесненные обстоятельства.

Отсюда А.Г. Смирнова понимает угрозу как разновидность субъект-субъектных отношений, посредством построения которых субъект способен достигать своих целей и управлять поведением другого субъекта, не включаясь непосредственно в конфронтацию. В качестве инструмента построения подобных отношений выступает сформулированное субъектом намерение причинить вред другому субъекту при условии невыполнения последним заведомо неприемлемых требований.

В научных трудах зарубежных авторов можно найти трактовку угрозы в качестве «намерения субъекта угрозы причинить вред объекту угрозы, если последний отказывается подчиниться требованиям, предъявляемым субъектом угрозы». Однако, по мнению А. Смирновой, следуя данному определению, природные и техногенные катастрофы не могут расцениваться в качестве угроз, поскольку не содержат компонента намерения. В другой трактовке угроза рассматривается в качестве «совокупности когнитивных, аффективных и поведенческих реакций субъекта, возникающих в ответ на восприятие причинения вреда». В данном случае объем понятия «угроза» увеличивается и включает любые действия акторов и события, которые расцениваются субъектом как сопряженные с потерями. В результате в качестве угроз могут рассматриваться и теракт, и авиакатастрофа, и заявление политического деятеля о намерениях пересмотреть свои отношения с союзниками.

Таким образом, в научных трудах сущность категории «угроза» сводится к субъектно-субъектным, субъектно-объектным отношениям, к возможности при этом нанесения ущерба и трактуется как наивысший уровень опасности. Но не определен порог этого ущерба.

Следующим этапом нашего анализа станет употребление категории «угроза» в нормативных документах. Проведенный анализ показал, что, несмотря на то, что во многих официальных нормативных документах по национальной безопасности говорится об угрозах безопасности Российской Федерации как о явлении, которое потенциально существует, а при определенных неблагоприятных условиях может стать реальностью и способно нанести ущерб государству, обществу, личности, ни в одном из них не содержится достаточно четкого определения сущности угроз безопасности. Например,

в Законе Российской Федерации «О безопасности» (ст. 3) угроза определяется как «совокупность условий и факторов, создающих опасность».

В Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года угроза национальной безопасности - это прямая или косвенная возможность нанесения ущерба конституционным правам, свободам, достойному качеству и уровню жизни граждан, суверенитету и территориальной целостности, устойчивому развитию Российской Федерации, обороне и безопасности государства.

Как видим, в первом случае это понятие обтекаемое и не конкретное, которое практически невозможно оценить. Во втором случае его сущность сводится к уже известному нам ущербу.

Один из наиболее полных анализов в этой сфере провел М. Гацко. Проведя сравнительный контент-анализ официальных государственных документов Российской Федерации и публикаций по различным аспектам проблемы безопасности в научной литературе, он столкнулся с множеством терминов, в которых ключевым является слово угроза: «угрозы безопасности», «угрозы интересам безопасности», «угрозы национальной безопасности», «угрозы интересам национальной безопасности», «угрозы жизненно важным интересам», «угроза национальным интересам» и т.д. Проанализировав вышеперечисленные словосочетания, М. Гацко пришел к выводу, что все вышеуказанные термины, хотя и являются близкими по содержанию и синонимичными по своей сути, но не тождественными, требуется их уточнение и систематизация.

Определение угрозы интересам безопасности может быть производным из содержащейся в Законе Российской Федерации «О безопасности» дефиниции безопасность - «состояние защищенности жизненно важных интересов государства, общества и личности от внутренних и внешних угроз». Именно такой подход предлагает в своих работах В. Пирумов, трактуя понятие угрозы как «объективно существующие возможности нанести какой-либо ущерб личности, обществу, государству».

Думается, пишет М. Гацко, что данное определение в значительной мере соответствует содержанию основных положений указанного закона, однако и оно является не вполне точным и полным. Вторая часть определения, касающаяся объектов угрозы (личность, общество, государство) и ее целей, замысла (нанесение ущерба) представляется удачной, а вот первая, трактующая угрозу только как объективно существующие возможности нанесения ущерба, вызывает сомнения, поскольку кроме объективной возможности для реализации угрозы необходимо также наличие намерений (желания) одного из субъектов политики причинить ущерб тем или иным интересам другого субъекта политики, без этого угроза не будет реальной.

Несколько иной подход, предложен авторским коллективом монографии «Концепция национальной безопасности России в 1995 году» под угрозами безопасности они понимают потенциальные угрозы политическим, социальным, экономическим, военным, экологическим и иным, в том числе духовным и интеллектуальным ценностям нации и государства.

Однако стоит согласиться с М. Гацко, который считает, что, несмотря на то, что приведенное определение является достаточно широким и содержит перечень сфер безопасности, объектов, на которые могут быть направлены угрозы, его также нельзя признать достаточно полным, поскольку речь идет об угрозах только лишь как о потенциальном явлении, но ведь потенциальная угроза это только одна из разновидностей широкого спектра угроз.

Таким образом, приведенные выше формулировки определения угрозы безопасности не охватывают все стороны исследуемого явления, страдают половинчатостью: в одном случае угроза рассматривается только как реальное явление, в другом, наоборот, только как потенциальное явление. Иными словами, содержание понятия «угроза» соответствуют описанию логических условий реализации причинно-следственных связей в системе «объект-среда», заданных в форме импликаций типа - если произойдет определенное событие, то -эффективность функционирования объекта уменьшится.

В научных трудах также встречается попытка рассмотреть угрозу как понятие, которое близко по смыслу к понятию опасность, причем, как считает М. Гацко, они настолько взаимосвязаны, что даже С.И. Ожегов допускает в определенном смысле тавтологию, определяя угрозу через опасность и наоборот («угроза есть возможная опасность», а «опасность есть, возможность, угроза чего-нибудь очень плохого, какого-нибудь несчастья»). Таким образом, общим в содержании угрозы и опасности является их возможность причинить тот или иной ущерб безопасности.

В то же время М. Гацко отмечает определенные различия в соотношении понятий «угроза» и «опасность».

Во-первых, угрозу отличает от опасности степень готовности к причинению того или иного ущерба. Угроза - это стадия крайнего обострения противоречий, непосредственно предконфликтное состояние, когда налицо готовность одного из субъектов политики применить силу в отношении другого конкретного объекта для достижения своих политических и иных целей. Опасность мы понимаем как стадию зарождения и насыщения противоречий, когда один из субъектов политики потенциально может, но еще не готов применить силу или угрозу силы в своих интересах.

Во-вторых, угроза должна заключать в себе две компоненты: намерения и возможность нанесения ущерба интересам безопасности, а опасность ограничивается наличием только одной из этих компонент.

В-третьих, угроза всегда носит персонифицированный, конкретно-адресный характер, что предполагает наличие явных субъекта (источника) угрозы и объекта, на который направлено ее действие. В отличие от угрозы опасность носит гипотетический, часто безадресный характер, ее субъект и объект явно не выражены.

В-четвертых, опасность заключает в себе потенциальную угрозу причинения ущерба тем или иным интересам, для реализации которого необходимо создание соответствующих условий (накопление возможностей и формирование намерений), угроза же есть непосредственная возможность нанесения ущерба, от начала осуществления, которой ее отделяет лишь временной интервал, необходимый для принятия решения о реализации угрозы.

Проанализировав сущностные отличия понятий «угроза» и «опасность», М. Гацко делает вывод, что угроза интересам безопасности есть готовность (намерения + возможности) одного из субъектов политики причинить ущерб жизненно важным интересам другого субъекта политики с целью разрешения сложившихся между ними противоречий и получения односторонних преимуществ. Сопоставив содержание терминов «угроза» и «опасность», он считает, что они настолько взаимосвязаны и в такой степени взаимозависимы, что можно говорить об их совокупности как о системе факторов угрозы. При этом М. Гацко исходит из того, что даже не очень значительная опасность в сфере безопасности государства и общества при неблагоприятном стечении обстоятельств может трансформироваться в прямую и явную угрозу.

Получив такой вывод, М. Гацко считает, что если рассмотреть, что первично в ряду дестабилизирующих факторов: риск, вызов, опасность или угроза, то само собой напрашивается вывод, что первичен риск. Вызов, опасность и угроза есть различные степени риска причинения конкретного ущерба интересам безопасности государства, общества, личности, то есть выступают в качестве вторичных факторов. Однако такой подход в большинстве случаев противоречит рассмотренному нами ранее толкованию сущности угроза, как наивысшей стадии опасности. Главное отличие между ними заключается в том, что опасность является свойством объекта безопасности и характеризует его способность противостоять проявлению угроз, а угроза – свойством объекта взаимодействия или находящихся во взаимодействии элементов объекта безопасности, выступающих в качестве источника угроз. Понятие угрозы имеет причинно-следственную связь не только с понятием опасности, но и с возможным вредом как последствием негативного изменения условий существования объекта. Возможный вред определяет величину опасности.

Как свидетельствует исторический опыт, неудачи в обеспечении безопасности государства во многом связаны с неточной оценкой угроз. Если ответственные за выработку политического курса институ­ты не располагают достаточной информацией о формирующейся или уже сложившейся угрозе интересам государства, то ему придется иметь дело с результатом действия угрозы, т.е. нанесением ущерба безопасности. Например, как это было при развязывании Грузией войны в Южной Осетии в 2008 г.

Ошибки в оценке угроз оборачиваются неоправданным отвлечением ресурсов от решения актуальных про­блем общественного развития и ослаблением государства, которое, в конце концов, становится неспособным защитить самого себя, интере­сы общества и личности. Угроза лишиться части своего национального до­стояния заставляет государство заблаговременно разрабатывать и пре­творять в жизнь комплекс мер политического, экономического, правового, воен­ного и информационного порядка, которые смогли бы нейтрализовать эту опасность. Исключительно важное место среди них занимают дей­ствия по своевременному мониторингу характера, особенностей и масштабов угроз и их прогнозированию.

Обычно угрозы принято рассматривать в контексте анали­за этапов обеспечения национальной безопасности государства в условиях конфликтов или войны. Вместе с тем в настоящее вре­мя мировыми аналитиками делаются попытки исследовать содержание угроз, сущест­вующих в мирное время, рассматривая их как демонстрацию силы и как состояние межгосударственных отношений, при котором возможно возникновение конфликта между соперничающи­ми сторонами. Поэтому угрозы целесообразно характеризовать как возможность прямого или опосредованного применения силы со стороны одного государства (коалиции государств, военно-политических организаций террористического, сепаратистского, религиозного толка) против другого го­сударства, его суверенитета и территориальной целостности, общества и граждан с целью реализации своих интересов и получения экономических, политических и прочих привилегий за счет противоположной стороны.

Угрозы, существующие в форме демонстрации готовности к применению силы, присутствуют в любом конфликте, затрагивающем госу­дарственные интересы.

В таком виде угроза, во-первых, выступает в качестве преду­преждения оппоненту. Она призвана подкрепить дипломатические и другие средства внешней политики, запугать противника и добиться, таким образом, осуществления намеченных целей.

Во-вторых, уг­роза использования силы может выступать, как показала история «холодной войны», в качестве мощного фактора истощения экономических, политических и духовных сил государства и является своеобразной проверкой на прочность его способности защищать свои интересы. Несмотря на разорительность гонки вооружений, она продолжается и после «холодной войны», выступая в качестве свое­образного состязания, в ходе которого одно или несколько государств создают угрозы, а их оппоненты стремятся эти угрозы парировать.

Как тут не вспомнить теорию цивилизаций А. Тойнби, который считал, что механизмом рождения цивилизаций является взаимодействие вызова и ответа. Общество делится на группы. Умеренно неблагоприятная группа непрерывно бросает обществу вызов, а общество через посредство своего творческого меньшинства отвечает на вызов и решает проблемы. В этих условиях не существует покоя, обе группы все время в движении, а такое движение рано или поздно достигает уровня цивилизации. Однако в подобном противостоянии «нападающая» и «обороняющаяся» сторо­ны, как и в классическом поединке, могут меняться местами. Успех в этой борьбе, если она не дошла до стадии открытого применения во­оруженных сил, определяется совокупностью внутриполитических, экономических, геополитических, научно-технических, морально-психологических и прочих факторов. Заключение А. Тойнби состоит в том, что цивилизации гибнут не от внешнего врага, а от своих собственных рук.

Как свидетельствует история, демонстрация готовности приме­нить силу может продолжаться в течение длительного вре­мени, а перспектива конфликта – существовать в гипоте­тическом, виртуальном виде. В этом случае угрозы выступа­ют в качестве средства, позволяющего, не прибегая к прямому ис­пользованию силы, достигать желаемых результатов.

Что же касается непосредственной угрозы, то она характери­зует такое состояние, при котором име­ются антагонистические противоречия, присутствуют наме­рения и воля, хотя бы у одной из противоборствующих сторон, применить силу в интересах решения поставленных задач. Непосредственные угрозы – это «последний довод королей», когда исчерпаны все остальные средства разрешения противоречий. Наличие непосредст­венных угроз существенно осложняет обстановку, поскольку содержит в себе совершенно очевидные предпо­сылки возникновения конфликта между соперничающими сторонами и вовлечения в него других действующих лиц.

Развязывание конфликта возможно не только тогда, когда имеются объективные факторы, обеспечивающие достижение успеха в противоборстве. Принципиальная воз­можность конфликта может допускаться вследствие иррациональных мотивов и действий со стороны одного или да­же обоих субъектов политики.

Таким образом, угроза представляет собой средство достижения определенных целей. Ко­нечной же целью, вероятнее всего, будет выгода, а именно перераспределение победителем в свою пользу ресурсов про­игравшей стороны. При анализе перспектив появления угроз следует учи­тывать не только характер и глубину противо­речий, состояние сил и средств обеспечения национальной безопасности, которые могут быть использо­ваны для их разрешения, но и существование союзнических обяза­тельств, позволяющих опираться на помощь других государств. О формировании угроз, как правило, свидетельствует на­правленность официальных заявлений высших государственных дея­телей, односторонний выход государств из совместных договоров или мораториев (например, односторонний выход США из Договора по ПРО 1972 г.), концепций национальной безопасности, военных доктрин, в которых содержатся элементы враждебности, территориальные пре­тензии, намерение сломать примерное равенство военных сил и т.д.

Источники опасностей.

 

Практика обеспечения национальной безопасности показывает, что можно назвать три глобальных источника всех потенциальных опасностей. Это, во-первых, природа, во-вторых, человеческое общество и, в-третьих, созданная им «вторая природа» – мир техники и технологии. Нетрудно заметить, что эти глобальные источники опасности являются одновременно и объектами опасности. Каждая из трех названных областей может быть источником опасности для двух других и для самой себя. Соответственно, каждая из них высту­пает и в качестве объекта опасности, подвергаясь ей со стороны двух других областей и со стороны самой себя.

Природа порождает опасности через действие космических и земных сил – механических, физических, химических, биологичес­ких, геологических и др. Эти силы (факторы) проявляются вне и независимо от сознания, стихийно и поэтому часто именуются «природными стихиями». Но природа и сама подвергается опаснос­ти в результате все возрастающего воздействия на нее общества, созданной им техники и технологии. В результате возникают те самые экологические дисбалансы, которые уже обратным образом опасно воздействуют на жизнедеятельность людей, человеческого общества. Например, таяние ледников, которое ведет к поднятию уровня океана.

Человек, общество, государство порождают наибольшее число опасностей и для самих себя, и для окружающей среды через дейс­твия различных социальных сил – наций, классов, партий, груп­пировок, силовых структур. Наиболее характерными источниками опасностей разного порядка выступают такие человеческие ка­чества, как незнание (некомпетентность), неумение, беспечность, безответственность. Еще в большей мере такую роль играют прямой злой умысел (преступные намерения), общий аморализм, деградация личности, а порой и психические расстройства. В качестве наиболее характерных деструктивных сил общества можно выделить преступный мир, политических экстремистов, вышедшие из-под общественного контроля военизированные формирования, терроризм.

Деструктивную роль играют, с одной стороны, паралич власти, а с другой, – политический произвол, властолюбие, наци­оналистический и религиозный фанатизм, моральная деградация значительной части общества и т.п. Их действия могут быть соз­нательно планируемыми (преступления против личности, общества, государства, государственные перевороты, террористические ак­ты, агрессивные войны и т.п.), но они могут быть и относитель­но стихийными, дающими незапланированные, а нередко и непредс­казуемые результаты. Таковы некоторые проявления рыночной сти­хии, некоторые массовые политические выступления. Такими могут оказаться последствия недостаточно продуманных или ошибочных экономических, социальных, политических решений руководства. Объектами опасности в общественной жизни выступают экономика, социально-политический строй и государственные структуры, юриспруденция, культура, образование, информационные системы, здоровье и жизнь людей, свободы и права личности, общественных институ­тов, суверенитет и целостность государства и т.п.

Источником и объектом опасностей является также созданная людьми производственная и военная техника, технология. Надо подчеркнуть, что она выступает таковой не столько сама по се­бе, сколько в руках человека, через сознательно планируемые и стихийные действия людей. Производственная и военная техника создает прямые и косвенные опасности как для природы, так и для людей, человеческого общества, как для тех, кто оперирует ею, так и для тех, против кого (если речь идет о военной тех­нике) она направлена.

Вместе с тем, техника, технология могут и сами быть объектом опасных воздействий природных сил, неумелых или преступных действий людей, что оборачивается авариями, ка­тастрофами с самыми серьезными последствиями. Примером одной из самых трагических опасностей стала катастрофа на Чернобыльской АЭС в 1986 году.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных