Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






СОВЕРШЕНИЕ ПРАВОСЛАВНЫМИ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЯМИ ЗАУПОКОЙНЫХ МОЛЕНИЙ ОБ ИНОСЛАВНЫХ




Относительно заупокойных молитвословий православными священниками о инославных христианах высказываются различные мнения. По одним такие моления возможны, по другим, они совершенно и ни в какой форме недопустимы. Каноны церковные — 10 пр. св. Апостол, 2 Антиох. с. 6 и 33 Лаодикийск. — с решительностью запрещают всякое молитвенное общение с неправославными. Таким запрещением Святая Церковь имеет целью, с одной стороны, охранить православных от совращения, с другой стороны, удержать их от религиозного индифферентизма. В этом отношении Церковь следует лишь наставлению святых апостол, заповедавших не сообщаться со всякого рода идолослужителями (I Кор. 5, 9—10), с людьми, проповедующими неправославное учение (2 Ин., 10). Но это вовсе не значит, что запрещается всякая молитва о неправославных. Сами апостолы вменили в обязанность всем христианам молиться вообще за вся человека и в частности за неверных правителей (I Тим. 2, 1—2). Тот же святой апостол Павел, который в целях охранения православных от соблазна, в одном месте заповедует беречься обрезания (Фил. 3, 2), в другом говорит: желание сердца моего и молитва к Богу о том же неверном Израиле во спасение (Рим. 10, 1). Следуя наставлениям апостольским Святая Церковь всегда молилась о всем мiре, о всех людях. Даже в чине литургии возносились моления не только о заблудших — еретиках, но и о внешних — язычниках. Напр., в литургии Апостольских Постановлений не только диакон возглашает: О внешних и заблуждших помолимся, но и Архиерей в важнейший момент литургии просит: Еще молимся Тебе... за внешних и заблуждших, чтобы Ты обратил их ко благу и укротил ярость их (Собрание древних литургий. Вып. I, СПб, 1874, стр. 109, 129). О святом Василие Великом известно, что он не отверг приношения арианина (императора Валента) и позволил ему присутствовать при совершении литургии. Правда, это все свидетельства о молитве за верных и иноверных живых, но у Господа нет мертвых, ибо у Него все живы (Лк. 20, 38) и потому молитва христианина, как один из видов проявления живой христианской любви к ближнему,— может (и должна) простираться и на живых и на умерших. Известно, что преподобный Макарий Египетский молился о язычниках, а святитель Григорий Двоеслов молился о Траяне. Известно также, что злого гонителя святых икон богомерзкого Феофила, Феодора царица со святыми мужами и исповедниками от мучения исхити и спасе, якоже повествуется (Синаксарий субботы Мясопустной). При этом о Феофиле были возносимы соборные всенародные моления в храме. Святой Мефодий патриарх люди вся собрав и причет весь и архиереи, в Великую Божию Церковь приходят... моление всенощное к Богу сотворяют о Феофиле, всем молящимся со слезами и протяженным молением: и сие во всю первую седмицу постов совершается. Молитвы Церкви не остались не услышанными. Сам Господь, явившись Феодоре в сонном видении во образе Некоего Чудесного Мужа возвестил: Жено, велия вера твоя. Разумей убо, яко слез ради твоих и веры, еще же и ради прошения и моления рабов Моих и священников Моих, прощение даю мужу твоему Феофилу (синаксарий недели Православия). Святой Исаак Сирии говорит, что сердце милующее возгорается у человека о всем творении: «о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы от великой сильной жалости, объемлющей сердце. И от великого терпения умиляется сердце его, и не может оно вынести, или слышать, или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварию. А посему и о безсловесных и о врагах истины и о делающих ему вред, ежечасно и со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и очистились: а также и об естестве пресмыкающихся молиться с великой жалостью, какая без меры возбуждается в сердце его по уподоблению в сем Богу» (Творения, Сергиев Посад, 1911, стр. 205—206). А преп. Макарий Египетский пишет «что те, которые сподобились сделаться чадами Божиими и в себе имеют просвещающего их Христа», которыми «различно и многообразно управляет Дух и в сокровенности их сердца согревает их благодать»,— такие... «иногда в плаче и сетовании слезно молят о спасении всех человеков, потому что горя Божественною духовною любовью ко всем человекам, восприемлют на себя плач целого Адама». (Творения, М. 1882, стр. 562—566).

Митрополит Московский Филарет о поминовении усопших, между прочим, пишет:

«То несомненно, что дерзновение чудотворцев неудобно обращать в правило и примерами людей, достигших высших степеней совершенства, о которых можно сказать по апостолу, что для них закон не лежит (I Тим. 1, 9), нельзя руководствоваться всем и каждому. Но нередки случаи, когда православные желали бы помолиться о своих усопших сродниках или близких умерших не православных. Скажут: они могут молиться о них на своей домашней молитве. Но прежде всего надо с грустью сознаться, что очень часто у нас, в особенности мiряне, не знают и не умеют, как молиться по тому или иному поводу. Еще в одиночку каждый тайно про себя может быть сумеет попросту своими словами высказать свою просьбу Господу. Но как совершать молитву без священника, когда желали бы помолиться совокупно несколько мiрян? Для православного же человека всегда вожделенно молиться со служителями Церкви. Да, наконец, не отличается ли домашняя молитва от церковной главным образом только по обстановке. Как было уже отмечено, всякая молитва православных, православно исповедующих догмат искупления,— где бы и при каких обстоятельствах ни была она возносима, по существу является непременно молитвой церковной, евхаристийной. Поэтому, кого можно поминать на домашней молитве, того можно поминать и в храме с некоторыми только ограничениями, касающимися главным образом внешней стороны, самого порядка поминовения.»

Совершение поминовения по православному чину (особенно совершение отпевания) есть открытое признание и засвидетельствование Церковью своего единения в вере скончавшимся членом ее и право на это внимание Церкви и ее особенно усиленное ходатайство перед Богом за умершего принадлежит только лицам, умершим в единении с Церковью по вере и жизни. Этим правом не могут и не должны пользоваться люди, нарушавшие это единство веры и умершие вне общения с Церковью, вне ее молитв и благодатных Таинств (Кальнев, Доклад, читанный в VI отделе Предсоборного присутствия в 1906 году).

Православное заупокойное богослужение, как уже было отмечено ранее, является не только молитвою за усопших, но вместе и чествованием их от лица Церкви и молящихся. Церковь не отрицая возможности молитв за неправославных, не может допустить торжественного их чествования. Поэтому-то и преп. Феодор Студит, не допуская открытого моления об еретиках, позволяет православным их сродникам молиться за таких «в душе своей». Не напоминает ли эта формула и древней литургической формулы, восстановленной Собором 1918 года: «о нихже кийждо во уме своем поминание творит» (см. далее).

Митрополит Московский Филарет, строгий ревнитель Правил церковных, особенно боявшийся того, чтобы уступкою в утешение одних не произвести соблазна многих, считавший, что «обязанность не смущать и не соблазнять своих без сомнения выше обязанности делать угождение чужим», все же находил возможным в некоторых случаях делать уступку. На вопрос о возможности церковной молитвы за умерших лютеран, он отвечал: «Вопрос этот не очень удобен к разрешению. Вы хотите иметь основание к разрешению в том, что Макарий Великий молился даже о язычнике умершем. Дерзновение чудотворца неудобно обратить в общее правило. Григорий Двоеслов также молился о Траяне и получил известие, что молитва его не бесплодна, но чтобы он впредь не приносил таких дерзновенных молитв... Сделать дело не по правилу в утешение одного, но не без соблазна для многих, думаю, не было бы благовидно. О живом лютеранине можно петь молебен и просить ему благодати Божией, привлекающей в единство истинной Церкви, но с умершим иное дело. Мы его не осуждаем: но его была воля остаться до конца вне пределов Православной Церкви. Зная некоторых лютеран, имевших уважение и веру к Православной Церкви, но скончавшихся вне соединения с нею, в утешение присных верных я дозволял о них молитву, НЕ ОТКРЫТУЮ В ЦЕРКВИ, с которою они открыто не соединялись в жизни, а поминовение на проскомидии и панихиды в доме». (Собрание мнений, дополн. том, стр. 186).

По вопросу о поминовении усопших неправославных и такой церковный человек, как К. П. Победоносцев, также высказывался в духе снисхождения: «Очевидно, что будучи поставлен отвлеченно, он (этот вопрос) возбуждает сомнения, с трудом разрешаемые, но внутренняя икономия церковного управления разрешает его на практике по необходимости. Действительно, и на службе и в семействах православных у нас так много лютеран и католиков, соединяющихся нередко с православными в общей домашней и даже церковной молитве, что трудно удержаться на строго неуклонной формальной точке зрения, когда православные родные, друзья, подчиненные просят церковной заупокойной молитвы у гроба дома или на могиле умершего. Иное дело вносить его в церковь, к коей не принадлежал. Трудно удержаться, тем более, что любовь христианская вечно живет, глубоко нисходит и высокого носится над всеми преградами и ходами установлений, (Письма 1886 года на имя преосв. Туркестанского Неофита. В докладе Кальнева).

Что же и как может совершить православный священник у гроба инославного христианина или поминая его?

Православное заупокойное богослужение имеет в виду умерших в истинной православной вере. Употреблять церковные молитвословия при поминовении неправославных безусловно невозможно. Как, напр., читать о католике или лютеранине молитву из последования по исходе души... аще бо и согреших, но не отступи от Тебе... и Троицу... православно даже до последнего своего издыхания исповеда? Как над усопшими неправославными самым неправославием своим лишившими себя права именоваться от Церкви «верными», петь обычный на панихиде общий канон за усопших, имеющий характерное краегранесие: «умирающим верным осмое плету пение»? Как произносить о неправославном ектенийные прошения, не поступаясь своею ревностью о православии? Святитель Феофан Затворник на вопрос: «спасутся ли католики?» отвечал: «Спасутся ли католики, я не знаю, но я знаю, что я вне православной Церкви не спасусь».

Так православным должно дорожить своею принадлежностью к Православной Церкви. Если же те самые молитвословия, которые Православная Церковь возносит только о своих усопших православных чадах, употреблять в приложении к неправославным, это будет неуважение к Церкви Православной, проявлением равнодушного отношения к православной вере, показателем религиозного индифферентизма, что если вообще не должно быть у людей верующих, то тем более недопустимо в действиях, совершаемых от лица Православной Церкви и ее официальными, нарочито избранными и уполномоченными представителями.

Святейший Синод еще в 1797 г. разрешил православным священникам при сопровождении в известных случаях тела усопшего неправославного ограничиваться только пением Трисвятого. Но одно пение этого краткого стиха не удовлетворит желания православных сродников усопшего помолиться о нем, ради чего и разрешается участие православного священника.

Православные греки, с большой строгостью относящиеся к живым неправославным, принимающие в случае обращения в Православие даже католиков только через перекрещивание, с большою снисходительностью практически решают вопрос о молитве за усопших неправославных. Константинопольский патриарх Григорий VI в 1869 году установил особый чин погребения усопших неправославных, принятый и СVI Эллинским Синодом. Чин этот состоит из Трисвятого, 17 кафизмы с обычными в последовании погребения припевами, апостола, евангелия и малого отпуста.

Преосвященный Архиепископ Димитрий (Самбикан) в последние годы своего пребывания в Твери разослал по епархии конфиденциальный циркуляр, коим разрешал духовенству в потребных случаях, отправлять по усопшим неправославным моление по составленному им чину панихиды, состоявшему главным образом из пения ирмосов.

Перед самой революцией в Петроградской Синодальной типографии было напечатано особой брошюрой славянским шрифтом Чинопоследование над усопшими неправославными. В нем после обычного начала и псалма 27 следует непорочны на три статии с припевом аллилуиа, но без ектений. После непорочных тропари по непорочных — два первых (Святых лик, и Агнца Божия), Слава, Троичен, И ныне, Богородичен. Затем псалом 38. После него икос: Сам един ecu. Прокимен. Апостол к Римлянам, зачало 43 (г. 14, ст. 6—9), Евангелие от Иоанна, зачало 15 (г. 5, ст. 17—24). После Евангелия из стихир на целование 1, 4, 5, 8, 9 и 11 и обычный (не заупокойный) малый отпуст: Воскресый из мертвых. Этот чин указывается совершать и вместо панихиды, с опущением Апостола, Евангелия и стихир.

Но и такой чин церковного моления может быть совершаем не о всех безусловно умерших инославных христианах. Церковь не может молиться об отвергавших бытие Бога, открыто хуливших Церковь и ее веру, отрицавших Божество Господа Иисуса Христа и догмат искупления, хуливших Святого Духа и Святыя Таинства, и пребывающих нераскаянными в этих грехах. Не может быть также открытой церковной молитвы о самоубийцах согласно правилу Тимофея Александрийского,— как посягнувших на драгоценнейший дар Божий — жизнь.

Самое же главное в практическом разрешении вопроса о молитве за неправославных — это то, чтобы православные, желающие по тем или иным побуждениям помолиться о своих близких, хотя и не единоверных, совершали это доброе дело с чувством смирения, преданности воле Божией, послушания Святой Церкви. Для православных неестественно обращать молитву в демонстрацию безразличного отношения к вопросам веры. А христианская любовь, побуждающая к молитве о заблуждших братиях, найдет способы удовлетворить свою потребность без нарушения правил церковных: как на молитве домашней, келейной, так даже и при общественном богослужении в храме,— только без публичного оказательства,— совершая поминовение их, когда вообще совершается поминовение усопших негласно, а про себя, «в душе своей», соответственно указанию преподобного Феодора Студита,— поминая их на проскомидии, руководствуясь авторитетным разрешением митрополита Филарета. Если же имена усопших неправославных могут быть произносимы на одном из важнейших поминовений — на проскомидии, то значит они могут быть вносимы и в помянники и возглашаемы наряду с другими именами, но при условии не выделять их из ряда других, не обращать на них особенное внимание богомольцев, не совершать только ради них одних православных чинопоследований. Посему, если, напр., эти имена необычны для православных, то их не следует вносить в помянники, предназначаемые для гласного всенародного чтения, а вспоминать таких усопших, когда возглашается И сродников их, как поступали некоторые старцы (напр., скончавшийся 4 апреля 1934 г. иеромонах Гефсиманского скита Порфирий, ученик иеромонаха отца Варнавы). Если же и имена инославного усопшего не отличаются от имен православных,— лучше всего поминать его не в отдельности, а вместе с другими именами, присоединяя непременно и общую формулу о всех прежде почивших, испрашивая молитвенную помощь тех из них, которые уже сами получили, благодать молиться о других.


ГЛАВА IV




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных