Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Ранее произошедшие события и некоторые разъяснения 12 страница




— Алиса, мы с Олегом вчера приняли решение о том, что на твоем месте будет работать Лера. В понедельник последний день твоей работы в Питере. Сегодня у нас пятница, времени совсем мало. Леру я уже поднатаскал в том, в чем смог (знаем мы, ЧЕМ ты ее поднатаскал), теперь твоя очередь. Я буду вместе с тобой помогать Лере, подсказывать и подправлять, если понадобится, — хорошо, Алиса, отбрось все эмоции куда подальше и подумай об Олеге Ивановиче, который привык к быстро и качественно выполненным заданиям.

— Вы бы хоть времени побольше дали, — я смотрю на часы, которые, наконец, не забыла сегодня нацепить на руку и продолжаю: — осталось два часа до конца рабочего дня и весь понедельник. Ночью, как я понимаю, надо будет вылетать в Москву.

— Все не так плохо, как ты думаешь, — встревает в разговор Лера, я решаю ничего ей не отвечать. Лишь встаю с кресла, давая понять, что я готова идти в другой кабинет и обучать эту куклу, отобравшую Артема. Хотя, я сама ей в этом помогла. Однако, надежда сдыхает последней, в конце концов Соболев не съехал от меня и возможно вечером мне удастся с ним поговорить.

Друг за другом мы выходим из кабинета, последним в этот раз идет Артем. И когда я останавливаюсь, он как бы «невзначай» проводит рукой по моей руке и ноге, прежде, чем открыть кабинет и впустить нас внутрь. Я как в тумане иду за Лерой, пытаясь понять, зачем Артем решил «напомнить» о себе, но ни одна умная мысль не приходит мне в голову. Я лишь сверлю его грустным взглядом и качаю головой, Артем же хмурится и убирает руки в карманы брюк, его взгляд не выражает ничего, кроме безграничной усталости.

Я подумаю об этом позже… Да, позже. Сейчас мне необходимо познакомить Леру с моей деятельностью, максимально успеть передать все свои знания и навыки, которые ей будут необходимы в первую очередь. Лера садится за стол и включает компьютер, я сажусь рядом, принимая ноутбук из рук Артема. Сам же Соболев садится по другую сторону от Леры, я еле сдерживаюсь оттого, чтобы не скрипнуть зубами. Не хочу, чтобы он сидел так близко к ней, смотрел на ее красивое тело и ноги… Похоже, на протяжении этих часов я буду разрываться между убийством и обучением, посмотрим, что победит: моя сознательность или все-таки кровожадность.

Когда компьютер и ноутбуки включены, Лера поворачивается ко мне, я же смотрю в ноутбук, пытаясь найти памятки, которые писала для самой себя же.

— Давай, показывай, что ты умеешь, — тихо говорю я, про себя ругаясь на свою память и руки, которые решили потрястись от нервов. Одним глазом я наблюдаю за тем, что мне показывает и рассказывает Лера, другим глазом я продолжаю искать свои инструкции, которые так не вовремя затерялись. И когда я все-таки их нахожу, то громко кричу:

— О да, детка, вы нашлись! — в тот же миг понимаю, насколько это все нелепо выглядит со стороны и краснею. Лера же улыбается и спрашивает:

— Мне продолжать? — я только лишь киваю, стараясь скрыть свое смущение и улыбку, которая так и старается вылезти наружу. Может, я зря так плохо думаю об этой блондинке? Тяжело ответить на такой вопрос, учитывая то, что рядом с ней сидит мой любимый человек, который не понятно когда ушел от меня и неизвестно куда. Я внимательно начинаю наблюдать за Лерой и внимать ее словам, иначе я точно не пойму, насколько она готова к новым обязанностям.

***

— Спасибо за урок, Алис! — радостно говорит Лера, хотя видно, что она устала и чуть ли не валится с ног. Я же только киваю, про себя анализируя все знания моей коллеги. Не хочется это признавать, но я действительно недооценивала Леру. Они с Артемом очень хорошо постарались, и я довольна их результатами, мне даже не пришлось особо много объяснять и нервничать из-за того, что я не могу довести информацию так, чтобы Лере было понятно. Абсолютно спокойна я буду в понедельник вечером, когда передам Лере все оставшиеся знания. А сейчас пора бы и отдохнуть и начинать в выходные собираться обратно домой. Пожалуй, стоит встретиться с Линдой и Ваней, очень уж давно я не видела моих друзей и не делилась последними новостями. И родителей предупредить о том, что их заблудшая дочь возвращается. Совсем забыла обо всем на свете с этим Соболевым.

Мы все дружно собираемся и направляемся к выходу из кабинета, но Артем выпускает только Леру, меня же просит задержаться. Мое сердце резко начинает биться быстрее, руки потеют, но зато на лице абсолютное спокойствие, которое если честно тяжело дается, особенно когда Артем буквально в двух шагах от меня. Он внимательно смотрит на меня и молчит, создается такое впечатление, что он собирается с мыслями для того, чтобы вылить на меня порцию неприятнейших слов. В общем, я оказалась права:

— Мне нравится Лера. Очень, — нет-нет-нет, я не могу дальше слушать это… не могу и не хочу! Я бегу к выходу из кабинета, совершенно не слыша то, что кричит мне вдогонку Артем. Он старается удержать меня, но у него ничего выходит, я умудряюсь вывернуть руку и уйти прочь. Я больше не вынесу слышать от Артема то, что ему нравится другая… Я больше не вынесу того, что сама же натворила… Зато я точно знаю, какими будут дальнейшими мои действия и никто, НИКТО, не остановит меня.

 


 

Глава 18

Алиса

Настоящее время

Я вслух ругаюсь на будильник, который заставляет меня проснуться и встать. Да, сегодня суббота. И да, я собралась иди в офис. Я сошла с ума? Точно. Но это терапия, чтобы хоть чем-то себя отвлечь и не думать об Артеме. Забыть его имя, внешний вид и все наши общие воспоминания… да хоть что-нибудь! Пол ночи я плакала, пока сон не взял надо мной верх. Артем не пришел вчера вечером… и даже не нужно напрягать мозги, чтобы понять, где он был. Мне же хотелось, как последнему мужику, напиться в хлам и не думать ни о чем. Но алкоголь не решит мои проблемы, а только лишь потравит печень. Так что, будем «лечиться» другими путями. И сейчас я говорю о работе, а не, к примеру, о другом мужчине. Хотя, не буду скрывать, у меня витала шальная мысль о том, чтобы позвонить Никите и провести с ним вечер. Который закончился бы точно так, как желал того Ник. Но от этого я себя почувствовала девушкой легкого поведения, которой не была и не буду никогда! Уж лучше быть одной, чем подстилаться под всех подряд. Что у меня за личная жизнь такая? Из-за одного аборт сделала, другой стал мужем только лишь потому, что так надо было третьему. А третий же наоборот старался образумить меня до последнего, но изначально скрывал всю настоящую правду. По поводу Артема я все равно сама виновата, нет смысла скрывать то, что сама же и попортила. Остается лишь смириться и продолжать жить дальше, в надежде на то, что я больше нигде не пересекусь с ним до понедельника.

Встаю с кровати и плетусь в ванную, где встречаюсь один на один со своим бледным отражением в зеркале. Синяки под глазами стали лишь отчетливее, в глазах вновь потух блеск, который буквально пару дней назад сиял сильнее, чем раньше. Вернулась ты, Алиса, к тому, с чего здесь и начинала. Остается надежда лишь на то, что меня ожидает в будущем. И конечно же на встречу с друзьями, которым надо будет позвонить по приезду в офис.

Строя планы на вечер, я потихоньку собралась и позавтракала, после чего не спеша направилась на остановку. Сегодня меня, к сожалению, некому подвозить. Принц мой ушел (точнее я его прогнала, сама того не замечая), оставив после себя мрак и пустоту, поэтому остается только лишь вариант с автобусом. Который, слава богу, довольно быстро приехал, я даже не успела замерзнуть, а такое бывало и не раз пока Маша не стала подбирать меня с собой. Ничего, скоро я обзаведусь своей машиной и не будет никаких проблем. Не буду ни от кого зависеть.

По дороге в офис я слушала музыку и не переставала думаю о том, что происходило со мной в последние годы. Одно я поняла точно: все эти годы я не могла найти саму себя, пока не устроилась на работе здесь в Питере, пока наконец не поняла, что мне никто кроме Артема не нужен. Но, к сожалению, осознание пришло слишком поздно и от этого хочется рвать и метать. Ругать себя и ненавидеть. Но почему-то я не верю в то, что закончится все так просто. Однозначно, мы еще не дошли до логического конца, хотя бы потому, что мы еще так и не поговорили с глазу на глаз. Все наши разговоры заканчивались ссорами и сексом… Но я нисколько не жалею обо всем, что связывает меня с Артемом. Артем — это отдельная и самая любимая страница в моей жизни, даже перелистнув которую, я никогда не забуду о Соболеве.

Громкоговоритель объявляет мою остановку, и я спешу покинуть общественный транспорт, пока двери не захлопнулись прямо перед моим носом. Выхожу на улицу и осматриваюсь по сторонам, как будто никогда не видела всего этого пейзажа перед нашим офисом, хотя мы с Машей проезжаем здесь каждый день и вечер. Не знаю, почему, но сегодня все ощущается и видится по-другому. Или это я наконец сняла розовые очки и начала все видеть таким, какое оно есть. Или же я просто настолько впала в депрессию, что стараюсь отвлечься на все, лишь бы не уйти в себя.

Всю дорогу до офиса, я оглядываюсь по сторонам, стараясь вобрать в себя все яркие краски осени, которые хоть как-то могут украсить мое душевное состояние. С каждой минутой я ощущаю все сильнее, как скучаю по Артему, как жутко мне его не хватает. Мне хочется позвонить ему и договориться о встрече, но я не делаю этого… Глупая, что тут поделаешь? Видимо, ничего. Легче же бросить все и убежать, чем постараться разобраться. Хотя в этой ситуации я честно не хотела убегать подальше от всех, но Артем не оставил мне ни единого шанса. В этот раз еще меньше будет людей знать о том, где меня искать. Я устроюсь так, чтобы меня никто не смог найти. «Если он захочет, то достанет тебя даже из-под земли» — шепчет мое подсознание, и я даже не буду с этим спорить. Артему всегда удавалось найти лазейку и, собственно, меня саму. Но теперь он не будет меня искать и это мне на руку.

Захожу в здание и, поздоровавшись с охранниками, прошу ключ от кабинета и поднимаюсь на свой этаж, надеясь спокойно поработать, чтобы в понедельник не задерживаться. А собрать все свои вещи я, пожалуй, и сегодня вечером успею до прихода Линды и Вани. Точно! Достаю телефон из кармана джинсов, чтобы уж точно потом не забыть позвонить подруге. Убираю наушники из телефона и пока иду по коридору к своему офису, провожу рукой по сенсору и на память набираю номер Линды. Подхожу к двери кабинета и только собираюсь вставить ключ в замочную скважину, как дверь резко открывается, тем самым заезжая мне по лбу, и я начинаю ругаться на весь коридор от силы прилетевшего удара. Судьба, за что ты так со мной? С меня не хватит моральных ударов, нужно еще и физические наносить, да?!

— Черт, маленькая, прости! — взволнованным голосом говорит Артем, вот только его мне не хватало сейчас встретить! Я скриплю зубами, трогая рассеченный лоб.

— Соболев, ты, что не мог придумать другой способ, как покалечить меня?! Дверь — это слишком жестоко даже для Алисы Громовой!

— Строгоновой, — цедит Алис сквозь зубы, и я, встрепенувшись, понимаю, что он даже знает мою настоящую фамилию и ему не особо по душе то, что у меня был муж. Правда сейчас это все не важно, так как чувствую, как у меня начинает болеть голова, а кровь уже начинает капать на пол.

— Я тебе сейчас бинт принесу! Или может скорую вызвать? Как ты себя чувствуешь? — я смотрю на обеспокоенного Артема и не могу понять, почему он так переживает, если нашел себе новую девушку? Зачем весь этот спектакль? Я уже итак все поняла, не нужно только все усложнять и давать мне лишний повод о том, что возможно еще не все потеряно. Я заставляю себя освободиться от рук Артема и встаю.

— Спасибо, не надо, сейчас кровь уберу и буду как… — и тут в моих глазах резко темнеет, последнее, что я слышу:

— Твою ж мать! Маленькая, несносная девчонка! Прости меня… Я поступил, как идиот, все будет хорошо, я обещаю… — бормочу заплетающимся языком:

— Ты ушел, забрав с собой все счастье и то хорошее, что было в моей жизни, — меня окончательно накрывает тьма, и я больше ничего не помню, ничего не чувствую…

***

— Артем, Артем, — шепчу я, шаря руками в пустоте, но вместо его рук ощущаю чьи-то другие и неприятнейший запах, становится все сильнее. Недовольно морщусь и наконец открываю глаза и сразу же закрываю, так как от слишком резкого действия моя голова сразу же начинает болеть. Проделываю ту же самую процедуру, но более осторожно, рядом со мной на кровати сидит Линда, на стуле расположился Ваня, а в проходе стоит Никита. Только вот кого я звала, здесь нет… Мое сердце ухает и я чуть ли не стону от досады.

— Привет, подруга, — тихо говорит Линда, заметившая мое настроение. Ее губы дергаются в легкой улыбке, и она продолжает: — уж точно не думала, что встретимся мы с тобой в больнице, да еще и при твоих четырех швах, — мои брови взлетают верх, отчего я тут же морщусь и чуть ли не кричу:

— Четыре шва?! Серьезно?!

— Сама в шоке была. Похоже врачи очень перепугались, когда узнали, что ты обморок упала после удара, — я машу рукой и говорю:

— Пустяки, пришла бы в себя через пару минут. Это просто Соболев накрутил себя, и теперь я из-за него еще и в больнице застряла. Не знаешь, насколько меня здесь оставили? — Линда пожимает губы и упирает руки в боки.

— Громова, только ты так можешь относится к собственному здоровью! Ничему тебя, дурынду такую, жизнь не учит! — я же закатываю глаза и ничего не отвечаю Линде, перевожу взгляд на Ваню и с мольбой в глазах прошу, чтобы он ответил на мой вопрос.

— И тебе привет, дружок, — говорит он, улыбаясь, я отвечаю ему тем же и поднимаю руку верх, которую Ваня тут же пожимает. Линды фыркает и ворчит:

— Нашла себе союзника, как обычно, — я же изображаю на лице ангельскую улыбку и отвечаю:

— Я тебя тоже люблю, подруга, — Линда улыбается, и Ваня подходит к нам, чтобы всем втроем обняться. Люблю их, очень-очень, без друзей я бы совсем пропала.

— И все-таки, насколько я здесь застряла? — бурчу я, про себя негодуя из-за Артема, ведь благодаря ему я здесь.

— Поговоришь со своим товарищем, и мы тебя заберем, — ухмыльнувшись, отвечает Линда, когда мы заканчиваем наши дружеские обнимашки. Недовольно корчусь, но все же соглашаюсь. Пока Ваня ушел за Ником, я тихо спрашиваю у Линды:

— А Артема здесь не было? — подруга поджимает губы и зло отвечает:

— Был конечно, но ушел почти сразу, как узнал, что ты скоро в форме будешь. Нас пригласил, а сам удрал куда-то, идиота кусок.

— Не надо так о нем, — бормочу я, хоть и жутко расстраиваюсь, так как действительно не понимаю, почему он не остался хотя бы для того, чтобы узнать, как у меня самочувствие. Я конечно понимаю, что в понедельник мы еще встретимся, да и завтра возможно тоже. Все-таки в одной квартире живем… пожалуй, не стоит Линде об это пока говорить.

— Конечно, не надо! Я для тебя видимо настолько хороший друг, что ты даже не сообщила мне о вашем совместном проживании! — шипит на меня Линда. Упс… вот уже и скрывать нечего.

— Самая любимая подруга и ты это прекрасно знаешь. Просто…

— Так получилось, — раздраженно продолжает за меня Линда, отбрасывая в сторону уже достаточно длинные теперь уже каштанового цвета волосы. Подруга около минуты хмурится, глядя на меня, а потом на ее лице появляется маленькая улыбка и она уже заботливым голосом спрашивает: — как ты? Статус: влюбилась настолько по уши, что спокойно прощу четверной шов на лбу? — чувствую, как заливаюсь краской и жестом посылаю подругу куда подальше, на что Линда только смеется и самодовольно отвечает:

— Я же говорила, что я за Артема, помнишь? Так вот, я ему надеру задницу за твой будущий шрам, но я все также за него! Ведь моя подруга не может без Соболева, совсем никак. Вон как улыбаешься только от одного упоминания о нем.

— Тебя еще раз послать? — с ухмылкой спрашиваю Линду. Подруга насмешливо смотрит на меня и мягким голосом отвечает:

— Только если с тобой, Громова, и на край света. Ну или же к тебе в квартиру, поближе к холодильнику, — не сдерживаясь, я смеюсь, не обращая внимания на боль во лбу.

— Тебе лишь бы только поесть, — Линда довольно кивает головой и только хочет мне ответить, как в палату возвращается Ваня и Никита. Второй обеспокоенно разглядывает меня, хмурится и сжимает руки в кулаки. Ой, а вот это уже плохой знак… Я совсем не хочу, чтобы из-за чистой случайности Соболеву прилетело. Или все-таки хочу? Пусть ему мозги на место вставят, и он вернется ко мне… Мда, тогда стоит скорее меня побить, что, собственно, Артем сегодня и сделал. Так, Алиса, хватит нюни распускать! Я прочищаю горло и обращаюсь к ребятам:

— Ваня, Линда, езжайте ко мне, холодильник полон продуктов, ключи в сумочке.

— Сумку Артем забрал, — тут же отвечает Линда, только я хочу спросить почему, как подруга спешит ответить на мой вопрос: — он твоим женихом представился.

Палата погружается в тишину, а мое лицо вмиг краснеет. Такого поворота событий я уж точно не ожидала. И возможно мне бы стоило радоваться, но его слова о Лере я не забуду, даже сейчас они прожигают все мои внутренности, грозясь вылиться в жгучую истерику прямо здесь и сейчас. Зачем он так издевается надо мной? Так и спрошу у него, когда скоро буду забирать ключи, хорошо хоть телефон оставил у меня в джинсах (слава богу, я его не раздавила своей пятой точкой). Я убираю выбившую прядь волос за ухо и говорю:

— Хорошо, значит, буду искать Артема. Ребята, оставьте нас пожалуйста на минутку, — Линда с Ваней поочередно сверлят меня взглядом, но все же выходят. Что же, осталось только набраться смелости и посмотреть все-таки в глаза Никите.

— Лисенок, посмотри на меня, я тебя не съем, — начинает мягким голосом Ник, и это помогает мне. Я поднимаю голову и смотрю на своего лжемужа и человека, с которым делила когда-то постель. Моя губа начинает дрожать, когда я понимаю, сколько причинила ему боли от неразделенной любви, точно также, как и Артем мне, точно также, как и я Артему. Скольким людям я испортила жизнь? Даже боюсь представить…

— Я, я, Никита… надеюсь, ты найдешь достойную тебя девушку. Которая не поступит с тобой, как последняя скотина. Точнее, как я. Мне нечего сказать в свое оправдание, только лишь то, что мной точно управлял не мозг, а эмоции, но и это не дает мне никакого оправдания. В общем, прости, если конечно сможешь. Обещаю, больше не мельтешить в твоей жизни и не давать ложных надежд. Спасибо за все, что сделал для меня. Я очень тебе благодарна, правда.

— Ничего себе речь, я наоборот хотел извиниться за то, что сделал в машине. Хотел убедиться в том, что у нас точно ничего не выйдет. Вряд ли я буду еще раз любить так сильно, но одна дама у меня есть на примете. Думаю, что ее сердце я успеваю завоевать, — улыбаясь, говорит Никита и подает мне руку для примирения, я же про себя очень радуюсь и даже ликую! Сложилось все намного лучше, чем я планировала! Прямо гора с плеч свалилась.

— Я буду держать за вас кулачки! — Никита широко улыбается и уже помогает мне встать, собрать все вещи и найти моего лечащего врача. Полчаса еще уходит на то, чтобы выпросить выписку из больницы и убедить очень уж сомневающегося врача в том, что я здорова и могу передвигаться. Сошлись на том, что я буду принимать выписанные лекарства и в случае чего приеду обратно в больницу (еще чего!). С облегчением я выдыхаю лишь тогда, когда мы выходим на улицу, где нас ждут Линда с Ваней. Около машины друзей, мы прощаемся с Ником и говорим одновременно:

— Надеюсь, не последний раз видимся, — и начинаем дружно смеяться.

— На созвоне, — добавляет Ник и подмигивает мне, после чего уходит к своей машине, а я сажусь на заднее сидение к моим друзьям, морально настраиваясь на встречу с Артемом. Пока мы выезжаем со стоянки, я набираю телефон Соболева и спустя пару гудков, он мне отвечает:

— Привет, Алиса (даже не маленькая, однако). Прости, что уехал, дела срочные появились, — на заднем фоне слышится женский смех, и я без лишних слов понимаю, что у него там за дела.

— Привет, мы сейчас выехала с больницы, где встретимся, чтобы я могла сумочку забрать?

— Через три квартала будет детское кафе, давай около него?

— Хорошо, без проблем, — говорю я и отключаюсь. Стараюсь унять нервную дрожь, пока объясняю Ване куда подъехать и собраться с мыслями. Спустя пару минут мы паркуемся около указанного места, и рядом с нами останавливается машина Артема. Так, главное не ударить в грязь лицом и проследить за тем, чтобы мне еще куда-нибудь не прилетело. Выхожу из машины одновременно с Артемом, и он жестом просит следовать за ним. Мы доходим практически до входа в кафе, когда Соболев все-таки останавливается и поворачивается ко мне лицом. Он внимательно смотрит на меня с неподдельной грустью и усталостью в глазах, протягивает сумочку, но когда я тянусь за ней, не отдает. Только я хочу возмутиться, как Артем осторожно проводит рукой по моим швам, которые залепили пластырем и бормочет:

— Я не хотел этого, ты ведь веришь мне? — я же закрываю глаза, не в силах побороть те ощущения, которые во мне вызывает лишь одно прикосновение руки Артема и отвечаю:

— Верю и не держу на тебя зла. Ты это хотел услышать?

— Маленькая… я хотел всего лишь услышать правду, которую не так и часто прошу.

— Ты услышал ее, Темочка. Теперь отдай мне сумку, я хочу добраться до дома, — он наконец отдает мне мой аксессуар и притягивает к себе. Не успеваю я опомниться, как Артем начинает отчаянно целовать меня, и я отвечаю ему… Я совершенно не понимаю, что происходит между нами, похоже, как и Артем, но мы не в силах разорвать эту взаимосвязь. Но конечно же в очередной раз начать ссору получается именно у меня, так как я действительно возмущенна собственническим поведением Соболева!

— Перестань вести себя так, как будто я принадлежу тебе! — кричу, я, вырвавшись из поцелуя, о котором мои губы будут помнить еще очень и очень долго.

— Я тебя назвал своей невестой, разве этого недостаточно? – возмущенно спрашивает Артем, я же ему отвечаю точно в такой же интонации:

— Ты сказал это специально, чтобы тебе отдали мою сумочку! Опять наверно хочешь сказать мне о том, как тебе нравится Лера, но хочется и со мной потрахаться?!

— Артем… — слышу я позади и, обернувшись, вижу Леру при полном параде, разворачиваюсь обратно к Соболеву и говорю:

— Вот видишь. Тебе, видимо, очень нравится доставлять мне боль. Что же, поздравляю, Соболев, ты победил — я проиграла, — разворачиваюсь и ухожу прочь. Пора заканчивать с этой болезненной любовью к Артему, пока я совсем не потерялась в том, чего никогда и не было.


 

Глава 19

Линда

Ранее произошедшие события и некоторые разъяснения

Я досматривала довольно интересный сон, когда около моего уха начал трезвонить мобильник. Кому и что надо от меня в такую рань?! Решаю подождать пару минут, надеясь на то, что человеку с другого конца надоест мне названивать. Но не тут то было, после одного продолжительного звонка, сразу поступает следующий, на котором все мое терпение заканчивается. Я хмурюсь и открываю один глаз, моргаю несколько раз и беру в руки телефон. Вся сонная дымка проходит, когда я вижу имя звонящего. Этот человек ни за что бы не стал мне просто так звонить, да еще и в десять утра, что же, хоть не в восемь, спасибо и на этом. Провожу рукой по сенсору и наконец отвечаю:

— И тебе доброе утро, Артем, — ворчу я в трубку, параллельно щекоча рядом сопящего Ваню. Чего это меня разбудили, а он до сих пор спит?! Ах, какая я эгоистка.

— Привет, Линда, у нас тут трагедия небольшая, а ты последняя кому звонила Лиса (Когда, мать вашу, мне звонила Громова? Как я могла пропустить звонок от лучшей подруги?!)

— Рассказывай, — говорю я уже совершенно бодрым голосом и встаю с кровати, направляясь в ванну.

— Я, как бы сказать, чтобы ты меня правильно поняла… — я усмехаюсь и отвечаю:

— Наверное, как есть?

— Я стукнул Алису дверью и прошиб лоб, — выдает Соболев, и моя челюсть чуть ли не падает от шока. Некоторое время мы молчим, пока я осознаю слова Артема, он же что-то бормочет себе под нос, но я так и не разбираю, что именно. Делаю глубокий вдох и выдох, понимая, что мне сейчас совершенно противопоказано злиться и нервничать. Взлохмачиваю волосы и наконец спрашиваю:

— Где вы сейчас?

— Ждем скорую, маленькая в обморок упала, — говорит Артем с такой грустью в голосе, что мне аж становится его жалко. Представляю, как сейчас он себя чувствует. Настолько дерьмово, насколько это возможно.

— Держи меня в курсе, где вы, что и как происходит. Мы с Ваней приедем через пару часов, думаю, она для этого и звонила. Но знай, Соболев, если я приеду и тебя не будет в больнице, ты останешься без своего хозяйства, как только я найду тебя с ножницами в руках.

— Я ни за что не брошу ее, по крайней мере, до вашего приезда точно. К сожалению, я не смогу остаться в больнице дольше, — я хмыкаю и не очень-то верю его словам, пока не увижу все в действии.

— Лучше бы ты ее не бросал никогда, — замолкаю, понимая, что сказала лишнего. Мысленно хлопнув себя по лбу, дополняю речь, чтобы хоть как-то сгладить свои слова, сказанные с укором.

— Мы выедем минут через сорок, давай до первых новостей.

— До связи, — говорит удивленно Артем, и я быстренько завершаю звонок, пока мой длинный язык не сболтнул еще чего-нибудь. Зато Соболев теперь точно будет знать, что я на его стороне. Знаю ведь, что он не плохой парень, просто наша девочка слишком гордая, чтобы сразу все простить. Но мы с Ваней все-таки держим кулачки за то, что эта история закончится счастливым концом.

— Линда? — слышу я встревоженный голос Вани и только собираюсь дать ему о себе знать, как он появляется ванной и обнимает меня, кладя руки на живот. Я улыбаюсь, когда мой будущий муж задает теперь уже привычный вопрос:

— Как мы себя чувствуем? Все хорошо? — я киваю, морщась от воспоминаний совсем недавно прошедшего пока первого в моей жизни токсикоза. И решаю рассказать свежие новости:

— Алиска в больницу попала, ее любимый Соболев постарался. Лоб пробил дверью, и подруга наша в обморок упала. Так что сегодня поедем затягивать раны Громовой и заодно расскажем свою новость, — Ваня сначала удивленно поднимает брови, потом хмурится и наконец с легким смешком говорит:

— Да она ведь съест нас за то, что сразу не сообщили.

— Мы ее задобрим вкусняшками, которые и собой возьмем, и купим. Посидите и выпьете с ней за здоровье нашего малыша, а на утро, когда наша ворчалка отойдет, скажем ей, что она будет нашей крестной матерью.

— Так и поступим, — бормочет Ваня и целует меня в макушку, после чего мы как обычно умываемся и переходим на кухню. Точнее, я делаю чай и легкий завтрак в виде омлета, а Ваня собирает походную сумку.

— Пойдем кушать, хватить там возиться! — зову я Ваньку, когда все готово и мой любимый почти сразу приходит. Мы поглощаем омлет в течение десяти минут и быстро все убрав за собой, спешим выехать к Алисе. Лишь бы все было не так плохо, иначе я точно угроблю этого Соболева.

— А я помогу, — как ни в чем не бывало, говорит Ваня, и я понимаю, что у меня опять произошли мысли вслух, что в последнее время бывает довольно часто. Привычка разговаривать с животом привела к тому, что я стала почти все говорить вслух. Как только мы выезжаем, мои глаза начинают слипаться, и я подаюсь им, чувствуя как Ваня заботливо накрывает меня пледом. Люблю своего мужчину и хочу такого же для Алисы.

***

— Бесеночек, мы приехали, — мягким и приглушенным тоном говорит Ваня, гладя меня по волосам. Я открываю глаза и, потянувшись, улыбаюсь Ване, он же щелкает меня по носу, и я смотрю на него недовольным взглядом, хоть и совершенно не злюсь. Наконец осматриваюсь по сторонам, понимая, что мы приехали к зданию, напоминающему больницу.

— Ты с Артемом созванивался?

— Да, не хотелось вас будить, тем более что, наша мама очень сладко посапывала. Еще бы чуть-чуть, и захрапела бы наверно, — поддевает меня Ваня и я стукаю его по плечу, но не сдержавшись начинаю смеяться вместе с моим любимым.

— Я знаю, что ты меня все равно любишь, — отвечаю я сладким голоском и чмокаю Ваню в губы.

— Еще как люблю, — с нежностью в голосе отвечает мне Ваня и мы выходим на улицу. Взявшись за руки, направляемся к входу в больницу, где сталкиваемся с весьма взбешенным Артемом. Он не замечает нас, пока ходит из стороны в сторону разговаривая, с кем-то по телефону на повышенных тонах. Как только видит нас, говорит своему собеседнику:

— Окей-окей, я подъеду через пару минут. Но только в следующий раз предупреждай меня заранее! — и отключается. Ерошит волосы и грустно улыбаясь, наконец, переводит свое внимание на нас.

— Привет, ребят, как поживаете? — спрашивает Артем, смотря на нас усталым взглядом. Похоже, его не плохо так помотала жизнь за последний год, выглядит повзрослевшим и помятым, да еще и этот обреченный взгляд ни о чем хорошем не говорит. Думаю, я даже знаю, кто может быть причиной такого Соболева.

— Мы-то хорошо, а вот ты, видимо, нет, — отвечаю я, пока Ваня с Артемом обмениваются рукопожатиями.

— Да, я нормально. Ваня, Линда, такое дело, мне нужно уехать, — продолжает Артем, вмиг помрачнев, я выгибаю бровь, надеясь услышать причину, но этого не происходит. Немного злюсь на Соболева, но думаю, что он не стал бы так просто уезжать от Алисы, хотя я не знаю, в каких они сейчас отношениях.

— Главное, Алисе потом объясни, почему бросил ее в такой ситуации, — ворчит Ваня, хотя я вижу в его глазах понимание. Все-таки они друзья, хоть возможно уже и не такие, как раньше.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных