Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава XIV. СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ 3 страница




Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом (ч. 4 ст. 33 УК). Подстрекатель является интеллектуальным соучастником, который сам не принимает непосредственного участия в совершении преступления. Его задача сводится к тому, чтобы путем внушения необходимости, целесообразности или выгодности совершения преступления возбудить у исполнителя такое намерение. В тех случаях, когда подстрекатель принимает непосредственное участие в совершении преступления, он привлекается к ответственности как соисполнитель, а его предшествующая деятельность по возбуждению желания на совершение преступления учитывается судом в качестве обстоятельства, отягчающего наказание (п. "г" ч. 1 ст. 63 УК).

Сущность подстрекательства проявляется в том, что подстрекатель воздействует на сознание и волю исполнителя в целях склонения последнего к совершению преступления. Применяя различные способы и методы воздействия, подстрекатель стремится не к тому, чтобы ввести в заблуждение подстрекаемого, а, наоборот, вызвать в нем решимость сознательно принять решение о совершении преступления. Подстрекательство предполагает привлечение к совершению преступления других лиц в качестве соучастников, а не использование чужой невиновной деятельности.

По форме выражения подстрекательство может совершаться словами, жестами, письменными знаками, носить открытый или завуалированный характер, но обязательно должно быть конкретным. Нельзя склонить к совершению преступления вообще, а лишь к конкретному преступлению, например к убийству, краже и т.д. Склонение как сущностную характеристику подстрекательства следует отличать от случаев вовлечения, призывов, агитации, которые образуют объективную сторону отдельных преступлений (см., напр., ст. 150, ч. 3 ст. 212, ч. 1 ст. 280 УК). Отличие здесь состоит, во-первых, в том, что склонение всегда адресовано одному или нескольким, но конкретно определенным лицам. Во-вторых, оно направлено на возбуждение желания совершить определенные общественно опасные действия (бездействие), причиняющие вред конкретному объекту, в то время как, например, в призывах к массовым беспорядкам адресатом является неопределенно широкий круг лиц, а характер деяния не всегда четко определен.

В отличие от УК 1960 г. действующий Кодекс содержит примерный перечень способов склонения. В их числе называются: уговор - систематическое убеждение лица, сопровождаемое демонстрацией якобы отсутствия у подстрекателя своего собственного интереса; подкуп - обещание подстрекаемому материальной выгоды путем передачи денег, имущества либо освобождения от имущественных обязательств; угроза - высказанное намерение применить физическое насилие, лишить имущества, разгласить какие-либо сведения, носящие реальный характер. Кроме того, подстрекатель может использовать и любой другой способ: просьбу, приказ, обман, поручение, совет и т.д.

Так, по делу Г., предложившего В. в процессе распития спиртных напитков убить потерпевшего в целях завладения квартирой последнего, Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что предложение о совершении убийства в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 33 УК следует признать подстрекательством к совершению преступления, а не соисполнительством <1>.

--------------------------------

<1> См.: Кассационное определение от 1 ноября 2007 г. N 66-о07-86.

 

Действия подстрекателя всегда носят умышленный характер: он осознает, что вовлекает подстрекаемого в совершение конкретного преступления, и предвидит, что в результате его действий и действий исполнителя неизбежно или возможно наступят общественно опасные последствия. Волевой элемент умысла подстрекателя характеризуется чаще всего желанием наступления в результате действий (бездействия) исполнителя общественно опасного последствия (прямой умысел), в отдельных случаях он не желает, но допускает его наступление или безразлично относится к нему (косвенный умысел) <1>. В формальных составах преступлений волевой умысел виновного лица направлен на возбуждение у подстрекаемого лица желания на совершение с его стороны соответствующих действий. Цели, преследуемые подстрекателем, могут не совпадать с теми целями преступления, которые он внушает подстрекаемому. Могут не совпадать и мотивы преступления. Квалификация содеянного подстрекателем в таких случаях будет зависеть прежде всего от целей и мотивов, которыми руководствовался исполнитель преступления. Если мотив или цель являются обязательными элементами состава преступления, то подстрекавшему лицу вменяется в ответственность и его собственная мотивация. Например, если подстрекатель, исходя из мотивов кровной мести, склонил другое лицо за вознаграждение совершить убийство, то он отвечает по двум признакам ч. 2 ст. 105 УК - п. п. "з" и "е1", а исполнитель - по п. "з" той же статьи. В тех случаях, когда мотив и цель не являются обязательными признаками состава преступления, собственные мотивы и цели подстрекателя будут учитываться при назначении наказания.

--------------------------------

<1> По мнению А.П. Козлова, возможно и неосторожное подстрекательство (см.: Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. СПб., 2001. С. 140).

 

Подстрекатель должен отвечать за оконченное преступление, если преступление исполнителем будет совершено. Покушение исполнителя на преступление влечет за собой такую же оценку действий подстрекателя, как покушение, несмотря на то что свои действия он может полностью выполнить. В некоторых случаях действия подстрекателя по склонению кого-либо к совершению преступления в силу разных причин, но по независящим от него обстоятельствам оказываются безуспешными. Такое неудавшееся подстрекательство (покушение на подстрекательство) в уголовном праве рассматривается как создание условий для совершения преступления и поэтому квалифицируется как приготовление к преступлению (ч. 5 ст. 34 УК).

От организатора подстрекатель отличается тем, что он не планирует совершение преступления и не руководит его подготовкой или совершением. В тех случаях, когда лицо не только склонило другое лицо к совершению преступления, но впоследствии выполнило и организаторскую роль, действия соучастника следует оценивать как организационные, поскольку по своей сути они являются более опасными, нежели подстрекательские.

Особо остановимся на вопросе о так называемой провокации. Правовая оценка действий провокатора может быть различной. Так, в ст. 304 УК предусматривается ответственность за провокацию взятки или коммерческого подкупа. об уголовно наказуемой провокации следует говорить в том случае, когда передача взятки или предмета подкупа осуществляется без согласия принимающего лица с целью искусственного создания доказательств совершения преступления или с целью шантажа. Иное дело, когда в процессе оперативной деятельности правоохранительных органов агентурный работник по разработанным главарями и осуществляемыми в соответствии с их решениями планами совершает какие-либо действия по подготовке преступления, в том числе подстрекательского характера. Поскольку в данном случае цель деятельности агентурного работника - не совершение преступления, а его раскрытие, то при наличии необходимых условий его действия должны признаваться совершенными в условиях крайней необходимости.

Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступника либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы (ч. 5 ст. 33 УК).

От исполнителя пособник отличается тем, что он непосредственно не выполняет объективной стороны преступления, а либо в процессе подготовки преступления, либо на стадии его совершения оказывает помощь исполнителю путем создания реальной возможности завершения преступления.

По делу А. Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что А., передавшая Р. кухонный нож, которым тот нанес удары потерпевшему, причинив смерть, тем самым лишь содействовала преступлению. Действия А. могут быть расценены лишь как пособничество <1>.

--------------------------------

<1> См.: Кассационное определение от 3 апреля 2007 г. Дело N 53-о07-2сп.

 

Пособничество, как правило, выполняется путем активных действий, но в отдельных случаях оно может заключаться и в бездействии, когда пособник в силу своего положения был обязан действовать (напр., сторож, действуя по предварительной договоренности с другими соучастниками, не выполняет своих обязанностей по охране материальных ценностей). Вместе с тем "несообщение о готовящемся или совершенном преступлении, а также заранее не обещанное укрывательство преступления соучастием не признается ввиду отсутствия признака совместности" <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 1999. N 10. С. 4.

 

Пособничество возможно на любой стадии преступления, но до его фактического завершения. Действия, совершенные после окончания преступления, не находятся в причинной связи с совершенным преступлением и, соответственно, не могут образовывать соучастие. Исключением из этого общего правила является заранее обещанное укрывательство, которое выполняется после совершения преступления, обговаривается до окончания этого преступления.

Иногда пособничество выражается в действиях, которые образуют признаки самостоятельного состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК, например незаконное приобретение и передача исполнителю оружия для совершения убийства (ст. 222 УК). В таких случаях содеянное должно квалифицироваться по совокупности преступлений - как самостоятельно совершенное преступление и соучастие в другом преступлении.

По характеру содействия пособничество подразделяется на интеллектуальное и физическое. Интеллектуальное пособничество выражается в психическом воздействии пособника на сознание и волю исполнителя в целях укрепления в нем решимости совершить преступление. К интеллектуальным формам пособничества относятся: а) советы, т.е. рекомендации по эффективному и безопасному совершению преступления; б) указания - наставления исполнителю, как действовать в конкретном случае; в) предоставление информации - передача сведений, имеющих значение для исполнителя и облегчающих совершение преступления, при видимом отсутствии личной заинтересованности информатора, что характерно для советов или указаний; г) данное заранее обещание скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем; д) данное заранее обещание приобрести или сбыть такие предметы. Последние две формы пособничества отличаются от укрывательства преступлений (ст. 316 УК) и приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем (ст. 175 УК), являющихся самостоятельными преступлениями, тем, что виновное лицо заранее, т.е. до начала совершения преступления, дает обещание на совершение соответствующих действий (укрыть, приобрести или сбыть соответствующие предметы). От интеллектуального пособничества следует отличать подстрекательство, при котором действия лица направлены на возбуждение у другого лица намерения совершить преступление, в то время как при названном виде пособничества у исполнителя такое намерение уже существует и пособник лишь его укрепляет.

Физическое пособничество характеризуется оказанием физической помощи исполнителю при подготовке или в процессе совершения преступления. При этом совершаемые лицом действия не входят в объективную сторону конкретного преступления, в противном случае речь пойдет уже о соисполнительстве, когда субъектов объединяет не только намерение, но и единство места, времени и действий <1>. К формам физического пособничества относятся: предоставление средств или орудий совершения преступления (передача исполнителю различных предметов, необходимых для совершения преступления) и устранение препятствий (изменение окружающей обстановки, связанное с устранением помех на пути совершения преступления исполнителем). Перечень способов, которыми виновное лицо может содействовать исполнителю, изложен в законе исчерпывающе.

--------------------------------

<1> БВС РСФСР. 1985. N 7. С. 12.

 

Квалификация действий пособника зависит от результатов деятельности исполнителя. Если исполнитель, несмотря на все выполненные действия пособника, не смог довести преступление до конца, то содеянное пособником должно расцениваться как покушение на преступление.

С субъективной стороны пособничество, как и другие виды соучастия, может совершаться только с умыслом. Интеллектуальным элементом умысла пособника охватывается осознание общественно опасного характера своих действий и действий исполнителя, предвидение возможности или неизбежности наступления в результате совместных действий единого общественно опасного результата. Волевой элемент умысла пособника характеризуется, как правило, желанием (прямой умысел), а в некоторых случаях и сознательным допущением указанных последствий либо безразличным к ним отношением (косвенный умысел). Вместе с тем, как подчеркнул Президиум Верховного Суда РФ по делу Ц. и В., пособник, оказывая содействие исполнителю преступления, должен сознавать, какое совершается преступление, в котором он исполняет роль соучастника <1>.

--------------------------------

<1> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IV кв. 2002 г. (по уголовным делам) (утв. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003 г.) // БВС РФ. 2003. N 7.

 

§ 4. Виды и формы соучастия

 

Вопрос о видах и формах соучастия вызывал неоднозначное отношение еще в дореволюционном праве и не решен до сих пор по той простой причине, что российское уголовное законодательство не использует термины "форма и вид соучастия".

В специальной литературе советского периода вопрос о формах соучастия обстоятельно был рассмотрен А.Н. Трайниным, выделявшим: а) соучастие простое, б) соучастие, квалифицированное предварительным соглашением соучастников, в) соучастие особого рода (соучастие в преступном объединении), г) организованную группу <1>. М.И. Ковалев выделял две формы соучастия: совиновничество и соучастие в тесном смысле слова <2>. По мнению Ф.Г. Бурчака, следует говорить о соучастии в собственном смысле слова (сложном соучастии) как институте Общей части УК, соучастии особого рода, предусмотренном Особенной частью УК, и соисполнительстве <3>.

--------------------------------

<1> См.: Трайнин А.Н. Указ. соч. С. 79.

<2> См.: Ковалев М.И. Соучастие в преступлении // Ученые труды Свердловского юридического института. Свердловск, 1962. Ч. 2. Вып. 2. С. 199 - 200.

<3> См.: Бурчак Ф.Г. Указ. соч. С. 124.

 

В учебной литературе также предлагаются различные варианты деления соучастия на формы и виды, причем нередко в одном учебнике говорится о "форме соучастия", а в другом - такое же содержание вкладывается в понятие "вид соучастия" либо одно и то же явление именуется по-разному <1>.

--------------------------------

<1> Так, М.И. Ковалев в параграфе о формах и видах соучастия, не определяя критериев классификации, говорит о самой примитивной форме совместной преступной деятельности (ч. 1 ст. 35) и тут же подчеркивает, что этот вид соучастия - классический пример совиновничества (соисполнительства) (Уголовное право: Общая часть. М., 1997. С. 252).

 

Оптимальным и отвечающим требованиям всесторонней оценки совместной преступной деятельности и, как следствие этого, дифференциации и индивидуализации ответственности соучастников представляется деление соучастия на виды и формы. Это самостоятельные классификации, критериями которых являются различные обстоятельства, не подлежащие смешению. Деление соучастия на виды сопряжено с определением оснований ответственности соучастников, а также индивидуализацией их ответственности. Установление конкретной формы соучастия позволяет дать оценку характеру и степени общественной опасности совместной преступной деятельности в целом. Предлагаемый подход находит свое подтверждение и в законодательной конструкции соучастия.

Вместе с тем, несмотря на самостоятельный характер указанных классификаций соучастия на формы и виды, между ними существует определенная взаимосвязь. В конкретных случаях совершения преступления в соучастии возможно сочетание различных форм и видов. Например, совершение преступления организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) чаще всего происходит при фактическом распределении ролей среди соучастников, но с юридической точки зрения все соучастники, вне зависимости от фактически выполняемой роли, признаются соисполнителями. При определении простейшей формы соучастия законодатель подчеркивает, что в совершении преступления группой лиц участвуют два или более исполнителя (ч. 1 ст. 35 УК). В данном случае связь между формой (группой лиц без предварительного сговора) и видом соучастия (соисполнительство) является однозначной.

В основе выделения в ст. 33 УК исполнителя, организатора, подстрекателя и пособника лежит характер деятельности различных соучастников по выполнению объективной стороны преступления (выполняемые ими роли и степень участия). Такую классификацию следует именовать разделением соучастия на виды. По критерию различия в характере выполнения объективной стороны преступления можно выделить простое соучастие (соисполнительство), которое по субъективной стороне именуется совиновничеством, и сложное соучастие (соучастие с разделением ролей), именуемое по субъективной стороне соучастием в тесном смысле слова. При простом соучастии каждый из соучастников без разделения ролей непосредственно полностью или частично выполняет объективную сторону преступления. Совместность действий в этих случаях диктуется единством времени и места совершения преступления. В случаях сложного соучастия особенность совместной преступной деятельности выражается в том, что среди соучастников имеет место юридическое распределение ролей и поэтому появляются исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник. Соответственно, каждый из названных соучастников выполняет различные по своему характеру действия. Объективную сторону состава преступления, предусмотренного конкретной статьей Особенной части УК, при сложном соучастии непосредственно выполняет лишь исполнитель (соисполнители). Иные соучастники выполняют объективную сторону опосредованно через действия исполнителя (соисполнителей).

Разграничение соучастия на виды имеет важное юридическое значение <1>. В частности, такое разграничение позволяет обосновать не только ответственность исполнителя, но и ответственность иных соучастников. Кроме того, в зависимости от вида соучастия определяются и правила квалификации их действий. Соисполнители сами выполняют объективную сторону преступления, поэтому их действия в соответствии с ч. 2 ст. 34 квалифицируются только по статье Особенной части УК без ссылки на ст. 33 УК. Организатор, подстрекатель и пособник объективную сторону преступления сами не выполняют; это делает исполнитель, а они в разных формах оказывают ему содействие. Поэтому уголовная ответственность для них наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на ст. 33 УК (виды соучастников), за исключением тех случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления (ч. 3 ст. 34).

--------------------------------

<1> В этой связи представляется необоснованной точка зрения, согласно которой введение деления соучастия на виды вряд ли можно признать убедительным (Полный курс уголовного права / Под ред. А.И. Коробеева. Т. 1. С. 595 (автор главы - Л.И. Романова)).

 

В некоторых случаях определить вид соучастия бывает сложно, и для этого необходим тщательный анализ объективной стороны состава преступления.

Так, не соисполнительством, а пособничеством были признаны действия М., который против воли потерпевшей затолкнул ее вместе с Г. в полуразрушенный дом, где в последующем какого-либо содействия Г. в преодолении сопротивления потерпевшей во время изнасилования не оказывал <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 1997. N 5. С. 16.

 

В специальной литературе не имеется общепризнанного перечня форм соучастия, что обусловлено прежде всего расхождениями в определении критериев разграничения соучастия на формы. Различные авторы выделяют разные критерии: степень согласованности преступной деятельности, способ взаимодействия соучастников (способ соединения усилий), конструкцию состава преступления, степень согласованности соучастников и совместность (организованность) действий соучастников, характер участия в преступлении.

Анализ современной уголовно-правовой литературы позволяет в обобщенном виде выделить следующие предлагаемые классификационные формы соучастия: а) соучастие без предварительного соглашения и соучастие с предварительным соглашением (группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация)) <1>; б) сложное соучастие, соисполнительство, преступная группа, преступное сообщество <2>; в) группа лиц без предварительного сговора, группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество (преступная организация) <3>.

--------------------------------

<1> См.: Наумов А.В. Российское уголовное право: Общая часть: Курс лекций. М., 2001. С. 299; Уголовное право России: Учебник для вузов / Под ред. А.Н. Игнатова и Ю.А. Красикова. М., 2000. Т. 1: Общая часть. С. 233.

<2> См.: Галиакбаров Р.Р. Указ. соч. С. 16.

<3> См.: Козлов А.П. Соучастие: традиции и реальность. С. 180; Полный курс уголовного права / Под ред. А.И. Коробеева. Т. 1. С. 594 (автор главы - Л.И. Романова); Уголовное право России: Курс лекций / Под ред. Б.Т. Разгильдиева. Саратов, 2008. Т. 2. С. 468 (автор главы - Н.Ю. Клименко); Ситникова А.И. Доктринальные модели и законодательные конструкции института соучастия в преступлении. М., 2009. С. 131.

 

Первые две классификационные формы, как представляется, обладают двумя недостатками. Во-первых, институты Общей и Особенной частей УК искусственно отрываются друг от друга, и нормы Общей части теряют свой универсальный характер. Нет разновидностей соучастия, характерных для Общей или Особенной частей; формы соучастия едины для уголовного права в целом. Поэтому определение форм соучастия и их классификация в силу универсальности норм Общей части дается прежде всего в Общей части, а уже затем в зависимости от специфики конкретного состава преступления они одноименным образом формулируются в конкретных статьях Особенной части УК. Во-вторых, нельзя осуществлять деление на формы исходя из двух классификационных оснований: соучастие по одному критерию подразделяется на две формы, а затем в рамках второй формы уже по другому основанию выделяются еще три формы, что лишает такую классификацию логической стройности. В-третьих, во второй классификационной форме не исключается возможность взаимопересечения элементов, составляющих эту классификацию, поскольку при совершении конкретных преступлений в преступной группе возможно как фактическое распределение ролей между соучастниками, так и соисполнительство.

С учетом вышеизложенного обоснованной представляется позиция тех авторов, которые придерживаются последней классификационной формы. Классификационным основанием выделения форм соучастия при таком подходе является социально-психологический критерий - степень согласованности (соорганизованности) действий соучастников. Деление соучастия на формы непосредственно вытекает из закона (ст. 35 УК). Форма соучастия представляет собой внешнюю сторону совершения преступления, которая отражает степень согласованности действий соучастников как при подготовке, так и при совершении конкретного преступления. Чем больше степень согласованности действий соучастников, тем опаснее данная совместная преступная деятельность. Именно согласованность определяет в конечном итоге эффективность объединенных усилий (больший вред, наименьшие потери времени, большее влияние на потерпевших и т.п.).

Группа лиц - наименее опасная и относительно редко встречающаяся форма соучастия, при которой в совершении преступления совместно участвуют два или более исполнителя, действующие без предварительного сговора (ч. 1 ст. 35 УК). Отличительной чертой этой формы соучастия является отсутствие предварительного сговора, которое обусловливает либо полное отсутствие у соучастников согласования относительно предстоящего преступления, либо оно носит настолько неопределенный и незначительный характер, что можно говорить лишь о минимальной субъективной связи соучастников. Данная связь устанавливается либо в момент начала совершения преступления, либо чаще всего в процессе его совершения и фактически ограничивается знанием о присоединяющейся деятельности другого лица. Поэтому группа лиц может состоять только из соисполнителей, объединенных единством места и времени совершения преступления.

Наличие группы лиц возможно при совершении любых умышленных преступлений. Однако правовая оценка содеянного может быть различной. Группа лиц может выделяться в качестве квалифицирующего признака отдельных составов преступлений. В Особенной части как квалифицирующий признак она встречается довольно редко, в основном в преступлениях против личности (п. "ж" ч. 2 ст. 105, п. "а" ч. 3 ст. 111, п. "г" ч. 2 ст. 112, п. "е" ч. 2 ст. 117, п. "а" ч. 2 ст. 131, п. "а" ч. 2 ст. 132). В иных случаях факт совершения преступления группой лиц учитывается при назначении наказания в качестве отягчающего наказание обстоятельства (п. "в" ч. 1 ст. 63 УК).

Группа лиц по предварительному сговору - более опасная форма соучастия, в которой участвуют лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК). При этой форме соучастникам известны не только общий характер, но и некоторые детали предполагаемого преступления. Однако степень согласованности, которая появляется в результате сговора, остается достаточно низкой (отсутствие конкретизации деталей преступления, его планирование в самой простейшей форме, простейшее или полностью отсутствующее разделение ролей и т.д.). Законодатель характеризует данную форму, указывая на такой существенный момент, как "заранее договорившиеся о совместном совершении преступления". Таким образом, от простой группы лиц данная форма отличается наличием сговора и временем достижения такого сговора - заранее. В содержание предварительного сговора входит соглашение, во-первых, о совместности, т.е. о функциях в совершении преступления, и, во-вторых, о самом совершении преступления. Чаще всего сговор касается таких элементов состава преступления, как место, время, способ совершения преступления. Он может достигаться словами, жестами, условными знаками, а иногда даже взглядами. Соорганизованность соучастников при данной форме соучастия незначительна.

В теории и судебной практике сложилось устойчивое мнение, что предварительный сговор должен быть достигнут до момента начала совершения преступления. По одному из дел Судебная коллегия Верховного Суда РСФСР указала, что преступление может быть квалифицировано как совершенное по предварительному сговору группой лиц тогда, когда участники преступления договорились о его совершении до начала преступления <1>. В уголовном праве началом преступления принято считать выполнение объективной стороны. Все договоренности, которые достигаются до этого момента, являются предварительными. При этом промежуток времени между сговором и началом совершения преступления может быть различным и решающего значения не имеет.

--------------------------------

<1> БВС РСФСР. 1991. N 6. С. 9.

 

Сложным и не получившим разрешения в теории и судебной практике вопросом является также определение вида соучастия (только соисполнительство или возможность соучастия с юридическим распределением ролей) при совершении преступления по предварительному сговору группой лиц. После вступления в действие УК 1996 г. в уголовно-правовой доктрине также не сформировалось единой точки зрения. Одна группа авторов по-прежнему считает, что в рассматриваемых случаях возможно как соисполнительство, так и распределение ролей <1>. Другие авторы полагают, что данная форма соучастия должна выполняться только в виде соисполнительства <2>. Мы полагаем, что решение данного вопроса зависит от того, как законодатель закрепляет в УК группу лиц по предварительному сговору. В тех случаях, когда группа лиц по предварительному сговору предусматривается в Особенной части УК как квалифицирующий преступление признак, она должна состоять только из соисполнителей. Общественная опасность такой формы совместного совершения преступления возрастает до уровня, закрепляемого законодателем в виде квалифицирующего обстоятельства, именно благодаря единству места и времени действий соучастников. Во-первых, в этих случаях возможно совершение таких преступлений, которые не под силу одному лицу. Во-вторых, согласованное совместное преодоление мер по защите объекта от преступного посягательства существенно снижает степень его защищенности. В-третьих, значительно облегчается совершение преступления (достигается максимальный эффект, быстрее наступает преступный результат, тяжесть причиняемого вреда увеличивается).






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных