Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава девятая. ЗЕМЛЯ ОБЕТОВАННАЯ




 

Пленение Мардука и его отсутствие в Вавилоне имело серьезные геополитические последствия — центр притяжения на несколько столетий переместился из Месопотамии на запад, на побережье Средиземного моря. С точки зрения религии это походило на тектонический сдвиг: одним ударом рассеялись, как дым, великие надежды Мардука, что под его крылом соберутся все боги, а также все мессианские ожидания его сторонников.

Однако и с точки зрения геополитики, и с точки зрения религии этот мощный удар можно рассматривать как историю трех гор — трех космических объектов, которые поставили Землю обетованную в центр мировых событий. Это гора Синай, гора Мория и гора Ливан.

Из всех событий, последовавших за беспрецедентным захватом Вавилона, самым значительным и самым долгим был исход израильтян из Египта — именно тогда места, принадлежавшие лишь богам, были впервые переданы людям.

Когда хетты, захватившие Мардука, ушли из Вавилона, они оставили после себя политический хаос и религиозную загадку: как такое могло произойти? Почему это случилось? Когда несчастья происходят с людьми, они могут приписать это гневу богов, но что делать, если несчастья случаются с богами — в данном случае с Мардуком? Неужели существует Бог, который главнее верховного бога?

В самом Вавилоне освобождение и возвращение Мардука не помогло найти ответ на этот вопрос; более того, это лишь увеличило число загадок, потому что касситы, вернувшие бога в Вавилон, были пришельцами, а не вавилонянами. Они называли Вавилон Кардуниаш и носили такие имена, как Бурна-Буриаш и Караиндаш. О касситах и их языке сохранилось очень мало сведений. До настоящего дня точно неизвестно, откуда они пришли и почему их царям было позволено сменить династию Хаммурапи приблизительно в 1660 г. до Н. э. и править Вавилоном с 1560 г. до н. э. по 1160 г. до н. э.

Современные ученые называют период, последовавший за унижением Мардука, темными временами вавилонской истории, причем не столько из-за неразберихи, вызванной этим событием, сколько из-за малочисленности письменных свидетельств той эпохи. Касситы быстро интегрировались в шумерско-аккадскую культуру, переняв язык и клинопись, но они не вели подробных записей, как шумеры, или царских анналов, как их предшественники вавилоняне. И действительно, большую часть немногочисленных записей о деяниях касситских царей нашли не в Вавилоне, а в Египте — среди глиняных табличек с царской перепиской в архиве Тель-эль-Амарны. Примечательно, что в этих письмах касситский царь называет египетского фараона «брат мой».

Это выражение, хотя и фигуральное, имело под собой реальное основание, поскольку в Египте, как и в Вавилоне, поклонялись Мардуку и страна также переживала «темные времена» — этот период египетской истории ученые называют Вторым переходным периодом. Он начался после падения Среднего царства приблизительно в 1780 г. до н. э. и продолжался до 1560 г. до н. э. Как и в Вавилоне, характерной чертой этой эпохи было правление иноземных царей, гиксосов. Аналогичным образом мы точно не знаем, что это был за народ, откуда он пришел и каким образом династия его царей могла править Египтом на протяжении двух столетий. Тот факт, что по времени Второй переходный период Египта совпадает с упадком Вавилона — от пика побед Хаммурапи (1760 г. до н. э.) к пленению Мардука и последующему восстановлению его культа в Вавилоне (приблизительно 1560 г. до н. а), — нельзя считать случайностью или совпадением. Сходные процессы на принадлежащих Мардуку землях были обусловлены тем, что Мардук попал в расставленную им же ловушку — подтверждение его претензий на верховенство стало причиной его падения.

В ловушку превратилось утверждение самого Мардука, что его верховенство на Земле определяется наступлением Эры Овна, его эры. Но зодиакальные часы не останавливались, и Эра Овна медленно приближалась к концу. Материальные свидетельства этого факта сохранились до наших дней, и их можно увидеть в. Фивах, древней столице Верхнего Египта.

Кроме пирамид Гизы, самыми грандиозными и величественными памятниками Египта считаются колоссальные храмы в Карнаке и Луксоре на юге Египта. Греки называли это место Фивами, а древние египтяне «городом Амона», поскольку именно этому невидимому богу были посвящены здешние храмы. Иероглифические надписи и изображения на стенах храмов, на обелисках и колоннах (рис. 62) прославляют бога и восхваляют фараона, который построил, расширил и продолжал перестраивать храмы. Именно здесь наступление Эры Овна было отмечено установкой рядов сфинксов с головой овна (см. рис. 39), и именно здесь сама планировка храмов раскрывает тайную растерянность египетских последователей Ра/Мардука.

 

Во время посещения Фив с группой моих единомышленников я стоял в центре храма и размахивал руками, как регулирующий дорожное движение полицейский, вызывая недоумение окружающих: «Что это за чудак?» Я пытался обратить внимание своих спутников на то, как изменялась ориентация храмов в Фивах, построенных сменявшими друг друга фараонами (рис. 63). В 90-х годах XIX века на эту архитектурную особенность обратил внимание сэр Норман Локьер, основатель науки, получившей название археоастрономии.

 

Храмы, которые были ориентированы на точки равноденствия, подобно храму Соломона в Иерусалиме (рис. 64) и старой базилике Св. Петра в Риме, были обращены на восток, к точке восхода солнца в день весеннего равноденствия, и не требовали изменения ориентации. Те же храмы, которые были ориентированы на точку солнцестояния, подобно египетским храмам в Фивах и китайскому храму Неба в Пекине, нуждались в периодической переориентации вследствие прецессии — по прошествии столетий точка восхода солнца в день солнцестояния немного сдвигается. Это можно проиллюстрировать на примере Стоунхенджа, где Локьер применил свои открытия (см. рис. 6). Те храмы, которые последователи Ра/Мардука воздвигли для его прославления, демонстрировали, что небеса сомневаются в долговечности бога и его эры.

 

Сам Мардук — следивший за ходом зодиакальных часов, когда в предыдущем тысячелетии он заявлял, что пришло его время, — попытался отвлечь внимание от этого процесса, введя звездную религию, отождествлявшую Мардука с Нибиру. Но пленение и унижение вызвали вопросы, связанные с этим невидимым богом. Вопрос, сколько продлится Эра Мардука, сменился другим: если небесный Мардук отождествляется с невидимой планетой Нибиру, то когда она появится вновь, то есть вернется?

Последующие события показали, что во втором тысячелетии до н. э. религиозный и геополитический фокус сместился на полоску земли, которую Библия называет Ханааном. По мере того как возвращение Нибиру приобретало все большее религиозное значение, усилилась роль мест, где располагались космические объекты. Но именно в Ханаане находилось и Место Приземления, центр управления миссией.

Историки описывают последующие события в терминах возникновения и исчезновения государств, столкновения империй. Приблизительно в 1460 г. до н. э. забытые царства Элам и Аншан (впоследствии эту область, расположенную к востоку и юго-востоку от Вавилона, называли Персией) объединились, образовав новое могущественное государство со столицей в Сузах (библейский Сушан) и национальным богом Нинуртой, получившим имя Шар Илани — «повелитель богов». Это новое царство сыграло решающую роль в ниспровержении Вавилона и самого Мардука.

Вероятно, нельзя считать совпадением, что примерно в это же время на берегах Евфрата, где когда-то доминировал город Мари, возникло еще одно могущественное государство. Здесь упоминающиеся в Библии хориты (ученые называют их хурритами) образовали сильное государство Митанни — «Оружие Ану». Они захватили земли на территории современных Сирии и Ливана и бросили геополитический и религиозный вызов Египту. На этот вызов ответил египетский фараон Туш ос III, которого историки называют «египетским Наполеоном».

Со всеми этими процессами был неразрывно связан исход евреев из Египта, который считают главным событием этого периода — хотя бы потому, что он оказал долговременное, сохранившееся по сей день влияние на религию, мораль и общественные отношения, а также утвердил центральную роль Иерусалима. Время, когда произошло это событие, нельзя назвать случайным, поскольку все происходящее было связано с вопросом, кто будет контролировать космические объекты, когда вернется Нибиру.

Как было показано в предыдущих главах, Авраам был не просто еврейским патриархом; его выбрали для участия в важных международных делах. Места, в которые приводит нас рассказ об Аврааме — Ур, Харран, Египет, Ханаан, Иерусалим, Синай, Содом и Гоморра, — совпадают с теми, где разворачивалась общая история богов и людей в предшествующие эпохи. Исход евреев из Египта, который вспоминается и отмечается еврейским народом во время праздника Пасхи, был объединяющим для всего, что происходило на этих древних землях. Сама Библия далека от того, чтобы рассматривать исход только как историю израильтян, и помещает его в контекст египетской истории и международных событий той эпохи.

Ветхий Завет начинает рассказ об исходе евреев из Египта (во второй книге под названием «Исход») напоминанием о том, что переселение евреев в Египет началось в 1833 г. до н. э., когда Иаков (которого ангел переименовал в Израиля) и его одиннадцать сыновей присоединились к сыну Иакова Иосифу, уже жившему в Египте. Подробный рассказ о том, как отделенный от семьи Иосиф возвысился от раба до наместника Египта и как он спас Египет от голода, изложен в последних главах Книги Бытия; моя версия спасения Египта Иосифом и сохранившиеся до нашего времени свидетельства приводятся в книге «Колыбели цивилизаций».

Напомнив читателю, когда и как евреи попали в Египет, Библия прямо указывает, что во времена исхода все это было давно забыто: «И умер Иосиф, и все братья его, и весь род их». Более того, уже давно, закончилась династия египетских фараонов, связанная с той эпохой. К власти пришли новые правители: «И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа».

Библия точно описывает смену правления в Египте. Династии Среднего царства родом из Мемфиса пали, и после раздробленности Второго переходного периода власть захватили князья Фив, основавшие династии Нового царства. В Египте действительно появилась новая столица и новые цари, которые «не знали» Иосифа.

Забыв о вкладе израильтян в сохранение Египта, новый фараон считал их присутствие опасным. Он обрушил на них репрессии, в том числе приказал убить всех младенцев мужского пола. Он так объяснял свои действия:

 

…и сказал народу своему: вот, народ сынов Израилевых многочислен и сильнее нас; перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли [нашей].

Исход 1: 9–10

 

Исследователи Библии всегда считали, что «сыны Из-раилевы», которых опасался фараон, — это проживавшие в Египте евреи. Но это не согласуется ни с приведенными цифрами, ни с буквальным значением слов Библии. Книга Исход начинается с перечисления имен сыновей Иакова, которые вместе с ним переселились в Египет, и с утверждения, что «всех же душ, происшедших от чресл Иакова, было семьдесят, а Иосиф был [уже] в Египте». (Таким образом, вместе с Иаковом и Иосифом их было 72 человека.) Потомки Иакова жили в Египте четыре столетия, и, согласно Библии, число израильтян, покинувших Египет, составляло 600 000; ни один фараон не мог утверждать, что эта группа «многочисленнее и сильнее нас». (О том, кто был этот фараон, а также «дочь фараонова», воспитавшая Моисея как сына, можно прочесть в книге «Встречи с божественным».)

Фараон опасается, что во время войны народ «сынов Израиля» объединится «с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли [нашей] ». Он боится не «пятой колонны» внутри Египта, а того, что «сыны Израиля» покинут страну и присоединятся к врагу, которому они приходятся родственниками, — то есть в глазах египтян все они были «сынами Израиля». Но какой народ и какую войну имел в виду египетский фараон?

Благодаря находкам археологов, обнаруживших царские анналы обеих сторон, участвовавших в этих древних конфликтах, мы знаем, что фараоны Нового царства вели длительную войну против Митанни. Боевые действия были начаты в 1560 г. до н. э. фараоном Яхмосом, продолжены Аменхотепом І, Тутмосом І, Тутмосом II и расширены Тутмосом III, когда в 1460 г. до н. э. египетская армия под его командованием вторглась в Ханаан и начала наступление на север, к Митанни. Египетские хроники этих военных походов часто называют в качестве конечной цели Нахарин — район реки Хабур, который в Библии называется Арам-Нахараим («западная земля двух рек»), с главным городом Харраном.

Те, кто изучал Библию, должны помнить, что именно здесь остался брат Авраама Нахор, когда сам Авраам отправился в Ханаан. Здесь же жила Ревекка, невеста сына Авраама Исаака, — она была внучкой Нахора. И именно в Харран пошел сын Исаака Иаков (впоследствии получивший имя Израиль), чтобы найти себе невесту, и в конце концов взял в жены своих двоюродных сестер, двух дочерей (Лию и Рахиль) Лавана, брата его матери Ревекки.

Эти близкие родственные связи между «сынами Израиля» (то есть Иакова), жившими в Египте, и теми, кто остался в Нахарин-Нахараим, подчеркиваются в первых строфах Книги Исход. Среди сыновей Иакова, пришедших вместе с ним в Египет, есть младший сын Бен-Ямин (Вениамин), единственный родной брат Иосифа, сын Рахили; остальных сыновей Иакову родили его жена Лея и две наложницы. Из таблиц Митаннийского царства мы теперь знаем, что на берегах реки Хабур самым могущественным племенем считалось племя Бен-Ямин . Таким образом, имя родного брата Иосифа совпадает с названием митаннийского племени; неудивительно, что египтяне считали «сынов Израиля» в Египте и «сынов Израиля» в Митанни одним народом, который «многочислен и сильнее нас».

Именно этой войной были озабочены египтяне, и именно в этом заключалась причина их беспокойства — не в небольшом количестве израильтян в Египте, если они останутся, а в угрозе, если они «выйдут из земли» и оккупируют территории к северу от Египта. И действительно, главная тема разворачивающейся драмы Исхода — это попытки помешать израильтянам уйти. Моисей неоднократно обращается к фараону с просьбой «отпустить мой народ», а фараон все время отказывает ему — несмотря на череду кар, которые обрушивает на страну Бог. Но почему? Чтобы получить убедительный ответ, мы должны принять во внимание космические связи.

В своих экспедициях на север египтяне миновали Синайский полуостров морским путем (впоследствии римляне назвали его Via Maris), который позволял миновать Четвертый Регион богов, двигаясь вдоль Средиземноморского побережья и не углубляясь на саму территорию полуострова. Затем, продвигаясь на север через Ханаан, египтяне несколько раз доходили до Кедровых гор в Ливане и вступали в сражения у Кадета , «священного места». На наш взгляд, это были сражения за возможность контролировать два священных, связанных с космосом места — центр управления миссией (Иерусалим) в Ханаане и Место Приземления в Ливане. Так, фараон Тутмос III в хрониках своих военных походов упоминает Иерусалим («Иа-ур-са» ), в котором он оставил гарнизон, поскольку это было «место, достигающее дальних концов Земли», то есть «пуп Земли». Описывая экспедиции еще дальше на север, он говорит о битвах при Кадете и Нахарине, а также о завоевании Кедровых гор, «гор в стране богов», которые «поддерживают столпы небес». Эти термины, вне всякого сомнения, указывают на два космических объекта, которые фараон захватил «для великого бога, моего отца Ра/Амона».

Какова же была цель исхода? По словам самого библейского Бога, чтобы выполнить данное Аврааму, Исааку и Иакову обещание и даровать их потомкам Землю обетованную (Исход 6: 4–8): «от реки Египетской до великой реки, реки Евфрата», «всю землю Ханаанскую» (Бытие 15:18, 17:18), «гору… землю Ханаанскую и к Ливану» (Второзаконие 1:7), «от пустыни и Ливана, от реки, реки Евфрата… до моря западного» (Второзаконие 11:24) и даже «с укреплениями до небес», населенными «сынами Енаковыми» — аннунаками (Второзаконие 9: 1–2).

Заключенный с Авраамом завет был обновлен во время первой остановки у горы Хар Ха-Элогим , «горы элоим/богов». Миссия израильтян состояла в захвате и удержании двух других мест, где располагались космические объекты, которые в Библии часто упоминаются вместе (например, Псалом 48:3). Это гора Сион в Иерусалиме, или Хар Кодши , «моя священная гора», и другая гора на Ливанском хребте, Хар Цафон , «тайная гора севера».

Совершенно очевидно, что Земля обетованная включала два места с космическими объектами, а ее распределение между двенадцатью племенами привело к тому, что Иерусалим достался коленам Вениамина и Иуды, а территория современного Ливана — племени Асира. Прощаясь перед смертью с племенами Израиля, Моисей напоминает Асиру, что северный космический объект находится на его землях и что они, в отличие от других племен, будут иметь возможность видеть Бога, «который по небесам принесся… во славе Своей на облаках» (Второзаконие 33:26). Моисей не только распределил земли — его слова указывают, что это место и дальше будет использоваться для полетов.

Совершенно очевидно — и очень важно, — что сыны Израиля должны были стать хранителями двух оставшихся космических объектов аннунаков. Завет с избранным народом был возобновлен во время величайшего богоявления в истории, на горе Синай.

Это место было выбрано для богоявления не случайно. С самого начала рассказа об исходе — когда Бог призвал Моисея и поручил вывести свой народ из Египта — это место на Синайском полуострове выходит на первый план. В Книге Исход 3:1 мы читаем, что это произошло на «горе Божией», то есть горе, которая ассоциировалась с аннунаками. Маршрут исхода (рис. 65) был определен Богом, и путь израильтянам указывал «столп облачный днем и столп огненный ночью». В Библии прямо говорится, что «сыны Израиля» шли через Синайскую пустыню «по повелению Господню»; на третий месяц они расположились «станом против горы», а через три дня Иегова в своем каводе сошел на гору Синай.

 

Это та же гора, которую Гильгамеш, добравшийся до места, где взлетали и садились космические корабли, называл «гора Машу ». Это та же гора с «двойными воротами в небо», к которой египетские фараоны путешествовали после смерти, чтобы присоединиться к богам на «планете миллионов лет». Эта гора возвышалась над бывшим космопортом, и именно здесь был обновлен завет с избранным народом, который должен был охранять два оставшихся места, связанных с космосом.

Когда после смерти Моисея израильтяне готовились к переправе через реку Иордан, Бог еще раз очертил границы Земли обетованной их новому лидеру, Иисусу Навину. Внутри этих границ оказались оба места, где располагались космические объекты, и весь Ливан. Обращаясь к Иисусу Навину, библейский Бог говорит:

 

Итак, встань, перейди через Иордан сей, ты и весь народ сей, в землю, которую Я даю им, сынам Израилевым. Всякое место, на которое ступят стопы ног ваших, Я даю вам, как Я сказал Моисею: от пустыни и Ливана сего до реки великой, реки Евфрата, всю землю хеттеев; и до великого моря к западу солнца будут пределы ваши.

Иисус Навин 1:2–4

 

Принимая во внимание политические, военные и религиозные конфликты, которые мы наблюдаем сегодня на библейских землях, а также тот факт, что Библия служит ключом к пониманию прошлого и будущего, в словах Бога об обетованной Земле можно усмотреть предупреждение. Эта земля, простирающаяся от пустыни на юге до Ливанского хребта на севере и от Евфрата на востоке до Средиземного моря на западе, была еще раз обещана Иисусу. Это, сказал Бог, обещанные границы. Но чтобы они стали реальными, этой землей нужно завладеть . Подобно первопроходцам недавнего прошлого, которые «устанавливали флаг», израильтяне могут получить только ту землю, на которую ступят: «всякое место, на которое ступит нога ваша, будет ваше». Поэтому Бог повелел израильтянам не медлить, переправиться через реку Иордан, а затем без страха начать завоевание Земли обетованной.

Но когда двенадцать племен под командованием Иисуса Навина принялись покорять и заселять Ханаан, они заняли только часть земель как к востоку, так и к западу от Иордана. Что касается двух мест, где находились космические объекты, то их история различна. Иерусалим — о нем упоминалось особо (Иисус Навин 12:10, 18:28) — перешел в руки племени Вениамина. Однако неизвестно, позволили ли экспедиции на север захватить Место Приземления в Ливане. В последующих главах Библии это место называется «вершиной Цафон» («тайное место севера») — именно так называли его обитатели этих земель, ханаанеи и финикийцы. (В эпосе Ханаана эта гора называется священным местом Адада, младшего сына Энлиля.)

Переправа через реку Иордан — свершение, достигнутое при помощи нескольких чудес, — происходила «против Иерихона», и укрепленный город Иерихон (на западном берегу Иордана) стал первой целью израильтян. В библейской истории о том, как рухнули оборонительные стены и был захвачен город, есть упоминание о Шумере (Сеннаар, на древнееврейском): несмотря на приказ не брать трофеев, один из израильтян не удержался от соблазна оставить себе «прекрасную сеннаарскую одежду».

Захват Иерихона и города Гай к югу от него открыл израильтянам дорогу к главной и ближайшей цели — Иерусалиму, где располагалась платформа для центра управления. Миссии Авраама и его наследников, а также завет, заключенный с ними Богом, всегда учитывали ключевое значение этого места. Бог сказал Моисею, что именно в Иерусалиме будет Его земная обитель; теперь это обещание-пророчество могло исполниться.

Взятие городов на пути в Иерусалим, а также селений на вершинах холмов вокруг него оказалось очень трудной задачей — в первую очередь из-за того, что некоторые из них были населены «сынами Енаковыми», потомками аннунаков. Следует вспомнить, что Иерусалим перестал функционировать как центр управления миссией после уничтожения космопорта на Синайском полуострове, за шестьсот лет до исхода. Однако, согласно Библии, потомки обслуживавших центр управления аннунаков все еще жили в этой части Ханаана. И именно Адониседек, царь Иерусалимский, заключил союз с другими царями городов-государств, чтобы остановить наступление израильтян.

День битвы при Гавалоне в долине Айалон был в высшей степени необычным — в этот день Земля остановила свое вращение. На протяжении большей части суток «остановилось Солнце, и Луна стояла» (Иисус Навин 10: 10–14), что позволило израильтянам одержать победу в этом важном сражении. (Одновременно противоположное явление, когда ночь длилась двадцать часов, наблюдалось на другой стороне земного шара, в Америке; этот факт рассматривается в книге «Потерянные царства».)

Как только царь Давид основал Израильское царство, Бог повелел ему расчистить платформу на вершине горы Мория, чтобы построить там храм Иеговы. И с тех пор, как Соломон построил храм, Иерусалим/гора Мория/храмовая гора оставались священным местом. Это единственное правдоподобное объяснение, почему Иерусалим — город, расположенный в стороне от перекрестка дорог, вдали от водных путей и бедный природными ресурсами, — со времен глубокой древности почитался священным и ему было уготовано стать уникальным местом, «пупом Земли».

В подробном списке захваченных израильтянами городов, приведенном в главе 12 Книги Иисуса Навина, Иерусалим стоит на третьем месте после Иерихона и Гая. Однако в отношении северного места, связанного с космосом, ситуация складывалась иначе.

Кедровые горы в Ливане представляют собой два хребта, Ливанский на западе и Антиливанский на Востоке, разделенные бекка — расщелиной, похожей на каньон долиной, которая с древних времен называлась «расщелиной бога», или Баал-Бекка . Отсюда пошло современное название Места Приземления, Баальбек (на краю восточного хребта, обращенного к долине). В Книге Иисуса Навина цари «горы на севере» называются в числе поверженных правителей, а место под названием Ваал-Гад «на долине Ливанской» включено в список завоеванных земель, однако так и остается неясным, является ли Ваал-Гад другим названием Баал-Бекка. Мы узнаем (Книга Судей 1:33), что «Неффалим не изгнал жителей Вефсамиса» («обители Шамаша», бога Солнца), — возможно, это то самое место, которое греки назвали Гелиополем, «городом Солнца». (Впоследствии цари Давид и Соломон расширили свои владения, включив в них Вефсамис, или Бет-Шемеш, но лишь временно.)

Неудачная попытка израильтян взять под свой контроль северное место, связанное с космосом, сделало его легкой добычей других. Через полтора столетия после исхода египтяне попытались завладеть Местом Приземления, но их остановила армия хеттов. Эта грандиозная битва описана и изображена (рис. 66) на стенах храмов Карнака. Известная под названием битвы при Кадеше, она закончилась поражением египтян, однако война и само сражение до такой степени истощили силы обеих сторон, что Место Приземления оказалось под властью финикийских царей Тира, Следом а и Библоса (библейский Гевал). Пророки Иезекииль и Амос, называвшие его «местом богов» и «домом Еденовым», говорили о нем как о принадлежащем финикийцам.

 

Финикийские цари первого тысячелетия до н. э. прекрасно понимали значение этого места и его назначение — свидетельством тому изображение на финикийской монете из Библоса (см. рис. 55). Пророк Иезекииль (28:2, 14) предостерегал царя Тира, который, владея священным местом богов, высокомерно возомнил себя богом:

 

Ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней…

Ты говоришь: я бог, восседаю на седалище божием…

…ты будешь человек, а не бог…

 

Именно в это время пророка Иезекииля — в плену в «древней стране», в окрестностях Харрана на реке Хабур — посетило божественное видение, и он повстречался с небесной колесницей, «летающей тарелкой», однако рассказ об этих событиях мы отложим до следующей главы. Пока же необходимо отметить, что из двух мест, связанных с космосом, только Иерусалим остался в руках приверженцев Иеговы.

Первые пять книг Ветхого Завета называются Тора («Учение»); Книга Бытия начинает повествование с сотворения мира и рассказывает историю человечества, от Адама и Ноя до еврейских патриархов и Иосифа. Остальные четыре книги — Исход, Левит, Числа и Второзаконие — знакомят читателя с событиями исхода и перечисляют законы и установление новой религии бога Иеговы. Эта новая религия открыто пропагандирует новый, «праведный» образ жизни: «По делам земли Египетской, в которой вы жили, не поступайте, и по делам земли Ханаанской, в которую Я веду вас, не поступайте, и по установлениям их не ходите» (Левит 18: 2–3).

Установив основы веры («да не будет у тебя других богов пред лицем Моим»), а также законы морали и этики всего в десяти заповедях, Ветхий Завет посвящает многие страницы подробному регламентированию всех сторон жизни: питания, облачения священников и религиозных ритуалов, медицины, сельского хозяйства и архитектуры, семейной жизни и сексуальных отношений, вопросов собственности и уголовного права и так далее. Священное Писание демонстрирует глубокие познания автора практически во всех отраслях науки, умение разбираться в металлах и тканях, знакомство с законодательными системами и общественным устройством, знание географии, истории, обычаев и богов других народов, а также определенные нумерологические предпочтения.

Совершенно очевидна повторяющаяся тема двенадцати — например, двенадцать племен Израиля и двенадцать месяцев в году. Кроме того, явное предпочтение отдается числу семь , особенно в том, что касается праздников и обрядов, а также установления семидневной недели и седьмого дня как дня отдыха. Особое значение придается числу сорок — Моисей провел на горе Синай сорок дней и сорок ночей, а израильтяне скитались по пустыне сорок лет. Эти числа знакомы нам по шумерским легендам и мифам: двенадцать планет Солнечной системы и двенадцать месяцев в году, седьмой номер планеты Земля (аннунаки начинали счет с внешних планет), числовой ранг Эа/Энки, равный сорока.

Присутствует в Ветхом Завете и число пятьдесят . Читатель помнит, что это число связано с чувствительными аспектами — именно таков был первоначальный числовой ранг Энлиля, который должен был перейти к его наследнику Нинурте, и, что еще важнее, в эпоху исхода это число ассоциировалось с Мардуком и его пятьюдесятью именами. Поэтому следует обратить внимание на тот факт, что числу «пятьдесят» в Ветхом Завете придавалось особое значение — оно было использовано для определения новой единицы времени, пятидесятилетнего юбилея .

Наряду с принятием Ниппурского календаря, согласно которому определялись праздники и другие религиозные ритуалы израильтян, особые правила устанавливались для каждого пятидесятого года, который был назван юбилеем: «Пятидесятый год да будет у вас юбилей» (Левит, глава 25). В такой год людям предоставлялась необычная свобода. Отсчитывались семь раз по семь лет, то есть сорок девять, и на следующий год в День очищения звук трубы, сделанной из рога овна, возвещал свободу для земли и всех, кто ее населяет. Люди воссоединялись с семьями, собственность возвращалась владельцам — все купленные дома и земли могли быть возвращены, рабы (во все времена к ним следовало относиться как к наемным помощникам!) освобождались, и свобода даровалась самой земле, которую в этот год оставляли невозделанной.

Новой и необычной была не только сама идея «года свободы», но и выбор числа пятьдесят как единицы счета времени (для нас привычным является число сто — век). Еще интереснее название, присвоенное каждому пятидесятому году. Слово, переведенное как «юбилей», на древнееврейском языке звучит как иовел , что значит «овен». То есть можно сказать, что устанавливался «год овна» , который повторяется каждые пятьдесят лет и наступление которого провозглашается звуком бараньего рога . Выбор числа пятьдесят в качестве новой единицы измерения времени и название этой единицы вызывают естественный вопрос: не содержится ли здесь тайная связь с Мардуком и его Эрой Овна?

Может быть, израильтянам предписывалось отсчитывать пятидесятилетние юбилеи до некоего важного небесного события, связанного либо с Эрой Овна, либо с обладателем числового ранга, равного пятидесяти, — когда ход истории повернет к новому началу?

В этих главах Библии не содержится прямого ответа на данный вопрос, однако нельзя не обратить внимания на очень похожую и очень важную единицу измерения времени в другом полушарии Земли — не пятьдесят, а пятьдесят два. Это было тайное число великого бога Месоамерики по имени Кетцалькоатль, который, как утверждают легенды ацтеков и майя, даровал людям цивилизацию. В книге «Потерянные царства» мы отождествили Кетцалькоатля с египетским богом Тотом, тайное число которого также равнялось пятидесяти двум. В основе этого числа лежал календарь — оно отражало число семидневных недель в солнечном году.

Самый древний из месоамериканских календарей известен под названием Долгий Счет: отсчет в нем ведется от «Первого Дня», который ученые определили как 13 августа 3113 г. до н. э. Наряду с этим линейным календарем существовали два циклических календаря. Один из них назывался Хааб , солнечный календарь, в котором состоящий из 365 дней год поделен на 18 месяцев по 20 дней в каждом плюс пять праздничных дней в конце всего цикла. Второй календарь — это Тцолкин , или календарь Священного Года, в котором 20-дневный цикл повторяется 13 раз, что дает Священный Год из 260 дней. Два циклических календаря были связаны друг с другом, как зубья двух шестеренок (рис. 67), в результате чего получался Большой Божественный Цикл, состоящий из пятидесяти двух солнечных лет, после чего два календаря возвращались к своему началу, и отсчет начинался снова.

 

Этот цикл из пятидесяти двух лет считался самым важным, потому что связывался с обещанием покинувшего Мезоамерику Кетцалькоатля вернуться в свой Священный Год. Поэтому у народов Мезоамерики был обычай один раз в пятьдесят два года собираться на вершине горы, ожидая обещанного возвращения Кетцалькоатля. В один такой Священный Год, в 1519 г. н. э., белолицый и бородатый испанец по имени Фернандо Кортес высадился на побережье мексиканского полуострова Юкатан, и император ацтеков Монтесума встретил его как вернувшегося бога — как известно, эта ошибка дорого ему обошлась.

В Месоамерике пятидесятидвухлетний цикл служил для вычисления обещанного «Года Возвращения», и в связи с этим возникает вопрос: не был ли «юбилей» предназначен для той же цели?

В поисках ответа на этот вопрос мы обнаружили, что при соединении линейной пятидесятилетней единицы измерения времени с зодиакальной циклической единицей, равной семидесяти двум — это время прецессионного сдвига на один градус, — получается число 3600 (50x72 = 3600), представляющее собой орбитальный год Нибиру.

Может быть, библейский Бог связывал календарь юбилеев и зодиакальный календарь с орбитой Нибиру, когда говорил израильтянам, что они, вступив на Землю обетованную, должны начать отсчет времени до Возвращения?

Около двух тысяч лет назад, в эпоху великих мессианских ожиданий, было признано, что юбилей — это божественная единица времени для предсказания будущего, когда сцепленные шестеренки времени возвестят о Возвращении. Этим признанием пронизана одна из самых значительных книг, написанных после Библии, — так называемая «Книга юбилеев».

Сохранившаяся лишь в греческом и более поздних переводах, эта книга была написана на древнееврейском языке, о чем свидетельствуют фрагменты, найденные среди рукописей Мертвого моря. Основываясь на предшествующих преданиях, не вошедших в Библию, она пересказывает Книгу Бытия и часть Книги Исход, причем за единицу измерения времени принимается юбилей. По мнению ученых, это был продукт мессианских ожиданий в эпоху, когда римляне оккупировали Иерусалим, и цель книги состояла в том, чтобы дать средства предсказания времени прихода Мессии — то есть времени наступления Конца Дней .

Именно это мы и пытаемся выяснить.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных